Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №31, 2012

Юрий Александров
Юридический практикум
Просмотров: 946

Новое в законодательстве

Регламентирован порядок предоставления ФСИН России государственной услуги по организации приема граждан, обеспечению своевременного и полного рассмотрения их обращений (Приказ Минюста России от 31.07.2012 № 147 «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы исполнения наказаний по предоставлению государственной услуги по организации приема граждан, обеспечению своевременного и в полном объеме рассмотрения их устных и письменных обращений по вопросам, касающимся деятельности уголовно-исполнительной системы, принятию по ним соответствующих решений и направлению ответов в установленный законодательством Российской Федерации срок»).

Определены состав, сроки и последовательность административных действий должностных лиц ФСИН России при предоставлении данной государственной услуги, а также требования к порядку их выполнения, в том числе в электронной форме.

В приложении к документу приведена контактная информация территориальных органов ФСИН России.

В связи с изменениями в Уголовном кодексе РФ утверждены новые размеры наркотических средств и психотропных веществ, имеющие значение при назначении наказания за незаконный оборот указанных средств и веществ (Постановление Правительства РФ от 01.10.2012 № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229, 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

Федеральным законом от 01.03.2012 № 18-ФЗ в УК РФ было введено новое понятие «значительного размера» наркотических средств и психотропных веществ, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность (в отношении контрабанды наркотиков понятие значительного размера действовало и ранее), при этом уголовная ответственность за оборот наркотических средств и психотропных веществ в крупном и особо крупном размерах, понятия которых в качестве квалифицирующего признака в УК РФ уже существовали, была значительно усилена.

В связи с этим Правительство РФ утвердило новые размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей уголовного наказания, определив в качестве «значительного» и «крупного» размеров те значения, которые ранее относились к «крупным» и «особо крупным» соответственно, и установив для «особо крупного» размера новые значения. Так, в частности, в отношении героина особо крупным размером будет считаться размер свыше 1 килограмма, гашиша – свыше 10 килограммов, дезоморфина – свыше 10 граммов, опия, коки и маковой соломки – свыше 5, 20 и 100 килограммов сухого вещества соответственно.

Постановление, утвердившее новые размеры наркотических средств и психотропных веществ, также как и упомянутый федеральный закон вступит в силу с 1 января 2013 года.

Расширен перечень оснований, при наличии которых условное осуждение судом не назначается (Федеральный закон от 16.10.2012 № 172-ФЗ «О внесении изменения в статью 73 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

Согласно изменениям, внесенным в ст. 73 УК РФ, условное осуждение не будет назначаться также:

– при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока при условном осуждении, назначенном за совершение умышленного преступления, либо в течение неотбытой части наказания, назначенного за совершение умышленного преступления, при условно-досрочном освобождении;

– при опасном или особо опасном рецидиве.

В настоящее время условное осуждение не назначается лишь осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Уточнены процедуры и организация государственной регистрации актов гражданского состояния (Федеральный закон от 12.11.2012 № 183-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования государственной регистрации актов гражданского состояния»).

В соответствии с изменениями, внесенными в Семейный кодекс РФ, Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» и Федеральный закон «Консульский устав Российской Федерации», установлена, в частности, возможность удостоверения подписи лица, совершенной на заявлении о заключении брака, расторжении брака или установлении отцовства начальником места содержания под стражей или начальником исправительного учреждения (в отношении подписи подозреваемого, обвиняемого или осужденного).

Принят Закон, направленный на совершенствование уголовного законодательства в сфере защиты государственной тайны от преступных посягательств и повышение эффективности обеспечения безопасности страны (Федеральный закон от 12.11.2012 № 190-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Так, принятым Законом уточняются понятия «государственная измена», «шпионаж», содержащиеся в соответствующих статьях УК РФ.

В частности, предусмотрено, что государственной изменой являются совершенные гражданином РФ шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ.

Введена уголовная ответственность за незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну, то есть получение сведений, составляющих государственную тайну, путем похищения, обмана, шантажа, принуждения, угрозы применения насилия либо иным незаконным способом (при отсутствии признаков государственной измены и шпионажа).

Предварительное следствие по делам о незаконном получении сведений, составляющих государственную тайну, отнесено к подследственности органов федеральной службы безопасности.

Суды разъясняют…

Пленумом ВС РФ даны разъяснения, касающиеся оснований разграничения квалификации получения взятки за действия (бездействие), которые входят в служебные полномочия должностного лица, от получения взятки за незаконные действия (бездействие).

Сообщается, что по смыслу части 1 статьи 290 УК РФ под действиями (бездействием) должностного лица, входящими в его служебные полномочия, следует понимать действия (бездействие), которые он правомочен совершать в соответствии со своими служебными полномочиями и которые формально соответствуют требованиям закона, иным нормативным и другим правовым актам. В данном случае дача взятки обусловлена, например, желанием взяткодателя ускорить принятие должностным лицом соответствующего решения либо повлиять на выбор (в пределах компетенции или усмотрения должностного лица) наиболее благоприятного решения для себя или представляемых лиц или иными аналогичными мотивами.

Под незаконными действиями (бездействием) должностного лица, применительно к диспозиции части 3 статьи 290 УК РФ, следует понимать совершенные с использованием служебных полномочий неправомерные действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также действия (бездействие), содержащие признаки преступления либо иного правонарушения (фальсификация доказательств по уголовному делу, несоставление протокола об административном правонарушении, когда это обязательно по закону, принятие решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности, и т.п.).

(Постановление Пленума Верховного cуда РФ от 22.05.2012 № 7 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. № 6 ‘'О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе’'»)

Является ли дискриминацией и пыткой нахождение осужденного в столовой исправительного учреждения во время, отведенное распорядком дня для приема пищи, поскольку там не готовится пища с учетом его религиозных и иных убеждений?

С таким утверждением в ВС РФ обратился осужденный Р.И., потребовав признать частично недействующим пункт 25 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (прием осужденными пищи производится в часы, установленные распорядком дня, поотрядно, по отделениям, побригадно в столовой либо в раздаточном помещении на объектах работы. Если столовая расположена на стыке жилой и производственной зон, прием пищи работающей сменой может организовываться в столовой, при условии обеспечения изоляции лиц, находящихся в жилой зоне, от осужденных, работающих на производстве).

Согласно пункту 25 Правил прием осужденными пищи производится в столовой либо в раздаточном помещении на объектах работы.

Питание является важнейшим фактором, определяющим здоровье человека. Оспариваемые положения нормативного правового акта определяют место для приема пищи осужденными и, следовательно, не могут рассматриваться как дискриминационные.

Обеспечение свободы совести и свободы вероисповедания осужденных установлено статьей 14 УИК РФ, в соответствии с которой осужденным гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания. Они вправе исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой религии, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Оспариваемые положения Правил, определяя место для приема пищи, не устанавливают, какую пищу должны принимать осужденные, и, следовательно, не могут рассматриваться как нарушающие свободу вероисповедания или как пытка, поскольку не устанавливают каких-либо принудительных мер приема пищи.

(Решение ВС РФ от 21 мая 2012 г. № АКПИ12-606)

Как решается вопрос о продлении срока содержания под стражей в отношении подсудимого?

Положения ст. 255 УПК РФ прямо устанавливают, что если заключение под стражу избрано подсудимому в качестве меры пресечения, то срок содержания его под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев (ч. 2). Суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня его поступления вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей, однако такое продление допускается только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца (ч. 3); при этом решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке (ч. 4).

Только по результатам рассмотрения – в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства – вопроса о мере пресечения суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока его действия. Это решение должно отражать исследованные в судебном заседании фактические обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства и в какой форме – в виде отдельного постановления (определения) или в качестве одной из составных частей постановления (определения), выносимого по иным вопросам, оно принимается. Положения УПК РФ (статьи 227 и 228, части 2 и 3 статьи 231) предполагают необходимость обеспечения обвиняемому права участвовать в рассмотрении судом вопроса (отдельно или наряду с другими вопросами) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей или об оставлении данной меры пресечения без изменения, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства.

(Определение КС РФ от 11 мая 2012 г. № 683-О)

В связи с изменениями, внесенными в УК РФ в части гуманизации наказания, Пленумом ВС РФ разъяснено применение судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел.

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ в статью 62 УК РФ («Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств») введена часть 5, согласно которой срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ («Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением»), не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Судам дано пояснение, что указанные в части 5 статьи 62 УК РФ и в части 7 статьи 316 главы 40 УПК РФ требования о назначении подсудимому при рассмотрении дела в особом порядке наказания не более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, не распространяются на дополнительные наказания.

(Постановление Пленума Верховного суда РФ от 05.06.2012 № 10 «О внесении изменения в пункт 13 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 года № 60 ‘'О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел’'»)

Пленум Верховного суда РФ дал разъяснения по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачи лиц для отбывания наказания.

В Постановлении отмечается, что лицо может быть выдано иностранному государству, если деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, является наказуемым по УК РФ и законодательству запрашивающего государства.

Обращается внимание на то, что выдача, передача лица, признание приговора суда иностранного государства осуществляются на основании международного договора Российской Федерации либо принципа взаимности.

В связи с этим судам необходимо выяснить, является ли соответствующее иностранное государство участником международного договора Российской Федерации.

Приведены основания для отказа в выдаче. Например, не допускается выдача в государство, являющееся участником Европейской конвенции о выдаче, если истекли сроки давности уголовного преследования или отбывания наказания.

При этом обращается внимание судов на то, что условия и основания отказа в выдаче предусматриваются не только в УПК РФ, иных законах, а также в международных договорах Российской Федерации.

Уделено внимание порядку и срокам содержания лица под стражей до получения запроса о выдаче. При этом указано, что судам необходимо рассматривать и иные меры пресечения, которые могут быть достаточными для обеспечения возможной выдачи лица.

Невозможность избрания (продления) в отношении лица иной меры пресечения следует обосновать в судебном акте.

Указано также, что международным договором Российской Федерации может предусматриваться возможность передачи лица для отбывания наказания не только в государстве, гражданином которого оно является, но и в том, на территории которого такое лицо постоянно проживает.

Приводится перечень официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, связанных с выдачей лиц иностранному государству.

(Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.06.2012 № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания»)

Должны ли сотрудники правоохранительных органов (в том числе и бывшие) содержаться отдельно в изоляторах временного содержания?

Да, должны. В связи с противоречием этому однозначному требованию, установленному Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», признан недействующим пункт 19 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (Приказ МВД России от 22.11.2005 № 950), в той части, в какой он предписывает соблюдение требования отдельного содержания указанных лиц «исходя из имеющихся возможностей».

(Решение ВС РФ от 13 июля 2012 г. № АКПИ12-699)

Является ли ношение нагрудных знаков, на которых указываются фамилия и инициалы осужденного, а также номер отряда, разглашением персональных данных и вмешательством в частную жизнь осужденного?

Нет, не являются. Как разъяснил ВС РФ, положения абзаца 11 пункта 14, приложения № 3 к ПВР ИУ, пункта 34 ПВР ИУ, устанавливающие необходимость ношения одежды установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками, на которых указывается фамилия, инициалы осужденного и номер отряда (отделения) и проведения проверки наличия осужденных на общих построениях путем количественного подсчета и пофамильной переклички, не противоречат нормам федерального законодательства и не могут рассматриваться как разглашение администрацией исправительного учреждения персональных данных осужденного и вмешательство в частную жизнь осужденного к лишению свободы.

Ношение одежды установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками и проведение проверки наличия осужденных в установленном месте на общем построении путем количественного подсчета и пофамильной переклички обусловлено необходимостью поддержания установленного законом порядка отбывания наказания в виде лишения свободы, постоянного надзора за осужденными, предупреждения побегов, соблюдения прав на личную безопасность, целями оперативно-розыскной деятельности в исправительных учреждениях (ст. 82, 83, 84 УИК РФ).

(Определение ВС РФ от 14 августа 2012 г. № АПЛ12-455)

Если отбывающий наказание осужденный или содержащийся под стражей заключенный подал жалобу в суд, всегда ли его присутствие обязательно во время судебного рассмотрения поданной жалобы?

Нет, не всегда. По смыслу статьи 125 УПК РФ, суд должен обеспечить содержащемуся под стражей заявителю возможность путем непосредственного участия в заседании суда или использования систем видеоконференцсвязи ознакомиться со всеми материалами рассматриваемого судом дела и довести до сведения суда свои доводы, если принимаемое судом решение связано с применением к заявителю мер, сопряженных с его уголовным преследованием, ограничением его свободы и личной неприкосновенности (рассмотрение жалобы подозреваемого или обвиняемого на применение к нему мер уголовно-процессуального принуждения, личного обыска, освидетельствования и др.).

В случае же обжалования в предусмотренном статьей 125 УПК РФ порядке осужденным, отбывающим уголовное наказание в виде лишения свободы, действий (бездействия) или решений органов предварительного расследования, затрудняющих доступ осужденных к правосудию (отказ в приеме сообщения о преступлении, бездействие при проверке этого сообщения, отказ в возбуждении уголовного дела и др.), осужденный претендует на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, на возбуждении которого он настаивает. Жалобы осужденных в таких случаях не связаны с применением к их заявителям мер, сопряженных с уголовным преследованием, ограничением свободы и личной неприкосновенности, поэтому суд вправе обеспечить конституционное право заявителя довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела не только путем его личного участия в судебном заседании, но и иными способами – путем допуска к участию в судебном заседании его представителя, принятия письменных обращений, предоставления права обжалования принятого судебного решения. При этом статья 125 УПК РФ не ограничивает право суда признать – исходя из обстоятельств дела – личное участие осужденного обязательным.

Статья 376 УПК РФ регламентирует участие в судебном заседании осужденного при кассационном рассмотрении приговора – судебного решения, принятого по существу уголовного дела, и не регулирует порядок участия осужденных в судебном рассмотрении кассационных жалоб на постановления судьи, вынесенные в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ.

Эта статья не запрещает суду, проверяющему в кассационном порядке законность и обоснованность постановления районного суда, вынесенного по жалобе заявителя, признать его личное участие в деле – исходя из конкретных обстоятельств дела – обязательным, а также не содержит положений, допускающих произвольный, необоснованный или немотивированный отказ в удовлетворении ходатайства о личном участии в деле заявителя, отбывающего уголовное наказание в виде лишения свободы и подавшего кассационную жалобу.

(Определение КС РФ от 17 июля 2012 г. № 1449-О)

Как реализуется право заключенных на подачу жалоб, предложений и заявлений, в том числе коллективных?

В целях совершенствования форм и методов работы с предложениями, заявлениями и жалобами осужденных и лиц, содержащихся под стражей, повышения качества защиты их конституционных прав и законных интересов, во исполнение предписаний пункта 4, абзаца 2 пункта 7 Постановления Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2005 г. № 679 «О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов представления государственных услуг» утвержден Административный регламент, которым установлен порядок рассмотрения в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы индивидуальных и коллективных предложений, заявлений и жалоб подозреваемых, обвиняемых или осужденных.

Частью 2 статьи 10 УИК РФ установлено, что при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частью 4 статьи 12 УИК РФ осужденные имеют право обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами к администрации учреждения или органа, исполняющего наказания, в вышестоящие органы управления учреждениями и органами, исполняющими наказания, суд, органы прокуратуры, органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные наблюдательные комиссии, общественные объединения, а также в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека.

Согласно частям 2 и 3 статьи 15 УИК РФ предложения, заявления и жалобы осужденных могут быть изложены в устной и письменной формах. Предложения, заявления и жалобы осужденных к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы, смертной казни, адресованные в органы, указанные в части 4 статьи 12 УИК РФ, направляются через администрацию учреждений и органов, исполняющих наказания. Осужденные к иным видам наказаний направляют предложения, заявления и жалобы самостоятельно.

В силу статьи 91 УИК РФ получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения. Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченным по правам человека в субъекте Российской Федерации, уполномоченным по правам ребенка в субъекте Российской Федерации, общественной наблюдательной комиссией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, Европейским Судом по правам человека цензуре не подлежит.

Исходя из изложенного, осужденные обладают правом на обращение с предложениями, заявлениями и жалобами в государственный орган, орган местного самоуправления, как и другие граждане Российской Федерации. Однако порядок реализации данного права различается в зависимости от вида отбываемого ими наказания. Осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, направляют обращения в обычном порядке в любой доступной форме, включая форму электронного сообщения. Осужденные же, содержащиеся в учреждениях, исполняющих наказания в виде лишения свободы, направляют корреспонденцию через администрацию учреждений и органов, исполняющих наказания, в письменной форме либо имеют возможность реализовать свое право на обращение в форме устного обращения. Такие ограничения обусловлены целями исполнения и отбывания лишения свободы, предусмотренными уголовно-исполнительным законодательством, и режимом содержания в исправительных учреждениях.

(Определение ВС РФ от 6 сентября 2012 г. № АПЛ12-479)

Необходимая оборона: как защититься, не став самому преступником?

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

С учетом значимости положений статей 37 («Необходимая оборона») и 38 («Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление») УК РФ, а также в целях формирования единообразной судебной практики Пленум Верховного суда РФ постановляет, в частности, следующее:

В случае совершения предусмотренных Особенной частью УК РФ деяний, в которых юридические и фактические моменты окончания посягательства не совпадают, право на необходимую оборону сохраняется до момента фактического окончания посягательства. Необходимая оборона может быть признана правомерной независимо от того, привлечено ли посягавшее лицо к уголовной ответственности, в том числе в случае защиты от посягательства лица в состоянии невменяемости или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Состояние необходимой обороны может иметь место, в том числе в случаях, когда: защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается; общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

Переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства.

Уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по части 1 статьи 114 УК РФ.

Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

При посягательстве нескольких лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягающих такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы.

Сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и иные лица, которым законодательством разрешено применение оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы для исполнения возложенных на них федеральными законами обязанностей, не подлежат уголовной ответственности за причиненный вред, если они действовали в соответствии с требованиями законов, уставов, положений и иных нормативных правовых актов, предусматривающих основания и порядок применения оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы.

Не может признаваться преступлением причинение вреда таким лицом, применившим оружие, специальные средства, боевую и специальную технику или физическую силу с нарушением установленного действующим законодательством порядка их применения, если исходя из конкретной обстановки промедление в применении указанных предметов создавало непосредственную опасность для жизни людей или могло повлечь за собой иные тяжкие последствия (экологическую катастрофу, совершение диверсии и т.п.).

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» признано утратившим силу.

(Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»)

Возможен ли двойной учет одних и тех же обстоятельств при квалификации деяния по совокупности предусмотренных ими преступлений?

Принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией России и регулируется уголовным законодательством РФ, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности.

(Определение КС РФ от 17 июля 2012 г. № 1484-О)

Как должны обеспечиваться бесплатным питанием подозреваемые и обвиняемые в период участия их в следственных действиях и судебных заседаниях?

Порядок и условия содержания под стражей, гарантии прав и законных интересов лиц, которые в соответствии с УПК РФ задержаны по подозрению в совершении преступления, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с УПК РФ избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, регулируются Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

В соответствии с пунктом 9 части 1 статьи 17, статьей 22 Закона подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются бесплатным питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил, по нормам, определяемым Правительством РФ, в том числе в период участия их в следственных действиях и судебных заседаниях.

Постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2005 г. № 205 утверждена норма питания для подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах ФСИН России, в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел Российской Федерации и пограничных органов ФСБ, на мирное время (пункт 2).

Во исполнение данного постановления приказом Минюста России от 2 августа 2005 г. № 125 утверждена норма индивидуального рациона питания для осужденных к лишению свободы, а также для подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений при их этапировании, нахождении в судах. По данной норме обеспечивают указанные контингенты в случае, когда приготовление пищи из продуктов основных норм питания не представляется возможным. Для гидратации концентратов первых и вторых обеденных блюд, входящих в состав данной нормы, приготовления чая довольствующиеся при приеме пищи обеспечиваются горячей водой (приложение 6).

Предусмотренный пунктом 161 ПВР СИЗО порядок обеспечения питанием подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях, предусматривающий обеспечение горячим питанием по установленным нормам, а в случае невозможности обеспечить горячим питанием – сухим пайком, находится в соответствии со статьей 22 ФЗ-103, так как в этот период они обеспечиваются питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил, по нормам, определенным Правительством Российской Федерации, в том числе при выдаче сухого пайка.

(Решение ВС РФ от 30 августа 2012 г. № ГКПИ12-874)

О территориальной подсудности уголовных дел частного обвинения о преступлениях, совершенных вне пределов Российской Федерации.

Гражданин К. оспорил конституционность отдельных положений УПК РФ о действии уголовно-процессуального закона в пространстве, а также о территориальной подсудности уголовного дела.

Так, уголовное дело по общему правилу рассматривается в суде по месту совершения преступления. По мнению заявителя, оспариваемые положения препятствуют рассмотрению в судах Российской Федерации заявления в порядке частного обвинения о совершении гражданином России преступления вне пределов Российской Федерации.

КС РФ указал следующее.

В соответствии с УПК РФ уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, каковым признается то место совершения деяния, содержащего признаки преступления, где оно пресечено или окончено.

Однако данное правило не позволяет однозначно определить территориальную подсудность уголовных дел о преступлениях, совершенных вне пределов Российской Федерации.

В таком виде указанное положение не согласуется с законодательными предписаниями, регламентирующими гарантии государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов потерпевших от преступлений.

Таким образом, оспариваемое положение, как не позволяющее однозначно определить территориальную подсудность уголовного дела частного обвинения о преступлении, совершенном гражданином России в отношении другого гражданина России вне пределов государства их гражданства, не соответствует Конституции РФ.

В связи с этим законодателю надлежит внести изменения, направленные на совершенствование правил определения подсудности уголовных дел о преступлениях, совершенных вне пределов Российской Федерации.

До внесения соответствующих изменений указанные уголовные дела подлежат рассмотрению тем мировым судьей, чья юрисдикция распространяется на территорию, на которой проживают и потерпевший, и обвиняемый. Во всех иных случаях территориальную подсудность соответствующего уголовного дела определяет председатель (его заместитель) вышестоящего суда.

(Постановление КС РФ от 16 октября 2012 г. № 22-П)

Каков правильный порядок назначения судебной экспертизы?

В соответствии с частью 3 статьи 195 УПК РФ следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 того же Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением. Это процессуальное действие, по смыслу указанных норм, рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы; в противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и вытекающие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК РФ. Данное требование части 3 статьи 195 УПК РФ распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях.

При этом УПК РФ (статьи 47, 53, 119–122, часть 1 статьи 206, статьи 207 и 283) обязывает следователя предъявить обвиняемому заключение эксперта и разъяснить ему право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы и не ограничивает право подозреваемого, обвиняемого при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта или при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела ходатайствовать о назначении дополнительной судебной экспертизы, а в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов – о назначении повторной экспертизы. Не содержит уголовно-процессуальный закон и положений, предполагающих произвольный отказ в удовлетворении заявленного ходатайства, если обстоятельства, об установлении которых просит сторона, имеют значение для разрешения уголовного дела, а также положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств – отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (ч. 3) и 50 (ч. 2) Конституции РФ.

(Определение КС РФ от 24 сентября 2012 г. № 1620-О)

Как должно назначаться наказание при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений?

Согласно статье 68 УК РФ при назначении наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений учитываются характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений (ч. 1); срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ (ч. 2); при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные статьей 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных статьей 64, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление (ч. 3).

Тем самым положения статьи 68 УК РФ в их взаимосвязи не препятствуют суду при определении вида и меры наказания лицу, ранее судимому и вновь совершившему преступление, учитывать также смягчающие обстоятельства, характеризующие как само преступление, так и лицо, его совершившее, а при наличии исключительных обстоятельств назначать наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

(Определение КС РФ от 24 сентября 2012 г. № 1665-О)

Противоречит ли Конституции РФ Закон «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»?

Административный надзор, как осуществляемое органами внутренних дел наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом в соответствии с ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» временных ограничений его прав и свобод, а также за выполнением им обязанностей, предусмотренных этим ФЗ (пункт 1 статьи 1), относится к мерам предупреждения преступлений и других правонарушений, оказания на лицо индивидуального профилактического воздействия (статья 2), а не к мерам ответственности за совершенное правонарушение. При этом применение административного надзора, в отличие от уголовной ответственности, связывается не со временем совершения преступления, а с освобождением лица из мест лишения свободы и с наличием непогашенной или неснятой судимости, которая влечет за собой правовые последствия в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами (статья 86 УК РФ). Установление судом административных ограничений не может рассматриваться как возложение ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, или ее отягчение. Соответственно, и положениям ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» при их применении в отношении лиц, имеющих судимость, не придается обратная сила.

Установление административного надзора для предупреждения совершения правонарушений и оказания профилактического воздействия на лиц, освобождаемых или освобожденных из мест лишения свободы и имеющих непогашенную либо неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, преступления при рецидиве преступлений, умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего, при наличии предусмотренных Федеральным законом «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» оснований и в целях защиты государственных и общественных интересов (статьи 2 и 3) согласуется с нормой статьи 55 (часть 3) Конституции РФ, допускающей ограничение прав и свобод человека и гражданина для защиты конституционно значимых ценностей, и является соразмерным тем конституционно защищаемым целям, ради которых оно вводится.

Поскольку административный надзор относится к правовым последствиям судимости, ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» по общему правилу предусматривает установление срока административного надзора в пределах срока, определенного законодательством Российской Федерации для погашения судимости; по истечении не менее половины установленного судом срока административного надзора при условии, что поднадзорное лицо добросовестно соблюдает административные ограничения, выполняет обязанности, предусмотренные данным Федеральным законом, и положительно характеризуется по месту работы и (или) месту жительства или пребывания, административный надзор может быть досрочно прекращен судом на основании заявления органа внутренних дел или поднадзорного лица либо его представителя (часть 1 статьи 5, часть 2 статьи 9 и пункт 1 статьи 10).

Кроме того, ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы"», дополнивший ГПК РФ главой 26.2 «Производство по делам об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», не предусмотрел каких-либо ограничений процессуальных прав лица, в отношении которого рассматривается вопрос об установлении административного надзора.

(Определение КС РФ от 24 сентября 2012 г. № 1740-О)



Другие статьи автора: Александров Юрий

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба