Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №53, 2017

Борис Пантелеев
Обыденность побегов или побеги от обыденности?
Просмотров: 258

Б. Пантелеев – руководитель Санкт-Петербургского отделения организации «Комитет за гражданские права».

 

В первых числах апреля 2017 года в СИЗО-4 (Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д. 39) все шло как обычно. В частности, лица, осужденные к реальному лишению свободы, готовились к этапированию в места отбывания наказания.

Но двое осужденных (условно – Сидоров и Петров) решили нарушить обыденную реальность – поменяться местами. То есть Сидоров, имеющий большой срок, договорился с Петровым, осужденным за незначительное преступление, поменяться сроками. Такое в истории советской и российской пенитенциарии случалось. Данные прецеденты в числе прочих скрупулезно изучаются в тюремной академии ФСИН, что в городе Рязани, на различных обучающих семинарах по повышению квалификации сотрудников ФСИН. Например, в Институте повышения квалификации, что в г. Пушкин (Санкт-Петербург).

Странно, но выводные надзиратели СИЗО-4 [ Краткая справка: И. о. начальника СИЗО-4 является Пейголайнен Николай Николаевич. По поводу этого сотрудника ко мне поступали материалы, явно его, Пейголайнена, не красящие. Этот же сотрудник до сих пор категорически не желает исполнять одно из решений Калининского районного суда Санкт-Петербурга, вынесенное пару лет назад в мою, как члена ОНК Санкт-Петербурга, пользу (см.: http://gulagu.net/profile/102/blog/8524.html). ], проработавшие в этой системе не один год, периодически бывающие на курсах повышения квалификации, знающие чуть ли не всех арестантов в лицо (во всяком случае обязанные знать), подмены не заметили. В результате Петрову реально удалось уехать в УФСИН Вологодской области. Это вам не какой-нибудь кинематографический Червонец (Мадуев). Это наша обыденность. Здесь и сейчас. И обыденность эта случилась в очередной раз в УФСИН Санкт-Петербурга и Ленинградской области. То есть в управлении, в котором уже несколько раз за последние три года случались побеги из разных учреждений, в том числе из СИЗО-4 разные заключенные.

И если бы не бдительность сотрудника по безопасности и режиму СИЗО-4, то и Сидорову удалось бы уехать в колонию-поселение (КП-8) в пос. Борисова Грива Ленинградской области.

Скорее всего план был такой. Через несколько месяцев Сидоров, осужденный по тяжелейшей статье, но значащийся как осужденный по легкой статье Петров, ушел бы из КП-8 на свободу по УДО или по состоянию здоровья. Процедура прохождения УДО или «актировки» по болезни дело долгое и хлопотное, так что скорее всего Сидоров намеревался элементарно сбежать, что гораздо проще сделать из колонии-поселения.

Подтверждением моей версии служит тот факт, что сразу, как только стало известно о почти двойном побеге (хотя на самом деле это не совсем побег), из Москвы приехала высокая комиссия. И поехала эта комиссия не в благополучное – относительно – КП-1 (см. о нем ниже), но именно в КП-8, что в пос. Борисова Грива. Эта комиссия сразу же срезала все сейфы данного учреждения, в которых было обнаружено много запрещенных предметов. Запрещенные предметы в сейфах сотрудников – это нормально, если… к ним приложены акты изъятия. А вот этих-то актов изъятия, насколько известно, высокая комиссия и не обнаружила. И неизвестно, что за мобильные телефоны, например, или наркотики, предположим, нашли в сейфах сотрудников – как изъятое или как предназначенное к распространению…

И того, кто еще не успел отправиться в КП-8 [ Краткая справка: начальником учреждения КП-8 (пос. Борисова Грива) является небезызвестный Кашинцев Сергей Юрьевич, который несколько лет тому назад, будучи сотрудником ИК-6 (того самого учреждении,я о проблемах которого мы также и писали и говорили неоднократно. См.: life.ru; см. также: topspb.tv). Он был арестован по уголовному обвинению и некоторое время пребывал на тюремных нарах (fontanka.ru), но впоследствии был реабилитирован… ], – осужденного Сидорова, и того, кто уже уехал в Вологодский УФСИН, – осужденного Петрова перевели из СИЗО-4 в другое учреждение – в СИЗО-1. Это также может говорить о том, что вышестоящее московское начальство, мягко говоря, не доверяет администрации СИЗО-4.

Помня о том, что УФСИН С.-Пб. и ЛО везде и всюду трубит о своей максимальной прозрачности и открытости для общества, захожу на сайт этого ведомства и пытаюсь найти информацию о таком более чем важном событии. Ищу долго и упорно. Нахожу все что угодно, но только не то, что двойной побег почти удался.

Например: сотрудники колонии-поселения № 1 УФСИН совместно с ветеранами первичной ветеранской организации учреждения ознакомились с выдающимися памятниками деревянного зодчества. Или: в этой же колонии-поселении проведено профилактическое занятие по соблюдению Правил дорожного движения. А в СИЗО-4 примерно в это же время были «…награждены сотрудники за образцовое исполнение служебных обязанностей и достигнутые успехи, а также имеющие выслугу срока службы 10 лет и более, медалями “За отличие в службе”». Осталось понять, что же такое это «образцовое исполнение обязанностей» и в чем именно «достигнуты успехи»… Но про «двойной почти побег» в СИЗО-4 – ни слова, ни полслова.

Следуя принципу максимальной объективности, скажу – за неделю до описываемых событий на данном сайте появилась информация о том, что «При обходе промышленной зоны учреждения сотрудниками КП-8 обнаружен и изъят прозрачный полиэтиленовый пакет, в котором находились два мобильных телефона. Проводится проверка». Эти приемчики тюремных политтехнологов мы знаем – от 100% нарушений обществу рассказывают, дай-то бог, сотую часть. Мол, вот, мы максимально открыты и прозрачны…

Спорный вопрос – должен ли УФСИН С.-Пб. и ЛО выкладывать на своем сайте любуюинформацию о происходящем за тюремными стенами, но уж точно это ведомство не должно скрывать от общества информацию такой важности…

Примерно в это же время в УФСИН С.-Пб. и ЛО проводится мероприятие под громким названием «Занятие, направленное на профилактику коррупционных проявлений среди сотрудников УИС». Далее на этом же сайте читаю: «Отметим, что проведение декларационной кампании необходимо с целью исключения фактов возможных коррупционных проявлений среди сотрудников, проходящих службу в УИС».

 

Краткая история побегов в российских тюрьмах. Полторы сотни лет назад Борис Савинков, ожидавший суда и сурового приговора, подкупил жандарма. Переодевшись солдатом, эсер при содействии вольноопределяющего 51-го литовского полка В.М. Сулятицкого, беспрепятственно покинул гауптвахту и оказался на свободе.

А вот уже ближе к нашим дням: 15 апреля 2013 года из СИЗО-3 («Красная Пресня») сбежал 28-летний Фарух Тошманов. Его отсутствие обнаружилось лишь во время вечерней проверки. Спохватившиеся надзиратели «пообщались» с сокамерниками Фаруха, и те признались, что видели, как Фарух еще утром уехал на суд и не вернулся. В камере был «лишний» арестант – тот, кого должны были в этот день выпустить на свободу прямо в зале суда. «Пазл» сложился в картинку – Фарух выдал себя за другого человека, который обвинялся в каком-то мелком нарушении, был вывезен на суд и там отпущен на свободу.

В сентябре 2016 года 28-летний Алексей Некрасов, осужденный за покушение на сбыт наркотиков, оказался в камере СИЗО Новосибирской области и заметил удивительное внешнее сходство со своим сокамерником Александром Ч., который тоже был осужден и претендовал на условный срок.

В день, когда за осужденным Ч. пришли конвоиры, чтобы отвезти его в суд для оглашения приговора, все в камере еще спали, и Некрасов воспользовался этим. Использовав ослабленную бдительность тюремщиков, он назвался именем Черноусова и благополучно отправился в зал Октябрьского суда на автозаке. Побег не удался лишь потому, что в тот же день к Некрасову пришел следователь, который вел его дело, и попросил привести заключенного на допрос. Конвоиры связались с судом, и пропажа нашлась. Некрасова привезли обратно.

В этом же, 2016 году в СИЗО-5 г. Москвы недосчитались арестанта – 22-летний житель Таджикистана Маруф Одинаев выдал себя за другого человека и ушел. Свою оплошность граждане начальники обнаружили только через несколько часов. Они действительно должны были выпустить человека из той камеры, где сидел Маруф Одинаев. Но только уйти должен был совсем другой человек.

Беглец воспользовался той схемой, что не должна срабатывать в принципе, но которую, увы, можно назвать отработанной. Одинаев, обвиняемый в незаконном обороте наркотиков в крупном размере скорее всего предложил деньги сокамернику, которому не продлили срок ареста. Иначе как объяснить тот факт, что тот, кому не продлили срок ареста, отдал свои документы Одинаеву, а сам спокойно остался сидеть.

Вся тюремная система устроена так, что она не должна путать людей. За пять лет до побега Одинаева лишилась должности одна из столичных судей, которая прямо в зале суда отпустила заключенного, но не того, кого надо. Из СИЗО-4 г. Москвы ей привезли другого человека, а она и не заметила. Получается, проморгали все – и администрация казенного дома, и суд.

А в 2013 году точно так же ушел арестант из столичного СИЗО-3, известного в народе как «Краснопресненская пересылка». Выдал себя за другого и ушел. После этого случая эксперты заговорили о том, что в следственных изоляторах необходимо внедрять электронные системы безопасности, распознающие человека и по отпечаткам пальцев, и по биометрическим данным (овалу лица, сетчатке глаз и т.п.).

Как сообщалось, в 2014 году в московских СИЗО проводилось тестирование подобной аппаратуры. А за год до этого началась массовая установка электронных систем контроля в СИЗО г. Москвы (уж не те ли это электронные браслеты, за которые был арестован бывший директор ФСИН А. Реймер?). По некоторым данным, подобные системы стояли или, как минимум, должны были стоять и в СИЗО-5 «Водник», откуда тоже ушел один из арестантов.

Изучают ли все же данную проблему в ФСИН РФ? Краткий анализ вынуждает предположить с достаточной степенью уверенности, что все же изучают. Изучают, но… оргвыводов не делают.

Вот некоторые выдержки из дипломной работы слушателя 6-го курса 361 группы заочной формы обучения Самарского юридического института – Баландина Е.А.: [ Дипломная работа «Предупреждение побегов в исправительных учреждениях ФСИН России», Самарский юридический институт, кафедра оперативно-разыскной деятельности (bestreferat.ru). ]

«…Совершению побегов осужденных из исправительных учреждений способствуют следующие недостатки: – необеспечение надзора за поведением осужденных в жилой и производственной зонах; (13 августа 2014 года из ИК-5 (пос. Металлострой Санкт-Петербурга) совершил побег из производственной зоны Сардорбек Худайбергенов, сбежавший через четыре забора. Датчики слежения не сработали, по некоторым данным, из-за ветхости. – Прим. автора); – несовершенство инженерно-технической оснащенности объектов, их физический и моральный износ (в июле 2014 года из СИЗО-4 Санкт-Петербурга совершил побег несовершеннолетний Александр П., который отломал от стены камеры на четвертом этаже изолятора раковину, выдрал из стены крюк и им же отогнул дверь в камере, после чего запросто перемахнул через высокий забор СИЗО. – Прим. автора)».

Смотрим, что по этому поводу думают другие ученые. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Грязевой Н.В., где говорится о тех же самых причинах: [Научно-исследовательский институт федеральной службы исполнения наказаний РФ. Методика расследования побегов из мест лишения свободы. ] «…Изложенное позволяет выделить наиболее типичные способы совершения побегов осужденных из ИУ62: … 10) обман лиц, осуществляющих надзор и охрану для выхода с охраняемых зон через КПП (использование поддельных документов)».

А вот еще важные соображения г-на Баландина о причинах побегов, изложенные автором еще в 2011 году: «…Начальники отрядов, непосредственно реализующие воспитательную функцию, должны обеспечивать всестороннее изучение личности осужденных, выявлять положительные и отрицательные их качества. Основными недостатками в деятельности начальников отрядов являются: – отсутствие научного подхода к изучению личности; – незнание эффективных методик изучения личности; - изучение личности осужденных без учета периода их жизни вне мест лишения свободы (до осуждения); – отсутствие информации о межличностных отношениях осужденных, положении и ролевом статусе каждого осужденного в их среде…»

То есть изучают эту проблему давно и многие. Однако, судя по всему, представления ученых и реалии современного ГУЛАГа как две параллельные прямые, которым никогда не суждено пересечься. Так как современная российская тюрьма, весь уклад жизни в ней, правила поведения осужденных заточены на то, чтобы пребывание в тюремных стенах вызывало максимальное отвращение у людей, туда попавших. Возможно, это обыденное равнодушие Системы к любому, кто попадает в ее жернова, обыденное хамство и жестокость сотрудников к заключенным и осужденным способствуют тому, что из мест лишения свободы обыденно бежали и продолжают убегать…



Другие статьи автора: Пантелеев Борис

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба