Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2018

Зейнаб Бадави: «Двойная культура – это мой шанс в жизни»
Просмотров: 185

 

cou_01_18_badawi_01.jpg

Зейнаб Бадави беседует со скульптором Аланом Адамом в столице Зимбабве г. Хараре во время съемок многосерийного документального фильма «История Африки», прошедшего на канале BBC в июле-августе 2017 года.

«Это самый главный проект в моей карьере», ― считает видный британский журналист суданского происхождения, Зейнаб Бадави. Она является создателем документального фильма по мотивам «Всеобщей истории Африки», изданной ЮНЕСКО. Сериал из девяти частей, прошедший на BBC, сделал это сокровище доступным тысячам телезрителей. Уникальный фильм представляет собой обзор африканской истории с древних времен до наших дней, и обращен, прежде всего, к молодежи и к африканцам.

Рассказывая о том, как шла работа над проектом, Зейнаб Бадави затрагивает проблему все еще сохраняющегося в средствах массовой информации гендерного неравенства и трудностей, с которыми сталкиваются женщины, совмещающие профессиональную и семейную жизнь.

 Интервью провела Ясминa Шоповa

В июле-августе 2017-го года на BBC World News TV прошел ваш документальный фильм «История Африки» в девяти частях. Что вдохновило вас на эту работу?

У Африки долгая, богатая и сложная история. Но ею пренебрегают, ее игнорируют, и мы нередко являемся свидетелями предвзятого и пристрастного ее толкования. Такой подход меня всегда возмущал. Именно поэтому я буквально возликовала, когда несколько лет назад узнала, что  ЮНЕСКО издала «Всеобщую историю Африки» (ВИА). Это тысячи и тысячи страниц, воссоздающих историю африканского континента с древнейших времен до наших дней, большая часть которых написана африканскими учеными... Раньше я имела о ней достаточно смутное представление.

И тогда я подумала, что «Всеобщая история Африки» ― это, несомненно, одна из самых тщательно хранимых тайн ЮНЕСКО! Так мой проект и появился на свет.

В СМИ я работаю уже больше двадцати пяти лет, занимаюсь различными проектами, но могу положа руку на сердце сказать, что из всех них этот ― самый захватывающий, интересный и значимый. Он представляет собой уникальное начинание, касающееся культурного наследия. Никогда ранее телевидение не интересовалось настолько пристально африканской историей с древнейших времен до наших дней. Я попыталась и, надеюсь, с успехом, воплотить ее на экране, ориентируясь в основном на молодое поколение африканцев. Я очень надеюсь, что когда они посмотрят фильм, то поймут, какой у них замечательный континент, вне зависимости от того, где они на нем родились.

Какие средства вы собираетесь использовать для того, чтобы сделать сериал доступным как можно большему количеству людей? Есть ли он в Интернете?

Как только нам удастся перевести на несколько языков и снабдить субтитрами все части фильма, он будет передан в распоряжение всех общественных телеканалов Африки и Карибского бассейна, а также Бразилии. Это дорогостоящий процесс, который требует времени. В настоящее время фильма в Интернете нет, но не исключено, что однажды он станет доступен и там. В течение 2018 года он еще раз пройдет на BBC World News. Мы также ищем и другие способы его распространения.

«Всеобщая история Африки» ― научный труд. Как вы сумели адаптировать его для показа широкой аудитории?

Я человек малого экрана, долго проработала на телевидении, и старалась, чтобы сериал основывался на твердых научных познаниях, как оно есть в издании.  Требовалось, однако, сделать его привлекательным визуально. Но ведь это же не иллюстрации к урокам истории! Мне было важно, чтобы молодых людей тянуло посмотреть фильм. Не вижу смысла выпускать научные передачи, если их никто не смотрит.

Именно поэтому я старалась сделать сериал веселым, понятным и живым. Например, чтобы рассказать о транссахарской торговле, отправилась на верблюжий рынок, взобралась на верблюда и... упала с него. Да-да, упала… Как  вспомню, что прадед был торговцем верблюдами, становится стыдно! Главным для меня было продемонстрировать живую историю, а не ее скелет.

Конечно же, в документальном фильме мы показывали памятники, когда это было к месту. Но прежде всего мы стремились рассказать историю людей. Где бы мы ни оказывались, я искала следы великих людей, упомянутых во «Всеобщей истории Африки», чтобы сделать их героями фильма: аксумского негуса Ашаму или берберского короля Юбу II, женатого на дочери Марка Антония и Клеопатры или суданского царя Кушитского царства Пианхи, который в VIII веке до н.э. правил Египтом. Уж такой у меня подход: всегда начинать с истории, в которой есть место людям.  

Каково было участие в проекте местных общин?

В каждой стране я пользовалась услугами местных съемочных групп. Работа была утомительной, они сильно уставали, но в то же время были мне благодарны, потому что присутствовали на интервью, открывали для себя что-то новое и лучше узнавали свои страны. По окончании работы некоторые из них говорили: «Я даже не мог представить себе, что все это происходило в моей стране!»

С какими трудностями вы сталкивались во время съемок?

Одна из трудностей состояла в получении архивных кадров у национальных телеканалов. Поначалу все реагировали с энтузиазмом, но на деле мне так и ничего не присылали! Вторая проблема состояла в языковом барьере. Мой рабочий язык английский, а в Западной Африке люди в большинстве своем говорят на французском. В Северной Африке доминирует арабский. К счастью, по-арабски я говорю лучше, чем по-французски.

Но самое сложное было найти женщин, с которыми можно было бы провести интервью, так как подавляющее большинство экспертов ― мужчины. Поэтому каждый раз, как только представлялась возможность, я старалась провести интервью с женщинами, чтобы представить и их  точку зрения.

 

Съемки документального фильма «История Африки», Судан.

 

A как вы видите роль женщины в современном медиа-ландшафте?

Это тот вопрос, который надо изучать на нескольких уровнях: присутствие женщин на экране (например, в моей роли); тот факт, что женщины, также как и мужчины могут быть экспертами и, следовательно, у них можно брать интервью; ключевые позиции, которые они занимают, помимо имиджа; и то, как гендерные проблемы рассматриваются в средствах массовой информации.

В области присутствия женщин в СМИ и на экранах, явно есть улучшения. Однако ключевые позиции по-прежнему в основном заняты мужчинами.

Во всем мире, включая Соединенное Королевство, женщин-профессоров насчитывается меньше, чем мужчин. Иными словами, если вам требуется получить точку зрения эксперта, то вы, скорее всего, столкнетесь с мужчиной.

Что касается властных полномочий, то во всех странах, на Западе, в Африке или в Азии, не особо радужная картина. Западные средства массовой информации все еще находятся под контролем мужчин. Возьмите BBC, например. Женщины встречаются на среднем и низшем уровнях управления, но на вершине иерархии находятся мужчины.

Что же касается гендерных проблем и того, как они освещаются… Нередко это делается поверхностно, особенно в странах, где гендерные предрассудки глубоко укоренены.

В 2011 году во время Форума лидеров ЮНЕСКО вы сказали, что образование девочек было у вас «семейным делом». Почему?

В каком-то смысле так оно и есть. Я имела ввиду своего прадеда Шейхa Бабикерa, который на рубеже двадцатого века был первопроходцем образования девочек в Судане в период британского правления. В то время девочек вообще не отправляли в школы. Мой прадед решил изменить эту ситуацию, начав со своих дочерей. Несмотря на враждебное к тому отношение британских властей и суданской общины, он создал школу для своих детей в своем собственном доме.

Надо сказать, что детей у него было немало. В семье шутят: он так упорно защищал женщин, что взял в жены четырех из них!

Но если говорить серьезно, он и вправду был большим провидцем. Он подал пример, заставив своих дочерей посещать школу. Позже, они, в свою очередь, создали свои школы. Меня воспитали мои тети, которым теперь уже лет по восемьдесят. Они доктора наук, получившие дипломы в западных университетах. Один из моих дядей является президентом женского университета Аль-Ахфад в Хартуме, где учатся молодые девушки из Судана, а также из других частей Африки и арабского мира.

Поэтому, когда я слышу, что молодые мусульманки не могут учиться, так как это противоречит ценностям ислама, то просто теряю дар речи!

Вы очень заняты на работе. Как вам удается сочетать карьеру и семейную жизнь?

Женщинам карьера дается труднее, если у них есть дети. Мы производим их на свет, и какова бы ни была профессия, перерывы в работе неизбежны. Нам приходится выбирать... А если однажды приходится прервать карьеру на более длительный срок ― три, четыре, пять, десять лет ― чтобы позаботиться о детях, то за последствия приходится платить. Оказываешься вне игры, надо начинать с нуля, в то время как другие продолжают движение вверх по карьерной лестнице.

А с вами такое случалось?

Да, пожалуй. Мне везло, у меня была работа на студии, но мне несколько раз приходилось ее прерывать, так как у меня четверо детей. Это много! Если бы не дети, может быть я выиграла бы в карьере два-три года, как знать…

Вы часто говорите, что у вас смешанная культура. Что вы имеете ввиду?

Сегодня все европейцы имеют смешанное происхождение, но когда у вас цветная кожа, то многогранность вашей личности видна еще больше. Я родилась в Судане и  в возрасте двух лет попала в Великобританию. Тогда в Европе было гораздо меньше африканцев и азиатов, чем теперь. Думаю, что сегодня факт моего смешанного происхождения  вызывает гораздо меньше проблем, нежели в то время.

Разумеется, я родом из мусульманской семьи, но мусульмане сегодня являются частью европейского ландшафта. Вот почему мне бы хотелось, чтобы, упоминая европейских мусульман, говорили бы, например, «британцы мусульманского вероисповедания», а не «мусульмане британского происхождения». Я бы переставила прилагательное так, как это делают американцы. Разница может показаться минимальной, но она есть, и настолько глубокая, что может изменить менталитет людей.

На самом деле, двойная культура ―  это мой шанс в жизни, позволяющий мне чувствовать себя комфортно одновременно и в незaпадной, и в европейской культуре. Я не вижу в этом никакого противоречия. Я просто знаю, что выбираю лучшее из обоих миров!

 

 

Зейнаб Бадави

Уроженка Судана Зейнаб Бадави с двух лет живет в Лондоне. Известный  тележурналист, она окончила Оксфордский и Лондонский университеты. За заслуги в международной журналистике ей в 2011-м году было присвоено почетное звание доктора School of Oriental and African Studies (SOAS) (Школы восточных и африканских исследований).

Зейнаб Бадави имеет многолетний опыт работы на телевидении и радио, где вела многочисленные передачи. Она заработала известность как ведущая Hard Talk на BBC, в серии интервью с мировыми лидерами. Она также ведет два ток-шоу ― Global Questions и World Debates (Глобальные вопросы и мировые дебаты) ―, которые BBC World News транслирует по радио и телевидению.

В настоящее время она является президентом Royal African Society (Королевского африканского общества) под эгидой BBC Media Action (BBC Charity), вице-президентом Ассоциации Соединенного Королевства для Организации Объединенных Наций и членом административного совета Фонда Африканского союза.   Она также участвует в работе сети по глобальной повестке дня Всемирного экономического форума.

Ее продюсерская  компания Kush Communications(link is external) подготовила многочисленные телепрограммы. В их числе ― документальный сериал, созданный в сотрудничестве с ЮНЕСКО и посвященный истории Африки.

Архив журнала
№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба