Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2018

Тавакуль Карман: «бороться с угнетением, не прибегая к насилию – это возможно!»
Просмотров: 164

 

cou_01_18_tawakkol_01_black.jpg

Портрет Тавакуль Карман (2017 г.), представленный на выставке художницы Северин Демаре Les Mains pour la paix («Руки, творящие мир»).

«Без справедливости мир непрочен, это своего рода временное перемирие, передышка перед ухудшением ситуации», ‒ заявляет Тавакуль Карман(link is external), йеменская активистка, лауреат Нобелевской премии мира 2011 года, которая приняла участие в праздновании Международного дня ненасильственного сопротивления(link is external) в ЮНЕСКО 2 октября 2017 года.

Интервью провели Анисса Баррак и Чэнь Сяожун

Что для вас означает отказ от насильственных методов? И как вы считаете, каково влияние гражданского ненасильственного сопротивления в странах, охваченных сложными конфликтами?

Политическое насилие — это применение силы с целью достижения политических или религиозных целей и смены убеждений, мнений или поведения общественности. Существует и другая форма политического насилия, которую безусловно сложно осуждать, но которую я все же не рекомендую: использование силы как средства сопротивления оккупантам.

Я убеждена, что применение ненасильственных методов – более эффективный способ борьбы с тиранией и выхода из сложных конфликтов. Прибегать к нему можно всегда.  Однако для это требуется вера, смелость и способность к подвижничеству. В конечном счете изменения происходят с меньшими осложнениями, а их влияние более глубокое и более эффективное. Те, кто выбирают насилие для изменения ситуации, не всегда получают то, что хотят.

Что касается меня, то отказ от применения насильственных методов – это движущая сила всех моих действий. Я придерживаюсь этого принципа и в словах, и на деле. Он также лежит в основе моего стратегического подхода. Я просто не вижу другой альтернативы.

Являясь журналистом и политическим активистом, вы прежде всего защищаете права человека.

Моя цель предельно ясна. Речь идет о внесении вклада в установление демократических государств, уважающих свободу и права человека. Эта цель может быть достигнута только через борьбу с насилием и тиранией и через создание правовых Государств, основанных на гражданской сознательности и институциональной целостности. Я использую различные методы в гражданском обществе и всевозможные политические платформы, будь то в сфере средств массовой информации, прав человека или политики...

Везде, где я выступаю, я стараюсь объяснить, что тирания лишает общества развития и мира. Общества, лишенные свободы и прав человека, существуют в хрупкой иллюзии мира, которая обречена на скорое разрушение.

В 2005 году вы стали соучредителем группы Женщин-журналистов без оков, цель которой – популяризация свободы слова и демократических прав. С какими трудностями вы столкнулись в течение этого десятилетия, и что стало вашим основным достижением?

Группа Женщины-журналисты без оков была основана в Йемене для борьбы с репрессиями, которые свирепствовали в то время в информационном мире – аресты, избиения и другие формы насилия. Ее задачей является защита прав каждого гражданина на владение медийным носителем, будь то печатное, аудиовизуальное или цифровое издание.

Мы приложили много усилий в защиту гражданских и политических прав людей. В частности, мы приняли участие в многочисленных акциях борьбы с коррупцией и злоупотреблением полномочиями; организовали сидячие забастовки и демонстрации с целью помочь гражданам противостоять влиянию вождей общин.

Это была длительная ежедневная борьба, которая завершилась освобождением многих арестованных и похищенных журналистов. Она также внесла вклад в возможность появления многочисленных независимых оппозиционных газет, что ранее было практически невозможно.

Еще до мирной революции 11 февраля 2011 года(link is external) мы, вместе с другими активистами, способствовали ослаблению насилия, совершаемого существующим политическим режимом, и созданию сил гражданского давления, с целью сохранить минимум прав и повысить уровень требований. После этой гражданской революции Йемен вошел в переходный период, позволивший людям в полной мере насладиться своими правами и обретенной свободой. Не стало никаких ограничений в свободе слова, собраний, демонстраций или других форм прав и свобод. К тому же все имели к ним доступ в одинаковой мере. Не было ни арестов, ни заключений, вплоть до государственного переворота, случившегося в январе 2015 года, и войной, которая за этим последовала.

Каким вы видите Йемен сегодня, после разорения вследствии того, что вы называете «тотальной войной»? Что вы собираетесь предпринять для улучшения будущего страны?

О будущем страны можно думать только после восстановления мира. Но мир — это не просто окончание войны, это также искоренение притеснений и несправедливости. Не бывает мира без справедливости, так как без нее мир непрочен, это своего рода временное перемирие, передышка перед ухудшением ситуации. И худшая война – та, которую ведет тиранический режим против собственного народа. Вот почему я непоколебимо убеждена в необходимости борьбы с политическими системами, которые не уважают права и свободы как отдельных граждан, так и организаций. Их необходимо заменить.

И вчера, и сегодня моя борьба – это борьба за демократию. Необходимо покончить с ситуацией, навязанной государственным переворотом в Йемене, и организовать референдум по проекту Конституции, который уже стал объектом консенсуса в ходе национального диалога, завязанного в переходный период. Затем можно будет организовать выборы.

После стабилизации ситуации я собираюсь создать свою собственную политическую партию, которая объединит молодежь и женщин с целью продолжения развития гражданского проекта, за который борется революция. А на международном фронте я конечно же продолжу сражаться за защиту прав человека и за мир против тирании.

 

Работа одного из участников Дня искусства, организованного по инициативе современного художника и активиста Мурада Субая в Сане, Йемен, в марте 2017 года.

 

В октябре 2011 года наряду с Элен Джонсон-Серлиф(link is external) и Леймой Гбови(link is external) вы стали лауреатом Нобелевской премии мира. Что вас объединяет?

Мы разделяем общие мечты, такие как учреждение гражданского государства, применение ненасильственных методов как единственно возможного варианта воздействия и защита женского права на активное участие в политических вопросах. Например с Элен Джонсон-Серлиф мы совместно работали в Организации Объединенных Наций над Целями в области устойчивого развития(link is external). С Леймой Гбови, мы вмести содействовали продвижению мира и прав человека, в рамках группы Инициатива женщин-лауреатов Нобелевской премии(link is external), включающей четыре других лауреата, а также в рамкахФорума(link is external)  лауреатов Нобелевской премии мира в Осло, цель которого – координировать действия в защиту мира и борьбы с тиранией и насилием.

Норвежский комитет выразил надежду о том, что, среди прочего, эта премия поможет положить конец угнетению женщин, которое все еще бушует в многочисленных странах. Какой вклад, по-вашему, могут внести арабские женщины в создание мира?

Мы долго боролись за то, чтобы пресечь угнетения женщин. Этого невозможно достичь за несколько дней или месяцев, но однажды мы добьемся успеха. Поэтому наша борьба продолжается.

К сожалению, на Среднем Востоке женщины более чем где-либо подвергаются давлению. К ущемлению их прав добавилось, особенно в странах Арабской весны, стремление к богатству, которое привело, в некоторых случаях, к протекции государственных переворотов и контрреволюций, а в других, к сотрудничеству с врагом. Однако мы полны решимости продолжать нашу борьбу так как именно арабские женщины являются оплотом прочного мира в своей стране и регионе.

Могли бы вы резюмировать одной фразой ваше жизненное кредо?

Я родилась в семье, где житейская философия выражается двумя словами: прямота и справедливость. Мой отец – юрист и один из первых конституционалистов страны. Он известен благодаря своей борьбе с коррупцией и непотизмом, а также своей неподкупности в ходе работы на высоких государственных постах, которые он занимал. Благодаря ему я приобрела правовую культуру, необходимую для отстаивания своих прав и приобретения свобод, смелость говорить правду и противостоять угнетению и несправедливости. Он научил меня проявлять инициативу, быть частью решения, а не частью проблемы. Что касается моей матери, то она научила меня любви к людям и эмпатии.

Свое кредо я бы резюмировала следующим образом: бороться с угнетением, не прибегая к насилию ‒ это возможно.

 

Это интервью является вкладом журнала Курьер в празднование Международного женского дня – 8 марта.

Архив журнала
№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба