ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №53, 2017

Александр Сухаренко
Бедственное положение
Просмотров: 71

А.Н. Сухаренко – директор Центра изучения новых вызовов и угрознациональной безопасности РФ (г. Владивосток).

 

26 апреля на 411-м заседании Совета Федерации с ежегодным докладом о состоянии законности и правопорядка в стране выступил Генеральный прокурор России Юрий Чайка. Однако далеко не все из озвученного им для сенаторов было предано гласности. Между тем проанализированные Генпрокурором факты проливают свет на истинное (удручающее) положение дел в правоохранительных органах и учреждениях УИС. Правда, отдельные положения опровергаются недавними постановлениями ЕСПЧ и отчетами правозащитников. Как бы то ни было, указанный доклад представляет несомненный интерес.

По словам Ю. Чайки, о качестве предварительного следствия свидетельствует рост выявленных правонарушений (5 067 850, +3,2%). Почти пятая часть из них (1 147 178) – в следственных органах. Выросло число нарушений, допущенных как при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлениях (3 778 553, +1,2%), так и непосредственно при производстве следствия и дознания (1 289 297, +9,6%) [ Доклад о состоянии законности и правопорядка в 2016 году и о проделанной работе по их укреплению. М.: Генеральная прокуратура России, 2017. ].

 

Большинство нарушений закона на стадии приема, регистрации и рассмотрения сообщений о преступлениях выявляются в следственных подразделениях Следственного комитета России (67,5%). В общей сложности в СК России было установлено 265,9 тыс. нарушений законодательства при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлениях, или на 5,0% больше, чем в 2015 году, в то время как общее количество поступивших в это ведомство сообщений сократилось на 8% (с 962 592 до 885 992).

 

В следственных подразделениях МВД России число установленных нарушений при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлениях выросло на 33,4% (с 94 670 до 126 280), что произошло также на фоне общего снижения числа поступивших следователям сообщений о преступлениях (с 1 266 768 до 1 251 113).

 

Обращает на себя внимание увеличение сроков рассмотрения сообщений о преступлениях. Так, в сроки свыше 10 дней в СК России их рассмотрено на 19,4% больше, чем в 2015 году, а в следственных подразделениях МВД России данный показатель возрос на 10,5%.

 

Тревожит возросшее более чем на треть (36,4%) количество неправомерных отказов в приеме сообщений о преступлениях либо их не регистрации. Подавляющее большинство подобных нарушений выявлено в деятельности следователей СК России (1542, или 90,1%). Для сравнения – в МВД их установлено 152, а в ФСБ – 3.

 

Существенно увеличилось число отмененных прокурорами незаконных и необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел (+15,3%, 116 320). В основном это произошло из-за значительного ухудшения ситуации в следственных подразделениях МВД России, здесь указанный показатель увеличился на 39,2% (с 46 040 до 64 068). Удельный вес числа возбужденных уголовных дел к общему количеству отмененных постановлений остался фактически неизменным (5,87% в 2015 году против 5,82% в 2016 году).

 

 

Ожидаемого повышения качества работы следственных подразделений не произошло. Общее количество уголовных дел, оконченных следователями всех ведомств, сократилось на 4,9% (с 509 868 до 484 836), в том числе направленных в суд (с 454 951 до 442 320, -2,8%).

 

Значительное число уголовных дел возвращается прокурорами в следственные органы для производства дополнительного расследования. В прошедшем году их количество еще более возросло: в СК России – на 6,7% (с 3 352 до 3 576), в МВД России – на 7,7% (с 14 004 до 15 079).

Судами первой инстанции было рассмотрено с вынесением обвинительного приговора 688 443 уголовных дела (+0,8%) в отношении 746 905 лиц (+0,7%). Число обвиняемых, дела в отношении которых рассматривались в порядке главы 40 УПК РФ (при согласии с предъявленным обвинением), сократилось на 2,8% (с 579 989 до 563 884).

Важной составляющей следственной работы является соблюдение разумных сроков досудебного производства. Вместе с тем в условиях снижения следственной нагрузки еще более обострилась проблема роста числа уголовных дел, расследованных с превышением срока, установленного законом (+1,5%, рост со 186 051 до 188 898). В подразделениях СК и МВД России это каждое третье уголовное дело, а в ФСБ России – почти все. Причем их удельный вес в прошедшем году возрос (СК России – с 37,8 до 38,4%, МВД – с 32,8 до 36,2%, ФСБ России – 84,8 до 86,2%).

 

Неоднократное продление процессуальных сроков нередко обусловлено ненадлежащей организацией расследования, несогласованностью действий следователей и оперативных служб по установлению виновных лиц и потерпевших. Практически повсеместно следователями нарушаются требования части 5 статьи 208 УПК РФ об обязательности выполнения до приостановления расследования всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого, и о принятии мер к их розыску.

 

 

 

В связи с незаконностью или необоснованностью были отменены 14 930 постановлений следователей о прекращении уголовного дела, что по сравнению с 2015 годом меньше на 8,6% (16 329).

 

С целью пресечения незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности были отменены 5316 незаконных постановлений следователей о возбуждении уголовного дела (в 2015 году – 5626) и 14 043 постановления дознавателей (13 630).

 

 

Наметилась тенденция более активного применения следственными органами к обвиняемым и подозреваемым домашнего ареста. Количество рассмотренных судами ходатайств об избрании данной меры пресечения возросло на 30,1% (с 5060 до 6583), в то же время число ходатайств о применении к ним залога сократилось на 35,8% (с 592 до 380). Также на 12% сократилось количество рассмотренных судами первой инстанции ходатайств о заключении под стражу (со 145 477 до 127 844).

 

Вместе с тем в суды продолжает направляться значительное количество необоснованных ходатайств. В прошедшем году незначительно возросла доля ходатайств о заключении под стражу, не поддержанных прокурорами: 3,8% (4877) против 3,7% (5456) в 2015 году. Увеличилась и доля ходатайств следователей, в удовлетворении которых отказано судом (с 7,3 до 8%). Основной причиной отказа в удовлетворении ходатайств, как и прежде, является отсутствие достаточных и убедительных данных, подтверждающих доводы заявленного ходатайства о необходимости ареста.

 

В прошлом году суды оставили без удовлетворения около 1,2% ходатайств органов предварительного следствия о продлении срока содержания под стражей (2335 из 187 959). Для сравнения: в 2015 году данный показатель составил менее 1% (1574 из 190 781).

 

Среди лиц, содержащихся под стражей по неоконченным делам следователей, значительное число составляют виновные, находящиеся под арестом свыше 2 месяцев. Более того, в прошедшем году обозначенная проблема существенно обострилась. В сравнении с 2015 годом число арестованных по неоконченным делам следователей МВД и СК России увеличилось на 4% и составило почти 26 тыс. человек, из них 1,3 тыс. (рост на 68,9 %) содержалось под стражей в СИЗО более года.

 

 

Что касается решений следственных органов (о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием события или состава преступления, непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, отсутствием в необходимых случаях заявления потерпевшего), повлекших признание права на реабилитацию, то в минувшем году их принято 14 996, что на 17% больше, чем в 2015 году. Сумма, на которую были удовлетворены материальные требования реабилитированных лиц, составила почти 580 млн рублей.

 

 

Ведомственный контроль за исполнением законодательства в сфере уголовно-правовой регистрации так и не приобрел упреждающего характера. Число поставленных по инициативе прокурора на учет преступлений уменьшилось на 8,4% (со 156 475 до 143 261). Однако эта тенденция связана прежде всего с общим сокращением преступности.

 

Не искоренена повсеместная практика укрытия преступлений путем незаконного отказа в возбуждении уголовного дела при наличии достаточных данных, содержащих признаки состава преступления. В частности, после отмены прокурорами 2 377 852 таких решений (2015 г. – 2 415 645) по результатам дополнительных проверок возбуждено 176 879 уголовных дел (188 669), или 7,5% от числа отмененных прокурорами (7,8%).

 

Столь значительное количество вынесенных органами дознания необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела обусловлено низким качеством доследственных проверок и ненадлежащим ведомственным контролем за их проведением.

Помимо незаконных отказов в возбуждении уголовных дел встречаются случаи укрытия преступлений путем нерегистрации либо отказа в регистрации сообщений о преступлениях (2016 г. – 891, 2015 г. – 2,8 тыс.)

 

Наряду с этим происходит снижение активности органов дознания по раскрытию преступлений. Как и в прежние годы, остается нераскрытым практически каждое третье преступление, производство предварительного следствия по которому необязательно (2014 г. – 337 322 из 967 978, 2015 г. – 368 867 из 1 054 263, 2016 г. – 336 166 из 1 002 999). Такое положение дел обусловлено отсутствием системной работы и непринятием мер к установлению виновных лиц. Осмотр места происшествия проводится формально, мер к фиксации примет преступника, составлению его словесного портрета, обнаружению и изъятию следов преступления не принимается. Потенциал оперативно-справочных и криминалистических учетов, банков данных, ведомственных коллекций и картотек не используется. В результате утрачиваются возможности получения значимой информации об обстоятельствах преступления, лице, его совершившем, местонахождении орудия преступления и похищенного. По этим причинам ежегодно отменяются сотни тысяч незаконных постановлений о приостановлении дознания (2015 г. – 203 630, 2016 г. – 205 667).

 

 

 

Сохраняется устойчивая тенденция увеличения числа уголовных дел, расследованных свыше установленного УПК РФ 30-суточного срока. В целом в производстве всех органов дознания находилось 210 200 таких дел (2015 г. – 160 688). Почти на 16% возросло количество отмененных прокурорами постановлений органов дознания о прекращении уголовного дела (с 15 283 до 17 708). Существенно ухудшился названный показатель в подразделениях дознания МВД (+16,5%) и ФТС России (+109,5%).

 

Много недостатков выявляется в организации работы подразделений, занимающихся проведением оперативно-разыскных мероприятий. И хотя в прошлом году количество нарушений требований законодательства об оперативно-разыскной деятельности снизилось на 11,1% (с 580 787 до 516 145), они приобрели системный характер. Наибольшее количество нарушений выявляется уполномоченными прокурорами в работе оперативных подразделений полиции (481 101).

 

Отмечается снижение числа установленных незаконных решений органов, уполномоченных на осуществление оперативно-разыскной деятельности (с 17 тыс. до 15,7 тыс.). Большинство из них составляют постановления о прекращении дел оперативного учета (80,7%). Нередки случаи принятия таких решений по неподтвержденной или непроверенной информации: 12 672 незаконных решения о прекращении дел оперативного учета (далее – ДОУ).

 

В некоторых регионах имели место факты ненаправления ДОУ в органы предварительного расследования даже при наличии достаточных оснований (Приморский край, Иркутская, Московская, Новгородская, Свердловская области, Москва и др.).

 

К числу самых распространенных нарушений относятся несоблюдение установленного федеральным законодательством и ведомственными нормативными актами порядка проведения оперативно-разыскных мероприятий, бездействие по делам оперативного учета, отсутствие надлежащего ведомственного контроля.

 

Особую обеспокоенность вызывают нарушения прав человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, а также прав и интересов юридических лиц. Факты ограничения конституционных прав граждан при проведении оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) отмечались в большинстве регионов страны.

 

По-прежнему актуален вопрос о распространенности нарушений, допускаемых полицией в ходе гласных оперативно-разыскных мероприятий (обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств), в том числе проводимых в отношении компаний. Так, общее число выявленных прокурорами нарушений при проведении данного ОРМ увеличилось на 13,3% (с 1125 до 1928), а в отношении предпринимателей – на 31,9% (с 649 до 1062).

Отсутствие надлежащего ведомственного контроля за работой оперативных подразделений характеризует невысокая эффективность названных мероприятий. Только в 20,3% случаев результаты гласных обследований явились основанием для возбуждения уголовных дел (в отношении предпринимателей – 18,7%). По остальным информация не подтверждается.

Допускаемые нарушения оказывают существенное влияние на результаты экономической деятельности предпринимателей, а в ряде случаев исключают возможность их участия в деловом обороте на длительный срок. К числу обстоятельств, негативно влияющих на складывающуюся ситуацию, следует отнести и отсутствие четкой законодательной регламентации допустимых пределов полномочий должностных лиц при гласных обследованиях и изъятии документации и иных материалов, необходимых для ведения хозяйственной деятельности.

Много проблем имеется в деятельности по розыску пропавших без вести. Распространены случаи возбуждения уголовных дел в связи с пропажей при криминальных обстоятельствах граждан, сведениями о которых органы полиции располагали длительное время, однако не принимали предусмотренных законом мер к вынесению законных процессуальных решений. Практически половина зарегистрированных преступлений данной категории совершена в прошлые годы.

В прошлом году было вскрыто 1 447 615 нарушений в сфере уголовно-правовой статистики (+21%). Из них 1 241 835 (85,8%) допущено сотрудниками полиции, 151 395 (10,5%) – Следственного комитета, 30 153 (2,1%) – службы судебных приставов. В результате к дисциплинарной ответственности было привлечено 39,3 тыс. должностных лиц (+24,7%).

Вдвое (с 1163 до 2530) увеличилось число фальсификаций учетных документов, 1486 (58,7 %) из которых совершены сотрудниками полиции, а 987 (39%) – Следственного комитета РФ.

 

В зоне повышенного внимания прокуроров находились учреждения уголовно-исполнительной системы, в которых 107 тыс. подозреваемых и обвиняемых содержались в следственных изоляторах, а 523 тыс. осужденных отбывали наказание в исправительных и лечебно-профилактических учреждениях. Еще 412 тыс. осужденных состояли на учете в уголовно-исполнительных инспекциях.

В минувшем году прокурорами было выявлено почти 186 тыс. нарушений закона, к дисциплинарной ответственности привлечено 36,6 тыс. должностных лиц, опротестовано 6,5 тыс. незаконных правовых актов. По постановлениям прокуроров возбуждено 1,6 тыс. административных дел. С целью восстановления нарушенных прав осужденных и арестованных лиц в суд направлено 1274 иска.

В результате принятых мер общее число лиц, содержащихся под стражей, сократилось на 10,5 тыс. человек, что положительно сказалось на условиях их размещения. Размер санитарной площади, приходящейся на 1 арестанта, составил 4,7 кв. м при установленной законом норме не менее 4 кв. м. Однако, несмотря на принимаемые меры, проблема с нехваткой площадей сохраняется в 40 СИЗО 15 субъектов РФ (республики Крым и Татарстан, Архангельская, Московская, Ленинградская и Ростовская области, города Москва и Санкт-Петербург).

 

Для дальнейшего улучшения обстановки с размещением подозреваемых и обвиняемых в СИЗО по обращению Генеральной прокуратуры к Председателю Правительства РФ распоряжением от 23.12.2016 № 2808-р была утверждена федеральная целевая программа «Развитие уголовно-исполнительной системы (2017–2025 годы)». Она предусматривает строительство 10 СИЗО на 9850 мест, 14 режимных корпусов на 3237 мест и реконструкция 7 режимных корпусов на 425 мест.

 

Особое внимание уделялось соблюдению прав граждан, содержащихся в учреждениях УИС, на охрану здоровья и квалифицированную медицинскую помощь. В результате активизации прокурорского надзора повысилось качество оказываемой медпомощи осужденным, обеспечения их, в том числе страдающих социально значимыми заболеваниями (ВИЧ-инфекция, туберкулез, гепатит и ряд других), необходимыми для их лечения препаратами. В результате число умерших в учреждениях УИС сократилось на 7% (с 3977 до 3695 человек), в том числе вследствие заболеваний – на 5,7% (с 3454 до 3256 человек). Уровень смертности в расчете на 100 тыс. человек в уголовно-исполнительной системе более чем в 2 раза ниже, чем в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

 

Пристальное внимание уделялось вопросам соблюдения требований законодательства при привлечении осужденных к оплачиваемому труду. Результаты прокурорских проверок свидетельствовали о системных проблемах в данной сфере, обусловленных нехваткой рабочих мест, отсутствием у многих из них специальностей, необоснованно низкой заработной платой, несоблюдением требований техники безопасности. Такое положение не только не позволяло осужденным оплачивать свое содержание, но и выплачивать алименты, погашать задолженность по исковым требованиям. Как следствие, не исполнялись решения судов, нарушались права потерпевших на возмещение причиненного ущерба. В истекшем году было трудоустроено лишь 190 тыс. осужденных, что составило 37% от среднесписочной численности осужденных, подлежащих обязательному привлечению к труду. Осужденными, имеющими иски на общую сумму свыше 95,8 млрд рублей, возмещен ущерб не более чем на 2% от общей суммы.

Недостатки в организации и осуществлении контроля за подучетными лицами и профилактической работы с ними со стороны сотрудников УИИ и полиции способствовали уклонению осужденных от отбывания наказания и от контроля за их поведением.

 

Допущенные нарушения в определенной степени повлияли на рост повторной преступности среди осужденных, состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях. В прошлом году в отношении 26 948 (+7,4%) таких лиц возбуждены уголовные дела за совершение повторного преступления после постановки на учет, 18 820 из них уже осуждены (+15%).

 

Гражданин-преступник

Как показывает статистика, с 2010 года в России на 19% сократилась преступность. За этот период претерпел изменения и социальный портрет преступника. В частности, повысились его уровень образования и возраст. Доля мужчин с высшим образованием среди преступников – представителей сильного пола увеличилась на 3%, со средним профессиональным – на 6,5%. Доля молодежи сократилась, а людей среднего и старшего возраста выросла: 30–49-летних – на 8%, тех, кому за 50, – на 2%.

Практически не меняется статистика по принадлежности к полу и гражданству: и в 2010, и в 2016 году большинство преступлений совершили мужчины, среди которых преобладали граждане России (96,37% от всех преступников мужского пола). Социальный состав криминальной сферы тоже вполне стабилен: нарушают закон в основном лица без постоянных источников дохода (65–68%), на втором месте – наемные работники (18–21%), на третьем –учащиеся и студенты (5–7%). А вот уровень образования преступников изменился. Хотя доля мужчин с неполным средним образованием, нарушивших закон, по-прежнему превышает показатели каждой из трех других категорий (преступников со школьным аттестатом, с документом о среднем профессиональном и высшем образовании), их число и удельный вес все же уменьшились: в 2010 году необразованных преступников было 386 тыс. человек (42% от общего числа преступников мужского пола), а в 2016-м – 366 тыс. человек (38%). Возросли показатели преступности среди граждан со средним профессиональным образованием: с 227 тыс. человек (25% от общего числа мужчин-преступников) до 306 тыс. человек (32%). В криминальной статистике 2016 года оказалось много людей с высшим образованием – почти 88 тыс. (9%). Для сравнения, в 2010-м насчитывалось 57,5 тыс. преступников с вузовскими дипломами (6%) izvestia.ru ].

 

Тлетворное влияние

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) России хочет оградить от влияния криминальной субкультуры воспитанников колоний для несовершеннолетних и оставлять положительно характеризующихся подростков в воспитательной колонии до 21 года. Инициатива увеличить возраст содержания в воспитательных колониях исправляющихся подростков возникла из-за многочисленных обращений воспитанников к уполномоченным по правам ребенка по всей стране. Согласно действующему законодательству, как только осужденному подростку исполняется 19, его отправляют в колонию общего режима, а срок наказания превышает черту совершеннолетия в большинстве случаев. Кроме того, предлагается предусмотреть возможность перевода положительно характеризующихся подростков, достигших 18 лет, из воспитательной колонии в колонию-поселение и создания в исправительных колониях участков, функционирующих как воспитательная колония ria.ru ].

 

В интересах материнства

Для женщин в нашей стране колоний строгого режима не бывает. Максимально строгая форма отбывания наказания – это срок в исправительных колониях (ИК) общего режима. Беременные женщины и женщины с детьми направляются в 13 женских колоний общего режима, туда, где есть условия для их содержания: это Мордовия, Московская, Нижегородская, Саратовская, Владимирская, Кемеровская, Ростовская области, Красноярский край. Второе место отбывания наказания для женщин – колонии-поселения, там сидят за менее тяжкие преступления. Но так получилось, что у матерей именно в колониях-поселениях меньше возможностей для проживания с детьми. Причина банальна: в действующем приказе Минздравсоцразвития и Минюста, который регулирует порядок создания домов ребенка в местах лишения свободы, упомянуты только ИК. Но это не значит, что закон запрещает проживать с детьми в колониях-поселениях. Уголовно-исполнительный кодекс РФ допускает эту возможность вне зависимости от формы исправительного учреждения. И здесь уже ситуация зависит от человеческого фактора: в некоторых колониях-поселениях, где руководство старается действовать в интересах матерей и детей, создаются такие условия. Беременные и женщины с детьми также содержатся в СИЗО: они находятся там до вынесения приговора.

В 2016 году в исправительных учреждениях находилось более 600 детей в возрасте до трех лет. До этого подавляющее большинство детей проживали в домах ребенка на территории колоний, а матери могли навещать их по два часа в день. Очевидно, что такая форма проживания в ИК, когда мать видит ребенка очень ограниченное время, негуманна, да и неэффективна с точки зрения формирования материнской привязанности, навыков материнства. Сейчас в учреждениях ФСИН работают административные комиссии, которые обследуют действующие дома ребенка. Предполагается, что где-то достаточно будет провести реконструкцию, а где-то построят новые корпуса. С 2018 года запланировано строительство общежития для совместного проживания 30 осужденных матерей с детьми в Челябинской области, в 2020 году – корпус для 100 матерей с детьми в Свердловской области и общежитие для 50 матерей с детьми в Саратовской области [kommersant.ru ].

В декабре 2015 года по поручению совета ФСИН утвердила «дорожную карту» по организации проживания осужденных матерей с детьми в домах ребенка исправительных учреждений. Согласно документу, к 2021 году на такие условия смогут рассчитывать 100% осужденных матерей с детьми в возрасте до трех лет. Уже в 2016 году совместное проживание с детьми в отдельных помещениях было организовано примерно для 20% заключенных матерей, к концу 2017 года их должно быть уже 40%, а к 2021 году – 100%. В марте 2017 года прошло совместное заседание Минюста, ФСИН, Минздрава и Минобрнауки, а также представителей Совета по вопросам попечительства в соцсфере. По его итогам участники должны были представить предложения по стандартам и критериям совместного проживания матерей с детьми. Проект стандартов совместного проживания, разработанный в Совете, предполагает создание специального отделения для матерей с детьми – «места, где создается спокойная, безопасная среда, способствующая полноценному развитию ребенка и укреплению его связи с матерью». Для этого выделяется жилое помещение, «в том числе в отдельно стоящем здании на территории дома ребенка – филиала медсанчасти ФСИН». Матери смогут рассчитывать на совместное пребывание с детьми с первого дня поступления в исправительное учреждение из СИЗО или из больницы после родов.

Мать с ребенком в течение 14 дней будет размещена в так называемом карантинном отделении, где будет проведен «инструктаж и информирование» о правилах поведения в общежитии. Отдельно оговаривается, что мать «обязана обеспечивать полноценный уход за своим ребенком»: кормление, бдительное отношение к безопасности ребенка, поддержание чистоты и опрятности ребенка, ежедневные прогулки. «Администрация учреждения несет ответственность в отношении ребенка в части обеспечения медобслуживания, питания», – говорится в документе, где отмечается, что мать «имеет преимущественное право в принятии решений в отношении ребенка». В Доме ребенка при исправительном учреждении должны быть созданы ясельные группы, а с детьми будут проводиться развивающие занятия. Согласно предложенным критериям, препятствием для совместного проживания может служить «угроза жизни и здоровью ребенка со стороны матери». Если в учреждении нет возможности предоставить всем матерям необходимые условия, приоритетным правом будут наделены те, чьи дети находятся на грудном вскармливании, а также матери, которые до прибытия в исправительное учреждение уже находились в СИЗО совместно с ребенком – «во избежание травмы ребенка» kommersant.ru ].

 

Адвокатские гарантии

28 апреля вступил в силу закон о внесении изменений в УПК РФ (Федеральный закон от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗдалее – Закон № 73-ФЗ). Ранее президент выступил с инициативой обеспечить адвокатов дополнительными гарантиями независимости при оказании квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве. В частности, уточнены положения части 4 статьи 49 УПК с целью исключения разрешительного порядка допуска адвоката к участию в уголовном деле. Теперь адвокат вступает в уголовное дело, а не допускается к участию в нем и обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в дело, а не с момента допуска. Перед вступлением в уголовное дело у адвоката и подзащитного появится возможность встретиться в случае необходимости получения согласия на участие адвоката в уголовном деле (подпункты «б» и «г» п. 2 Закона № 73-ФЗ). Помимо этого были расширены процессуальные права адвокатов. Так, они по собственному ходатайству вправе давать показания в качестве свидетеля по делу подзащитного, при условии согласия на это и в интересах подзащитного. До этого адвокаты не могли быть допрошены в качестве свидетелей по делу подзащитного (подпункт «б» п. 5 Закона № 73-ФЗ, п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Закрепляется и право адвоката на привлечение к участию в производстве по уголовному делу специалиста для разъяснения вопросов по делу. Исключение составляют случаи, когда специалисту дается отвод. При этом защитнику также должны быть предоставлены гарантии участия в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его подзащитного (подпункты «а», «б» п. 6 Закона № 73-ФЗ).

Расширены права защитника и в вопросах участия в производстве следственных действий. В соответствии с поправками адвокату не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству подозреваемого или обвиняемого. Одновременно участникам уголовного судопроизводства не смогут отказать в удовлетворении ходатайства не только о производстве следственных действий, но и о приобщении к материалам дела доказательств, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствуют указанные лица, имеют значение для данного дела и подтверждаются этими доказательствами (подпункты «а», «б» п. 8 Закона № 73-ФЗ).

Также прописаны гарантии сохранения адвокатской тайны. В частности, устанавливается специальный порядок производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката. Для этого предполагается ввести в УПК РФ новую статью 450.1. Так, обыск, осмотр или выемку в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) можно будет проводить только после возбуждения в отношении него уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого либо на основании постановления судьи. При этом следственное действие должно проводиться в присутствии члена Совета адвокатской палаты, который должен обеспечить неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну. К недопустимым доказательствам отнесены такие, которые входят в производство адвоката по делам его доверителей, получены в ходе оперативно-разыскных мероприятий или следственных действий. Исключение составляют вещдоки (п.7, п. 11 Закона № 73-ФЗ) garant.ru ].

 

«Золотая» курочка

В начале апреля Следственное управление УМВД РФ по Ульяновску на основании материалов прокурорской проверки возбудило уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере, совершенного группой лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения (ч. 4 ст. 159 УК РФ, до десяти лет лишения свободы) в Федеральном государственном унитарном сельхозпредприятии (ФГУСХП) «Ульяновское», входящем в систему ФСИН России. В ходе проверки госзакупок было установлено, что в марте 2016 года ГУ ФСИН РФ по Свердловской области заключило с «Ульяновским» госконтракт как с единственным поставщиком на поставку более 800 тыс. кг мяса кур на общую сумму 91,6 млн руб. При этом в облпрокуратуре поясняют, что, «согласно закону, закупка мороженого мяса птицы у предприятия системы ФСИН без проведения конкурентных процедур возможна лишь при условии его производства на данном хозяйствующем субъекте». Однако проверка показала, что для такого объема поставок «Ульяновское» не имело ни необходимых помещений, ни требуемого количества персонала и оборудования. В реальности для исполнения обязательств по госконтракту «поставщик приобретал у ряда компаний мясо цыплят бройлеров по низкой стоимости, а затем поставлял по гораздо более высокой». Как пояснил старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима, «Ульяновское» закупило мясо птицы у ульяновских и санкт-петербургских компаний: 1,3 млн кг по цене 61,2 руб. за 1 кг и 2,3 млн кг по цене 59,4 руб. за 1 кг, «а поставило, согласно контракту, по цене 112 руб. за 1 кг, то есть почти в два раза дороже» kommersant.ru ].

 

Европа заступилась

2 мая Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу троих россиян – Александра Олисова, Никиты Данишкина и Юрия Зонтова. Все они утверждали, что сотрудники полиции их избивали и пытали, требуя взять на себя вину за преступления. Суд счел, что есть достаточные основания, чтобы встать на сторону обратившихся. «Правительство не смогло опровергнуть, поскольку опиралось только на результаты доследственных проверок, которые не являются достаточными, без возбуждения уголовных дел и проведения полноценных расследований», – говорится в решении ЕСПЧ. Суд обязал Россию выплатить заявителям 95 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 3,259 тыс. евро на судебные расходы. В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что «все заявители находились в полиции длительное время без оформления протоколов задержания, при этом было очевидно, что их задержание и опросы проводились в связи с тем, что они подозревались в совершении уголовных преступлений» [kommersant.ru ].

А 4 мая ЕСПЧ обнародовал постановление об удовлетворении большой группы жалоб заключенных: в 20 дел были объединены 152 заявителя. Большая часть жалоб касалась условий содержания в исправительных колониях и изоляторах: слишком темно, грязно, холодно, на одного человека приходится меньше 2 кв. м площади. Так, Юрий Тихонов заявил, что в астраханской ИК-2 он находился в помещении на 165 человек, при этом на человека приходилось 1,33 кв. м, на всех было всего четыре туалета. Он жаловался на насекомых, холод, нехватку кроватей и плохое освещение. ЕСПЧ назначил ему выплату в 8750 евро. Алексей Белов сообщил, что в ИК-29 Кировской области на 208 сокамерников было десять раковин, туалеты не огорожены, а на каждого человека приходится 1,8 кв. м. Ему назначена выплата в 13,5 тыс. евро. Одну из самых больших выплат – 23,3 тыс. евро – ЕСПЧ присудил Александру Матвейчуку. Он провел семь лет в ЛИУ-8 Ставропольского края, где туалет и душ с холодной водой были на улице. Четыре дела с 19 заявителями касались чрезмерно долгого содержания в СИЗО перед судом. Денис Мелешнин провел в СИЗО пять лет и почти девять месяцев. ЕСПЧ назначил ему выплату 6,4 тыс. евро. Чрезмерно долгим содержанием признан и срок в полгода: так ЕСПЧ обязал Россию выплатить заявителю Дмитрию Мордвинкину 1 тыс. евро за шесть месяцев и 13 дней в изоляторе. Среди решений было постановление по восьми жалобам на бесчеловечные условия перевозки заключенных. Заявители говорили, что они неделями ехали в набитых железнодорожных вагонах, при этом им выделялось по 0,3 кв. м на человека, зимой в вагонах было слишком холодно, летом – жарко. ЕСПЧ назначил им выплаты от 5 тыс. до 6,5 тыс. евро  kommersant.ru ].

Кроме этого ЕСПЧ присудил 10 тыс. евро двум заключенным из Коми за бесчеловечные условия перевозок в одноместных камерах тюремных автомобилей. В частности, уголовное дело Анны Лозинской рассматривалось с декабря 2013 года по апрель 2014 года в судах, расположенных в селе Койгородок и городе Сыктывкаре. Из-за этого она совершила 15 поездок в одноместных камерах. При росте 174 см ей пришлось перенести 13 поездок продолжительностью 2–3 часа в камере площадью 0,3 кв. м и высотой 1,3 м в автомобилях, закрепленных в селе Воинка Сысольского района республики. В свою очередь Валерий Токарев с мая 2013 по март 2014 года, находясь под арестом в СИЗО-1 Сыктывкара, перенес около 70 поездок в камерах площадью от 0,3 до 0,5 кв. м. Длительность поездок составляла от 40 минут до 3,5 часа. Кстати, в 2016 году, после принятия жалоб к рассмотрению, Минюст России направил в ЕСПЧ «односторонние декларации», сообщив о готовности российских властей выплатить заявителям по 1,5 тыс. евро каждому [svoboda.org ].

Правозащитники не раз заявляли, что российские правила транспортировки осужденных и подследственных давно устарели. Вопросы конвоирования регулируются с 2006 года приказом Минюста и МВД. В 2012 году Верховный суд признал допустимым перевозку заключенных в условиях, когда на каждого приходится от 0,3 до 0,5 кв. м. В 2013 году Минюстом требования были изменены: разрешена перевозка в автомобилях с камерами, в которых на каждого заключенного будет приходиться от 0,26 кв. м, при этом в автозаках и вагонзаках вновь не предусмотрены отсеки для багажа этапируемых, хотя ЕСПЧ неоднократно признавал 0,5 кв. м недостаточной площадью при этапировании, а в 2005 году согласился с Европейским комитетом по предупреждению пыток, что камеры площадью 0,8 кв. м и менее непригодны для перевозки заключенного независимо от времени нахождения автомобиля в пути. По Минимальным стандартам обращения с заключенными ООН, подтвержденным российским Конституционным судом, перевозка в условиях недостаточной вентиляции, освещения или других тяжелых условиях запрещена, каждому заключенному следует обеспечивать отдельную койку cо спальными принадлежностями www.kommersant.ru ].

Кстати, недавно Президент РФ подписал федеральный закон от 01.05.2017 №79-ФЗ о ратификации Протокола № 15 к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который был подписан в сентябре 2016 года в Страсбурге министром юстиции РФ Александром Коноваловым.

Протоколом № 15 преамбула Конвенции дополняется указанием на субсидиарную роль ЕСПЧ по отношению к национальным правовым системам. Государства пользуются определенной свободой усмотрения при применении Конвенции и протоколов к ней на национальном уровне (ранее этот принцип был закреплен только в правовых позициях Евросуда). ЕСПЧ осуществляет судебный надзор за выполнением государствами своих обязательств по данным международным договорам.

Одновременно изменяется критерий «приемлемости» жалоб, установленный подпунктом b п. 3 ст. 35 Конвенции в отношении жалоб заявителей, не понесших, по мнению ЕСПЧ, значительного ущерба. Таким образом, исключается положение, касающееся возможности рассмотрения Европейским судом дела, «которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом».

Исключается норма о праве государства – участника Конвенции возражать против уступки палатой ЕСПЧ юрисдикции в пользу Большой палаты Евросуда. Срок подачи жалобы в ЕСПЧ сокращается с шести до четырех месяцев. Предполагается, что это позволит снизить нагрузку на Европейский суд и ускорить вынесение решений о приемлемости или неприемлемости жалобы [pravo.gov.ru ].



Другие статьи автора: Сухаренко Александр

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Журналы клуба