Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Логос » №5, 2012

Мария Юрлова
Карл Шмитт: учение о гаранте конституции как пример «конкретного мышления» о государственных формах и порядке
Просмотров: 1809

  Карл Шмитт. Государство: право и политика /
Пер. с нем. и вступ. ст. О. В. Кильдюшова; сост. В. В. Анашвили, О. В. Кильдюшов.
М.: Издательский дом «Территория будущего», 2013 (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского»)

 

Читая работы Карла Шмитта, приходится быть очень внимательным к деталям, поскольку часто то, что пер­воначально проговаривается в тексте лишь вскользь, оказывается важным впоследствии. Кроме того, Шмитт выдает максимум информации на единицу текста, он обращается сразу к нескольким проблемам и, анализируя фактический материал (в котором он, как юрист, ориентировался прекрасно), требует от нас, читателей, строго следить за логикой изложения, чтобы не потеряться в аргументах и понять, почему он приходит к та­ким выводам. Поэтому если описать то, к чему он в итоге при­шел, в нескольких словах и возможно, то подробный пересказ самого хода его мысли может занять не меньший объем текста, чем собственно авторский.

В сборнике «Государство: право и политика», выпущенном Издательским домом «Территория будущего», представлены три работы Шмитта начала 1930‑х годов: «Гарант конституции» (1931), «Легальность и легитимность» (1932) и «О трех видах юри­дического мышления» (1934), а также весьма интересные прило­жения — «Кто должен быть гарантом конституции?» Ганса Кель­зена и «Замечания по поводу книги Карла Шмитта „Легальность и легитимность“» О. Киркхаймера и Н. Ляйтеса.

Упомянутые работы Шмитта написаны в разное время, но вполне перекликаются между собой по тематике. В каждой из них Шмитт так или иначе обращается к вопросу о гаранте кон­ституции, подходя к нему с разных сторон и попутно обраща­ясь к проблемам легальности и легитимности государственной власти, соотношения (и различения) права и политики и мно­гим другим волнующим его вопросам. Возможно, что читатель, знакомый с другими работами немецкого мыслителя (как бо­лее ранними, так и поздними), лучше поймет то, что пытает­ся сказать автор, по «маячкам», встречающимся в тексте, когда Шмитт, заявляя что-то важное для себя, никак не поясняет ска­занное, зато пишет об этом в других работах — «Понятие полити­ческого», «Левиафан в учении о государстве Томаса Гоббса» и др. Но мы не будем делать вид, что понимаем автора лучше его са­мого, и постараемся следовать избранной им логике изложения.

Шмитт, как он сам говорит, «исходит из конкретного поряд­ка и общества», что, собственно, позволяет понять его готов­ность «ориентироваться на произошедшее», исходить из налич­ной ситуации. Это важный момент для понимания его теории, поскольку, с его точки зрения, тип мышления юриста опреде­ляет логику методологических ходов его мысли, а формальная безусловность и якобы чистые категории основаны в юриспру­денции лишь на безусловном самоутверждении определенно­го типа юридического мышления. О том, что Шмитт называ­ет «конкретным мышлением о порядке», он пишет в сочинении «О трех видах юридического мышления». По его мнению, лю­бая форма политической жизни находится в непосредственной взаимосвязи со специфическими способами мышления и аргу­ментации в правовой жизни.

Шмитт выделяет три вида юридического мышления: мыш­ление о правилах и законах, мышление о решении и мышление о конкретном порядке и форме. Для так называемого «норма­тивистского» мышления характерным является то, что он «изо­лирует и абсолютизирует норму или правило (в отличие от ре­шения или от конкретного порядка). Любое правило, любая установленная норма регулируют множество случаев. Они воз­вышаются над отдельным случаем и над конкретной ситуацией и потом — в качестве нормы — обладают определенным преи­муществом и превосходством над простой действительностью и фактичностью конкретного частного случая, изменяющейся ситуации и непостоянства человеческой воли. <…> Для конкрет­ного мышления о порядке порядок даже юридически не являет­ся в первую очередь правилом или суммой правил, а наоборот — правило есть всего лишь составная часть или средство порядка»1.

 

 1. Шмитт К. О трех видах юридического мышления / Шмитт К. Государство: Право и политика / Пер. с нем. и вступ. ст. О. В. Кильдюшова; сост.  В. В. Анашвили, О. В. Кильдюшов. М.: Издательский дом «Территория бу­дущего», 2013. С. 313.  



Другие статьи автора: Юрлова Мария

Архив журнала
№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№6, 2017№5, 2017№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№2, 2016№6, 2016№4, 2016№5, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№5-6, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№6, 2009№4-5, 2009№3, 2009
Поддержите нас
Журналы клуба