Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №24, 2011

Правозащитная позиция по реформе российской пенитенциарной системы
Просмотров: 1154

Меморандум

– Новое руководство Федеральной службы исполнения наказаний России (ФСИН) пытается делать определенные шаги к улучшению совершенно скандальной ситуации, сложившейся к 2009 году в пенитенциарной системе, идет на диалог с гражданским обществом.

Однако обстановка в учреждениях ФСИН очень сложная, часто трагическая. В России начинается новая, самая важная за последние десятилетия попытка реформы пенитенциарной системы. Как и все предыдущие, ее концепция предварительно не обсуждалась публично, к ее подготовке не было привлечено гражданское общество, не проводилась независимая экспертиза.

Причиной реформы стал явный и всесторонний кризис существующего уголовного-исполнительного ведомства и всего комплекса, связанного с исполнением правосудия и ресоциализации осужденных. Одним из симптомов этого кризиса стало нарастание коллективных протестных акций заключенных. Значительная часть этих акций проходила в исключительно ненасильственной форме – заключенные, иногда вплоть до нескольких сот человек одновременно, наносили себе раны.

Начиная новую пенитенциарную реформу, руководство Министерства юстиции и Федеральной службы исполнения наказаний публично охарактеризовали сложившуюся систему исполнения наказаний наследницей сталинской лагерной системы, признали тот факт, что именно близкие к администрации заключенные («активисты») являются базовой причиной господства жестокости и произвола.

– Правозащитники, готовя в предыдущие годы обзорные доклады о положении в местах лишения свободы, отмечали, что, несмотря на благоустройство и строительство мест заключения, условия содержания во многих находятся на грани пыточных. В числе мест лишения свободы или отдельных участков в рамках конкретных учреждений были выделены особые пыточные зоны (или «пресс-зоны»), число которых, судя по данным мониторинга обращений и жалоб заключенных и родственников, в настоящий момент составляет порядка 50. Главная задача этих «пресс-зон» – принуждение заключенных к даче нужных показаний, к самооговору и оговору других, психологическая ломка.

Основной причиной наиболее грубых нарушений прав человека в местах заключения стал так называемый «актив» – члены формально распущенных с начала 2010 года «секций дисциплины и порядка», деятельность которых носила откровенно антиконституционный характер и более всего напоминала функции «капо» в нацистских лагерях.

Должностные лица администрации, теоретически призванные содействовать ресоциализации осужденных, понимают свои обязанности как необходимость стравливать группировки заключенных и создавать сети осведомителей. Ликвидированные «секции дисциплины и порядка» были превращены в иные «добровольные» объединения, например «пожарных», – практически с теми же возможностями для господства актива над другими заключенными.

Кроме того, очень важно отметить, что подчинение медицинских учреждений в местах заключения пенитенциарному ведомству создает условия для сокрытия болезней заключенных и безнаказанность при халатном отношении к лечению.

– Кроме бесправия заключенных, важно отметить социальную незащищенность сотрудников администрации, прежде всего низшего звена, что соответствующим образом сказывается на кадровой политике, служит для многих из них предлогом для жестокости и равнодушия к страданиям, в огромной степени содействует тотальной коррупции, включая участие в наркоторговле в местах заключения.

– Фундаментальная причина культивирования бесправия, институализированной жестокости и полной закрытости «пыточных зон» – это война государства с так называемой криминальной субкультурой. Эта война носит все признаки идеологических войн тоталитарных режимов, в том числе широкое и систематическое применения пыток, включая избиения, длительное заключение в карцерах, гомосексуальное изнасилование, с целью вынудить заключенных совершать поступки, несовместимые с их представлением о человеческом достоинстве и с социальным статусом, например надеть красную повязку «активиста», вне очереди и наряда вымыть уборную, вымыть унитаз зубной щеткой, вымыть пол в штабе…

Однако идеологическая война никак не может быть задачей пенитенциарной системы в демократическом обществе.

Необходимо отметить, что нынешний вариант тюремной реформы воспринимается именно как новый этап этой войны.

– Формально новая реформа предусматривает разделение осужденных, имеющих первую судимость, от рецидивистов.

На деле эти меры уже привели к широкомасштабному перемещению заключенных в другие колонии. Результатом стали грубые нарушениям прав осужденных:

– вопреки все более часто нарушаемому, но все-таки, как правило, соблюдаемому принципу отбытия наказания в достаточной близости от места жительства, осужденные попадают в отдаленные регионы, что среди прочего, сильно осложняет приезд к ним родных на свидание, помещает в непривычные климатические условия;

– поскольку в традицию администрации многих мест заключения входит «ритуальное» избиение вновь прибывшего этапа осужденных – для острастки и психологического слома, то одномоментные перемещения десятков тысяч заключенных сопровождались буквально потоком сообщений о расправах и издевательствах.

– Основным результатом начавшейся реформы должна стать ликвидация колоний общего и строгого режима и перевод рецидивистов, по мнению тюремщиков, приверженных криминальной субкультуре, в тюрьмы, условия в которых куда хуже содержания в лагере. При этом будет полностью игнорироваться личность осужденного, его моральные качества.

– Несмотря на декларирование властями поддержки общественного контроля, постоянно предпринимаются попытки его выхолостить. Так, совсем недавно в закон, определяющий права визитеров, была предложена поправка, которая требует исключить возможность конфиденциального общения заключенных с визитерами, что, по сути, сделало бы общественный контроль фикцией.

– Для постепенного разрешения проблем в пенитенциарной системе и создания системных условий, обеспечивающих соблюдение прав и законных интересов заключенных, мы прежде всего предлагаем, чтобы начавшаяся реформа пенитенциарной системы, сопровождающаяся грубейшими нарушениями прав человека, была приостановлена.

Должны быть гарантированы:

– обязательное пребывание осужденных не далее определенного расстояния от дома, с обеспечением за счет государства частичной компенсации поездок на свидание для близких родственников, имеющих низкие доходы;

– конфиденциальность общения заключенных с визитерами и практическая реализации права депутатов всех уровней на визитирование с полномочиями общественных наблюдателей;

– регулярная связь заключенных с домом, в том числе путем широкой телефонизации мест заключения;

– социальная защита заключенных и создание условий для ресоциализации и моральной изоляции преступных авторитетов путем формирования бригад для возмездной трудовой деятельности с обязательным заключением коллективного договоров с осужденными. Обеспечение мастерских в колониях оборудованием, в том числе на основе лизинга;

– социальная защита сотрудников администрации путем заключения коллективных договоров, распространения на них льгот и гарантий сотрудников силовых структур, в том числе при обеспечении жильем.

– В рамках последовательной реформы пенитенциарной системы, имеющей целью гуманизацию и ресоциализацию, необходимо будет предпринять следующие принципиальные меры:

– существенно снизить порог тяжести заболеваний и расширить их перечень, на основании чего заключенные освобождаются из-под стражи, а также распространение этих критериев на всех подследственных и подсудимых;

– обязательное страхование жизни и здоровья заключенного по стандартам страхования военнослужащих, вступающее в силу в момент принятия решения о лишении его свободы на весь период заключения;

– перевод медицинского персонала пенитенциарных учреждений в Минздравсоцразвития при распространении на них социальных льгот работников силовых структур;

– ФСИН России, его региональным управлениям и администрации конкретных мест заключения должно быть вменено в обязанность проведение работы по образовательной и профессиональной подготовке заключенных, в том числе с прицелом на дальнейшее трудоустройство и продолжение образования. Администрация должна будет собирать предложения по вакансиям и доводить их до сведения осужденных.

– Основой реформы ФСИН должна стать коренная кадровая реформа, с учетом опыта начавшейся сейчас реформы милиции – переаттестации, проверки психологической пригодности, знаний основ права. В экспертизе должны обязательно участвовать независимые специалисты. По результатам экспертиз должны быть уволены все те сотрудники, которые потенциально склонны к насилию и унижениям.

 

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, председатель правления фонда «За права заключенных»;
Лев Пономарев, исполнительный директор ООД «За права человека», заместитель председателя правления фонда «За права заключенных»;
Валерий Борщев, член Московской Хельсинкской группы

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба