Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » м№6, 2019

Ольга Ходинова
Франция: попытки интеркультурализма
Просмотров: 93

 

 

Вместо эпиграфа хочется поделиться историей, рассказанной мне одним из сотрудников Посольства России в Марокко. Случай пообщаться представился в Рабате во время январской поездки министра иностранных дел России С.В.Лаврова по странам Северной Африки. По словам моего собеседника, он из любопытства беседовал с беженцами, которые направлялись в европейские страны, чтобы понять их мотивацию и ожидания. Так вот, один из них, 27-летний литературовед (!) из Камеруна, поделился: семья его живет небогато, у него четверо братьев и небольшой дом с участком. На вопрос, зачем ему нужно в Европу, ответил, что «хочет кушать», а на вопрос, знает ли он, как сажать картофель, ответил отрицательно. Зато молодой специалист был свято уверен, что во Франции его обеспечат жильем, он будет сыт, сможет реализоваться и что его ждут на работу с распростертыми объятиями чуть ли не в Сорбонне.

По последним данным Евростата, в 2017 году Франция приняла 370 тыс. мигрантов [15] (для страны это рекорд) и примерно половина из них рождены не на европейской территории. Свежих цифр за 2018 год можно ожидать летом этого года. Основной поставщик иммигрантов в страну - Африка: около 30% приехали из Магриба, а чуть более 14% - из других африканских стран [30]. Для государства со 100-летней историей иммиграции и, как минимум, 200-летней историей колоний в Северной Африке это вполне логичная и нормальная ситуация. Задача управления социально-культурным разнообразием стоит перед властями Франции уже несколько десятилетий и остается в повестке сегодня.

«Добро пожаловать отсюда»

Во Франции за прием иностранцев отвечает Бюро по иммиграции и интеграции (OFII). Решение о предоставлении статуса беженца принимается Управлением по защите беженцев и апатридов (OFPRA). Процедура очень долгая, запутанная и предполагает несколько этапов. Показательно, что в октябре 2018 года ведомство опубликовало обновленную инструкцию на 60 (!) страницах [19]. Схематично процедура изображена на Рис. 1.

Рис. 1

Алгоритм процедуры в OFPRA

Источник: https://www.ofpra.gouv.fr/sites/default/files/atoms/files/190107_-_deroulement_de_la_procedure_a_lofpra_-_schema.pdf (accessed: 16.03.2019).

Вся процедура в так называемом «нормальном порядке» занимает около восьми месяцев.

Новый закон «О контролируемой иммиграции, эффективном праве на убежище и успешной интеграции» от 10 сентября 2018 года [24] ужесточает процедуры и сокращает сроки: для подачи заявления о предоставлении убежища у иностранцев теперь есть только 90 дней с момента прибытия вместо 120; повторно подать заявление можно лишь в случае изменения жизненных обстоятельств; в течение периода обжалования для тех лиц, которым было предписано покинуть страну, не исключен домашний арест; максимальная продолжительность содержания под стражей увеличивается вдвое - с 45 до 90 дней. Административный арест для проверки права на проживание во Франции также увеличивается с 16 до 24 часов. Несанкционированное пересечение внешних границ наказывается лишением свободы на один год и штрафом в размере 3750 евро. Наконец, законом предусмотрена облегченная и ускоренная процедура депортации беженцев, если будет доказано, что на самом деле они - экономические мигранты.

В то же время закон поддерживает уже сложившуюся за несколько лет тенденцию на выборочную иммиграцию в части привлечения профессионалов. С 2016 года срок действия «паспорта талантливого специалиста» продлен до четырех лет, в новой редакции закона отдельно прописано право на такой паспорт для сотрудников инновационных компаний.

Очевидны главные цели нового закона: усиление борьбы с нелегальной иммиграцией; стимулирование притока высококлассных специалистов; ускорение процедуры выдворения из страны. Президент Э.Макрон, который во время предвыборной кампании обеспечил себе поддержку 90% экспатов, заявляя, что «миграция - шанс для Франции» [28], теперь говорит, что «страна не может принять всех бедных» [5]. Показателен случай, спровоцировавший осенью 2018 года крупный дипломатический скандал между Францией и Италией: жители приграничного итальянского района сняли на видео, как французские жандармы прямо в лесу высаживают из своего фургона, очевидно, нелегальных мигрантов и уезжают, бросая тех на произвол судьбы [8]. Таким образом французские власти стараются максимально ограничить прием нежданных гостей, даже невзирая на риск поссориться с соседями по ЕС.

В 2017 году во французском МВД зарегистрировали исторический максимум прошений об убежище - свыше 100 тыс. заявок, это на 17% больше, чем в 2016 году. Вот только статистика одобрений куда менее впечатляющая: искомый статус получила едва лишь треть просителей - 32 тыс. беженцев. Еще около 15 тыс. человек покинули Францию в принудительном порядке (что на 14,6% больше, чем в 2016 г.), 12 тысяч сделали это добровольно [6]. Комментируя усиленные темпы выдворения нелегалов из страны, еще в начале 2018 года тогдашний глава МВД Франции Ж.Коллон разводил руками: «Да, мы обязаны это делать, потому что в какой-то момент мы не сможем обеспечить будущее всем подряд» [4]. Слова Ж.Коллона подтверждает неутешительная статистика жизни в так называемых banlieue - бедных пригородах. Ее мы рассмотрим чуть ниже.

Интеграция мигрантов как необходимость для Евросоюза, интеркультурализм как возможность

С середины 2000-х годов над Европейским союзом будто светится неоновая вывеска «Интеграция». Десять с лишним лет ЕС дорабатывает, «докручивает» концепцию приема мигрантов из третьих стран, хотя ее базовые принципы были сформулированы еще в 2004 году в Гаагской программе [31]:

- интеграция - это двусторонний процесс, в который вовлечены и житель неевропейского происхождения, и принимающее общество (курсив мой. - О.Х.);

- интеграция включает в себя борьбу против дискриминации, но является более всеобъемлющим явлением;

- интеграция подразумевает уважение к основным ценностям Европейского союза и основным правам человека;

- интеграция требует базовых навыков для участия в жизни общества;

- интеграция зависит от частого взаимодействия и межкультурного диалога (курсив мой. - О.Х.) между всеми членами общества в рамках общих форумов и мероприятий с целью улучшения взаимопонимания;

- интеграция распространяется на различные области, включая трудовую деятельность и образование.

Во Франции, как и во многих странах - членах ЕС [1], приоритет в интеграционных программах отдается знанию языка и финансовой независимости приезжих из третьих стран. Каждый, кто хочет жить во Франции сегодня, должен подписать «Договор о республиканской интеграции» [7], по которому обязуется уважать основные принципы Республики (свободу, равенство, братство и светскость), а также участвовать в процессе «персонализированной интеграции во французское общество» (изучить язык, историю, культуру).

Но поскольку в стратегических документах говорилось об интеграции как о дороге с двусторонним движением, было необходимо менять и логику бытия принимающих обществ. В 2008 году Совет Европы выпустил Белую книгу по межкультурному диалогу «Жить вместе в равном достоинстве», спровоцировав мощную дискуссию в научных, экспертных и политических кругах. Она провозгласила переход к новой, «межкультурной парадигме», предложила обеспечивать мирное сосуществование различных культур с опорой на либеральные концепции «культурного разнообразия» и универсальные ценности: права человека, демократию, верховенство закона и признание того, что все люди имеют равное достоинство и право на равное уважение [26].

Межкультурный подход предполагает, что для эффективного участия в диалоге с представителями иной культуры европейцы должны обладать соответствующими компетенциями: в частности, «непредубежденностью, эмпатией, когнитивной гибкостью, способностью адаптировать свое поведение к новым культурным контекстам, а также определенными лингвистическими навыками» [21: с. 26]. В Белой книге прямо утверждается, что межкультурная компетентность не приобретается автоматически: ее нужно изучать, практиковать и поддерживать в течение всей жизни. Важную роль в подобном образовании и воспитании европейцев играют, конечно, институты гражданского общества, религиозные общины и СМИ.

Очень показательно в этой связи освещение во французской прессе теракта в редакции «Charlie Hebdo» - крайне острого социально-политического момента, который предоставлял простор для спекуляций о религии и национальности: никто из журналистов не эксплуатировал алжирское происхождение братьев Куаши, организовавших атаку. Во Франции для этого даже есть спецтермин - «l’amalgame», русский аналог - «ненавешивание ярлыков»: необходимость уйти от смешения вопросов происхождения, веры и соображений политической конъюнктуры. Как отметили иностранные журналисты, «общее понимание было таково, что это смешение неприемлемо по двум причинам: оно взрывоопасно и абсолютно чуждо республиканским ценностям французского универсализма» [17].

В 2009 году ЮНЕСКО выпустила доклад «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами», в котором межкультурный диалог (интеркультурализм) был назван концепцией будущего [3].

В 2016 году Еврокомиссия представила «План действий по интеграции граждан третьих стран» [12]. В нем процесс интеграции по-прежнему подается как двусторонний, в котором принимают участие не только иностранцы, но и общества-реципиенты, а доступ к рынку труда, образованию, различным услугам предоставляется в обмен на уважение ценностей принимающей страны. Однако в данном документе акцент делается уже не на культурном, а на социально-экономическом аспекте интеграции. Она рассматривается как залог сплоченности общества и экономической эффективности, а также в качестве средства максимизации отдачи от иммиграции. Разработан комплекс мер для улучшения процесса интеграции, как раз в русле интеркультурализма:

- интеграционные меры до прибытия не-европейцев на территорию ЕС (развитие телефонных служб, интернет-сервисов информирования);

- содействие в доступе к образовательным учреждениям всех уровней, языковые курсы;

- повышение занятости: признание дипломов и квалификаций, активное привлечение навыков, в том числе беженцев, поддержка предпринимательства среди иммигрантов, микрокредитование;

- обеспечение новоприбывших жильем и доступом в систему здравоохранения, обучение медперсонала для работы с иностранцами;

- поощрение проектов по социальной включенности (спортивных и иных секций с участием иммигрантов, беженцев, местного населения);

- обмен лучшими практиками между странами - членами объединения.

Документ носит программный и рекомендательный характер, поскольку интеграция граждан третьих стран в ЕС относится к компетенции национальных государств [2]. Главное отличие интеркультурализма от концепций-предшественниц как раз в том, что он предлагает работать на местном, муниципальном уровне и фокус интеграционных усилий должен быть направлен уже не на группу (как предполагала парадигма мультикультурализма), а на личность каждого отдельного иностранца, «Другого».

Сегодня межкультурный диалог назван стратегическим направлением культурной политики ЕС [20]. В поддержку межкультурного разнообразия Евросоюз серьезно инвестирует: за 2017-2018 годы было профинансировано 12 проектов по интеграции беженцев в рамках программы Creative Europe1, общий бюджет которой составляет почти 1,5 млрд. евро. Она рассчитана на семь лет (2014-2020 гг.) и включает в себя проекты в сфере образования (Erasmus+) и здравоохранения, создание высокотехнологичных рабочих мест, улучшение доступа к рынкам малого бизнеса и др. То есть нацелена на повышение качества жизни в целом, улучшение общественной среды. На специально созданном «Европейском веб-сайте по интеграции» публикуются последние новости о реализации по всему пространству ЕС межкультурных проектов [14]. Между тем иммигранты и беженцы, легально находящиеся в ЕС, по-прежнему остаются социально незащищенной категорией.

Интеркультурализм по-французски: современная городская политика

Во Франции трудности мигрантов с точки зрения социальной и экономической интеграции часто усугубляются административными и правовыми препятствиями, а также сложностью системы соцзащиты, что на практике ощущают не только люди со статусом иностранцев, но и сами соцработники, которые призваны им помогать. Во многих случаях приезжим приходится использовать правовую экспертизу или прибегать к суду для защиты своих прав. Простое продление вида на жительство, предоставление дополнительной государственной медицинской помощи требуют поддержки или даже использования правового инструмента в условиях ограничительной административной практики. В более широком смысле доступ к организациям общего права, жилью и занятости является для многих мигрантов и их потомков настоящей «полосой препятствий» [18: с. 133].

Вот что рассказывает психиатр из Алжира, 53-летний Тайеб Ферраджи: «Я 24 года живу во Франции, и я установил себе правило, что, когда мне звонят с родины и спрашивают, ехать или нет во Францию, я отвечаю: «У кого-то это срабатывает, у кого-то нет, что касается лично вас - вам решать». Когда мои знакомые просят меня о помощи, потому что в Алжире нет инфраструктуры для детей с аутизмом, я говорю: «Медицинская инфраструктура важна, но вы должны понимать, что во Франции человек предоставлен сам себе: в префектуру вы едете сами, работу вы ищете сами, никто за вас это не сделает». Но этот факт ежедневной социальной изоляции (курсив мой. - О.Х.) игнорируется, когда потенциальные эмигранты принимают решение. Зато все спрашивают меня об отказе от ислама. Да, Франция даже после атак 2015 года не сравнится с Алжиром темных лет» [22].

А вот исповедь 38-летней Эсси из Того, которая работает консьержкой и уборщицей: «Когда мой отец отправил меня во Францию, мне было 14 лет. Теоретически я должна была пойти в школу, но африканская семья, в которую меня отправили, сделала из меня служанку, сдавая «в аренду» соседям. Это рабство длилось четыре года. Сейчас я работаю, отправляю домой, в Ломе, деньги. Живу в комнате 8 м2 с туалетом на этаже, за 500 евро в месяц, но дома мои проблемы никого не интересуют, они говорят мне, что во Франции никто не умирает от голода, и это правда. Когда я была ребенком, нашей единственной едой было тесто из кукурузной муки с различными соусами. Сегодня мне 38, и я живу в Париже уже 25 лет в своем доме. Когда я разговариваю с моим отцом, двумя сестрами и двоюродными братьями, я понимаю, что у них в голове образ тоголезцев, которые возвращаются из Франции как лорды, и это обаяние мечты. И если я говорю о своей депрессии, недостатке тепла или плохом жилье, мне говорят о серповидноклеточной анемии - генетическом заболевании, которым страдает африканское население и от которого в этом году умер мой двоюродный брат. Ему было 12 лет» [22].

Но не только иностранцы и их семьи живут в условиях социальной нестабильности. Наиболее вопиющие проблемы во многих французских районах - безработица, антисанитарное жилье, перенаселенность, отсутствие возможностей для профессионального роста и т. д. - общие для людей скромного социального происхождения. Это подтверждается многими исследованиями.

Так, в 2014 году, еще при Ф.Олланде, во Франции были определены 1540 приоритетных городских районов (les quartiers prioritaires de la ville, QPV) - зон особой чувствительности с совокупным населением 5,5 млн. человек [27]. Это преимущественно потомки иммигрантов во втором, третьем и уже четвертом поколениях, являющиеся французскими гражданами. Тогда же, в 2014 году, вышел «закон Лами» о городском планировании и сплоченности городов, который заложил основы «Новой национальной программы обновления городов 2014-2024» (NPNRU) [25], сейчас она продлена до 2030 года. Программа затрагивает 2 млн. человек в наиболее бедных регионах страны, обозначены 200 «кварталов национального интереса», 58 из них сосредоточены в столичном регионе Иль-де-Франс. На десять лет выделено 5 млрд. евро из бюджета, планировалось привлечь еще 20 млрд. местных инвестиций. Цель - «новый город» с безопасной средой, развитой инфраструктурой, благоприятным социальным климатом. В проекте - создание 300 тыс. рабочих мест. Основные принципы: вовлеченность жителей; комплексный подход к устройству агломерации; развитие частной предпринимательской активности с привлечением инвесторов; устойчивое развитие с обеспечением надлежащего качества окружающей среды. В 2016 году Национальная обсерватория городской политики подсчитала, что 42,6% населения таких кварталов целевого внимания живут в бедности, а уровень безработицы составляет 25,3% (почти втрое выше, чем в среднем по стране) [27].

Следующий «подход» к теме муниципального управления культурным разнообразием сделал Э.Макрон. По его поручению бывший министр городской политики Ж.-Л.Борло подготовил доклад «Жить вместе, жить по-настоящему - для национального примирения». В нем содержалась весьма удручающая статистика:

- в QPV в среднем проживает больше молодежи, чем в благополучных районах, при этом в два раза меньше детей ходят в школу, в три раза меньше - в подготовительные классы;

- население QPV более разнообразного культурно-национального происхождения;

- для жителей доступно меньше социальных услуг и услуг в сфере здравоохранения, меньше культурно-досуговых и спортивных центров, центров занятости; хуже развита сеть общественного транспорта;

- больше 60% домов - социальное жилье 1970-х годов постройки;

- в среднем в два раза больше людей чувствуют себя «неуверенно», в три раза больше людей подвергаются дискриминации [32].

В докладе Борло также содержались и предложения, как ситуацию менять: призыв к мобилизации городского населения и 19 тематических программ, включающих заботу о раннем детстве, школе, армии, защиту здоровья, борьбу с дискриминацией. Отдельный акцент был сделан на проповедуемое Советом Европы культурное образование, грамотное восприятие и взаимодействие с культурой «Другого»: «Знакомство с «Другим» - это основа действительно инклюзивного и сплоченного общества, его цемент. <…> Необычность, разнообразие - это шанс для нашей страны и ее богатство. Не может быть образования и ставок на будущее без учета этой реальности, и мы должны начать с молодых людей. Если этого не сделать, череда разочарований и социальной напряженности будет продолжать расти, только усиливая социальные, культурные и территориальные различия» [32].

По одному ему известным причинам Э.Макрон отказался от предложений г-на Борло, зато объявил о создании Президентского совета городов и о новой программе «коллективных действий», целью которой было заявлено «обретение согражданами достоинства во всех уголках Республики» [13]. Среди предложенных мер: пополнение штата полицейских в 60 районах к 2020 году; построение «общества всеобщей бдительности» для сведения к минимуму террористической угрозы и наркотрафика; создание 30 тыс. мест для стажировки молодых специалистов; проверка до 2021 года 120 крупнейших французских компаний на предмет трудовой дискриминации [13]. Таким образом, социально-культурный фактор интеграции нивелируется, уступая место соображениям экономики и безопасности.

Рассуждать об успешности этого стратегического проекта пока рано, Э.Макрон несколько месяцев провел в разъездах по стране и встречах с мэрами, до которых лично доносил свои идеи. Но все это время новые беженцы ждали и ждут одобрения своих прошений об убежище, и все эти восемь месяцев, пока длится процедура в «нормальном порядке», этих «Других» тоже нужно как-то интегрировать.

На тактическом же уровне некоторые французские государственные органы уже работают в фарватере, заданном общеевропейскими институтами. Так, в мае 2017 года Бюро по иммиграции и интеграции совместно с Национальным агентством профессионального обучения взрослых (AFPA) запустили программу «Размещение, ориентация, путь к трудоустройству» (сокр. HOPE, с англ. - «надежда»). Ее цель состоит в том, чтобы облегчить интеграцию беженцев путем изучения новой профессии. Сейчас программа работает в 31 центре AFPA в 12 регионах Франции [11], в ней приняли участие уже 1 тыс. беженцев. Питание в центрах бесплатное, беженцы получают зарплату 300-400 евро в месяц. Агентство обеспечивает административную, медицинскую и социальную поддержку, а также юридическую помощь. По вечерам или в выходные дни для беженцев организуют театральные мастер-классы, походы в боулинг или спортивные мероприятия. В 2017 году по итогам такой программы в двух регионах - Иль-де-Франс и О-де-Франс 71% участников получили сертификаты и 62% были заняты на момент окончания обучения [16]. Еще один пример: в августе 2018 года служба OFII открыла телефонную «горячую линию» на нескольких языках для помощи иммигрантам и беженцам. 18 марта 2019 года на линию позвонили 397 раз представители 39 национальностей: 16% из них - афганцы, 8% - малийцы, еще 8% - граждане Кот д’Ивуара, по 7% - граждане Бангладеш и Гвинеи и 6% - пакистанцы2.

Выводы

В настоящий момент Франция продолжает демонстрировать миграционную политику ассимиляционного типа, уделяя особое внимание выборочной иммиграции и выдворению нежелательных социальных элементов. При этом Э.Макрон, как политик популистского толка, пытается претендовать на роль «передовика» Евросоюза в миграционных вопросах. 4 марта 2019 года он обратился к гражданам ЕС с посланием, приуроченным к майским выборам в Европарламент. В своем открытом письме он назвал миграцию вызовом для европейской цивилизации и заявил, что европейцам нужно объединяться и «защищать как свои ценности, так и свои границы» [29]. В качестве одной из мер предложил пересмотреть Шенгенское соглашение. Нетрудно предсказать, что эта тема вновь станет одной из центральных на заседании Евросовета в июне, в контексте приема иностранцев.

Что касается Франции, то, с одной стороны, французское общество не готово «начать любить ближних своих мигрантов». Весьма показателен пример с общенациональным осуждением проекта об «инклюзивном обществе» советника Ф.Олланда Т.Тюо, который предложил, в числе прочего, легализовать всех нелегальных иммигрантов, упростить процедуру принятия гражданства и разрешить публичные молитвы [23]. Инициатива оказалась слишком революционной. С другой стороны, статистика межнациональных браков говорит об обратном: почти каждый третий союз граждане Франции заключают с иностранцами, в основном выходцами из Магриба [9]. Разрешить это противоречие в пользу общественно выгодного сосуществования как раз и призван интеркультурализм.

Несмотря на продолжающиеся в научном сообществе дебаты о месте этого концепта в интеграционной политике современной Европы [10], можно говорить о начале формирования практики интеркультурализма. Ее первые итоги демонстрируют, что при должной инфраструктуре и грамотном управлении культурным разнообразием идеи интеркультурализма успешно находят применение. Очевидно, что межкультурный подход требует культурно-нейтральной правовой и институциональной базы, а также институциональных структур, которые активно поддерживают и поощряют межкультурный диалог. Система госучреждений должна учитывать конкретные потребности представителей культуры «Другого», с тем чтобы они не были несправедливо исключены из участия в жизни общества в целом и в межкультурном диалоге в частности.

 

Источники и литература

1. Биссон Л. Интеграция иммигрантов в ЕС и России: разница в подходах / Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2018. №6. C. 112-118.

2. Биссон Л. Новые предложения Еврокомиссии в сфере легальной иммиграции // Аналитическая записка №32, 2016. Институт Европы РАН // URL: http://instituteofeurope.ru/images/uploads/analitika/an62.pdf (дата обращения: 12.03.2019).

3. Всемирный доклад ЮНЕСКО: Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами // URL: http://unesdoc.unesco.org/images/0018/001852/185202r.pdf (дата обращения: 05.03.2019).

4. В январе 2018 г. Франция выдворила на 29% мигрантов больше, чем в 2017 г. // ТАСС: ежедн. интернет-изд. 2018. 11 фев. // URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4949123 (дата обращения: 10.03.2019).

5. За что во Франции критикуют проект закона об иммиграции? // RFI на русском: ежедн. интернет-изд. 2018. 16 апр. //URL: http://ru.rfi.fr/frantsiya/20180416-vo-frantsii-proekt-zakona-ob-immigratsii-stal-predmetom-zharkikh-sporov (дата обращения: 05.03.2019).

6. Кто и зачем приезжает во Францию: миграционная статистика за 2017 г. // RFI на русском: ежедн. интернет-изд. 2018. 18 янв. // URL: http://ru.rfi.fr/frantsiya/20180118-kto-i-zachem-priezzhaet-vo-frantsiyu-migratsionnaya-statistika-za-2017-god (дата обращения: 15.03.2019).

7. Приехать жить во Францию. Сентябрь 2016 г. // URL: https://www.immigration.interieur.gouv.fr/Accueil-et-accompagnement/Le-livret-d-information-Venir-vivre-en-France (дата обращения: 10.03.2019).

8. Франция - Италия: новый виток полемики // Евроньюс: ежедн. интернет-изд. 2019. 23 янв. // URL: https://ru.euronews.com/2019/01/22/italy-france-row-wrap (дата обращения: 10.03.2019).

9. Французы выбирают иностранцев: статистика смешанных браков // RFI на русском: ежедн. интернет-изд. 2017. 14 мар. // http://ru.rfi.fr/frantsiya/20170314-frantsuzy-vybirayut-suprugov-inostrantsev-statistika-smeshannykh-brakov (дата обращения: 05.03.2019).

10. Ходинова О. Интеркультурализм как новая стратегия включения мигрантов в европейскую нацию (на примере Франции) // Власть. 2019. №01(27). С. 170-176.

11. Avec Hope, l’Afpa propose une offre globale dédiée aux réfugiés // Afpa. Site officiel // URL: https://www.afpa.fr/programme-hope (accessed: 15.03.2019).

12. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, 
the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions, Action Plan on the integration of third country nationals, COM(2016) 377 final of 7.6.2016.

13. Discours du Président de la République. La France, une chance pourchacun // Elysee.fr. Publié 25 mai 2018 // URL: https://www.elysee.fr/emmanuel-macron/2018/05/23/la-france-une-chance-pour-chacun (accessed: 12.03.2019).

14. European Web Site on Integration // URL: https://ec.europa.eu/migrant-integration/ (accessed: 12.03.2019).

15. Eurostat, Migration and migrant population statistics - Statistics Explained, March 2018 // URL: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/pdfscache/1275.pdf (accessed: 12.03.2019).

16. France: Hope, un programme pour intégrer les réfugiés au marché de l’emploi // Infomigrants.net. 2018. 8 feb. // URL: https://www.infomigrants.net/fr/post/7461/france-hope-un-programme-pour-integrer-les-refugies-au-marche-de-l-emploi (accessed: 15.03.2019).

17. France’s Arab population is divided by an invisible wall // NewStatesman.com. 2015. 22 jan. // URL: http://www.newstatesman.com/politics/2015/01/frances-arab-population-divided-invisible-wall (accessed: 15.03.2019).

18. Guélamine F. Action sociale et immigration en France: Repères pour l’intervention. Paris: Dunod, 2009. 244 p.

19. Guide des procédures de l’Ofpra- octobre 2018 // OFPRA. Site officiel // URL: https://ofpra.gouv.fr/sites/default/files/atoms/files/181008_guide_des_procedures_ofpra.pdf (accessed: 16.03.2019).

20. Intercultural dialogue // Official web-site of the European Commission // URL: https://ec.europa.eu/culture/policy/strategic-framework/intercultural-dialogue_en (accessed: 12.03.2019).

21. Interculturalism and multiculturalism: similarities and differences. Ed. by Martyn Barrett. Council of Europe Publishing. 2013. 187 p.

22. La France racontée par les immigrés // Marianne.fr: Magazine hebdomadaire. 2017. 6 fev. // URL: https://www.marianne.net/societe/la-france-racontee-par-les-immigres-0 (accessed: 12.03.2019).

23. La grand nation : pour une société inclusive. Rapport au Premier ministre sur la refondation des politiques d’intégration. 1 erfévrier 2013 // Site officiel // URL: http://www.ladocumentationfrancaise.fr/var/storage/rapports-publics/134000099.pdf (accessed: 05.03.2019).

24. LOI n° 2018-778 du 10 septembre 2018 pour une immigration maîtrisée, un droit d’asile effectif et une intégration réussie (1) // Site officiel // URL: https://www.legifrance.gouv.fr/affichTexte.do?cidTexte=JORFTEXT000037381808&categorieLien=id (accessed: 12.03.2019).

25. Nouveau Programme National de Renouvellement Urbain // Ministère de la Ville, de la Jeunesse et des Sports. Dossier de presse. Le16 décembre 2014.

26. Paper on Intercultural Dialogue «Living Together As Equals in Dignity» // URL: http://www.coe.int/t/dg4/intercultural/source/white%20paper_final_revised_en.pdf (accessed: 05.03.2018).

27. Politique de la ville: quelles orientations après le rapport Borloo? // Vie publique.fr. Site officiel.2018.11 mai // URL: http://www.vie-publique.fr/actualite/dossier/qpv/politique-ville-quelles-orientations-apres-rapport-borloo.html (accessed: 12.03.2019).

28. Pour Macron, l’immigration «se révèle une chance» pour la France // Valeursactuelles.com.2017. 2 mars // URL : https://www.valeursactuelles.com/politique/pour-macron-limmigration-se-revele-une-chance-pour-la-france-70488 (accessed: 12.03.2019).

29. Pour une Renaissance européenne // Elysee.fr. Site officiel. 2019. 4 mars // URL: https://www.elysee.fr/emmanuel-macron/2019/03/04/pour-une-renaissance-europeenne (accessed: 12.03.2019).

30. Qui sont les immigrés en France? // Vie publique.fr. Site officiel. 2018. 23 mars // URL: https://www.vie-publique.fr/france-donnees-cles/immigration/qui-sont-immigres-france.html (accessed: 16.03.2019).

31. The Hague Programme: Strengthening Freedom, Security and Justice in the European Union. Official Journal of the European Union. 03.03.2005. P. 4-5.

32. Vivre ensemble, vivre en grand pour une réconciliation nationale // Site officiel // URL: http://www.cohesion-territoires.gouv.fr/IMG/pdf/sra4_complet.pdf (accessed: 15.03.2019).

Архив журнала
м№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба