Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №11, 2018

Александр Фролов
Ливия: проблемы и бремя транзита
Просмотров: 56

 

 

Мы уничтожили эту страну
Дональд Трамп

Ливия - одно из государств, на судьбе которого наряду с Сирией «цветные революции» начала 2010-х годов сказались наиболее трагичным образом. Хотя внешнее вмешательство не имело сирийских масштабов, тем не менее оно состоялось и сыграло свою роль, а вся недавняя история Ливии и ее правителя М.Каддафи - случай исторически поучительный и, можно сказать, хрестоматийный. Ливия находится в состоянии раздробленности, вражды, соперничества. Вместе с тем, чтобы понять, насколько разрешим нынешний ливийский кризис, нельзя не обратиться к тому наследию, которое имело место в предшествующий период, и к тому, какие интеграционные начала обеспечивали единство страны до событий 2011 года.

Объединяющее начало

В 1969 году, когда молодые офицеры-юнионисты свергли короля Идриса и взяли власть в свои руки, проблема обеспечения интеграционного единства страны была принципиально иной. Новому лидеру страны - М.Каддафи удалось ее решить, как признают американские эксперты, частью благодаря управленческому мастерству, частью - осторожностью, хитростью во взаимоотношениях с племенами. Идеи национального освобождения, независимости тогда являлись доминантой среди развивающихся стран, в том числе и арабских. Так, будучи приверженцем идей насеризма, он тем не менее не пошел по пути формирования единой массовой партии по типу Арабского социалистического союза (АСС) Египта, поскольку Ливия - страна племенная и племенное устройство, призванное защищать свои земли, не позволяло вводить такую форму правления. Не пошел он и по пути создания партий баасистского типа. Вместо этого сформулировал идеи народного управления, без политических партий - через народные комитеты и народные конгрессы на местах. Провозглашение равенства всех членов общества также воспринималось населением как достижение.

Внешняя политика Ливии, применительно к арабскому миру в первую очередь, обрела активность. М.Каддафи считал, что Ливия достойна лучшей участи, нежели тащиться на его периферии, она может и должна играть активную роль в решении важнейших проблем современности, включая арабо-израильский конфликт. Такая постановка вопроса легла в его теорию создания стратегической глубины (такое предложение он сделал на первой встрече со своим кумиром - Президентом Египта Г.А.Насером), позже - ливиецентризма: Ливия - связующее звено между арабским Машриком (востоком) и Магрибом (западом), это не только мост между древнейшей египетской цивилизацией и Карфагеном, она - практически в центре Средиземного моря.

Каддафи изначально вынашивал объединительные идеи создания мощного арабского государства, предложил президентам, королям и шейхам побрататься - во взаимном общении отказаться от обращений вроде «ваше превосходительство» или «ваше величество», а обращаться друг к другу проще, например «брат Фейсал» или «брат Гамаль». Отсюда его попытки объединиться с Египтом, Суданом, Тунисом и даже такими более отдаленными странами, как Сирия и Марокко. В частности, он верил в то, что объединение Ливии, Египта и Судана принесет огромную пользу народам региона, позволит совместными усилиями превратить бесплодную пустыню в цветущий край1 - идея в чем-то сходная с коммунистической утопией.

Из реальных дел стало подписание в 1970 году договоренности о создании Федерации Арабских Республик (ФАР) в составе Египта, Ливии и Сирии, на деле оказавшейся формальной. Но часто эта активность давала совершенно обратный результат: Каддафи напрочь рассорился с А.Садатом и Дж.Нимейри. После неудачной попытки объединения с Тунисом поддержал выступления инсургентов в этой стране, в результате чего Х.Бургиба обратился за военной помощью к США. А с Египтом в июле 1977 года вообще произошел вооруженный конфликт.

Неудачные попытки объединения заставили ливийское руководство реализовывать амбициозные проекты - наращивать свой военно-технический потенциал с помощью Франции, Италии, а позже - СССР, в то время как кадровый состав вооруженных сил оставлял желать лучшего, проводить более активную внешнюю политику на африканском направлении, включая Чад, даже вмешиваться во внутренние дела других государств, оказывать помощь разного рода повстанческим движениям, арабским и иным революционным радикалам, в том числе строить планы развития атомной энергетики вплоть до обретения атомной бомбы.

Надо сказать, что подобная политика, пусть не совсем продуктивная во внешней среде, во внутренней несла некое объединяющее начало, позволяла ливийцам ощущать важное значение страны в делах региона Северной Африки, ее причастность к огромному арабскому миру, а ливийский национализм, негативно воспринимаемый на Западе, тем не менее наполнял гордостью сердца простых ливийцев.

Неудобоваримое для советских теоретиков той поры решение, но Совет революционного командования (СРК) Ливии сделал акцент на исламизации общества (за десять лет до Исламской революции в Иране). Как утверждал М.Каддафи, «ислам крайне значим для каждого из нас... Мы не можем отрицать того факта, что именно религия является важнейшей частью жизни человека»2. В самом деле: зачем выстраивать какую-то новую структуру канонов и правил, если таковая уже существует и ею пронизана жизнь общества, человеческие отношения? Поэтому подлинным законом общества, по М.Каддафи, должен быть либо обычай, либо религия3.

Этот рефрен в сторону религии не был чисто пропагандистским жестом. Как истинный мусульманин, ливийский лидер стал осуществлять лозунг на практике. Религиозные организации получили прямой доступ к принятию управленческих и иных решений. Был взят курс на избавление общества от внесенных в него извне чужестранных норм - запрещена продажа спиртных напитков, закрыты ночные клубы, бары и иные увеселительные учреждения, что противоречило самой исламской культуре, введен исламский календарь, арабский язык стал основным языком в ведении документации. В 1973 году после проведения всеарабской конференции муфтиев о роли религии в жизни современного общества в Ливии был введен целый ряд законов шариата, в том числе касающихся применяемых наказаний, в частности ампутации руки или ноги за кражу или вооруженное ограбление.

Поскольку Ливия традиционно делилась по племенному признаку, Каддафи представил новую роль племени. В его понимании на племени как на более крупной социальной единице по сравнению с семьей лежит огромная воспитательная функция. Это социальная школа, в которой человек с детства усваивает совокупность принципов, которые со временем становятся жизненной нормой поведения4.

«Демократия - плохая форма правления, однако ничего лучше человечество не придумало» - эти слова, приписываемые У.Черчиллю, лидер ливийской революции попытался на практике опровергнуть, внедрить нечто лучшее. В его понимании, правление одной партии (победившей) - это вообще нонсенс, поскольку народ - это множество интересов, характеров и убеждений5. Партия, по мнению М.Каддафи, не могла быть орудием правления: в самом деле, если победившая партия набирала 51% голосов, то как она могла представлять интерес народа?6 Иными словами, государственные решения должны приниматься народом. При этом Каддафи не верил и в представительную форму демократии. По его словам, парламенты стали узаконенным барьером, мешающим народу осуществлять свою власть… монополизировавшим его власть… Депутат, едва получив голоса избирателей, окончательно отрывается от масс7. В противовес европейской парламентской демократии Каддафи предложил создание на местах двух параллельных структур - первичных народных конгрессов и народных комитетов, выносящих свою волю на Всеобщий народный конгресс (Всеобщий национальный конгресс). Идея, в чем-то напоминающая наше Новгородское вече.

Что касается политической жизни страны, то уже с 1973 года ливийская молодежь начинает учреждать вместо ячеек Арабского социалистического союза (АСС) - единственной действовавшей на тот момент политической партии насеритского толка - народные собрания (конгрессы), а три года спустя на месте АСС создается Всеобщий народный конгресс. В 1977 году Ливия получила новое название - Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия* (В переводе с арабского означает «массовость», «государство масс».) (СНЛАД). В реализации идеи равенства М.Каддафи официально снял с себя все посты и для ливийского народа стал именоваться не иначе как «брат полковник». Очевидно, не читал русской истории, поскольку завершивший историю династии Романовых Николай II также имел звание полковника и к высшему не стремился. На деле народные комитеты оказались громоздкими с точки зрения принятия решений, выливались в говорильню, и тогда в дело вступали так называемые революционные комитеты - группы молодежи, организованные по типу советских ОГПУ, КПК и наводившие надлежащий порядок. Они же вывозили плохих руководителей «на разъяснительные беседы», после которых те возвращались со следами насилия на лице и теле.

Не отнять того, что при полковнике Каддафи Ливия стала социальным государством. По долгу службы мне пришлось немало общаться с ливийцами, они охотно рассказывали о порядках в их стране. Помимо бесплатного медицинского обслуживания населения и бесплатного образования, включая высшее, население обеспечивалось бесплатным жильем. Конечно, проблем в этой сфере хватало, в частности наблюдалась нехватка квалифицированного медперсонала, но и здесь находились решения за счет приглашения иностранных работников, например из соцстран. Работали в Ливии болгары, венгры, восточные немцы. Были и свои достижения. Так, при Каддафи решилась проблема слепоты населения, построено множество поликлиник, больниц, оснащенных современным оборудованием.

Помню, иностранная валюта имела хождение среди населения, в том числе военнослужащих. Ливийцы, включая военных, могли получать бесплатное образование за границей. Импортные (западные) товары продавались в лавках и магазинах. Главные отрасли контролировались государством, мелкое производство было отдано на откуп мелким производителям. Стать лавочником, хозяином магазина - считалось почетным делом. По стране были проложены прекрасные шоссейные дороги. То, что ливийцам выдавались сертификаты на бесплатное приобретение автомобилей, - скорее легенда (может, узкому кругу лиц и выдавались), при этом бензин стоил денег.

Иногда меры М.Каддафи носили экзотический характер. Так, в 1978 году в Ливии началось практическое воплощение социализма в жизнь с целью освободить работников от эксплуатации. Для поддержания качества продукции применялись такие меры: работникам выдавали зарплату не деньгами, а продукцией предприятия, что, по логике, должно было стимулировать их качественный труд и личную заинтересованность в конечном продукте. На этой почве даже велись дискуссии: правильна или нет зарплатная система труда.

В теории М.Каддафи немало оригинальных мест. Известно, что он много пекся о черном населении Ливии, утверждал, что черные люди будут править миром. Это не только ответ на долгие годы порабощения черной расы белой расой, но и определяется самим развитием Черного континента с его большим приростом населения. И слова Каддафи находят воплощение: президентом ведущей мировой державы впервые стал представитель Черного континента - Б.Обама, темнокожее население заполоняет европейские города, а победившая на московском мундиале по футболу сборная Франции, по сути, была сборной Африки.

Интересна трактовка роли женщины в обществе. Ливийский лидер дал своего рода ответ западному феминизму и тем лицам, которые стремятся возложить на плечи женщин больше несвойственных им задач - управленческих и пр. По мнению Каддафи, и мужчине, и женщине свойственны определенные общественные функции, детей рожает не мужчина, а женщина, на нее ложится функция воспитания, на мужчину - силовая, защитная. Пренебрежение природными особенностями, произвольный выход за их пределы означают попрание ценностей самой жизни и ее уничтожение8.

Эксцентричное поведение М.Каддафи множило число его недоброжелателей среди арабских лидеров, ливийский национализм вызывал негативную реакцию стран Запада, шел, например, в разрез с американской политикой патернализма, которую Вашингтон старался проводить взамен традиционному колониализму. М. аль-Хавас считает, что отношения Ливии с США испортились из-за американских военных баз, которые молодое ливийское руководство решило закрыть9. Каддафи выступал за неприсоединение, осуждал колониализм, горячо поддерживал идеи панарабизма, а тесные отношения США и Израиля рассматривал как враждебность Вашингтона в отношении арабов, призывал торпедировать египетско-израильский мир. Но поскольку именно Запад являлся главным покупателем ливийской нефти, источником доходов для экономики, Каддафи проводил в отношении западных компаний мягкую политику: они продолжали работать на ливийских нефтяных полях.

Вверх по лестнице, ведущей вниз

Глобальные перестроечные процессы на рубеже 1980-1990-х годов, распад соцлагеря, исчезновение с Ближнего Востока такого важного игрока, как СССР, фактическое превращение США в «хозяина» Ближневосточного региона, нереализуемость своих планов поставили Ливию перед необходимостью нормализации отношений с Западом, своими соседями.

Собственно, все беды ливийского полковника начались с его покаяния перед мировым (западным) сообществом и Соединенными Штатами - главного условия восстановительного процесса. На практике оказалось, что США вовсе не отпускающий грехи католический пастор, а наказывающий за них вне срока давности прозекьютор. После переговоров и консультаций с эмиссарами Лондона и Вашингтона в августе 2003 года Ливия направила письмо в СБ ООН с признанием своей ответственности за взрывы в Локерби в 1988 году, желанием выплатить компенсации жертвам и отказаться от поддержки терроризма. Размеры компенсации составили 7 млрд. долларов10. Чуть позже Ливия отказалась от производства оружия массового уничтожения, по сути, выполнив второе условие, и пригласила к себе международные инспекции.

В декабре 2003 года Дж.Буш-мл. приветствовал согласие М.Каддафи на немедленный и безусловный допуск международных инспекторов в Ливию и предложил Триполи перспективу улучшения отношений с США, заявив, что «ее добросовестность будет вознаграждена»11. Благодарность не заставила себя долго ждать: в мае 2006 года США исключили Ливию из списка стран, поддерживающих международный терроризм, и восстановили отношения с ней в полном объеме.

Российский специалист по Ливии А.Егорин считает, что именно тогда Каддафи успокоился и решил, что смертоносные бури пролетели у него над головой и ему не стоит бояться участи С.Хусейна12. Он и дальше продолжал делать экивоки в сторону США и Запада - стал ездить по европейским странам, подписывая контракты на миллиарды долларов. Знаменитый шатер Каддафи появлялся в Париже, Лондоне, Брюсселе, других столицах, и только в Америку его с передвижным жильем не пустили. Ливия предоставила западным фирмам выгодные условия работы - до 50 и даже более процентов выгоды в соглашениях о разделе продукции (СРП), в то время как российским - до 10%. Предлагались совместные проекты. Но ливийский примирительный тон воспринимался в США как проявление слабости, а слабого надо дожимать.

М.Каддафи, много сделавший для черного населения своей страны, ошибся в первом американском темнокожем Президенте Б.Обаме, полагая, что с его приходом в Белый дом отношения Ливии с Америкой обретут качественно новое начало, он даже называл Б.Обаму «сыном». Но, по иронии судьбы, именно Б.Обаме суждено было его уничтожить.

Мнения экспертов относительно того, почему в стране разразилась революция, различны. Ведь вроде бы ливийцы жили хорошо, зажиточно. Но проблема, скорее всего, состояла в том, что любой авторитарный режим на каком-то этапе себя изживает, становится ригидным, догматичным, неспособным к изменениям, подобно днищу корабля обрастает тяжеловесной номенклатурой, препятствующей развитию нормальных экономических процессов, а информационность современного мира дает людям возможность сравнивать. По мнению А.Егорина, почти все трудоспособное население было задействовано в малопродуктивном госсекторе, отчего ливийская бюрократия стала самой махровой в мире13.

Другой ближневосточник - Алексей Подцероб также утверждал, что уровень коррупции обрел немыслимые масштабы14. Отдельные коррупционеры, включая видных военных чинов, открыто кичились своим богатством. Ливия значилась среди десяти самых коррумпированных стран мира. В принципе, в стране всегда были недовольные правлением Каддафи. Одним не нравилось то, что они оказались не у власти, другим - те порядки, которые он установил, третьим - не позволяет делать такой бизнес, какой они хотят. Бывшие члены взявшего власть Совета революционного командования были недовольны тем, что их оттерли от власти в угоду родственникам и близким самого «брата полковника». Так, в 1993 году был отстранен от власти и помещен под арест второй человек в руководстве Ливии, член СРК майор Абдельсалям Джеллуд.

Все эти недовольства экстраполировались в разного рода политические течения, организации, часто безыдейные, спонсируемые на чужие деньги, поскольку многим странам не нравилась ливийская политика. Некоторым ливийцам, считает А.Егорин, не нравилось, что их уровень сравнивают с Тунисом или Египтом, им хотелось жить так же роскошно, как живут в странах Персидского залива15. В свое время существовали Организация освобождения Ливии бывшего премьер-министра А.Бакуша (штаб-квартира в Марокко), Ливийская национальная лига М. аль-Бараки (Каир), Национальный фронт спасения Ливии (Судан) во главе с соратником М.Каддафи по СРК М. аль-Магарифом и др. Боевики последнего в мае 1984 года совершили в Триполи вооруженную попытку государственного переворота, пытаясь захватить резиденцию М.Каддафи. Затем эти организации множились, трансформировались.

Вопрос о вбросе информации, степени внешнего инспирирования ливийских событий остается дискуссионным. Скорее всего, здесь наблюдается некая совокупность факторов - как внутренних, так и внешних. По мере развития кризиса имело место иностранное прямое военное вмешательство, но оно в основном последовало уже после революционных выступлений.

Carthago delenda est

События в Ливии начались 18 февраля 2011 года с беспорядков во втором по значению городе страны - Бенгази, а буквально через неделю, 26 февраля, СБ ООН по инициативе стран Запада принял резолюцию 1970, требующую положить конец насилию, предпринять шаги для удовлетворения требований населения, уважать права человека, предоставить доступ международным наблюдателям, обеспечить безопасность всех иностранных граждан и их имущества, обеспечить доставку в страну товаров гуманитарного и медицинского назначения и доступ для гуманитарных учреждений и работников, отменить ограничения в отношении СМИ. Резолюция передавала вопрос о ситуации в Ливии на рассмотрение прокурора Международного суда, накладывала эмбарго на поставки оружия в Ливию, запрещала выезд в государства-члены для родственников и сторонников Каддафи, замораживала их денежные средства, постановила учредить комитет СБ ООН по ситуации в Ливии. То есть правящему режиму изначально предписывалось сдаться.

Внешнее вооруженное вмешательство было связано с тем, что режим М.Каддафи оказался достаточно стойким, а степень его поддержки в войсках весьма высокой. Если на свержение Президента Туниса З.Бен Али ушло меньше месяца, Х.Мубарака в Египте - чуть более двух недель, то в Ливии процесс свержения явно затягивался, а местами режим наносил весомые поражения инсургентам.

Вмешательство сил НАТО в ход ливийских событий изначально обрело персонифицированный характер, а именно: было направлено против одного человека - М.Каддафи. Такая цель была главной, и, очевидно, в этом плане Каддафи был обречен. Поскольку он де-факто был как бы амнистирован Западом за его прошлые грехи, ему инкриминировали новые - оказание вооруженного сопротивления восставшим, применение против них, то есть гражданского населения, военной силы. При этом администрация Б.Обамы решила действовать не своими руками, благо активистов оказалось немало и главным среди них - Президент Франции Н.Саркози, взявший инициативу на себя*. (*Одной из главных причин быстрого вмешательства Франции в гражданскую войну в Ливии стали вскрывшиеся факты финансирования М.Каддафи избирательной кампании Н.Саркози.)

Известная резолюция СБ ООН 1973, санкционировавшая военное вмешательство в гражданскую войну в Ливии, была принята 17 марта по инициативе США, Франции и Великобритании. Она декларировала защиту мирных жителей как цель вмешательства, давала право ради этой цели принимать любые меры, исключая пребывание иностранных оккупационных сил на территории Ливии, десять стран СБ высказались за нее, пять, включая Россию и Китай, - воздержались. Внешне вмешательство началось практически сразу после ее принятия.

В случае с Ливией были задействованы три схемы. Помимо экономической внешней блокады - замораживания и блокировки счетов М.Каддафи, близких ему лиц, - это так называемая гуманитарная интервенция, по сути, означающая вооруженное вмешательство под благовидным предлогом защиты гражданского населения, и создание бесполетной зоны - уничтожение в небе над Ливией всех летающих аппаратов, не принадлежащих стороне вторжения, то есть Западу. В свержении режима Каддафи принимали участие авиация и корабли Франции, Великобритании, Италии, Канады, Норвегии и Дании. За апрель-май 2011 года авиация НАТО совершила до 9 тыс. боевых вылетов, поразив более 3 тыс. объектов на ливийской территории. Не усидели в стороне и американцы: с конца марта 2011 года ВВС и ВМС США стали наносить удары по объектам в Ливии, используя крылатые ракеты «Томагавк», бомбардировщики-невидимки В-2 Стелс, 2000-фунтовые бомбы, другую ударную авиацию. По информации Си-би-эс, всего на удары по Ливии было израсходовано 1 млрд. долларов. Примечательно, но сразу же Пентагон потребовал от администрации Б.Обамы увеличить его бюджет на 118 млрд. долларов16. В последующем все эти страны нацеливались на дележку ливийского нефтяного пирога.

Но даже после нанесения массированных ударов по базам правительственных войск, оказания военной помощи инсургентам Каддафи и лояльные ему войска продолжали упорно сопротивляться. Хотя в тот момент были развернуты посреднические миссии не без шанса на успех в плане перехода военной фазы противостояния в переговорную. Свидетельством нежелания искать компромисс со стороны Франции и стоящих за ней Соединенных Штатов стал провал посреднической миссии Президента ЮАР и полномочного представителя Африканского союза Джейкоба Зумы. В конце мая 2011 года Дж.Зума представил «Дорожную карту» Союза по урегулированию в Ливии, но она была априори отвергнута повстанцами, а в подтверждение их позиции ливийская столица Триполи четверо суток подвергалась бомбардировкам авиации стран НАТО. Мирное решение проблемы просто не предусматривалось*. (*Подобные действия, инициированные французским Президентом Н.Саркози, вызвали недовольство в стране. Так, в частности, известный французский адвокат Ж.Верже и бывший министр иностранных дел Р.Дюма заявили, что подают в суд на президента, обвиняя его в «преступлении против человечности».)

Москва дистанцировалась от защиты полковника, Ливию на тот момент она бы не потянула. И дело даже не в том, что она слишком далеко, даже в сравнении с Сирией, расположена. Исторически М.Каддафи никогда не был ни союзником СССР, ни советским вассалом, тем более марионеткой. Хотя его самостоятельность, личные взгляды на мировое и социальное устройство, отраженные в его Третьей всемирной теории, нередко вступали в противоречие с концепциями марксизма-ленинизма, однако он взаимодействовал с СССР, подчас весьма тесно, руководствуясь целесообразностью и исходя из своих интересов в тех сферах, где наблюдалась общность во взглядах.

Да и с Россией он держал дистанцию, в основном сотрудничество касалось военных поставок и энергетики. «С нами ливийцы мало советовались по политическим вопросам, - считает А.Егорин, - а другие экономические проблемы решали только тогда, когда им отказывал «остальной мир»17. Комментируя позицию России, Д.Медведев сказал: «Россия сознательно не применила право вето при голосовании по резолюции СБ ООН 1973 по Ливии… Неправильно говорить о том, что «мы не понимаем, что делаем»… Я считаю, что эта резолюция в целом отражает и наше понимание происходящего в Ливии, но не во всем… Это был квалифицированный отказ от ветирования»18.

Кольцо вокруг ливийского лидера сжималось все плотнее: Запад бомбил Ливию, деньги и оружие шли его противникам. После того, как 20 октября 2011 года отряды Переходного национального совета (ПНС) - органа, объявившего себя новой законной властью, - окружили его в районе города Сирт, ВВС Франции нанесли многочисленные ракетно-бомбовые удары по позициям верных Каддафи людей, блокада была прорвана, инсургенты ворвались внутрь, жестоко изнасиловали и истерзали правившего страной 42 года ливийского полковника. Наверное, забудутся сцены насилия, но навсегда в памяти людей останется удовлетворенно-радостное «Вау!» госсекретаря США Х.Клинтон, посмотревшей на видео эту дикость.

Суть американской позиции на тот момент позже четко выразил Д.Трамп: «Мы никогда не говорили Каддафи: «О, мы собираемся дать вам защиту! Мы собираемся дать вам военную силу! Мы собираемся дать вам все это. Мы вошли и уничтожили его»19. Операция вторжения привела к тому результату, который требовался.

Есть у революции начало…

Совершая вторжение, западная коалиция больше думала об уничтожении Каддафи и меньше о том, что будет после него. Поплясать на костях оказалось много желающих и также много - разделить лавры победителей. Вскоре «победители» начали ссориться между собой в попытках отхватить себе больший кусок власти. В свое время М.Каддафи говаривал, что арабская революция будет продолжаться вплоть до достижения арабского единства20. Сегодня, похоже, ливийская революция будет продолжаться, по крайней мере, до достижения ливийского единства, которое, увы, не просматривается.

И вот теперь, совершив революцию, ни США, ни их союзники из Франции и Великобритании вовсе не знают, что дальше делать в Ливии. В принципе, можно было бы ничего не делать, если бы им не добывать там углеводороды, если бы туда не проникли и не обосновались ИГИЛ и «Аль-Каида», если бы из Ливии не шли бесконечным потоком отряды беженцев в южные страны Европы, а далее - в ее центральные и северные. «Сбросить фигуры с шахматной доски - это не способ выиграть партию», - писал классик английской литературы Оскар Уайльд. Фигуру сбросили, не задумываясь о том, что будет дальше.

Созданный еще при Каддафи и получивший поддержку стран Запада ПНС после ликвидации Каддафи пытался удержать события под контролем, но не смог этого сделать. Представленное им 22 ноября правительство, по свидетельству американского источника*, (*Исследовательская служба Конгресса США готовит материалы по узловым вопросам внешней политики США с вариантами возможных действий.) «не добилось прогресса ни в плане разработки Конституции, ни формирования новых властных структур, ни в наведении порядка, ни в демобилизации отрядов милиции, созданной для борьбы с Каддафи и его союзниками»21. В 2012 и 2014 годах под присмотром Запада были проведены выборы сначала во Всеобщий национальный конгресс (ВНК), а потом в Палату представителей (ПП). В обоих случаях явка оказывалась крайне низкой, как кандидаты, так и голосующие подвергались угрозам и шантажу, что нарушало привычный ход голосования. Страна распадалась на анклавы.

В результате июльских выборов 2012 года вместо ПНС был сформирован ВНК, который также показал свою невысокую эффективность вследствие разнонаправленности деятельности его участников. Проблема состояла еще и в том, что «победители» постарались привлечь к его работе лояльных себе людей, которые не пользовались уважением местного населения. Ситуация усугубилась тем, что в сентябре 2012 года было совершено нападение на американское диппредставительство в Бенгази с убийством четырех дипломатов, включая американского посла в Ливии Кристофера Стивенса*. (*Убийство посла США оставило много вопросов. Почему он был убит именно в Бенгази, откуда, собственно, и начался бунт против Каддафи? Если его убили сторонники Каддафи, то как они смогли развернуть массивную атаку на чужой территории? Как и почему террористы смогли прорваться на территорию дипобъекта США? Известно, что после захвата американского посольства в Тегеране в 1979 г. объекты американских дипмиссий являются самыми укрепленными в мире. Если это совершили исламские радикалы в отместку за показ фильма, порочащего пророка Мухаммада, который нигде не показывали в Ливии, то как они вообще об этом узнали?) Нападение произвело на Западе ошеломляющий эффект, вызвало дебаты в американском обществе. Это был первый случай, когда у США и его союзников буквально «опустились руки».

Деятельность ООН в Ливии оказывалась также неэффективной. Совет Безопасности до конца года принял ряд резолюций - 2009, 2016, 2017, 2022. Они содержали призывы к ПНС навести порядок, соблюдать права человека, была создана миссия ООН по поддержке Ливии. Сделаны шаги по формированию финансово-экономической системы страны (2016, п. b), по контролю над военными поставками (2017). Другие меры по упорядочению ситуации касались ограничения передвижений и наложения финансовых санкций на группы и отдельные лица, подрывающие порядок и стабильность в Ливии, срывающие меры переходного периода, но понятно, что они были как мертвому припарки. Ливийцы, жившие по своим канонам, похоже, игнорировали эти призывы. Хотя было введено эмбарго ООН на поставки оружия в Ливию, его там не стало меньше, тем более что контролировать границы в общем-то было уже некому.

Только к концу года американцы пришли в себя и решили продолжить усилия по примирению сторон. Выяснилось, что за это время участники ВНК не смогли договориться по важнейшим вопросам, касающимся как сроков их полномочий, так и введения законов исламского правления. В обстановке правового беспредела в стране стали править вооруженные отряды милиции, криминальные и исламистские группировки получили свободу рук. В конце 2013 года началась подготовка к очередным выборам в конституционную ассамблею. Среди избирающихся сразу же возникли споры относительно сроков полномочий ВНК, запрета участия в них лиц, занимавших административные должности при Каддафи, по вопросам придания статуса исламскому законодательству, конечно, по вопросам представительства и как поступить с милицейскими формированиями.

К моменту проведения выборов 2014 года в Палату представителей выяснилось, что члены ВНК не хотят отказываться от своих полномочий в пользу новых членов ПП, и проблема эта оказалась нерешаемой. В результате в восточной части Ливии местные члены ПП от города Тобрук, Ливийская национальная армия (ЛНА) и отдельные отряды милиции из района Бенгази создали свою коалицию, начавшую наносить удары по радикальным исламистам, получавшим поддержку со стороны Катара, Турции и Судана. В западной части страны сложился противовес им в виде остальных членов ВНК и отрядов милиции, объединенных в организацию «Рассвет Ливии», не признающих ЛНА.

После предпринятых при посредничестве ООН усилий отдельные члены коалиций вступили в переговорный процесс, имело место также заключение соглашений о прекращении огня. В декабре 
2015 года в Марокко под патронажем ООН было достигнуто соглашение в рамках Ливийского политического согласия (ЛПС) по созданию промежуточного ПНС, в который бы вошли представители основных политических сил, и так называемого президентского совета в составе девяти человек. Премьером был назначен Фаиз Сарадж, который был доставлен в Ливию итальянскими военными. ЛНА с лояльными ей милицейскими группировками, сумевшими к сентябрю 2016 года взять под свой контроль ряд важнейших инфраструктурных объектов в районе города Сирт, отказались признать условия ЛПС справедливыми. К тому времени лидер восточной группировки Халифа Хафтар был произведен из генералов в фельдмаршалы*. (*Одной из немаловажных заслуг Х.Хафтара считают не военную. Он сумел напечатать деньги - ливийские динары для восточной области Ливии - Киренаики, что укрепило его авторитет.) В восточной части Ливии премьер ПНС Ф.Сарадж наладил административный контроль в городе Триполи, но не более того. По свидетельству итальянского источника, отряды милиции вокруг Триполи все меньше прислушиваются к призывам ПНС и президентского совета. Южные районы Ливии (провинция Феззан и др.) вообще оказались «черными дырами», где племена тубу, авляд сулейман, варфалла и туареги ведут борьбу за контрабандные тропы22.

Но ладно бы территория Ливии делилась между местными фракциями, влиятельными людьми и полевыми командирами. В страну - и особенно после развертывания полномасштабных действий против отрядов ИГИЛ и «Аль-Каиды» (запрещенных в России) в Сирии - хлынули отряды их представителей. Согласно американским оценкам, только боевиков ИГИЛ в страну проникло более 6 тыс. человек. Исламисты стали брать под свой контроль целые территории в исторических областях Ливии - Триполитании, Киренаике (Барке) и Феззане. Существенную роль в разгроме радикальных исламистских группировок сыграла милиция города Мисураты, которая пользовалась поддержкой США и заслужила их благосклонность.

Что же касается, наверное, главного внешнего игрока - Соединенных Штатов, то они нередко перекладывали решение ливийских проблем на своих союзников и структуры ООН. Если в период свержения М.Каддафи в 2011 году они выделили Ливии помощь - военно-материальную, экономическую, гуманитарную и др. - в размере 163 млн. долларов, то в 2012 и 2013 годах - по 38 млн. долларов, а в 2014 - порядка 6 млн. долларов. В последующие два года средства выделялись в размере 27 и 18 млн. долларов, и лишь в 2017 году эта цифра возросла до 139 миллионов23. С июля 2014 года Госдеп США прекратил свою деятельность в Ливии, американские дипломаты стали контролировать реализацию своих программ в этой стране через так называемый ливийский внешний офис, разместившийся в посольстве США в Тунисе. В 2018 году обстановка в сфере безопасности так и не позволила им вернуться в страну, в которой они наводили порядок.

В целом Вооруженные силы США провели в Ливии две большие операции - в 2011 году по свержению М.Каддафи и в 2016-м по уничтожению позиций ИГИЛ в районе портового города Сирт, а в промежутках наносили ракетно-бомбовые удары по позициям ИГИЛ и «Аль-Каиды», но так и не смогли их искоренить. Согласно американским оценкам, в Ливии складывается множество противоборств: исламистов с неисламистами, жителей городов с жителями деревень, одних племен с другими, этнически крупных групп с более мелкими24. Возникают трения и между их внешними кураторами. Так, итальянцы больше делают ставку на Ф.Сараджа, позиции которого являются шаткими, в то время как французы склоняются к поддержке более сильной фигуры - Х.Хафтара. При этом итальянцы валят всю вину за произошедшее в Ливии на Францию и Н.Саркози, заварившего всю эту кашу. Пришедшая в Белый дом администрация Д.Трампа подтвердила свою ставку на ПНС и свой интерес в предоставлении Ливии помощи для решения задач переходного период25. Словом, полномасштабной гражданской войны не ведется, но вооруженные стычки и силовые акции постоянны, и найти какую-то общую составляющую между ними не удается.

Согласно американским оценкам, в течение 2016 года значительная часть Ливии была освобождена от формирований ИГИЛ, однако Вашингтону не удалось ничего сделать, чтобы обеспечить прогресс в деле национального единения. В мае 2017 года в Триполи побывали американский посол в этой стране П.Бодди и командующий силами Африканского командования генерал Т.Вальдхаузер. Они встречались с лидерами различных группировок, обсудили вопросы примирения и помощи в вопросах безопасности. Вопрос никак не решался и, по признанию официальных лиц, США в начале 2018 года продолжали наносить ракетно-бомбовые удары по позициям формирований ИГИЛ.

Можно было бы долго описывать развитие политического процесса в современной Ливии. То, что там происходит сегодня, кому-то напоминает усугубляемую правовым беспределом средневековую раздробленность, в развитии которой участники меняются ролями, силой и весом. Кому-то - кланово-бандитский раздел зон влияния, кому-то - анархию. Много лет проживший в Ливии российский журналист Равиль Мустафин справедливо отмечал: «Основная угроза для будущего страны и региональной безопасности связана с трансформацией «революционных милиций» в хорошо организованные и прекрасно вооруженные мафиозные структуры, фактически подмявшие под себя государство, диктуя ему свои решения и распределяя между собой значительную часть ресурсов»26. На мой взгляд, происходящее в стране можно охарактеризовать русским понятием «махновщина», но только с оговоркой. Если Нестор Иванович был идеологом и проповедником идей анархизма, то ливийские революционеры и таких целей перед собой не ставят, но имеют схожий результат.

Перспектива

Итак, в Ливии в конце года должны состояться президентские выборы. Но предсказать, насколько они будут цементирующими, насколько долго будет продолжаться противостояние разных группировок, - все равно что писать вилами по воде. Предлагаются разные варианты решения проблемы. Заслуживают внимания соображения итальянского автора А.Варвелли, который считает, что посредничество нужно организовывать и между низовыми социальными и экономическими группировками, военизированными формированиями, необходимо готовить президентскую гвардию, способную наводить порядок в стране, на начальных этапах больше полномочий центра делегировать периферии. Стабилизация должна идти снизу вверх. Необходимо создавать островки стабильности, например вокруг Триполи, где проживает почти треть населения страны, демонстрировать при этом привлекательные экономические проекты по развитию инфраструктуры - восстанавливать дороги, школы, больницы - все, что особенно пострадало в ходе военных действий27.

Все наблюдатели согласны, что пока ситуация в Ливии слабо перспективная с точки зрения формирования единого централизованного и стабильного государства. Две проблемы становятся на повестку дня особенно остро. Это контроль за добычей и транспортировкой нефти, где наблюдается произвол. И вторая - контроль за передвижением населения, которое бежит от военных действий, от нужды, обусловленной опять же военными действиями. Миграционный поток в Ливии приближается к 700 тыс. человек.

Действия лидеров группировок разнонаправлены, у каждого из них есть свои спонсоры и свои протежеры, и они отнюдь не вечны. Нет сильной личности - стронгмэна, вокруг которого было бы возможно такое объединение. Фельдмаршала Халифу Хафтара можно было бы считать таковой, но его авторитет распространяется больше на Киренаику - северо-восточную часть Ливии. К тому же Х.Хафтар не молод, ему 75 лет, и ожидать от него особого энтузиазма не приходится. Хотя недавно он предложил еще один вариант решения проблемы, пообещав освободить Ливию от военизированных группировок путем похода на Триполи. Считается, что частью его плана является высылка напитавшихся деньгами лидеров милицейских группировок за рубеж и их обустройство при гарантии последующего непреследования со стороны новых ливийских властей28. В принципе - план рабочий. Вопрос состоит в том, насколько с ним согласятся оппоненты и стоящие за их спинами западные страны, насколько они будут потом корректировать такое решение, если оно состоится.

Американский источник констатировал: возможность полномасштабной гражданской войны в Ливии реальна29, ливийские власти оказались неспособными сформировать стабильное правительство, обеспечить безопасность, создать финансовую систему. Хотя люди в целом устали от войны и хотят определенности.

Вообще США и их союзники оказались в весьма непростой ситуации. Пока она в стране напоминает замкнутый круг: нужно создать условия для выборов и последующего наведения порядка, говорят на Западе, но пока условий нет - значит, ожидать от выборов судьбоносных положительных сдвигов не приходится. Несомненно, они говорят о национальном примирении, проведении выборов, понятно, прекращении огня в Триполи, создании централизованной системы поддержания безопасности единого финансово-экономического пространства, ливийского центробанка и т. п. А вот как сами участники предполагаемого урегулирования оценивают условия - это иной вопрос.

Многие эксперты сравнивают Ливию с Афганистаном и не видят возможностей прекращения междуусобиц еще долгие годы, если не десятилетия. Тем не менее при всем этом наблюдается несколько факторов, которые оказывают и будут оказывать влияние на последующие трансформации как в позитивном, так и негативном ключе.

Одна из главных проблем - это отсутствие компромиссной консолидирующей сильной личности, общеливийского морального авторитета, способного сцементировать нацию. Если на начальном этапе революционных событий на первом плане находились люди известные, которые имели опыт госуправления и, возможно, какие-то взгляды на дальнейшее развитие страны (такие персоны, как соратник Каддафи по революции Мухаммад Джалиль, министр внутренних дел Абдельфаттах Юнис, бывший глава МИД Абдельрахман Шалкам, еще один глава МИД Мусса Куса и некоторые другие), то на смену им пришли люди «второго эшелона», более нахрапистые и отвечающие требованию момента, предпочитающие решать свои собственные местечковые проблемы - расширить зоны влияния и обогатиться. Какие-то реальные теории и концепции обустройства страны не озвучиваются. В свое время российский посол Олег Пересыпкин утверждал: «Цель оппозиционеров - убрать Каддафи. А вот что дальше, некоторые из них и сами не знают. Поначалу они будут разбираться между собой, у кого какой пост будет и что это будет за государство»30. Это разбирательство продолжается семь лет, и теперь Запад сам не знает, что делать с Ливией и какую общую составляющую можно найти у всех этих противостоящих друг другу и враждующих группировок и кланов. Далее некоторые реалии очевидны.

Во-первых, принципы западной демократии оказались неприменимы к Ливии, как они оказались мало применимы и в отношении других арабских стран, прошедших через «цветные революции».

Во-вторых, идейный вакуум недопустим, он должен чем-то заполняться хотя бы для того, чтобы осмыслить жизнь населения, ливийский народ, и это подтверждает деятельность первого ВНК, сделавшего крен в сторону исламизма. Поэтому главный вопрос: каким окажется ливийский исламизм - ближе к воззрениям ИГИЛ, «Аль-Каиды», «Братьев-мусульман» или же более-менее иных умеренных исламистов? - остается открытым, но не исключено, что он останется таким же пестрым, как нынешняя политическая карта страны. Противоречие заключается в том, что пока у ливийцев один доктор, знающий только свои рецепты, - это Запад, и насколько ливийская национальная идея его будет устраивать.

В-третьих, не исключается реанимация ряда ценностей джамахирийского периода. Сегодня многие ливийцы начинают понимать, чтό они утратили, и ностальгируют по временам Каддафи. Одним из признаков этой ностальгии является активизация политической роли в стране его сына - Сейфа аль-Ислама, пытающегося в 2018 году баллотироваться на пост главы государства.

В-четвертых, до наведения порядка, в том числе на границах, Ливия будет будоражить Европу. В южной части страны остаются открытыми «ворота» миграции, где через территории племен тубу и зувайя массы африканского населения двигаются к побережью Средиземного моря и дальше в Южную, Центральную и Северную Европу.

В-пятых, время играет свою негативную роль: за восемь лет население как-то успело свыкнуться с той моделью состояния общества, в котором оно проживает, и приспособиться к ней. Правители, контролирующие отдельные территории, вряд ли захотят делиться теми своими властными полномочиями, которые они обрели, и уж тем более не захотят делиться деньгами, обретенными от продажи нефти. В этом плане Ливии грозит раздробление на Триполитанию, Киренаику. Возможно раздробление Феззана, не имеющего выхода к морю.

И, наконец, в Ливии скопилось много оружия, самого разного, а если принять во внимание отсутствие границ, то контрабандно могут пополняться любые арсеналы. Только у России Ливия покупала оружия от 1 до 2 млрд. долларов в год, немало и у других стран. Вооруженные милицейские группировки могут владеть значительным арсеналом разрушения, и не исключена их борьба за доходы от той же самой нефти.

Запад, который совершил операцию по свержению М.Каддафи, инвестировав в нее миллиарды долларов, не намерен уходить из страны, более того, стремится закрепиться там экономически. А следовательно, будет и дальше контролировать происходящие там политические процессы, поддерживать своих ставленников. Отношение ливийцев к западным странам ожидательно-негативное. Ожидательно, потому что они ждут от него инвестиций, денежных вливаний. Негативное - вследствие того, что именно западные страны бомбили Ливию в 2011 году, - как среди сторонников Каддафи, так, очевидно, и среди тех, кто ему противостоял. При всем при этом Ливия обречена на тесное взаимодействие с Западной Европой, поскольку именно туда ведут основные потоки ливийской нефти. Отношение ливийцев к тем рецептам внутреннего обустройства, которые им навязывают «победители», мягко говоря, является спорным и особого доверия к ним нет. Со своей стороны, регулируя процессы консолидации ливийского общества, западные страны опасаются его исламизации и радикализации, что вполне реально.

Но есть и обнадеживающие моменты. Ливия продавала и будет продавать нефть, от которой зависит благосостояние ее народов. Для продажи нефти необходима определенная стабильность и порядок, что будет привлекать покупателей. Это касается не только работы буровых установок, но и транспортной сети, трубопроводов, портов и терминалов и, конечно, восстановления финансовой системы. Разведанные запасы нефти в этой стране составляют порядка 48 млрд. баррелей, по данному показателю страна входит в мировую десятку. Видимо, этот фактор будет побудительным для поиска мира и компромиссов игроков - внутренних и внешних.

Как ни странно, но неспособность Запада решить ливийскую головоломку повышает шансы России в этой стране. Арабы на протяжении десятилетий привыкли балансировать между ведущими державами, отрегулировать ситуацию может только Россия, поскольку и Италия, и Франция, и все прочие страны ЕС ассоциируются с США и не могут им хоть как-то перечить, тем более противостоять. Участие России во внутриливийском урегулировании придаст ему весомость. Сейчас по мере затягивания процесса восстановления законности и порядка в стране, который, кстати, необходим для решения вопросов экономики и внешней торговли, «страны-победительницы» все больше вспоминают о России. Так, итальянский эксперт А.Бессаро напоминает о том, что ливийцы хорошо знакомы с русскими: с 1973 по 1992 год в стране работали свыше 11 тыс. советских/русских советников и специалистов, почти все ливийские высшие военные руководители и старшие офицеры прошли подготовку в СССР или России, в том числе применительно к периоду 2004-2011 годов. Ливийцы привыкли к российскому вооружению, а ЛНА практически полностью опирается на него31. Не менее значимыми являются и итоги взаимодействия Ливии с СССР и Россией в сфере энергетики.

До президентских выборов в Ливии осталось два месяца. Поживем - увидим.

 

 

 1Цит. по: El-Khawas Mohamed. Qaddafi: His Ideology in Theory and Practice. Brattleboro, Vermont: Amana Books, 1986. P. 127.

 2Ibid. P. 83.

 3Зеленая книга. Часть первая. Решение проблемы демократии. Власть народа. С. 37.

 4Там же. Часть третья. Общественный аспект Третьей всемирной теории. С. 26.

 5Там же. Часть первая. С. 16.

 6Там же. С. 8.

 7Там же. С. 11.

 8Там же. Часть третья. С. 53.

 9El-Khawas Mohamed. Op. cit. P. 119.

10Правда, по данным академика Е.Примакова, Каддафи слукавил: деньги он собрал с иностранных компаний в обмен на право добывать углеводороды в Ливии // См.: Примаков Е. На вето величие державы базироваться не может // Московские новости. 7 апреля 2011.

11http://www.gazeta.ru/2003/12/20/box_3681.shtml

12Егорин А. Каддафи. Хроника убийства. М.: Алгоритм, 2013. С. 8.

13Там же. С. 13.

14Подцероб А. Каддафи, которого я знаю, никогда не отступает // Известия. 29 марта 2011.

15Там же. С. 11.

16http://www.cbsnews.com/stories/2011/03/23/501364/main20046134.shtml

17Егорин А. Указ. соч. С. 14.

18РИА Новости // https://ria.ru/arab_ly/20110321/356344423.html

19Трамп пригрозил лидеру КНДР ливийским сценарием. 18 мая 2018 г. // https://news.mail.ru/politics/33503687/?frommail=1

20См., например: Mohamed El-Khawas. Op. cit. P. 127.

21Blanchard Ch. Libya: Transition and US Policy. Wash.: Congressional Research Service, 
May 2, 2018. P. 6.

22Varvelli A. Through the Strains: A Viable Roadmap for Libya? // Looking Ahead: Charting New Paths for the Mediterranean. Mediterranean Dialogues. Rome, 2017. P. 60.

23Blanchard Ch. Op. cit. P. 38.

24Ibid. P. 3.

25Ibid. P. 1.

26Мустафин Р. Из революционеров - в мафиози // Независимая газета. НВО. 24 августа 2018.

27Varvelli A. Op. cit. P. 61.

28См. подробнее: Мустафин Р. Хафтар обещает освободить Триполи от вооруженных группировок // Независимая газета. 13 сентября 2018.

29Blanchard Ch. Op. cit. P. 1.

30Пересыпкин О. Мертвый Каддафи им страшнее, чем живой // Московские новости. 
29 апреля 2011 // http://www.mn.ru/newspaper/world/68964

31Beccaro A. Russia: Looking for a Warm Sea // Foreign Actors in Libya’s Crisis / Ed. by K.Mezran and A.Varvelli. Milano: Lidizioni LediPublishing, 2017. P. 76.



Другие статьи автора: Фролов Александр

Архив журнала
№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба