Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №24, 2011

Александр Зимбовский
Дело Соколова. Как можно посадить каждого
Просмотров: 1485

Липа из прошлого

13 мая 2009 года руководитель СРОО «Правовая основа», член Общественной наблюдательной комиссии по контролю за местами лишения свободы в Свердловской области Алексей Соколов был задержан во дворе собственного дома. Следует отметить, что пришедшие за ним правоохранители не потрудились ни предъявить документы, ни предложить «проследовать». Просто набросились на Алексея, заломили ему руки, повалили его на землю и сковали наручниками. В момент задержания на руках у Соколова находилась его маленькая дочка, но это ничуть не смутило правоохранителей. В итоге маленького ребенка чуть не уронили на землю.

«Обезвредив» правозащитника, милиционеры вызвали по домофону его жену и, не затрудняя себя объяснениями, сунули ей плачущую девочку, швырнули Соколова в машину и ударили по газам.

22 мая Алексею Соколову было предъявлено обвинение. Оказалось, что в 2009 (!) году органам стало известно, что Соколов совершил в 2004 (!) году акт разбоя в г. Богданович Свердловской области и в 2001 (!) году – акт грабежа в Красноуфимске. Причем известно это стало не откуда-нибудь, а из свидетельских показаний – несколько уже давно осужденных и сидящих в тюрьме уголовников «вспомнили», что ходили на дело вместе с Соколовым.

А теперь представьте, что кто-то точно так же «раскаялся» по вашему поводу. Сможете вы вспомнить, что делали в строго определенный день лет пять – десять назад? А найти свидетелей, способных подтвердить ваше алиби?

Как бы то ни было, но Верх-Исетский суд города Екатеринбурга избрал для Соколова меру пресечения в виде заключения под стражу.

31 июля 2009 года Свердловский областной суд вынес решение об освобождении Алексея Соколова. Однако Соколов с территории СИЗО (как это сейчас модно, в суде участвовал не он сам, а только его снимаемое на видеокамеру изображение) не вышел. Он был арестован снова прямо внутри узилища за кражу, «совершенную» в Екатеринбурге в 2004 (!) году. Излишне упоминать, что обвинение также строилось на показаниях уже осужденных за эту кражу зэков, почему-то внезапно «вспомнивших все».

Как пробудить память

Что послужило реальной причиной ареста Соколова? На этот вопрос нетрудно ответить, если вспомнить, что за несколько лет работы в СРОО «Правовая основа» и Общественной наблюдательной комиссии Алексей Соколов успел организовать ряд проверок по фактам систематического избиения в исправительной колонии ИК-2, организовать проверку по фактам систематического членовредительства среди заключенных в колонии № 62 в Ивделе, принять участие в расследовании убийства заключенных в Копейской колонии № 1 (Челябинская область).

Деятельность Соколова и его товарища по работе Дмитрия Рожина привела к тому, что многие сотрудники ФСИН понесли заслуженное наказание.

Судя по всему, чаша терпения уральских силовиков переполнилась после того, как Соколов и Рожин, предприняв общественное расследование трагедии на дискотеке в Первоуральске, нашли и обнародовали доказательства того, что гибель во время давки нескольких человек произошла в результате халатности милиции.

«Неизвестные доброжелатели» предупреждали и Соколова, и Рожина, что дискотекой лучше не заниматься. Они предупреждениям не вняли, и уголовное дело на Соколова и Рожина было возбуждено 23 апреля 2009 года, как раз в день пресс-конференции по поводу трагедии. Следует отметить, что Дмитрию Рожину повезло больше, чем Соколову: он, по крайней мере, пока находится на свободе, однако деятельность Общественной наблюдательной комиссии оказалась сильно затруднена.

Хорошее место для отправления правосудия

26 января 2010 года должно было пройти первое судебное слушание по делу Соколова. Следует отметить, что судили Соколова не по месту жительства (в Екатеринбурге), как то положено по закону, а в городе Богданович (Свердловская область). Для незнающих географию Свердловской области поясняю – в городе, максимально удаленном от областного центра Екатеринбург.

Во время этапирования в Богданович Соколов был избит. Один из «свидетелей» по его делу, некий Евгений Беляш, подошел к нему и сказал: «Тебя предупреждали, а ты не понимаешь». В это время Соколова позвали, он двинулся к двери, а Беляш подбежал к нему и нанес сильный удар в челюсть.

Для того чтобы защитить процесс от излишнего общественного внимания, применялись и иные, помимо выбора максимально удаленного от цивилизации места, меры. Так, по словам екатеринбургского правозащитника Глеба Эделева, перед первым судебным заседанием сначала одни судебные приставы обыскивали его и правозащитника Владимира Шаклейна до бесконечности, а затем другие заявили, что «в зале нет места, и у меня приказ начальства никого не пускать».

А суд идет

Впрочем, если учесть основательность доказательной базы, предъявленной обвинением, желание максимально оградить процесс от лишнего внимания выглядело вполне логичным: помимо показаний нескольких ранее осужденных на длительные сроки, а значит, зависимых от тюремщиков заключенных, никаких иных доказательств вины Соколова предъявлено не было.

Кроме этого, как рассказывает Глеб Эделев (екатеринбургское Движение против насилия), «суд не дал оценку показаниям свидетелей обвинения: показаниям охранников, пострадавших от нападений уголовников в Богдановиче и Красноуфимске. А ведь эти люди – потерпевшие. Именно им угрожали, именно их связывали скотчем и опаивали водкой ворвавшиеся в караулку люди. Ни один из них Алексея Соколова не опознал. Ни один из них даже не слышал слов человека с дефектом речи (Алексей не выговаривает несколько букв). А ведь если бы в сторожку ворвался человек с криками: ''Всем лезать! Это оглабление!'', это не могло не запомниться».

И наконец, защитой были представлены письменные показания достаточно большого количества заключенных, свидетельствовавших, что фсиновцы пытались заставить их оговорить Соколова.

Угадать судебное решение нетрудно: 13 мая 2010 года приговором Богдановичского городского суда Алексею Соколову было назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Алексей был признан виновным в совершении грабежа в г. Богданович (ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ «Грабеж, совершенный организованной группой») и кражи в г. Красноуфимск (ст. 158 ч. 3 п. «б» УК РФ «Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, в особо крупном размере»).

При этом по эпизоду кражи в Екатеринбурге, той самой, совершение которой послужило основанием для заключения в СИЗО, Алексей был оправдан судом.

18 августа 2010 года состоялось заседание Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда. Естественно, оправдать Соколова суд отказался, однако милостиво снизил срок отсидки до трех лет.

Исключительно в целях безопасности

По закону, заключенных следует отправлять для отбытия наказания в места лишения свободы, расположенные максимально близко к месту постоянного проживания заключенного (чтобы осужденный мог сохранить необходимые для исправления социальные связи с родственниками). Алексей Соколов был направлен для отбытия наказания в Красноярский край. Как объяснили представители УФСИН, для обеспечения безопасности Соколова (а может, своей – вдруг за решеткой Соколов проведет еще одно-другое расследование).

14 декабря 2010 года состоялся суд по условно-досрочному освобождению Соколова. Разумеется, ему было отказано. По мнению судьи Сосновоборского городского суда Астраханцева Е.Ю., Алексей Соколов не встал на путь исправления, о чем свидетельствовали два наложенных на него дисциплинарных взыскания. Интересно, что оба эти взыскания (за то, что прилег на кровать в неположенное время с намерением почитать Кафку, и за то, что по инициативе другого осужденного в неустановленное время выпил чаю в память об умершем отце) были наложены на Соколова сразу же после того, как его адвокат подал ходатайство об УДО.

21 января 2011 года в Ленинском районном суде Екатеринбурга у судьи Проняевой Г.А. началось рассмотрение по существу заявления политзаключенного Алексея Соколова и его жены Гули Соколовой. Соколовы обжаловали действия ФСИН, направившего Алексея отбывать срок в места столь отдаленные от места его постоянного проживания. Фсиновцы, обосновывая свои действия, предоставили объяснительные зэков Аникина, Александра Соколова, Беляша и Скворцова. А ведь Алексей Соколов был отправлен за решетку на основании показаний именно этих граждан. Причем, если ранее во время проходящего в Богдановиче судебного процесса все они, давая показания против Алексея Соколова, единодушно свидетельствовали, что никаких отрицательных чувств к нему не испытывают, то в этих объяснительных зафиксировано совсем другое. Господа «честные свидетели» недрогнувшей рукой написали, что они испытывают неприязнь к Алексею Соколову и хотят с ним «разобраться» при встрече. И при этой «внезапно вспыхнувшей» неприязни заявители все равно выразили беспокойство о судьбе Соколова и попросили ФСИН отправить его для отбытия наказания в другой регион. Суд идет.

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба