ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №50, 2016

Юрий Александров
Юридический практикум
Просмотров: 337

Новое в законодательстве

Внесены изменения в Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов (Приказ Минюста России от 03.12.2015 № 277 «О внесении изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. № 189 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы”»).

Приказом расширен перечень предметов первой необходимости, одежды, продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах, а также приобретать в торговой сети через администрацию следственного изолятора. В частности, подозреваемым и обвиняемым разрешается иметь при себе и хранить электрические чайники, гель для душа, гель для бритья и дезодорант (за исключением аэрозольных баллонов).

Также приказом разрешается применение технических средств контроля при осуществлении досмотра продуктов питания и предметов первой необходимости. Продукты питания могут разрезаться на части или перекладываться в подменную тару только в случаях показания технических средств о наличии запрещенных предметов или при наличии сведений о нахождении в продуктах питания запрещенных предметов или веществ.

Подозреваемым и обвиняемым предоставляется возможность приобретения продуктов питания, предметов первой необходимости по безналичному расчету с использованием электронных терминалов, а также изданий периодической печати и литературы через администрацию места содержания под стражей.

Кроме того, родственники подозреваемых и обвиняемых либо иные лица смогут оплатить стоимость продуктов питания, предметов первой необходимости, в том числе табачных изделий, имеющихся в продаже в магазине СИЗО. При этом такие приобретенные продукты питания, предметы первой необходимости и табачные изделия вручаются подозреваемым или обвиняемым без производства досмотра.

Подозреваемым и обвиняемым также предоставлено право пользоваться электронными устройствами без возможности выхода в информационно-телекоммуникационную сеть Интернет, а также без съемных носителей информации и возможности фото-, видео- и аудиофикации, стоящих на балансовом учете СИЗО.

 

Разъяснено, при каких условиях допускается оказание адвокатами содействия органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность (Разъяснение Федеральной палаты адвокатов от 28.01.2016, протокол № 3 «По вопросам применения п. 3.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката»).

Констатируется, что положения ст. 17 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), п. 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон) и п. 3.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее – Кодекс) не полностью соотносятся между собой.

Законом запрещается негласное сотрудничество адвокатов с органами, осуществляющими ОРД, но не ограничивается лишь только сферой оказания юридической помощи. Кодексом запрещается любое сотрудничество (гласное и негласное), но только в пределах адвокатской деятельности. Закон об ОРД запрещает конфиденциальное содействие адвокатов по контракту.

Участие адвоката в ОРД допускается только в случае наличия крайней необходимости. Решая вопрос о ее наличии, адвокат, столкнувшись с угрозой причинения вреда своему доверителю, обязан: убедиться в том, что такая угроза реальна; обсудить с доверителем меры ее ликвидации помимо обращения в правоохранительные органы, в частности, осуществляющие ОРД; поставить доверителя в известность о запретах для адвоката сотрудничества с органами, осуществляющими ОРД, установленных Законом и Кодексом; если без ОРД эффективно противостоять преступным действиям нельзя, постараться обеспечить участие в оперативно-разыскных мероприятиях других лиц, в частности доверителя; только если без участия адвоката в ОРД защитить интересы доверителя не представляется возможным, адвокат вправе разово содействовать (сотрудничать) в ОРД на бесконтрактной основе.

Подчеркивается, кроме того, что участие в ОРД адвоката может быть мотивировано при оказании юридической помощи только защитой интересов доверителя, а за ее пределами противостоянием угроз совершения преступных действий в отношении самого адвоката и его близких родственников.

Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов РФ и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов РФ в сети Интернет.

 

Усовершенствован порядок оплаты труда адвокатов, участвующих в гражданских и уголовных делах по назначению (Постановление Правительства РФ от 04.02.2016 № 64 «О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации»).

Установлено, в частности, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, учитывается время, затраченное адвокатом на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК РФ, включая время посещения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, находящегося соответственно в СИЗО (ИВС) или в психиатрическом стационаре, на изучение материалов уголовного дела, а также на выполнение других действий адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами.

Порядок расчета размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, в зависимости от сложности уголовного дела, а также перечень документов, необходимых для подтверждения действий адвоката по осуществлению полномочий, предусмотренных УПК РФ, утверждаются Министерством юстиции РФ совместно с Министерством финансов РФ по согласованию с государственными органами, наделенными полномочиями по производству дознания и предварительного следствия, и судебным департаментом при Верховном суде РФ.

 

Расширен перечень основных видов деятельности, связанных с трудовой адаптацией осужденных (Распоряжение Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2016 г. № 147-р).

Значительно расширен список видов трудовой деятельности, которыми могут заниматься лица, отбывающие уголовное наказание в местах лишения свободы. Помимо привычных всем швейного производства, деревообработки и т.д. в публикуемом Перечне имеются и такие виды трудовой деятельности, как интернет-торговля, обработка драгоценных камней, охота, рыбалка и т.д.

 

Уточнен порядок оглашения в судебном заседании показаний потерпевшего и свидетеля (Федеральный закон от 02.03.2016 № 40-ФЗ «О внесении изменений в статью 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Предусмотрено, что при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случае, если в результате принятых мер установить место нахождения этих лиц для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

В этом случае, а также в случаях тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении кинозаписи или видеосъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

 

В УК РФ появилась статья о финансовых пирамидах (Федеральный закон от 30 марта 2016 г. № 78-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Поправки определяют указанную деятельность как привлечение денег и (или) иного имущества граждан и компаний в крупном размере, при котором выплата дохода производится за счет привлеченных денежных средств новых участников при отсутствии инвестиционной или другой законной предпринимательской деятельности в сопоставимых объемах.

Организаторам пирамид грозит штраф до 1 млн руб. или в размере зарплаты либо иного дохода осужденного за 2 года, или принудительные работы на срок до 4 лет, или лишение свободы на тот же срок с ограничением свободы до года или без него.

Если средства привлекаются в особо крупном размере, санкции более суровы: штраф – до 1,5 млн руб., принудительные работы – до 5 лет, тюремный срок – до 6 лет.

В связи с данными изменениями в УК РФ следователи ОВД и органов наркоконтроля уполномочены проводить предварительное следствие по уголовным делам о таких преступлениях.

 

В России образована Федеральная служба войск национальной гвардии (Указ Президента РФ от 05.04.2016 № 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации»).

Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, в сфере оборота оружия, в сфере частной охранной деятельности и в сфере вневедомственной охраны. Внутренние войска МВД России преобразованы в войска национальной гвардии Российской Федерации. Кроме того, в структуру Федеральной службы войск национальной гвардии РФ включены: органы управления и подразделения МВД России, осуществляющие федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства РФ в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности, а также вневедомственная охрана, в том числе Центр специального назначения вневедомственной охраны МВД России; специальные отряды быстрого реагирования территориальных органов МВД России; отряды мобильные особого назначения территориальных органов МВД России; Центр специального назначения сил оперативного реагирования и авиации МВД России и авиационные подразделения МВД России.

Согласно Указу, на Федеральную службу войск национальной гвардии РФ возлагается решение следующих основных задач: участие совместно с органами внутренних дел РФ в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и режима чрезвычайного положения; участие в борьбе с терроризмом и в обеспечении правового режима контртеррористической операции; участие в борьбе с экстремизмом; участие в территориальной обороне РФ; охрана важных государственных объектов и специальных грузов; оказание содействия пограничным органам ФСБ России в охране государственной границы РФ; осуществление федерального государственного контроля (надзора) за соблюдением законодательства РФ в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности, а также осуществление вневедомственной охраны.

 

Вопросами миграции и контроля за оборотом наркотиков займется МВД России (Указ Президента РФ от 05.04.2016 № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции»).

ФСКН России и ФМС России упраздняются, а их функции и полномочия передаются МВД России.

На МВД РФ возложены выработка и реализация госполитики и нормативно-правовое регулирование в сферах контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, миграции, а также правоприменительные функции по федеральному госконтролю (надзору) в указанных сферах.

Штатная численность упраздняемых служб также передается МВД России, но при этом штат ФМС России сокращается на 30%. Регламентированы кадровые вопросы перевода сотрудников.

В структуре МВД России создаются 2 новых главных управления – по вопросам миграции и по контролю за оборотом наркотиков. Также в системе МВД России будут сохранены территориальные органы упраздняемой ФСКН России.

Указ вступает в силу со дня его официального опубликования.

 

Суды разъясняют…

Верховный суд РФ обратил внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания.

Обновлены разъяснения отдельных вопросов, возникающих у судов при назначении наказаний, предусмотренных УК РФ, в том числе таких, как штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, обязательные работы и исправительные работы, лишение свободы на определенный срок.

Так, при назначении наказания судам наряду с характером и степенью общественной опасности преступления, данными о личности виновного, обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание, также надлежит учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи (например, возможную утрату членами семьи осужденного средств к существованию в силу возраста, состояния здоровья), при этом могут быть приняты во внимание и фактические семейные отношения.

Перечень обстоятельств, смягчающих наказание, не является исчерпывающим. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд вправе признать признание вины, в том числе и частичное, раскаяние в содеянном, наличие несовершеннолетних детей при условии, что виновный принимает участие в их воспитании, материальном содержании и преступление не совершено в отношении их, наличие на иждивении виновного престарелых лиц, его состояние здоровья, наличие инвалидности, государственных и ведомственных наград, участие в боевых действиях по защите Отечества и др.

Также отмечается, что само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание. При разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством суду надлежит принимать во внимание характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личность виновного.

С принятием Постановления признаны утратившими силу, в том числе, Постановление ВС РФ от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» и некоторые другие постановления (отдельные положения постановлений) Пленума ВС РФ.

(Постановление Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»)

 

Суд должен принимать решение о замене наказания с учетом характера и степени общественной опасности деяния, личности виновного и причин уклонения от отбывания наказания.

В связи с возникшими у судов общей юрисдикции вопросами, изменением законодательства и принятием Постановления Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» внесены поправки в постановления Пленума ВС РФ: от 22.11.2005 № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»; от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»; от 20.12.2011 № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора».

Отмечается, в частности, что, рассматривая вопросы, связанные с заменой наказания в случае злостного уклонения от его отбывания, суды должны выяснять все обстоятельства, которые могут повлиять на законность принятого решения в части определения срока или размера неотбытого наказания или условий, которые влекут необходимость замены наказания. Решение о замене наказания принимается с учетом характера и степени общественной опасности преступления, за которое лицо осуждено, личности виновного, а также причин, по которым осужденный уклонялся от отбывания назначенного ему наказания.

При разрешении вопроса о замене штрафа судам следует иметь в виду, что другим наказанием заменяется только штраф, назначенный в качестве основного наказания. В случае неуплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, принимаются меры по принудительному взысканию штрафа.

(Постановление Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 59 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам»)

 

Совершение преступления организованной группой является квалифицирующим признаком преступления и в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ не может повторно учитываться при назначении наказания.

Непризнание подсудимым своей вины не предусмотрено законом в качестве отягчающего наказание обстоятельства, и ссылка на это обстоятельство является нарушением закона. Согласно приговору Р. (ранее судимый) осужден по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, то есть за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой. Решая вопрос о наказании, суд сослался как на отягчающие обстоятельства на то, что Р. вину не признал и преступление совершил в составе организованной группы.

Между тем, согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Кроме того, непризнание подсудимым своей вины не предусмотрено законом в качестве отягчающего наказание обстоятельства и поэтому не может учитываться при его назначении в качестве такового.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации исключила из приговора указание на совершение Р. преступления организованной группой и непризнание им своей вины как на обстоятельства, отягчающие наказание.

(Определение ВС РФ № 20-УД15-1)

 

Во всех ли случаях российский суд должен пересмотреть вступивший в силу приговор, если Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) вынесено решение о наличии в деле нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод?

Нет, не во всех. По смыслу Конституции РФ, норм международного права, правовых позиций Конституционного суда РФ и Европейского суда по правам человека, принятое государством обязательство исполнять окончательные постановления ЕСПЧ, в том числе констатирующие нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в случае, если нарушенное право не может быть восстановлено путем присуждения и выплаты денежной компенсации и для устранения нарушения требуется преодоление окончательности судебного акта, вступившего в законную силу, институциональные и процедурные условия его пересмотра – учитывая конституционное и международно-правовое требование стабильности актов правосудия – должны исключать возможность безосновательного возобновления судебного разбирательства, не вытекающего из выводов, содержащихся в соответствующем решении ЕСПЧ, которым хотя и признано нарушение Конвенции в отношении заявителя, но не связанное с самим судебным разбирательством и не повлиявшее на исход дела. Следовательно, процедура исполнения в уголовном судопроизводстве таких решений ЕСПЧ должна позволять устанавливать наличие или отсутствие связи между признанным нарушением Конвенции и исходом судебного разбирательства, а также определять необходимость пересмотра вступившего в законную силу приговора суда как одного из средств восстановления нарушенных прав и свобод гражданина, обратившегося в ЕСПЧ.

(Определение КС РФ от 14 января 2016 г. № 13-О)

 

Может ли суд апелляционной инстанции отменить приговор и вернуть дело прокурору, если новый приговор может ухудшить положение осужденного?

В ряде случаев может. При наличии представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, которыми инициирован апелляционный пересмотр уголовного дела и в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, а значит, об ухудшении его положения, суд апелляционной инстанции вправе, вне зависимости от отсутствия в представлении или жалобе вопросов о правовой оценке фактических обстоятельств дела, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом согласно ч. 1 ст. 237 УПК РФ обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления. Это позволяет суду апелляционной инстанции избежать подтверждения – вопреки своему внутреннему убеждению, основанному на выявлении им при рассмотрении дела нарушений норм уголовного либо уголовно-процессуального законов, – юридической силы решения суда первой инстанции, которое он считает неправосудным.

(Определение КС РФ от 14 января 2016 г. № 15-О)

 

Может ли осужденный требовать пересмотра своего приговора после его вступления в законную силу?

Ч. 3 ст. 50 Конституции РФ, прямо не предоставляя осужденному право на пересмотр вынесенного в отношении него приговора после его вступления в законную силу, не исключает, однако, – исходя из конституционных целей и ценностей, общепризнанных принципов и норм международного права и международных обязательств Российской Федерации – наличия дополнительных процессуальных способов проверки судебных решений, вступивших в законную силу, что предполагает определение системы и полномочий соответствующих судебных инстанций, последовательности и процедуры обжалования, а также оснований отмены таких решений. Так, согласно ч. 1 ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, что согласуется со ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допускающей повторное рассмотрение уголовного дела, в рамках которого лицо было окончательно оправдано или осуждено, если есть сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах либо если в ходе предыдущего разбирательства допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела.

УПК РФ новым обстоятельством признает, в частности, установленное Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела (п. 2 ч. 4 ст. 413). Ч. 5 ст. 415 данного Кодекса в развитие приведенной нормы установила процедуру принятия решения о пересмотре приговора, определения или постановления суда по указанному обстоятельству: Президиум ВС РФ по представлению Председателя ВС РФ не позднее одного месяца со дня поступления представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением ЕСПЧ.

(Определение КС РФ от 14 января 2016 г. № 14-О)

 

Что такое «адвокатская тайна»?

В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», раскрывающей понятие адвокатской тайны, таковой являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю (пункт 1); адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2); проведение оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения; полученные в ходе оперативно-разыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей; указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством РФ (п. 3).

Отвечая на вопрос о том, с какого времени сведения, собранные адвокатом при оказании юридической помощи, являются конфиденциальными, относятся к адвокатской тайне и в связи с этим получают от государства процессуальные гарантии неприкосновенности, КС РФ применительно к возможности допроса адвоката в качестве свидетеля выработал следующие правовые позиции.

Право пользоваться помощью адвоката (защитника) как одно из проявлений более общего права на получение квалифицированной юридической помощи подлежит обеспечению на всех стадиях уголовного судопроизводства и не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах. При этом юридическая помощь адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве не очерчивается лишь процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, – она включает возможные предварительные консультации и разъяснения по правовым вопросам, устные и письменные справки по законодательству, составление заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.

Необходимая составляющая права на получение юридической помощи и важный признак адвокатской деятельности – обеспечение доверителю условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности. Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые стали ему известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23, ч. 1 Конституции РФ), является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях защиты от обвинения только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельствующая против него самого (ст. 24, ч. 1; ст. 51, ч. 1 Конституции РФ).

В силу изложенного установленный в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, распространяется на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем. Исходя же из недопустимости совмещения процессуальной функции защитника с обязанностью давать свидетельские показания по уголовному делу, в котором он участвует, законодатель закрепил в п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ правило, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в нем в качестве свидетеля, что, однако, не может препятствовать участию в уголовном деле избранного лицом защитника, ранее не допрошенного в ходе производства по делу, поскольку данное правило исключает возможность допроса последнего в качестве свидетеля о фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений.

(Определение КС РФ от 15 января 2016 г. № 76-О)

 

 

В каком случае возможно выделение уголовного дела в отдельное производство?

Ст. 154 УПК РФ, предусматривающая возможность выделения уголовного дела в отдельное производство, является частью механизма, гарантирующего каждому судебную защиту его прав и свобод и предполагающего обязанность органов предварительного расследования и суда осуществлять производство по уголовному делу в разумный срок и без неоправданной задержки (ст. 46, ч. 1 Конституции РФ, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 6.1 УПК РФ). Закрепляя право дознавателя, следователя выделить из одного уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело, указанная статья оговаривает условия, при соблюдении которых такое выделение возможно. Так, согласно ее ч. 2 в случаях, когда необходимость выделения вызвана большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов, выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела.

По смыслу правовых позиций КС РФ, всесторонность и объективность разрешения уголовного дела является важнейшим условием для осуществления правосудия. Как неоднократно указывал КС РФ, суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, поскольку иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту оказывалось бы ущемленным. Соответствие правосудия требованиям справедливости в рамках уголовного судопроизводства предполагает по меньшей мере установление на основе исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния.

Реализация закрепленной ст. 154 УПК РФ возможности, преследуя цель процессуальной экономии, вместе с тем в качестве обязательного условия предполагает, что раздельное производство по уголовным делам не должно препятствовать всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения ни одного из них. Названная норма в единстве с ч. 4 ст. 7 данного Кодекса, устанавливающей требования законности, обоснованности и мотивированности решений, принимаемых должностными лицами в ходе уголовного судопроизводства, обязывают дознавателя, следователя при вынесении постановления о выделении уголовного дела в отдельное производство приводить соответствующее фактическое и правовое обоснование. Для обеспечения справедливого разрешения уголовного дела мотивировка такого решения должна основываться на конкретных обстоятельствах, подтверждающих необходимость его принятия и нашедших отражение в материалах дела, а также на нормах материального и процессуального права.

В ходе же судебного разбирательства в соответствии с ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ виновность лица устанавливается на основе состязательности сторон по результатам анализа и оценки доказательств, исследованных судом, притом что все неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу подсудимого (ст. 49 ч. 3 Конституции РФ). Если суд придет к выводу, что в рамках выделенного уголовного дела всесторонне и полно исследовать обстоятельства совершенного в соучастии преступления невозможно, он по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить дело прокурору для его соединения с основным уголовным делом (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ), поскольку именно суду в конечном счете принадлежит право определять надлежащие процедуры для рассмотрения конкретного дела, оценивая достаточность либо недостаточность оснований для применения таких процедур и возможность обеспечить всесторонность и объективность рассмотрения обвинений, предъявленных подсудимым.

Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Ограничение пределов судебного разбирательства обусловлено конституционным принципом разделения властей, возложением на суд исключительной функции осуществления правосудия (ст. 10; ст. 118, ч. 1 Конституции РФ). При этом, поскольку разбирательство дела в суде проводится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц.

В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со ст. 226.9, 316 или 317.7 данного Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки; при этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

По смыслу ст. 90 УПК РФ в системе норм процессуального закона, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, которым завершено рассмотрение дела по существу в рамках любого вида судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя или дознавателя по уголовному делу в отношении лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом по другому делу. Соответственно, приговор не может предрешать выводы суда, осуществляющего судопроизводство по другому уголовному делу, о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, – эти выводы должны основываться на всей совокупности исследованных по уголовному делу доказательств; признание за вступившим в законную силу приговором преюдициального значения при рассмотрении другого уголовного дела не препятствует правильному и своевременному осуществлению правосудия по уголовным делам исходя из требований Конституции РФ, в том числе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства.

УПК РФ предусматривает, что доказыванию по уголовному делу подлежит событие преступления, а обвинительный приговор должен содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 и п. 1 ст. 307). Следовательно, суд при рассмотрении каждого уголовного дела должен установить обстоятельства, связанные с событием преступления, что является одним из условий вынесения законного и обоснованного приговора. При этом данный Кодекс не содержит каких-либо требований о последовательности проведения судебных заседаний по уголовным делам при выделении из одного уголовного дела другого в отдельное производство в соответствии с его статьей 154, в том числе в отношении соучастников – исполнителя и пособника.

Вместе с тем, по смыслу ст. 90 и п. 2 ч. 2 ст. 413 УПК РФ, установленное во вступившем в законную силу приговоре по основному уголовному делу отсутствие события преступления или его отдельных элементов является основанием для возобновления ввиду новых обстоятельств производства по ранее рассмотренным уголовным делам соучастников лица, в отношении которого вынесен этот приговор.

При рассмотрении же основного уголовного дела показания лиц, данные по выделенным уголовным делам, и представленные ими другие доказательства не только не имеют заранее установленной силы, но и, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (ст. 17, 75, 87 и 88 УПК РФ). Причем процедура допроса лиц, уголовные дела по обвинению которых были выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, а равно оглашение ранее данных ими показаний должны обеспечивать право обвиняемого на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право не свидетельствовать против самого себя.

(Определение КС РФ от 14 января 2016 г. № 96-О)

 

Все ли сведения, полученные адвокатом от клиента, являются адвокатской тайной?

ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает, что адвокатура действует на основе принципа законности (п. 2 ст. 3), адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами (подпункт 1 п. 1 ст. 7). Отсутствие гарантий конфиденциальности в отношениях адвоката и доверителя означало бы применительно к уголовному процессу возможность для одной из его сторон (стороны обвинения) беспрепятственно вторгаться в осуществление автономной деятельности другой стороны (подозреваемого, обвиняемого и его защитника), что искажало бы саму суть гарантированного ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Однако такие гарантии должны распространяться лишь на те отношения подозреваемых, обвиняемых со своими адвокатами, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в порядке, установленном законом, т.е. не связаны с носящими уголовно противоправный характер нарушениями ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

Соответственно, не все сведения, которым адвокат и его доверитель желали бы придать конфиденциальный характер и которые вследствие этого включены адвокатом в его производство, являются адвокатской тайной. Так, хотя согласно п. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полученные в ходе оперативно-разыскных мероприятий или следственных действий в отношении адвоката (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей, данное ограничение не распространяется на орудия преступления, на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством. В силу ст. 15 (ч. 2) Конституции РФ не могут быть защищены режимом адвокатской тайны сведения, свидетельствующие о совершении уголовно наказуемых деяний, в частности о злоупотреблениях правом на юридическую помощь и защиту от подозрения и обвинения, допускаемых как адвокатом, так и лицом, которому юридическая помощь оказывается, а также третьим лицом (например, оплачивающим услуги адвоката).

Под режим адвокатской тайны, следовательно, могут подпадать только те предметы и документы, которые получены или созданы адвокатом без нарушений уголовно противоправного характера, допущенных как им самим, так и его доверителем (в том числе преступлений против правосудия), поскольку иначе ставился бы под сомнение правомерный характер их действий, создавались бы предпосылки для ограничений, обусловленных необходимостью защиты конституционно значимых ценностей в соответствии с требованиями ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ. Наличие же конкретных признаков преступления позволяет суду оценить достаточность оснований для санкционирования проведения следственного действия в целях обнаружения и изъятия предметов и документов, а сами отыскиваемые объекты – конкретизировать с достаточной степенью определенности, с тем чтобы исключить как иные материалы адвокатского производства (включая документы, созданные адвокатом), связанные с делом, по которому адвокат оказывает доверителю юридическую помощь, так и материалы производств по другим делам.

Исходя из этого и с учетом имеющих прямое действие положений Конституции РФ (ст. 15, ч. 1), Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международного пакта о гражданских и политических правах общий запрет на истребование и получение от адвоката конфиденциальных сведений, связанных с оказанием им юридической помощи доверителю законными способами исключительно в интересах защиты его прав, предполагает, что во время обыска, который с разрешения суда органами, осуществляющими уголовное преследование, производится в отношении адвоката, не может иметь место исследование и принудительное изъятие материалов адвокатского производства, содержащих сведения, не выходящие за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи доверителю в порядке, установленном законом, т.е. не связанные с нарушениями со стороны адвоката, его доверителя либо третьего лица, имеющими уголовно противоправный характер либо состоящими в хранении орудий преступления или предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен. В противном случае значение адвокатской тайны, права на получение профессиональной юридической помощи, права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, презумпции невиновности и права каждого не свидетельствовать против самого себя фактически обесценивалось бы.

(Определение КС РФ от 15 января 2016 г. № 186-О)

 

Женщины, обвиняемые в убийствах с квалифицирующими признаками, имеют право на рассмотрение их уголовных дел судом присяжных.

Признаны не соответствующими Конституции РФ отдельные положения УПК РФ (п. 1 ч. 3 ст. 31), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ, ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ, ими исключается возможность рассмотрения судом в составе судьи верховного суда республики, краевого, областного или другого равного им по уровню суда и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовного дела по обвинению женщины в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, притом что уголовное дело по обвинению мужчины в совершении такого преступления при тех же условиях может быть рассмотрено судом в данном составе.

Федеральному законодателю предписано, в том числе с учетом правовых позиций Конституционного суда РФ, выраженных в Постановлении, внести в УПК РФ изменения, обеспечивающие женщинам реализацию права на рассмотрение их уголовных дел судом с участием присяжных заседателей, как это право определено Конституцией РФ, на основе принципов юридического равенства и равноправия и без какой бы то ни было дискриминации.

Уголовные дела по обвинению женщин в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, если судебные заседания по этим уголовным делам не назначены на момент вступления Постановления в силу, по ходатайству обвиняемых подлежат рассмотрению судом присяжных. Если на указанный момент судебные заседания по уголовным делам уже назначены к рассмотрению, подсудность и состав суда изменению не подлежат (за исключением уголовного дела заявительницы), в том числе в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.

(Постановление КС РФ от 25 февраля 2016 г. № 6-П)



Другие статьи автора: Александров Юрий

Архив журнала
№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Журналы клуба