Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №34, 2013

Юрий Александров
Юридический практикум
Просмотров: 1114

Новое в законодательстве

В несколько раз увеличен штраф за передачу в учреждения УИС незаконных предметов (Федеральный закон от 23.02.2013 г. № 12-ФЗ «О внесении изменений в статью 19.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Усилена административная ответственность за передачу в учреждения уголовно-испол нительной системы, а также в изоляторы временного содержания запрещенных предметов.

За последние годы число таких нарушений значительно увеличилось. Особенно возросло количество нелегально передаваемых мобильных телефонов. Они используются для поддержания связи с членами преступного сообщества на свободе, совершения новых преступлений, угроз свидетелям и потерпевшим, сокрытия преступной добычи.

В связи с этим штраф за передачу запрещенных предметов (в том числе ее попытку) лицам, содержащимся в учреждениях УИС или изоляторах временного содержания МВД РФ, увеличен с 1–1,5 тыс. руб. до 3–5 тыс. руб.

Одновременно вносятся уточнения юридико-технического характера.

 

Подписан Закон о сокращенном порядке производства дознания по уголовным делам и об отмене обязательного участия понятых в определенных процессуальных действиях (Федеральный закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»).

Установлен сокращенный срок производства дознания, который по общему правилу не должен превышать 15 суток (с возможностью продления его прокурором до 20 суток). При этом ограничиваются пределы доказывания (доказательства будут собираться в объеме, достаточном для установления события преступления, характера и размера причиненного им вреда, а также виновности лица в совершении преступления).

Сокращенный порядок дознания возможен лишь при условии, что уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, которое признает свою вину, характер и размер причиненного преступлением вреда и согласно с ведением уголовного судопроизводства по его делу в сокращенном порядке, отсутствуют основания, исключающие производство дознания в сокращенной форме.

Применение указанного порядка дознания исключается в том числе в тех случаях, когда подозреваемый является несовершеннолетним, имеются основания для применения принудительных мер медицинского характера или подозреваемый относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок уголовного судопроизводства.

Законом также расширены полномочия органов предварительного расследования при проверке сообщения о преступлении. Им предоставлено право получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, а также изымать их, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта, производить освидетельствование, осмотр места происшествия, трупа, предметов и документов.

Предусмотрено, что в определенных процессуальных действиях (в частности, наложение ареста на имущество, осмотр трупа) понятые принимают участие по усмотрению следователя. При этом если по решению следователя понятые в следственных действиях не участвуют, то применение технических средств фиксации хода и результатов следственного действия является обязательным (при невозможности применения технических средств следователь делает в протоколе соответствующую запись).

Кроме того, усилена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и защитником.

 

Участковые уполномоченные полиции (УУП) осуществляют свою деятельность по новым правилам (Приказ МВД РФ от 31.12.2012 г. № 1166 «Вопросы организации деятельности участковых уполномоченных полиции»).

Усовершенствована организация деятельности УУП. Этим же приказом утверждены наставления УУП.

Участковый призван стать ключевой фигурой в полиции, обеспечивающей профилактику правонарушений и преступлений, безопасность массовых мероприятий.

Детализированы и уточнены права и обязанности участковых уполномоченных, а также их руководителей. Как и прежде, участковые работают с заявлениями граждан, проводят рейды, обходы, проверяют неблагополучных жителей, выявляют пьяниц и наркоманов, проверяют чердаки и подвалы.

Новым является то, что участковых нельзя привлечь к выполнению функций, связанных с проверками по заявлениям и сообщениям о преступлениях либо административных правонарушениях, не относящихся к компетенции полиции. Участкового можно привлекать к ряду мероприятий только в тех случаях, когда нет возможности заменить его другими сотрудниками.

Детально прописана работа УУП, которые чаще всего сталкиваются с населением. Закреплено, что должен иметь при себе участковый во время выполнения им служебных обязанностей. Он должен вручить жителям на своем участке визитную карточку, на которой обозначены его контактные данные. Визитки изготовят за счет бюджетных ассигнований.

Кроме того, участковых обеспечат служебным автомобилем и мобильной связью. Сокращен оборот служебной документации. Это должно упростить работу УУП, даст возможность больше времени уделять общению с гражданами.

 

Суды разъясняют…

Какой суд полномочен решать вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу?

Реализация закрепленного статьей 47 (ч. 1) Конституции РФ права каждого на законный суд, предполагающего рассмотрение дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, обеспечивается в уголовном судопроизводстве распределением компетенции между судами общей юрисдикции путем закрепления в уголовно-процессуальном законе правил подсудности, в том числе на основе предметного (родового) и территориального признаков.

По смыслу взаимосвязанных положений пунктов 1 и 2 части 2 статьи 29 и части 9 статьи 31 УПК РФ, принятие в ходе досудебного производства по уголовному делу решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 108 УПК РФ, подведомственно районным судам. Это означает, что рассмотрение таких вопросов отнесено по признаку родовой подсудности к исключительной компетенции судов районного уровня независимо от подследственности и возможной подсудности расследуемых дел, вида и уровня органа, производящего предварительное расследование.

В отношении территориальной подсудности дел, касающихся вопросов применения меры пресечения в виде заключения под стражу, УПК РФ предусматривает, что постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд (ч. 4 ст. 108). Тем самым применительно к указанным вопросам установлена альтернативная подсудность дел: по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого.

В свою очередь предварительное расследование производится, согласно статье 152 УПК РФ, по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (ч. 1), за исключением случаев, предусмотренных данной статьей, а именно: если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них (ч. 3); предварительное расследование может производиться и по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков (ч. 4); по мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган с письменным уведомлением прокурора о принятом решении (ч. 6).

Таким образом, по общему правилу место совершения деяния, содержащего признаки преступления, на той или иной части территории Российской Федерации предопределяет место проведения предварительного расследования (ч. 1 ст. 152 УПК РФ) и, соответственно, место рассмотрения ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 4 ст. 108 УПК РФ) судьей того районного суда, юрисдикция которого распространяется на данную часть территории Российской Федерации.

Положение части 6 статьи 152 УПК РФ, предусматривающее возможность передачи уголовного дела для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган, не противоречит общему правилу о производстве предварительного расследования по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в той мере, в какой расследование переданного уголовного дела осуществляется вышестоящим следственным органом на находящейся под его юрисдикцией территории, охватывающей собой, в числе прочих, не только судебный район, в пределах которого было совершено данное деяние, но и судебный район места расположения самого следственного органа.

Исходя из этого, в случаях, когда предварительное расследование по уголовному делу проводится следственным органом, занимающим в системе Следственного комитета Российской Федерации положение вышестоящего по отношению к следственным органам районного уровня, – притом что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу может быть осуществлено только судами районного уровня, – ходатайство об избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 108 УПК РФ, рассматривается, по сложившейся правоприменительной практике, районным судом по месту нахождения следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В противном случае следователь, ведущий производство по уголовному делу о преступлениях, совершенных в соучастии на территории разных судебных районов, был бы вынужден обращаться за судебным разрешением на применение соответствующей меры пресечения по одному уголовному делу, но в отношении нескольких лиц в разные суды, принимать решения об их этапировании в эти суды для участия в судебных заседаниях, требующих к тому же согласования по времени проведения, направлять в эти суды материалы уголовного дела, подтверждающие обоснованность применения меры пресечения, выезжать для участия в судебных заседаниях в различные суды, в том числе значительно удаленные территориально, что не только осложняло бы производство по уголовному делу и увеличивало срок его расследования, но и оказывало бы негативное влияние на положение лиц, в отношении которых принимается решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

(Определение КС РФ от 7 февраля 2013 г. № 131-О)

 

Противоречит ли Конституции России запрет на предоставление содержащимся под стражей подозреваемым (обвиняемым) длительных свиданий с родственниками, установленный в статье 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»?

Статья 55 (ч. 3) Конституции РФ допускает возможность ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина в качестве средства защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из статей 97, 98 и 108 УПК РФ в их нормативном единстве следует, что заключение под стражу в системе действующего правового регулирования связано с принудительным пребыванием подозреваемого, обвиняемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неопределенным кругом лиц, то есть с непосредственным ограничением самого права на физическую свободу и личную неприкосновенность. Ограниченность предоставляемых подозреваемому, обвиняемому свиданий по их количеству, продолжительности и условиям проведения является неизбежным следствием данной меры пресечения, состоящей в изоляции лица в специальном месте под охраной.

Согласно статье 3 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых осуществляется в целях, предусмотренных УПК РФ. Такими целями служат недопущение возможности сокрытия от дознания, предварительного следствия или суда, предотвращение возможного продолжения преступной деятельности, недопущение угроз свидетелю, другим участникам уголовного судопроизводства, уничтожения доказательств либо иного воспрепятствования производству по уголовному делу; при этом мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана лишь в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, если невозможно применить иную, более мягкую, меру пресечения (ч. 1 ст. 97 и ст. 108 УПК РФ).

Для достижения указанных целей в местах содержания под стражей устанавливается обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, а также их изоляцию режим, элементами которого являются налагаемые на них ограничения относительно переписки, получения посылок и передач, предоставления свиданий с родственниками и иными лицами и пр. (статьи 15, 16, 18, 20, 21 и 25 ФЗ «О содержании под стражей…»).

В соответствии с частью 3 статьи 18 ФЗ «О содержании под стражей…» подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое. Данное законоположение вводит четкие ограничения, касающиеся периодичности предоставления свиданий подозреваемым и обвиняемым, содержащимся под стражей, их длительности, и закрепляет разрешительный порядок решения вопроса об их предоставлении. В то же время оно не может быть истолковано как дающее правоприменителю возможность отказать в предоставлении свиданий без достаточно веских оснований, связанных с необходимостью обеспечения прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия по уголовным делам; такого рода отказы должны оформляться в виде мотивированного постановления и могут быть обжалованы прокурору или в суд общей юрисдикции.

Наличие указанных ограничений вызвано спецификой уголовного судопроизводства, а также теми целями, которые стоят перед заключением под стражу как мерой процессуального принуждения и которые отличны от целей и задач, непосредственно связанных с режимом отбывания назначенного судом наказания в местах лишения свободы, включающим в себя при определенных условиях право на длительные свидания (ст. 89 УИК РФ).

Вместе с тем предусмотренные оспариваемой нормой ограничения длительности свиданий подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, действуют лишь в период применения меры пресечения в виде заключения под стражу, продолжительность которого не может выходить за пределы разумных сроков уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ). Что же касается стадии судебного разбирательства, то закон позволяет суду продлевать срок содержания под стражей только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на три месяца (ч. 3 ст. 255 УПК РФ). Адресованное суду требование не реже чем через три месяца возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей, независимо от того, имеются ли на этот счет какие-либо обращения сторон или нет, обеспечивает судебный контроль за законностью и обоснованностью применения этой меры пресечения и в случае, если необходимость в ней не будет доказана, ее отмену, что влечет и отмену связанных с нею правоограничений. Таким образом, статья 6.1 УПК РФ в нормативном единстве со статьей 255 того же Кодекса не позволяют произвольно затягивать сроки рассмотрения судом уголовного дела, не содержат каких-либо препятствий для обжалования бездействия суда и, соответственно, не предполагают избыточного или не ограниченного по продолжительности содержания лица под стражей.

Таким образом, статья 18 ФЗ «О содержании под стражей…» во взаимосвязи с положениями уголовно-процессуального закона, обеспечивающими разумность сроков производства по уголовному делу, не может рассматриваться как отменяющая или умаляющая право подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, на общение с родственниками и иными лицами, – она лишь устанавливает определенные ограничения, которые действуют в рамках разумного срока уголовного судопроизводства и направлены на достижение конституционно значимых целей (ст. 55 ч. 3 Конституции РФ), отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными и необходимыми для защиты названных ценностей и вытекают из самого существа такой меры пресечения, как заключение под стражу, в связи с чем оспариваемая заявителями норма не может расцениваться как нарушающая их конституционные права.

(Определение КС РФ от 7 февраля 2013 г. № 133-О)

 

Могут ли быть возмещены процессуальные издержки на оплату услуг представителя в суде?

Обеспечение гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод в уголовном судопроизводстве должно быть обусловлено фактическим положением лиц, нуждающихся в таком обеспечении; исходя из принципа равенства, закрепленного статьей 19 Конституции РФ, не должно быть различий и неопределенности в регламентации однородных по своей юридической природе отношений.

По смыслу статьи 131 УПК РФ, процессуальные издержки представляют собой денежные суммы в возмещение необходимых и оправданных расходов, неполученных доходов, а также вознаграждение и выплаты, которые причитаются к уплате физическим и юридическим лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство в качестве участников или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ним задач.

Процессуальными издержками данная статья называет связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. Суммы издержек в силу ее части 3 выплачиваются по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда. Эта статья содержит открытый перечень видов процессуальных издержек: согласно пункту 9 ее части 2 к ним относятся «иные расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу и предусмотренные данным Кодексом».

Таким образом, статья 131 УПК РФ в системе действующего регулирования не препятствует отнесению к числу процессуальных издержек различных расходов, связанных с производством по уголовному делу, понесенных не только потерпевшим, но и иными заинтересованными лицами на любой стадии уголовного судопроизводства, при условии их необходимости и оправданности.

(Определение КС РФ от 5 марта 2013 г. № 297-О)



Другие статьи автора: Александров Юрий

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба