Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №49, 2016

Юрий Александров
Юридический практикум
Просмотров: 633

Новое в законодательстве

В УК РФ уточнено определение понятия «неоднократная» розничная продажа несовершеннолетним алкоголя (Федеральный закон от 28.11.2015 № 346-ФЗ «О внесении изменения в статью 151.1 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

В настоящее время розничной продажей несовершеннолетнему алкогольной продукции, совершенной лицом неоднократно, признается розничная продажа в случае, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение 180 дней.

В соответствии с внесенными изменениями, розничной продажей не достигшему совершеннолетия лицу алкоголя, совершенной неоднократно, признается продажа лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию. В соответствии со ст. 4.6 КоАП РФ такой срок составляет 1 год.

 

Установлен порядок рассмотрения Конституционным судом РФ дел о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека(Федеральный конституционный закон от 14.12.2015 № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном суде Российской Федерации"»).

В Постановлении КС РФ от 14.07.2015 № 21-П установлено, что федеральный законодатель – исходя из требований Конституции РФ и с учетом правовых позиций Конституционного суда РФ – вправе предусмотреть специальный правовой механизм разрешения им вопроса о возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по жалобе против России постановление Европейского суда по правам человека, в том числе в части мер общего характера.

Согласно принятому закону, правом на обращение в КС РФ с запросом о разрешении вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека (далее – межгосударственный орган) обладает федеральный орган исполнительной власти, наделенный компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов РФ при рассмотрении в таком межгосударственном органе жалоб, поданных против РФ (далее – уполномоченный орган) (на основании заключения федеральных государственных органов, на которые возложена обязанность в пределах своей компетенции принимать меры по исполнению решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека), либо на основании собственного вывода о невозможности исполнения вынесенного по жалобе, поданной против РФ, решения (в случае, если уполномоченный орган сам является органом, на который возложена обязанность по исполнению решений межгосударственного органа).

Запрос является допустимым в случае, если заявитель считает, что исполнение решения межгосударственного органа невозможно, поскольку оно основано на положениях международного договора в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ.

КС РФ проверяет возможность исполнения в соответствии с Конституцией РФ решения межгосударственного органа в их истолковании межгосударственным органом с точки зрения основ конституционного строя РФ и установленного Конституцией РФ правового регулирования прав и свобод человека и гражданина.

По итогам рассмотрения дела КС РФ принимает постановление о возможности или невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией РФ решения межгосударственного органа.

 

В УПК РФ закрепили дополнительные полномочия дознавателей (Федеральный закон от 14.12.2015 № 380-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части наделения дознавателя правом обжалования некоторых решений прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным актом или обвинительным постановлением»).

Установлено, что дознаватель вправе с согласия начальника органа дознания обжаловать некоторые постановления прокурора вышестоящему прокурору.

Это постановления о возвращении уголовного дела дознавателю для производства дополнительного дознания, пересоставления обвинительного акта или обвинительного постановления, о направлении уголовного дела дознавателю для производства дознания в общем порядке.

Постановление о возвращении для дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта может быть обжаловано в течение 48 часов, прочие постановления – в течение 24 часов.

 

Регламентирован порядок применения оружия, специальных средств и физической силы органами ФСБ России (Федеральный закон от 30.12.2015 № 468-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Установлено, что военнослужащие органов федеральной службы безопасности имеют право применять оружие, в частности, в следующих случаях: для защиты другого лица либо себя от посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья; для пресечения попытки завладения оружием, специальными грузами, транспортными средствами, боевой техникой органов федеральной службы безопасности; для освобождения заложников, пресечения террористических и иных преступных посягательств; для задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление, а также лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящихся при нем оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, ядовитых или радиоактивных веществ; для отражения группового или вооруженного нападения на объекты органов федеральной службы безопасности, здания, помещения, сооружения и иные объекты государственных и муниципальных органов.

Военнослужащие органов федеральной службы безопасности также имеют право применять оружие: для остановки транспортного средства путем его повреждения, если управляющее им лицо отказывается выполнить неоднократные требования военнослужащих органов федеральной службы безопасности об остановке и пытается скрыться, создавая угрозу жизни и здоровью граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами; для обезвреживания животного, угрожающего жизни и здоровью граждан и (или) сотрудников органов федеральной службы безопасности; для разрушения запирающих устройств, элементов и конструкций, препятствующих проникновению в жилые и иные помещения; для производства предупредительного выстрела, подачи сигнала тревоги или вызова помощи путем производства выстрела вверх или в ином безопасном направлении.

Запрещается применять оружие с производством выстрела на поражение в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен военнослужащему органов федеральной службы безопасности, за исключением случаев оказания указанными лицами вооруженного сопротивления, совершения вооруженного или группового нападения, угрожающего жизни и здоровью граждан или сотрудников органов федеральной службы безопасности, либо террористического акта.

Военнослужащий органов федеральной службы безопасности не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении людей, если в результате его применения могут пострадать случайные лица, за исключением случаев применения огнестрельного оружия в целях предотвращения (пресечения) террористического акта, освобождения заложников, отражения группового вооруженного нападения на критически важные и потенциально опасные объекты или объекты, здания, помещения, сооружения органов государственной власти.

Военнослужащие органов федеральной службы безопасности имеют право обнажить оружие и привести его в готовность, если в создавшейся обстановке могут возникнуть основания для его применения.

При попытке лица, задерживаемого военнослужащим органов федеральной службы безопасности с обнаженным оружием, приблизиться к военнослужащему, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его оружию военнослужащий органов федеральной службы безопасности имеет право применить оружие.

 

Установлена уголовная ответственность за неоднократное незаконное проникновение на охраняемый подземный или подводный объект (Федеральный закон от 30.12.2015 № 441-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

В УК РФ включена новая ст. 215.4, в соответствии с которой совершенное неоднократно незаконное проникновение на подземный или подводный объект, охраняемый в соответствии с законодательством о ведомственной или государственной охране, наказывается штрафом в размере до 500 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо ограничением свободы на срок до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо сопряженное с умышленным созданием угрозы распространения сведений, составляющих государственную тайну, наказывается штрафом в размере до 700 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет либо лишением свободы на срок до 4 лет.

При этом проникновение на указанные объекты признается незаконным, если оно совершено в нарушение установленного законодательством порядка, а совершенным неоднократно – если совершено лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию.

В УПК РФ регламентированы вопросы подследственности при производстве предварительного расследования по уголовным делам, предусмотренным ст. 215.4 УК РФ.

 

Усовершенствованы нормы уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие порядок задержания подозреваемого (Федеральный закон от 30.12.2015 № 437-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»).

В случае задержания подозреваемого по основаниям и в порядке, предусмотренном УПК РФ, ему предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, а дознаватель, следователь должен исполнить обязанности по уведомлению о задержании. Это право подозреваемый может использовать в кратчайший срок, но не позднее 3-х часов с момента доставления в орган дознания или к следователю, о чем делается отметка в протоколе задержания. В случае отказа подозреваемого от права на телефонный разговор или невозможности в силу его физических или психических недостатков самостоятельно осуществлять указанное право такое уведомление производится дознавателем, следователем, о чем также делается отметка в протоколе задержания.

При задержании подозреваемого, являющегося адвокатом, об этом уведомляется адвокатская палата субъекта РФ, членом которой он является.

Также установлено, что в случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу с момента фактического задержания подозреваемого, его участие в составлении протокола задержания обязательно.

Кроме того, к процессуальным издержкам, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства, отнесены суммы, связанные с уведомлением близких родственников, родственников или близких лиц подозреваемого о его задержании и месте нахождения.

 

Начальник органа дознания наделен правами начальника подразделения дознания по отношению к уполномоченным им дознавателям (Федеральный закон от 30.12.2015 № 440-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части уточнения полномочий начальника органа дознания и дознавателя»).

Внесенными в УПК РФ поправками уточнен правовой статус и полномочия начальника органа дознания, в том числе: уточнено определение начальника органа дознания – это должностное лицо, возглавляющее соответствующий орган дознания, а также его заместитель; новой ст. 40.2 УПК РФ закреплены полномочия начальника органа дознания, а также предусмотрено, что начальник органа дознания по отношению к дознавателям, уполномоченным им осуществлять предварительное расследование в форме дознания, обладает полномочиями начальника подразделения дознания, установленными ст. 40.1 УПК РФ; предусмотрено, что в органах внутренних дел РФ полномочия начальника органа дознания осуществляют также заместители начальника полиции; установлено, что полномочия органа дознания возлагаются на дознавателя начальником органа дознания путем дачи письменного поручения; скорректированы положения ч. 9 ст. 166 УПК РФ, определяющей порядок оформления протокола следственного действия при необходимости обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, в части согласования с начальником органа дознания решения дознавателя не приводить в протоколе данные о личности защищаемого лица.

 

Суды разъясняют

В каких случаях могут быть обнародованы данные предварительного следствия?

Осуществляя в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовно-правовых отношений (п. «в», «о» ст. 71 Конституции РФ), в том числе определяя в УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, обязательный для всех его участников (ч. 2 ст. 1), федеральный законодатель, исходя из назначения уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 6), а также в целях защиты публичного интереса и охраны прав личности (ст. 9 и 11) закрепил в его ст. 161 требование о недопустимости разглашения данных предварительного расследования и в качестве исключения из этого императивного предписания установил, что такие данные могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, причем данные о частной жизни участников уголовного судопроизводства – только с их согласия, а данные о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста 14 лет, с согласия его законного представителя.

Закрепление в законе указанных требований, несоблюдение которых, а именно разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в порядке, установленном ч. 2 той же статьи, о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание, влечет уголовную ответственность в порядке ст. 310 УК РФ, обусловлено тем, что при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел интересы правосудия, цель которого – защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции РФ), предполагают сохранение в тайне полученной в ходе уголовного судопроизводства конфиденциальной информации. В материалах уголовного дела могут содержаться сведения, прямо или косвенно относящиеся к охраняемой законом тайне (персональные данные, налоговая, банковская, коммерческая, медицинская тайна, тайна усыновления и др.), а потому их несанкционированное распространение (разглашение) следует рассматривать как посягающее на права личности и тем самым представляющее общественную опасность. Необоснованное предание огласке данных предварительного расследования может не только привести к нарушению прав и законных интересов граждан (в том числе участников уголовного процесса, информация о частной жизни которых, личной и семейной тайне в той или иной степени неизбежно отражается в материалах предварительного расследования), но и серьезно осложнить и само производство по уголовному делу, в том числе повлечь утрату собранных по делу доказательств, создать условия для уничтожения доказательств подозреваемым или обвиняемым, позволить им скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать производству по уголовному делу.

(Определение КС РФ от 6 октября 2015 г. № 2444-О)

 

В страховой стаж реабилитированного лица должен включаться период отстранения его от должности.

Внимание КС РФ привлек вопрос о включении в страховой стаж (необходимый для пенсии) определенных периодов. По правилам периоды работы и (или) иной деятельности включаются в стаж лишь при условии, что за них уплачивались страховые взносы в ПФР. Такие правила ранее закреплялись в Законе о трудовых пенсиях, который перестал применяться (за отдельным исключением) с 2015 года. Между тем этот же порядок включен и в действующий Закон о страховых пенсиях.

С учетом этого КС РФ решил проверить конституционность норм. Поводом для проверки стала следующая ситуация.

Гражданин был отстранен от работы в связи с привлечением его к уголовной ответственности. Приказ об отстранении работодатель издал из-за постановления следователя. Зарплата за период такого отстранения лицу не выдавалась и, соответственно, взносы не начислялись. Впоследствии гражданин был реабилитирован. Несмотря на это, период отстранения исключили при подсчете стажа по причине неуплаты взносов.

КС РФ признал нормы неконституционными. Они являются таковыми в той мере, в какой позволяют не включать в страховой стаж гражданина, необоснованно привлеченного к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированного, упомянутый период. То есть это период, в течение которого гражданин был временно отстранен от должности (работы) из-за решения органа, осуществлявшего уголовное преследование. Тем самым нормы препятствуют восстановлению пенсионных прав такого реабилитированного лица. Исходя из УПК РФ, реабилитация подразумевает восстановление прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию. Поэтому, исключив возможность зачета в страховой стаж лица периода временного отстранения от должности (работы) в связи с уголовным преследованием, законодатель породил формальную несогласованность между положениями.

Подобное регулирование из-за своей неопределенности не согласуется с конституционными принципами справедливости и верховенства права. Поэтому законодатель должен внести необходимые поправки.

Эти изменения должны создать механизм восстановления пенсионных прав реабилитированных лиц, то есть гарантировать им пенсионное обеспечение на тех условиях, которые применялись бы к ним, если бы необоснованное уголовное преследование не имело места. При этом законодатель может выбрать такой способ зачета, который обеспечивал бы возможность учесть упомянутый период как при определении права на трудовую (страховую) пенсию, так и при исчислении ее размера. До того как будут внесены изменения, в страховой стаж реабилитированного лица должен включаться весь период отстранения его от должности (работы) по правилам, предусмотренным для периода содержания под стражей.

(Постановление КС РФ от 19 ноября 2015 г. № 29-П)

 

Если сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами учтено судом в качестве доказательства, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо впоследствии изменило свои показания.

По приговору суда И. осужден по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ изменила приговор в части назначенного И. наказания, мотивировав свое решение следующим.

Как видно из приговора, суд при назначении наказания И. не признал наличия как отягчающих, так и смягчающих наказание обстоятельств. Вместе с тем из приговора усматривается, что суд, обосновывая свой вывод о виновности И. в совершении инкриминируемого ему преступления, сослался на исследованные доказательства, в том числе и на явку с повинной. На основании п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной относится к обстоятельствам, смягчающим наказание.

Однако, исследовав явку с повинной И. в судебном заседании и сославшись на нее в приговоре как на доказательство, суд не высказал по данному вопросу каких-либо суждений, в том числе о признании либо непризнании указанного обстоятельства в качестве смягчающего наказание осужденного.

По смыслу закона, если сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами положено судом в основу приговора, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания.

В силу изложенного Судебная коллегия изменила приговор и признала в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного, его явку с повинной и смягчила назначенное И. наказание по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 17 лет 10 месяцев лишения свободы.

(Определение ВС РФ № 13-УД15-3)

 

Согласно ст. 81 УК РФ при рассмотрении в порядке исполнения приговора вопросов, связанных с освобождением осужденного от наказания в связи с болезнью, определяющее значение имеет наличие у лица заболевания, препятствующего отбыванию наказания, а не его поведение в период отбывания наказания.

По приговору суда И. осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы. И. обратился в суд с ходатайством об освобождении его от отбывания наказания в связи с болезнью. Рассматривая данное ходатайство, суд пришел к выводу о том, что осужденный страдает заболеванием, которое входит в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. № 54 в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания. Однако с учетом того, что осужденный получает регулярное лечение, сведений о наличии у него родственников или близких лиц, которые могут и согласны осуществлять уход за ним в случае его освобождения, суду не представлено, И. совершил совокупность преступлений, в том числе тяжкое, отбывает наказание в обычных условиях содержания, имеет единственное поощрение от администрации колонии, характеризуется неопределенностью в поведении, имеет задолженность по исковым обязательствам и мер к ее погашению не принимает, суд пришел к выводу, что И. нуждается в дальнейшем отбывании назначенного ему наказания. Постановлением суда осужденному было отказано в удовлетворении ходатайства об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ отменила постановление суда и освободила И. от дальнейшего отбывания наказания, назначенного ему по приговору суда, на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ в связи с болезнью, указав следующее.В силу ч. 2 ст. 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть судом освобождено от отбывания наказания.

В соответствии с действующим законодательством суды не вправе отказать в освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, в том числе таким, как тяжесть совершенного преступления и условия содержания.

В тех случаях, когда вред, причиненный преступлением, не возмещен в силу объективных причин, суд также не вправе отказать в освобождении от наказания только на этом основании. Из представленных копий судебных документов усматривается, что решением суда на имущество осужденного обращено взыскание во исполнение приговора.

В суде второй инстанции сторона защиты заявила о готовности супруги осужденного к его содержанию и осуществлению ухода за ним.

Имеющаяся в материале характеристика на осужденного является положительной, а вывод о том, что за время отбывания наказания в исправительной колонии он характеризуется неопределенностью в поведении, не может служить основанием для отказа в освобождении осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью. К тому же, как видно из характеристики, на момент обращения в ноябре 2013 года в суд с указанным ходатайством И. содержался в данном учреждении с 18 сентября 2013 г., то есть непродолжительное время.

Кроме того, согласно ст. 81 УК РФ при рассмотрении в порядке исполнения приговора вопросов, связанных с освобождением осужденного от наказания в связи с болезнью осужденного, предопределяющее значение имеет наличие у лица заболевания, препятствующего отбыванию наказания, а не его поведение в период отбывания наказания.

(Определение ВС РФ № 85-УД15-5)

 

Верховным судом РФ актуализированы разъяснения норм УПК РФ о производстве в суде апелляционной инстанции.

Изменения, внесенные в Постановление Пленума Верховного суда РФ «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», обусловлены поправками законодательства, а также вопросами, имеющимися в судебной практике. В частности, дополнениями, внесенными в постановление, установлено:

– суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения жалобы, представления на судебные решения, вынесенные в ходе досудебного производства в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 29 УПК РФ, а также на решения суда по вопросам, связанным с исполнением приговора, при наличии к тому оснований вправе изменить или отменить постановление и принять новое решение без передачи материала на рассмотрение суда первой инстанции, если допущенные нарушения уголовно-процессуального закона могут быть устранены в суде апелляционной инстанции;

– в постановлении о назначении судебного заседания вопрос о форме участия лица, содержащегося под стражей, должен быть решен исходя из положений ст. 389.7, п. 5 ч. 1 ст. 389.11 и ч. 2 ст. 389.12 УПК РФ в их взаимосвязи, с учетом того, что такому лицу по решению суда может быть обеспечено право участвовать в судебном заседании непосредственно либо путем использования систем видео-конференц-связи;

– при наличии оснований для избрания подсудимому или осужденному меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу, равно как и для отмены или изменения избранной в отношении его меры пресечения, либо оснований для продления срока домашнего ареста или срока содержания под стражей в случаях истечения установленного ранее судом срока судья апелляционной инстанции рассматривает данный вопрос в судебном заседании с участием подсудимого или осужденного, его защитника, если он участвует в уголовном деле, законного представителя несовершеннолетнего подсудимого или осужденного, государственного обвинителя или прокурора в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ.

(Постановление Пленума Верховного суда РФ от 01.12.2015 № 54 «О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 ноября 2012 года № 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции"»)

 

Верховным судом РФ обновлены разъяснения по вопросам, возникающим при рассмотрении судами уголовных дел о вымогательстве.

Так, отмечается, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ («Вымогательство»), определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). При вымогательстве виновное лицо действует с умыслом на получение материальной выгоды для себя или иных лиц.

Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование, либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то, при отсутствии признаков участия в составе организованной группы, его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части ст. 163 УК РФ и ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Не образуют совокупности преступлений неоднократные требования под указанной в ч. 1 ст. 163 УК РФ угрозой, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера. Как единое преступление квалифицируется и требование, направленное на периодическую передачу потерпевшим имущества (например, ежемесячную передачу определенной денежной суммы).

При рассмотрении уголовных дел о вымогательстве судам рекомендовано выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

(Постановление Пленума ВС РФ от 17.12.2015 № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)»)

 

Обыск, связанный с доступом к материалам адвокатского производства, возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска.

Предметом рассмотрения КС РФ явились п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 165 и ч.ь 1 ст. 182 УПК РФ постольку, поскольку на основании содержащихся в них положений разрешается вопрос о проведении обыска в помещениях, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, и определяются объекты, которые подлежат обнаружению и изъятию в ходе данного обыска, в рамках уголовного дела, в котором подозреваемым, обвиняемым является доверитель адвоката.

Суд признал указанные нормы УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения предполагают, что:

– обыск, связанный с доступом к материалам адвокатского производства, возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска и изъятия в ходе данного следственного действия и сведения, служащие законным основанием для его проведения;

– исследованию органами, осуществляющими уголовное преследование, и принудительному изъятию в ходе обыска не подлежат материалы адвокатского производства в отношении доверителя адвоката, содержащие сведения, не выходящие за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи как по уголовному делу, в котором адвокат является защитником, так и по каким-либо другим делам, находящимся в производстве адвоката (т.е. материалы, не связанные непосредственно с нарушениями со стороны как адвоката, так и его доверителя, совершенными в ходе производства по данному делу, которые имеют уголовно противоправный характер, либо другими преступлениями, совершенными третьими лицами, либо состоят в хранении орудий преступления или предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен на основании закона);

– в ходе обыска в помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается видео-, фото- и иная фиксация материалов адвокатских производств в той их части, которая составляет адвокатскую тайну.

(Постановление КС РФ от 17.12.2015 № 33-П)

 

По материалам «Консультант Плюс» и «Гарант»



Другие статьи автора: Александров Юрий

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба