Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №4, 2019

Игорь Гойкович, Михаил Куракин
78 дней войны. Нельзя забыть и простить
Просмотров: 143

 

 

Это была среда, 24 марта 1999 года. В восемь часов вечера первые натовские снаряды упали на военные и гражданские объекты в Белграде, Приштине, Нише... Началась натовская операция против Югославии, имевшая официальное название «Союзная сила». При этом участие Вооруженных сил США в операции НАТО носило кодовое название «Благородная наковальня», а в Сербии получило распространение название «Милосердный ангел».

В Подгорице первые бомбы упали на территорию аэропорта в момент посадки пассажирского самолета, летевшего регулярным рейсом из Белграда. 78-дневное преступление началось. Правительство Югославии объявило военное положение. Тогда жители столицы впервые увидели действие ПВО в ночном небе над затемненным городом... И впервые с 1980 года, после смерти Тито, они услышали звук сирены тревоги. Только во время первого налета бомбардировщиков и крылатых ракет, который в первую ночь агрессии длился три часа, было поражено более 40 объектов: пять аэропортов, пять казарм, центры связи, командные пункты, склады, два военных завода теплоэлектростанция Обилич в Косове. Погибло десять военнослужащих, 38 получили ранения.

Натовские бомбардировщики вылетали в основном с военных баз в Италии и заходили в воздушное пространство Югославии с территории Албании, Хорватии, Боснии, Венгрии, Македонии, Болгарии... Крылатые ракеты запускали с кораблей и подводных лодок Шестого флота США из акватории Адриатического и Ионического морей. За первую ночь бомбардировок Сербии и Черногории в них приняли участие более 430 самолетов противника.

В нападениях были задействованы самолеты из США, Великобритании, Франции, Испании, Нидерландов, Бельгии, Канады, Турции, Италии и Германии. Они представляли почти весь натовский альянс, за исключением Исландии и Люксембурга, у которых не было военных самолетов, и Греции, которая отказалась участвовать в бомбардировках Сербии. Только что принятые в альянс Венгрия, Чехия и Польша не имели достаточно времени для подготовки к участию в агрессии.

Несмотря на то что возглавлявшие НАТО преступники публично утверждали о применении высокоточного оружия, по гражданским объектам было нанесено больше ударов, чем по военным. Бомбили все подряд: административные здания, жилые дома, школы, резиденцию главы государства, правительственные здания, больницы, родильные дома, детские сады, промышленные объекты, офисы газет и журналов, памятники культуры, церкви и монастыри…

Кроме объектов гражданского назначения, были разбомблены и автомобильный завод «Црвена Застава» в городе Крагуевац, табачная фабрика в городе Ниш, гражданские заводы в городах Чачак и Валево, главная ТЭЦ в Белграде. Бомбардировки нефтеперерабатывающих заводов в Панчево и Нови Сад привели к крупной экологической катастрофе, последствия которой ощущаются даже сегодня. Натовские бомбы уничтожили или сильно повредили 25 тыс. жилых домов, 470 километров автодорог и 595 километров железных дорог.

В начале апреля агрессор избрал своей главной целью мосты. Особенно пострадал город Нови Сад. Здесь не осталось ни одного целого моста через Дунай. Разрушены были переправы в Бачка Паланка, у Бешки, у Остружницы, в городе Рашка, по всему Поморавлю и югу Сербии. Всего уничтожено 38 мостов, а 44 серьезно повреждены.

Тогда жители Белграда, живущие на берегах двух больших рек, стихийно начали собираться на своих мостах через Дунай и Саву и круглосуточно защищали их собственными телами - телевидение вело прямую трансляцию этой гражданской акции. И агрессор не осмелился бомбить их...

За три месяца агрессии НАТО преступники сбросили 22 тыс. тонн бомб - по три килограмма на каждого жителя Сербии. Более 1150 самолетов нанесли в общем 30 тыс. бомбовых ударов по территории Сербии, выпустили 1300 крылатых ракет и сбросили 37 тыс. запрещенных Женевской конвенцией кассетных бомб. За три месяца агрессор потратил столько денег, что, по собственно натовским подсчетам, их хватило бы, чтобы прокормить за это время 80 млн. человек. Югославия понесла прямой материальный ущерб почти в 130 млрд. долларов.

Черными буквами в истории Европы записаны преступления авиации НАТО против гражданского населения Сербии и Черногории. Центр города Алексинац был полностью разрушен, более 20 человек погибли и более 50 получили ранения. 12 апреля полностью уничтожили пассажирский поезд на въезде в ущелье Грделица. Точное число жертв так и  не установили.

3 апреля агрессор в окрестностях города Печ разбомбил рейсовый автобус с женщинами и детьми, убив 20 и ранив 43 пассажира. В городке Мурино в Черногории, где не было ни одной воинской части, 30 апреля при бомбардировке моста через реку Лим было убито шесть мирных жителей, в том числе трое учеников начальной школы, восемь граждан - ранены. Как минимум 40 невинных гражданских лиц убиты 1 мая, когда натовская ракета уничтожила пассажирский автобус, следовавший по маршруту Ниш - Подуево. Рынок и больницу в городе Ниш 7 мая разбомбили снаряды кассетных бомб. Погибли 15 мирных жителей, а более 70 были ранены. В результате взрывов бомб, выпущенных 14 мая с натовских самолетов на колонну албанских беженцев в районе деревни Кориша, было убито 87 гражданских лиц и ранено около 100 человек. Немецкие самолеты разбомбили 30 мая мост в городе Варварине. Убито десять человек и более 30 ранено.

В последнюю майскую ночь натовская авиация в городе Сурдулица подвергла бомбардировке геронтологический центр, санаторий по заболеванию легких и павильон, в котором размещались беженцы из Республики Сербской Краины. Убиты 20 человек, 88 ранены.

Международный скандал вызвало разрушение 7 мая здания китайского посольства в Белграде, когда три китайских дипломата были убиты и несколько сотрудников миссии получили ранения.

Доказано, что агрессоры использовали снаряды с обедненным ураном, несущие огромную смертоносную и разрушительную силу. А последствия его использования проявляются в течение многих десятилетий.

За 78 дней бомбардировок было убито 1002 военных и полицейских, почти 4 тыс. гражданских лиц, в том числе детей, больных, стариков. Эти гражданские жертвы пресс-секретарь НАТО Джейми Шей называл тогда «сопутствующим ущербом». Около 12 500 человек были ранены: 6 тыс. гражданских, в том числе 2700 детей.

В те дни почти все западные телеканалы показывали душераздирающие сюжеты о толпах албанских беженцев, которых из Косова якобы выгоняли сербские силы. Но правда была совсем другой. Местные албанцы действительно бежали, но не от сербов, а от натовских бомб, которые не делали различий по этническому принципу. Так, 14 апреля натовские самолеты дважды обстреляли колонну албанских беженцев на дороге Призрен - Джяковица, убив более 75 гражданских лиц албанской национальности. Нападение произошло в середине дня на глазах свидетелей, и впоследствии представители НАТО и западные СМИ не смогли обвинить в этом сербскую сторону.

В то время, когда агрессор пытался «ослепить» противовоздушную оборону Сербии с помощью электронных средств, югославской армии оказали ценную помощь более чем 30 тыс. радиолюбителей, которые через свои радиостанции организовали радиосеть, которая сообщала о налетах самолетов и крылатых ракет противника. Это было особенно эффективно в тех случаях, когда вражеские самолеты и вертолеты летели чрезвычайно низко, вне диапазона радаров.

В начале 1999 года военно-воздушные силы Югославии имели в наличии только 16 относительно современных самолетов МиГ-29. Военное руководство еще до начала бомбардировок понимало, что у трех оставшихся эскадрилий МиГ-21 нет даже теоретического шанса выжить в неравном сражении с самыми современными истребителями НАТО. Технические ресурсы этих самолетов к тому времени истекли, требовался их капитальный ремонт, который из-за международных санкций не мог быть осуществлен.

Единственная взлетно-посадочная полоса, которая осталась почти нетронутой, находилась в военно-гражданском аэропорту «Слатина», близ Приштины, которую агрессор планировал использовать после наземного вторжения в Косово. Вся же инфраструктура вокруг нее была разрушена.

В условиях, когда противник опережал в техническом плане и имел численное превосходство, противостоять ему можно было, только используя креативный подход. Так, техника и военная инфраструктура были тщательно замаскированы. Известно, что ВВС и ПВО провели 689 маневров передислокации мобильных частей, и ни одна из них не была обнаружена. Военная хитрость позволила избежать больших людских потерь и военной техники.

Югославская ПВО также была вооружена устаревшими советскими системами 2К12 «Куб» и С-125М «Нева». Несмотря на это, 27 марта был сбит американский тактический бомбардировщик-невидимка F-117А («Ночной ястреб»).  Для военного командования НАТО это стало настоящим шоком: «Как они вообще смогли сбить то, что не видно?»

Самолет F-117А вылетел с итальянской базы Авиано, а затем через Словению и Венгрию вошел в воздушное пространство Сербии вдоль границы с Румынией. В 20.36 он сбросил две бомбы GBU-10 Paveway II 
с лазерным наведением на югославский подземный командный центр Стражевица в белградском районе Раковица. По возвращении в направлении Венгрии около 20 часов 40 минут он был обнаружен радаром подразделения подполковника Дани, расположенным на окраине деревни Шимановцы, в 30 км к западу от Белграда. 
В течение одной минуты его дважды теряли, но в третий раз он отчетливо проявился на экранах. В этот момент батарея ПВО дала залп двумя  ракетами российского производства 5В27Д. «Ночной ястреб» - гордость американской авиации - рухнул на деревню Буджановцы. В истории сохранился серийный номер российской ракеты - НЖ7433.

F-117А в деревне Буджановцы стал первым и единственным самолетом этого типа в мире, который был официально сбит. Его обломки сейчас находятся в Музее авиации, в аэропорту «Никола Тесла» в Белграде. Отдельные части американского бомбардировщика растащили на сувениры местные жители и журналисты, а другие детали были переданы в армии дружественных стран.

Это событие означало не только потерю самого современного боевого самолета США, но и разрушало  легенду о неуязвимости самолета F-117А, который в течение многих лет имел неоценимое психологическое значение для военных действий США. Это было интеллектуальное, финансовое и технологическое поражение, последствия которого неизмеримо превысили материальные потери. Падение первого американского самолета-невидимки 27 марта 1999 года наполнило ужасом военную верхушку США. Упал не просто самолет, рухнула вся концепция!

2 мая 1999 года произошло не менее важное событие - уничтожили американский F-16CG в 35 километрах к западу от Белграда. Самолет, пилотируемый Дэвидом Гольдфейном (в настоящее время генерал, начальник штаба воздушных сил США), упал в деревне Накучани на склонах горы Цер. Части машины, неиспользованные ракеты были разбросаны по площади более 2 гектаров.

Пилот катапультировался, в районе его приземления немедленно собралось большое количество жителей, которые вместе с охотниками и местной полицией начали погоню. Около 4.30 утра три американских вертолета появились со стороны Боснии, летели очень низко, используя ущелья и русла маленьких рек. Они пролетели над  местом падения самолета, откуда собравшаяся толпа, состоявшая из  местных жителей, охотников, полицейских и нескольких солдат, начала стрелять по агрессорам. Американские спецназовцы, чьи лица были четко видны в вертолетах, открыли ответный огонь, но, к счастью, никто на земле не пострадал. На стенах домов остались видимые следы от американских пуль,  в траве  потом нашли около 200 гильз. После короткой перестрелки  вертолеты улетели в деревню Синошевич, где в одном из виноградников прятался  Гольдфейн. Его подобрали и отвезли в Боснию.

На земле остались лежать кресло пилота, парашют, пистолет, шлем, аксессуары и перчатки, пропитанные кровью. В то утро в село Накучани приехало более 10 тыс. человек из окрестных деревень, радуясь еще одному сбитому вражескому самолету. Все они хотели что-то взять из обломков машины в качестве сувенира на память об этом историческом моменте. Не остались в стороне и местные цыгане: они обвязали тросами двигатель и пытались утащить его, чтобы сдать в металлом.

Утром 20 мая 1999 года был сбит еще один самолет агрессора, который упал на территории Хорватии в Спачванском лесу, недалеко от границы с Сербией. Хорватские пожарные, которые тушили огонь, описывали упавший самолет как нечто вроде черной летающей тарелки с закругленными краями и без вертикального оперения. Вскоре на место падения прибыли солдаты НАТО из Боснии, окружили его и перекрыли доступ посторонних к месту крушения. В течение следующих трех месяцев оттуда закрытыми грузовиками было вывезено все, что осталось от загадочного самолета. Кроме того, был снят даже весь верхний слой земли - на этом месте сегодня находится небольшое озеро. Белградские СМИ немедленно сообщили, что была сбита еще одна гордость американской авиации - бомбардировщик Б-2А, но официальных подтверждений этому нет.

Вообще, данные о реальных военных потерях НАТО в живой силе и технике во время агрессии против Югославии до сих пор сильно разнятся в зависимости от источников.

Несправедливо забыты подвиги югославских летчиков, которые воевали на самолетах югославского производства «Орао» и «Супер Галеб» Г-4, которые оказывали поддержку Приштинскому корпусу в Косове и Метохии. С 25 марта по 4 апреля 1999 года эти устаревшие штурмовики 24 раза атаковали 15 позиций и объектов албанских террористов.

Вертолеты транспортной эскадрильи, несмотря на почти круглосуточное присутствие самолетов противника в воздухе, выполнили 104 рейса, перевезя 94 раненых солдата из погранзастав Кошаре и Джеравица, вывозили тела погибших солдат. А в обратную сторону они везли подкрепления, боеприпасы и продукты. При этом вертолетчики использовали тактику «мелкого шага» (вертолет летал прямо над дорогами, постоянно изменяя скорость с 40-50 до 100 км/час) и имитировали движение автомобилей, чтобы вражеские самолеты ДРЛО не идентифицировали их как вертолеты. Иногда противник их все-таки обнаруживал, но летчиков удавалось вовремя предупредить, и они сажали свои машины на первой попавшейся подходящей площадке. Переждав некоторое время, вертолеты вновь поднимались в воздух. «Мелкий шаг» позволил свести до минимума потери в борьбе с многократно превосходившими силами противника.

Много горя «цивилизованная» Европа принесла сербскому народу. И сегодня кто-то в Сербии готов считать своими друзьями тех, кто два десятка лет назад убивал их родных, друзей, соседей. Но те, кто защищал свою страну, как полковник Гвозден Урошевич, никогда не подаст им руки. Как он рассказывал, его приглашали на встречу с пилотом сбитого F-117А Дейлом Зелко, который приехал в Сербию в 2012 году. Он отказался: «Много наших детей погибло, и я натовцам это никогда не забуду и не прощу».



Другие статьи автора: Гойкович Игорь, Куракин Михаил

Архив журнала
ж№7, 2019№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба