Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2018

Люк Энгве
Как остановить интеллектуальную эмиграцию из Африки?
Просмотров: 107

 

cou_01_18_diaspora_01.jpg

«Я уехал из своей страны, полагая, что жизнь в Европе лучше. Сегодня по окончанию учебы я планирую искать работу на родине, 
сохраняя при этом связи с Италией», – рассказал африканский студент Тертис Шемеле.
© UNESCO

Опубликованный в октябре 2016 года доклад Международного валютного фонда (МВФ)(link is external) стал предметом активных дискуссий. «Количество человек, эмигрирующих из Тропической Африки в страны ОЭСР, может возрасти с 7 миллионов в 2013 году до 34 миллионов к 2050 году», говорится в докладе. «Миграция образованной молодежи очень негативно сказывается на регионе, человеческий ресурс которого и так достаточно мал». Данная «утечка умов» с континента, которая длится уже несколько десятилетий, не может быть резко прекращена. Именно поэтому, необходимо включить обучение за рубежом в университетские учебные курсы в Африке и способствовать краткосрочной эмиграции, которая позволит молодым людям вернуться в родную страну.

Люк Энгве

Утечка умов особо ощутима в Тропической Африке», отмечается в докладе Перспективы развития мировой экономики (октябрь 2016 г.), опубликованном Международным валютным фондом (МВФ(link is external)). «Миграция образованной молодежи очень негативно сказывается на регионе, человеческий ресурс которого и так мал. Причем концентрация мигрантов среди интеллектуально развитой части населения выше, чем в других развивающихся странах. К тому же, масштабное переселение высококвалифицированных кадров влечет за собой высокие социальные расходы, о чем свидетельствует миграция врачей и медсестер из Малави и Зимбабве. Это означает спад материального уровня в добавок к чисто экономическим потерям».

Эта ситуация далеко не нова. «Утечка умов» с Африканского континента началась еще в 1980-х годах.

Временная миграция в 1960-х годах

После провозглашения независимости, в 1960-70-х годах, политика высшего образования в Африке отвечала требованиям формирующихся Государств, которым необходимо было обучить свою собственную элиту. Часть молодежи была отправлена на обучение за границу, главным образом в страны бывших колонизаторов и Советского Союза. Студенты получали государственные стипендии и были обязаны вернуться на родину для того, чтобы внести вклад в ее развитие. Правительство Камеруна, например, обязывало всех стипендиатов подписывать контракты на десять лет. A cтраны бывшего Советского Союзa требовали, чтобы африканские студенты покидали страну сразу после завершения обучения. Некоторые принимающие страны использовали и другие способы, чтобы заставить африканских студентов уехать обратно, такие как сложности с трудоустройством, места работы доступные исключительно для граждан страны, дискриминация, снижение классификационного разряда и т.д. В то же время африканские Государства, недавно приобретшие независимость, предлагали хорошие должности выпускникам, поддерживая в них эйфорию в отношении  независимости и вклада в общества с помощью лозунгов, таких как, например: «Страна нуждается в вас!».

На протяжении двух десятилетий после приобретения независимости перемещение образованной африканской молодежи было подобно обширному миграционному потоку, однако его основная характеристика заключалась в его временности или так, по крайней мере, казалось на первый взгляд.

 

 

“African students in Europe find it hard to return to their home country once they have finished their studies,” says Loveline Nguetsa. But not her. She wants to go back to Cameroon when she has her degree in electronics and a Master’s in automation.
Камерунка Ловлин Энгветса изучает электронику и планирует продолжить обучение по специальности «Автоматика». Однако по окончании учебы она намерена вернуться в Камерун, несмотря на безработицу, небезопасную обстановку и проблемы в образовании.

 

Бессрочная миграция в 1980-х годах

Однако в 1980-1990-х годах в большинстве африканских стран эйфория от приобретения независимости уступила место разочарованию. Обещания выхода из нищеты не были выполнены. Возложив на себя череду бюджетных ограничений, государственный аппарат вдруг резко сократил количество работников в общественном секторе. Вместо иллюзии всеобщего блага наступило ощущение бесполезности. В связи с этими переменами, получение университетского диплома потеряло свой изначальный смысл, тем более что «трудоустраиваемость» стала руководящей идеей образовательной политики как в Африке, так и в других странах.   Из-за этого  все больше студентов предпочли обучаться по специальностям, которые позволили бы им приобрести практические навыки, способные облегчить устройство на работу на международном рынке труда.

В то же время эмиграция компетентных кадров с африканского континента вполне устраивала северные страны, ввязавшиеся в гонку за талантами в результате возникших проблем обновления своих собственных трудовых ресурсов. Прогнозируемый процесс старения населения, а также некоторые политические меры ограничения мест для студентов, таких как, например, лимитированный набор на медицинские факультеты во Франции, заставляли эти страны все чаще прибегать к иностранной рабочей силе. Они начали придерживаться селективной миграционной политики в стремлении привести в соответствие профили мигрантов с потребностями экономики своей страны. Так, столкнувшись с проблемой существования географических зон с острой нехваткой врачей, Франция пригласила иностранных медицинских работников, в то время как Германия, нуждающаяся в работниках в промышленной сфере, привлекла иностранцев, обладающих знаниями и навыками именно в этой области.

Сферы здравоохранения, информатики, финансов и технологий несомненно способствуют более высокой международной мобильности. В этом смысле глобализация постепенно размывает границы национальных рынков занятости, и эта экономическая динамика способствует стандартизации профессионального обучения и международных дипломов в планетарных масштабах.

B то время как африканские страны зачастую вынуждено становятся частью процесса глобализации, так-как не всегда имеют право голоса, с людьми дело обстоит иначе. Они вполне могут добиться успеха посредством воплощения в жизнь собственных образовательных проектов, открывающихся профессиональных перспектив и других возможностей (потребление, путешествия и т.д.). Однако эти ситуации, способствующие целям личной самореализации, вовсе не всегда соответствуют глобальным целям, ориентации и приоритетам африканских стран.

Как бы то ни было, их внутренняя политика представляет собой один из факторов, которые – наряду с тенденциями демографического развития северных стран и глобализацией – превратили временную миграцию африканцев, в миграцию долговременную. Теперь речь идет о миграции без реальной перспективы или намерения на возвращение, которая, как мы только что рассмотрели, зависит не только от экономических (работа, зарплата, условия работы) и политических (преследование, отсутствие безопасности) факторов. Сегодня речь идет о бессрочной эмиграции.

Потенциал современной диаспоры

В настоящее время африканские страны считают невозможным прекратить «утечку умов». Однако стратегия радикальной репатриации не сработает до тех пор, пока правительства не займутся коренными причинами эмиграции и не создадут все необходимые условия для того чтобы удержать утекающие кадры.

Поэтому альтернатива использовать интеллектуальную силу диаспоры для чтения лекций и ведения семинаров в университетах африканских стран может стать решением проблемы. В период неизбежной глобализации такой обмен опытом откроет новые перспективы для стран Африки.

На протяжении нескольких лет между странами происхождения и принимающими странами африканской диаспоры создаются университетские и научные сообщества. Так, университет UDM (université des Montagnes) в Камеруне сотрудничает с университетским больничным центром в Дижоне и университетом Париж-XIII (Франция), а также с университетом Udine и центром кардиологии в Милане (Италия). Марокко мобилизует свои диаспоры благодаря государственным программам, таким как Международный форум марокканских специалистов за рубежом (FINCOME), поддерживающий прилагаемые страной усилия в области научно-исследовательских технологий. В 2009 году Национальный центр научно-технических исследований (CNRST) в городе Рабат подписал протокол о сотрудничестве с различными структурами за рубежом, в частности с Ассоциацией марокканских программистов во Франции (AIMAF) и марокканской профессиональной сетью в Германии (DMK).

Здравоохранение также является областью, извлекающей преимущества из такого рода сотрудничества. Так, проживающие в Бельгии камерунские фармацевты объединились с университетом г. Дуала, где они преподают начальный курс на фармацевтическом факультете. А Ассоциация камерунских врачей в Бельгии (MedCamBel) организует профессиональные симпозиумы, а также информационные, превентивные и разъяснительные кампании для населения Камеруна с 2010 года.

Циркулярная миграция – развитие нового типа международной мобильности

Некоторые северные страны способствуют «циркулярной мобильности», другими словами краткосрочной эмиграции, позволяющей иностранцам работать и специализироваться на протяжении нескольких лет, а потом вернуться в свою страну. Поддерживаемая немецким Фондом за интеграцию и миграцию, программой Triple Win немецкого агентства международного сотрудничества (GIZ) и федеральным агентством по трудоустройству, циркулярная миграция выгодна как стране происхождения, так и принимающей стране благодаря обеспечиваемой ею передаче опыта и знаний. К тому же сам мигрант имеет возможность обучаться в процессе работы, устанавливает профессиональные связи, которые могут впоследствии оказаться полезными, а также располагает более высоким заработком в период своего пребывания за рубежом, что впоследствии дает возможность инвестировать эти средства в экономику своей родной страны.

Подобное взаимовыгодное сотрудничество между страной происхождения и принимающей страной существует в академических кругах, главным образом в США и Канаде, и в меньшей степени в Великобритании и Франции. Университетские круги африканской диаспоры этих стран при поддержке учреждений высшего образования и научно-исследовательских институтов, в которых они работают, руководят программами сотрудничества со своими родными странами. Так, бывший директор Института африканистики в Колумбийском университете (Нью-Йорк, США) Махмуд Мамдани в 2010 году создал Институт социологических исследований в университете Макерере, в Уганде. Усман Кейн, руководитель кафедры «Современный ислам и общество в исламских странах» в Гарвардском университете (Бостон, США) в 2016 году организовал программу обмена между университетами для студентов своей родины – Сенегала. Итак, многие африканские исследователи и преподаватели высших учебных заведений вносят вклад в возрождение высшего образования и научно-исследовательских работ в своих родных странах посредством образовательных, исследовательских программ и проектов совместных публикаций.

По сравнению с препятствиями, с которыми сталкиваются африканские специалисты на своей родине, включая неудовлетворительные условия труда, мало способствующие профессиональной самореализации, их интеграция в мировой рынок квалифицированных специалистов гарантирует и развивает их конкурентоспособность. В частности, это касается преподавателей-исследователей, медперсонала и, с недавнего времени, так называемых высокотехнологических профессий, как, например, специалистов в области информационных технологий, телекоммуникаций, финансов и биотехнологий.

В докладе МВФ особо подчеркивается, что представители африканской диаспоры «также могут предложить серьезные программы подготовки и повышения квалификации кадров. Сочетая свои навыки, связи и опыт с пониманием мировых перспектив и местных обычаев, сети диаспор эмигрантов могут способствовать укреплению экономической ситуации в их родных странах, повышению их эффективности и выходу на новые рынки».

Таким образом, заменив утечку умов на циркулярную миграцию, можно создать почву для новых форм сотрудничества, новых способов развития африканских стран и новых форм влияния, черпающих силу в международной социализации.

 

Люк Энгве

Люк Энгве (Камерун) является независимым камерунским исследователем и консультантом. Автор ряда исследований, посвященных в частности высшему образованию, он преподавал в университетах города Дуала (Камерун), Нантерра и Авиньона (Франция).



Другие статьи автора: Энгве Люк

Архив журнала
№2, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба