Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №15, 2008

Милицейские хроники
Просмотров: 1605

Прибежали как-то в дежурку две перепуганные крашенно-расфуфыренные девахи, вопят: «Избили! Ограбили! Скорей езжайте ловить преступников!» Дежурный, капитан Масик, за годы службы наслушался всякого, во всех нашенских нюансах ориентируется: раз прибежали и вопят – значит, избили их не так уж чтоб и очень. Слегка подрихтовали мордяхи, жалеючи… Буркнул: «Кто вас ограбил?»

Начали они рассказывать. Расклад такой: продавщица коммерческого киоска после работы вместе с подружкой возвращалась домой. Вошли в подъезд дома по улице Авиаторов, поднялись на свой этаж, а там на лестничной площадке стоит какой-то парень и – как заорет на них! А потом из квартиры выскочили еще парень и девка. Вся троица, набросившись на заявительниц, зверски избила их руками и ногами, причем на заключительной стадии на лестничную площадку выбежали еще две бабенки в возрасте и совсем уж предпенсионного возраста мужик (видимо, ближайшие родичи нападавших) и тоже включились в драку, разумеется, на стороне своих чад… В итоге девиц выбросили из подъезда, отобрав у одной из них, продавщицы, кулек с дневной выручкой и собственными покупками… В общем, случай хоть и возмутительный, но, с точки зрения милиции, простенький и не «глухарь», ибо известна квартира, из которой выбежала эта звериная стая избивателей, и, стало быть, найти их не составит особенного труда. Масик послал вместе с девицами на адрес наряд и тут же забыл про эту историю. А зря, между прочим, ибо она еще только начиналась…

…Случилось же вот что. Две вышеупомянутые в качестве заявительниц гражданочки после работы посидели в кафешке, после чего направились домой к одной из них. Понятно, что не чинно ступали они по лестнице, а шумно, топая ногами, спотыкаясь, матюкаясь и производя массу иных, присущих подвыпившей молодежи звуков. На их этаже в одной из квартир отмечали некое праздничное событие, там было полно гостей, и один из них, парень по имени Толя, вышел на лестницу покурить. Мимо как раз и топали две благоухающие винцом подружки. Ему бы промолчать в тряпочку, он же сунулся с замечанием: «Ну вы и уродки – так нажраться!» Они ответили залпом из двух батарей, успешно доказав, что по части забористого мата заткнут за пояс любого спившегося лесоруба. Адекватного ответа у Толи не получилось. И остаться бы полю битвы за победившим слабым полом, но тут из квартиры выглянула жена парня и, услышав краешек его диалога с парочкой девиц определенной внешности, завелась с полуоборота: «Опять к шалавам цепляешься?!» Продавщицам бы тихо удалиться, но их задело: «Это мы – шалавы? Да ты сама лахудра!» Ну, тут и началось. Что девицам набили фасы – чистая правда, нечего было первыми накидываться, но кулька у них никто не отбирал, да его и не было. Позднее выяснилось, что этот кулек продавщица забыла у себя на работе.

Поверженные, но не побежденные, подружки спустились этажом ниже и вскоре привели двух знакомых жлобов в татуировках и с ломиками. Отмечавшая что-то компания была морально не готова к такому развитию событий и заперлась в квартире. Жлобы дружно заколотили ломиками в дверь, грозно вопя: «Выходи, суки, кто наших телок снасильничал!» Девки же для большей верности помчались заявлять в милицию, решив выстрелить «дуплетом»: вначале их обидчиков изобьют хахали, а потом приехавшая милиция этих же обидчиков схватит и осудит по всей строгости, лет на двадцать!

Но и обороняющаяся сторона, от неожиданности вначале чуток растерявшаяся, тоже вспомнила о существовании милиции и позвонила в райотдел. Это случилось через пять минут после того, как дежурный отправил группу по первому вызову. Теперь ему звонили со срочным сообщением: «В нашу квартиру ломятся негодяи, пришлите кого-нибудь, а то нас убьют!» Капитану Масику не хотелось, чтобы в его дежурство кого-то убили, а потом выяснилось бы, что произошло это вследствие непринятия им своевременных мер по звонку, поэтому, ввиду отсутствия отъехавшей на предыдущий вызов дежурной группы, он, обежав соседние кабинеты, нашел пару корпящих над служебными бумаженциями оперов и попросил их съездить на адрес и узнать, что там происходит. Только потом он сообразил, что адреса и по первому, и по второму вызовам практически одинаковы. «Неужели налет банды на подъезд?!» – испугался он.

Тем временем приехали на место оперативники, посланные по первому вызову, поднялись на нужный этаж. Заслышав приближение стражей правопорядка, жлобы бросили ломики и дали деру через чердак и крышу. Милиции осталось только созерцать дверь со следами мощных ударов ломами, поломанную дверную ручку, оборванные провода. Они стали звонить и стучать в квартиру, желая узнать, что же здесь происходило. Заслышав новую атаку извне, засевшие в квартире закричали: «Не ломайте нам двери! Мы уже вызвали милицию, она вот-вот подъедет!» Немножко удивившись, опера ответили им в том духе, что ждать милицию не надо, потому как она уже прибыла и ждет, когда ее впустят. Но из квартиры откликнулись издевательским хохотом: «Ищите дураков в другом месте! Милицию мы вызвали только две минуты назад, она бы просто не успела приехать!» Опера сердито заругались, замахали перед дверным глазком служебными удостоверениями, даже поставили на передний план того, кто был в форме. Оборонявшиеся зрелищем милицейского мундира были несколько смущены и решили открыть двери. Но все их попытки управиться с дверным замком кончились провалом: от ударов ломиками дверь заклинило, и замок не открывался. А опера решили: раз им не открывают (хоть и повторяют все время: «Сейчас откроем!»), то в квартире происходит нечто уголовно наказуемое, возможно даже, людей злодейски лишают жизни… Ситуация требовала решительных мер, вот они и стали в свою очередь ломать все ту же дверь ломиками, брошенными жлобами. Из квартиры испуганно завопили: «Вы не настоящая милиция! Вы – купленные! Вызываем настоящую милицию!» И опять позвонили в РОВД и сообщили, что посланную ранее милицию бандиты, видимо, уже перебили, потому что успели переодеться в их форму. «Еще немного – они ворвутся и всех убьют!» – отчаянно голосили в трубку.

«Только без паники!» – строго потребовал капитан Масик, хотя у самого на душе сразу же кошки заскребли. «Точно, банда! Перебили обе посланные группы и теперь методично уничтожают жильцов подъезда. Надо же, именно в мое дежурство!»

Первым побуждением капитана было вызвать ОМОН, спецназ, танки, вертолеты и кавалерию, но, поразмыслив, он решил не делать резких движений и отправился по райотделовским кабинетам в поисках еще одной группы оперов. Дескать: если перебьют и этих, то уж тогда можно и ударить во все колокола! Но поскольку время было позднее (около полуночи), то в кабинетах никого не оказалось. Лично отправиться на место событий дежурный не имел права – кто-то должен оставаться на хозяйстве! Да и, если честно, вообще не хотелось отправляться лично в тот гиблый подъезд. И Масик позвонил на дом тамошнему участковому Тадыбердыеву, тоже капитану, и предложил ему незамедлительно отправиться на адрес и проверить судьбу бесследно пропавших опергрупп. «Если через полчаса не перезвонишь, то я буду знать, что и с тобою случилось несчастье!» – бодро заверил коллегу Масик. «Спасибо!» – порадовался от всей души участковый, положил трубку, вытер пот со лба и, спрыгнув с постели, начал торопливо одеваться.

Табельное оружие участковый дома не хранил и сейчас мог вооружиться только верным товарищем – «демократизатором». Впрочем, стоп – в кладовке есть ружье для подводной охоты (была у участкового такая страстишка). Тадыбердыев застегнул на себе все ремни и пуговицы, нашел ружье, зарядил его гарпуном и отправился навстречу опасностям (возможно, даже героической смерти).

Тем временем обстановка на адресе кардинально изменилась. Первая группа оперов получила мощное подкрепление в лице подоспевшей второй группы. Навалившись все вместе, они вышибли двери и повязали там всех лиц как мужского, так и женского пола, а затем отправились с ними в райотдел. Хотели оставить кого-нибудь из оперов на адресе, подежурить (покореженные двери не запрешь), но позвонив в РОВД и узнав, что вот-вот подъедет вызванный дежурным участковый, бросили все как есть.

Спустя 10–15 минут на слабоосвещенной лестнице раздались крадущиеся шаги. Массивная фигура осторожно прокралась к освещенному изнутри дверному проему… В следующую секунду капитан Тадыбердыев ураганом ворвался в квартиру и, могуче застыв на пороге, гаркнул, торопливо водя дулом ружья для подводной охоты: «Ни с места, милиция! Всем оставаться на местах! Дом окружен, при попытке сопротивления – стреляю без предупреждения! Быстро-о-о-о-о!» А вокруг – абсолютная тишина и ни единой живой души, если не считать испуганно шмыгнувшего под диван котенка.

Комические, однако, приключаются ситуации в нашем РОВД.

 

Нашему народу палец в рот не клади

Сижу я однажды в своем кабинете, строчу отказной материал на вонючую заяву гражданки Брум-Стрельской о якобы похищенном у нее из квартиры неизвестными лицами стареньком магнитофоне «Маяк». Дескать, согласно собранным мною показаниям двух соседок пострадавшей, оный магнитофон вышеупомянутой гражданкой был продан и успешно пропит еще в прошлом году, а что она с тех пор бухала непрерывно и только теперь в случайно приключившийся миг протрезвления спохватилась: «А где ж это «Маячок»?.. Да уж не умыкнули ли его неизвестные лица?!» – так кто ж тому виной, окромя самой пострадавшей? Хорошо хоть, не доверчивый лопух ей попался, а я, бдительный, с еще не испитыми на оперской работе мозгами, и расшифровал ее подлый умысел парализовать работу органов внутренних дел заведомо ложными и отвлекающими от реальной работы заявлениями.

Сижу, значит, я, сочиняю «откузуху», а тут зазвонил телефон. Вообще-то, трезвонит он постоянно: начальство торопится проскрипеть очередное из ценных указаний, жена с тещей спешат в миллионный раз вопросить, по-прежнему люблю ли я их и не забыл ли выполнить очередное их поручение. Иногда беспокоят сексоты с оперативными сообщениями об осуществленных или готовящихся преступлениях или с просьбой о срочной встрече. Знаю я их срочность! Будут клянчить бесплатное ширло или же нужна отмазка от «чужого» мента.

На этот раз звонил осведомитель «Витязь-два». (Был еще и «Витязь-один», но в прошлом году его закрыли хлопцы из городского управления по борьбе с незаконным оборотом нарковеществ за мелкий опт.) И извещал агентик, что ровно через час давно интересующий меня домушник – наркоша Кеша-Брудершафт – пойдет бомбить хату некоего Владиевского, уехавшего вчера с женой на неделю в Крым. И адресок диктует. Сексот был из относительно надежных, туфту гнал редко, я записал его сообщение, поблагодарил за усердие, пообещал поощрить парочкой суточных доз, а сам надумал взять пару наших на подмогу, съездить на адрес и ждать там Кешу в засаде. Но – текучка!

Сперва требовалось закончить оформление двух важных бумаг, потом отвлекли дурацким звонком из прокуратуры минут на двадцать, и, когда я уже вышел в коридор и начал искать кого-нибудь для засады, навстречу попался начальник РОВД, с ходу загундосив насчет моих очередных недоработок. Пришлось слушать его, вдумчиво улыбаясь и поминутно кивая головой, обещал все учесть и принять во внимание…

Только добрался я до выхода – пришлось возвращаться: в РОВД нагрянул с очередной проверкой 1-й заместитель начальника горУВД, весь личный состав (кто не успел убежать) согнали в актовый зал, и товарищ полковник битых полтора часа рассказывал, какие же мы сволочи, тунеядцы, фальсификаторы уголовных дел, алкаши и взяточники… Выслушал и это, кивая важно, а то на подобных мероприятиях начальник РОВД изучает реакцию сидящих в зале, а после отъезда вышестоящих проверяльщиков начинает цепляться: «Почему это у вас, товарищ старший лейтенант, во время выступления докладчика с лица не сходила ироническая улыбка?» Первое, что просится на язык: «Это была не улыбка, а голодная гримаса, до получки еще три дня, а деньги давно кончились» Нет, еще обидится: не намек ли это, что он, наш начальник, себе новую иномарку купил. Нет, все понимают прекрасно, что куплена машина на деньги жены подполковника, занявшейся под его крышей бизнесом, но все равно – царапали бы его совесть подобные инсинуации.

…Короче, подъехали на адрес группой мы лишь через три часа после звонка. Надежда у меня была на непунктуальность домушников. Если квартирный вор сообщает своему корешу, чисто случайно оказавшемуся моим сексотом: «Через час иду на хату Владиевского!» – то в реальности он может пойти туда и через 2–3 часа, и даже через двое-трое суток, точностью эта публика никогда не отличалась, вечно от «работы» что-либо отвлекает: ширнуться позарез захотелось… бабец знакомую решил оттрахать и забыл про время… а то и просто дождик на улице, и в лом идти…

Но в данном случае Брудершафт сработал точно по графику, и когда мы наконец-то добрались до адреса (им оказалась малосемейка гостиничного типа, четвертый этаж, длинный коридор со множеством квартирных дверей, наша была пятой от лестницы, слева), то обнаружили, что квартирные двери уже взломаны фомкой, и с порога были видны явственные следы взлома и поисков чего-нибудь поценнее и побарахлистее… Опоздали!

Чего ж теперь локти кусать… Вызвали следователя и местного участкового, опросил следак соседей насчет подозрительных шумов. Как и водится, никто ничего не слышал и не видел, народ наш совсем глух и слеп, когда на его глазах лезут в чужую хату.

В общем, провели мы необходимые следственно-оперативные действия и удалились. В отсутствие хозяев мы не имели даже возможности составить список похищенного имущества, равно как и сам факт похищения материальных ценностей оставался лишь гипотетическим: а может, это сами Владиевские перед отъездом двери случайно разломали и барахлишко по квартире раскидали… Бред конечно же, но поди докажи, что действительно имела место именно кража, а не хозяйская небрежность.

Перед самым нашим уходом возникла маленькая проблема. Поскольку дверной замок был взломан вором, а лишних денег на покупку нового замка ни у кого из наших сотрудников не нашлось (да и какого лешего, собственно, ради чужого дяди тратить свои кровные?!), то решили сделать, как обычно в подобных случаях, – заколотить дверь гвоздями.

У нас, оперов, гвоздей при себе не оказалось, участковый тоже гвозди забыл прихватить, про следака я вообще молчу, он давно уже барином в РОВД укатил… Обратились за помощью к ближайшим соседям Владиевских по коридору. Но ни у сумрачного бухового верзилы с лбом-дотом, ни у хлипкого полуинтеллигентного мужичонки в расхристанном халатике, ни у очкастой старушенции в платке и валенках (это летом-то!), ни у шустроглазого пацаненка в адидасовской черной маечке гвоздей тоже не было. Во всяком случае, так они утверждали. И тогда участковый (именно он, в свете позднейших событий это обстоятельство получило принципиальное значение) сходил вниз, к милицейскому «уазику», принес оттуда моток проволоки и, захлопнув дверь отбомбленной хаты, этой проволокой прикрутил ее кое-как к дверному проему.

В райотдел возвращались мы с твердым намерением сегодня же взять Брудершафта на одном из излюбленных им притонов, пока он не успел сбагрить свою добычу. Так нет же, опять вышло не по-нашему: в РОВД нас уже заждался заместитель начальника городского ГАИ майор Кнышко, на мое горе проживающий как раз на обслуживаемой мною как опером «территории».

И буквально только что около родного подъезда какой-то малолетний шпаненок запулял в мясистую задницу товарища майора из пневматического пистолета! Я понимаю, что больно, обидно и все такое, но зачем же живописно хвататься за подстреленную ягодицу и вопить так, словно минуту назад на твоих глазах бандиты расстреляли из автоматов всю твою семью вместе с любимым песиком в придачу?! «Найти немедленно и строго наказать негодяя!» – орал подстреленный гаишник, вызывая у всех слушателей острое сожаление, что не добили его контрольным в голову.

Слегка струхнув, мое непосредственное начальство дало соответствующие указания, и весь оставшийся день и половину следующего дня пришлось повозиться в поисках сопливого террориста. В итоге так и не нашли, кстати…

Поэтому только к вечеру заактивничали по взломанной хате. Ночью Кешу- Брудершафта накрыли на хазе у его телки, Люськи-Шатенки. Так себе деваха, кожа да кости, разок взглянуть и удавиться. Уволокли Кешу в РОВД и стали усердно допрашивать на предмет взятого у Владиевских: где прячет или кому сбыл?.. Разумеется, самое ценное он успел загнать «неустановленным лицам» и исколоть на пару с Люськой. Но заметьте: уголовного дела о краже все еще не возбуждали, поскольку не было главного – заявления потерпевших. До их возвращения из Крыма Кешу посадили в ИВС по стандартному обвинению в хулиганстве: якобы в стенах райотдела нецензурно выражался он, гнал матом в сторону пытавшихся побеседовать с ним оперов, а когда они вежливо сделали ему замечание – напал на них, бил кулаком по лицу, пинал ногами по ребрам…

Сами же мы стали дожидаться появления Владиевских. Наша совесть была чиста: свое дело мы сработали четко, терпилы еще и не знали, что обворованы, а мы уже нашли и закрыли их обидчика, даже вернув некоторую часть уворованного. Такое вполне потянет на восхищенную родной милицией статью в городской «Вечерке»! Но только по-иному все обернулось.

Через несколько дней вернувшиеся с моря Владиевские действительно примчались в райотдел с криком: «Нашу квартиру обворовали!» Мы лыбимся: «Знаем, милиция была начеку! Вот показания задержанного гражданина такого-то и его сознанка в том, что он умыкнул у вас такие-то вещи. Вот их перечень» Тут-то Владиевские и развопились: «Какие „такие-то вещи“, если у нас ВСЁ унесли! Понимаете? ВСЁ!»

Почесали мы затылки озадаченно, поехали с супругами на уже знакомый адрес, посмотрели… М-да!

Вычистили квартиру действительно основательно. Одежда, обувь, ковры, бра, сантехника, люстры, холодильник, телевизор, мебель, внутренние двери всех комнат, горшки с цветами, стекла из оконных рам и сами оконные рамы. Сковырнули приклеенный к полу линолеум, открутили электросчетчик в прихожей, а также, благо стояло лето, отпилили ножовкой и уволокли батареи парового отопления и – на закуску – демонтировали газовую плиту. Нетронутым осталось только пустое мусорное ведро на кухне, я не знаю, почему на него не польстились, может, забыли в спешке, а может, решили оставить хоть ведро – «на развод». Навидались мы на своем веку разных краж, зачастую гребли домушники действительно все, что им на глаза попадалось, но чтобы вот так…

И что характерно: теперь соседи не стояли на лестничной площадке, не толпились, любопытствуя, в коридоре, не выглядывали в приоткрытые двери квартир и даже не шушукались в своих комнатах. Лишь под потолком натруженно зудела муха да сопел, уставившись на стерильно пустое жилище Владиевских, участковый.

«Зря ты тогда гвоздей не нашел!» – участливо сказал я ему. Он вмиг побелел как штукатурка. Понял сразу, кого сделают крайним. А что ж он думал: вся следственно–оперативная группа за его промашку будет отдуваться?!

Потом, конечно, мы двинулись в поход на соседские адреса. Разумеется, опять никто ничего не видел и не слышал. Но когда угрозыск всерьез рассердится и захочет знать правду, никто не устоит перед его неукротимым напором. Лично я, к примеру, разбил о бугристый лоб верзилы пару стаканов из его буфета, а полуинтеллигента в халатике свесил за ноги головой вниз с балкона и пообещал разжать пальцы при счете «десять». Лететь до асфальта было недалеко (напоминаю: всего лишь 4-й этаж), но этот уже на цифре «семь» раскололся и жалобно заголосил, что лично он брать ничего не хотел, да вот соседи подговорили-уговорили и практически заставили. Бабульке в валенках мы пообещали жаркую ночь в одной камере с сексуально ненасытной лесбиянкой-спидоноской, малолетке в «Адидасе» назидательно накрутили уши, прошлись активно и по всем прочим. И что ж вы думаете?! Сознались все!

Буквально каждый из ближайших соседей Владиевских что-нибудь да спер из оставшегося без надежных запоров жилища. Чужое барахлишко поделили поровну, так сказать, по справедливости, как большевики в семнадцатом. Каждому хоть какая-нибудь малость да досталась! У сумрачного бухаря, например, отыскался холодильник, полуинтеллигент экспроприировал все книги и унитаз в придачу (сидеть на унитазе и читать интересную книжку – любимое занятие образованного человека), очкастая пенсионерка сумела дотащить до своей комнаты позаимствованное на неопределенное время кресло, ну а подросток приделал ноги соседскому магнитофону.

Вызвали дополнительные силы, после чего провели повальный обыск всего этажа, а затем и соседних. Нашлось почти все, но некоторую часть имущества наиболее осторожные успели упрятать на других адресах, у своих родичей и друзей. Опергруппа поехала и туда, нигде нас не ждали, никто не был нам рад, кое-где не хотели двери открывать, в частном секторе даже спустили собак – пришлось отстреливаться… В общем, громкое вышло дело!

И очень вонючее, с непредсказуемыми последствиями. Ведь ежели по закону поступать – чуть ли не половину подъезда пришлось бы кидать за решетку! А мест в тюрьме, чтоб вы знали, нынче не хватает даже и на матерых бандитов. Да, вороват наш народец, не может устоять, когда где-то что-то можно умыкнуть… Но ведь всех не пересажаешь!

И решило наше руководство в данном случае большого кипежа не поднимать, Подсуетившись, спустили все на тормозах. Никого из наших за проявленное ротозейство не наказали, тут ведь только брось первый камешек – и лавина выговоров, строгих выговоров, «неполных соответствий занимаемой должности» и прочей оргвыводиловки сметет всех! Только дураку-участковому начальник РОВД в приватной беседе популярно разъяснил, какой же он потрясающий долбоеб. «И чтобы на взлом без ящика гвоздей больше не выезжал! Ты понял меня, хрен вонючий?!»

Участковый лишь покаянно разводил руками и кивал головою…

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба