Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №25, 2011

Алек Д. Эпштейн
Дело Николая Авдюшенкова и сакрализация «национального лидера»
Просмотров: 1185

В отношении лидера московских нацболов Николая Авдюшенкова власти проявляют в целом неожиданную для человека его общественно-политического статуса терпимость. Он был дважды осужден, но оба раза условно, причем второй приговор был даже отменен в связи с истечением срока давности. Однако экспертиза по его делу поставила новый рекорд абсурда, поэтому обойти ее молчанием нельзя никак.

Николай Авдюшенков ранее был студентом Московского государственного университета геодезии и картографии. В 2005 году вступил в ряды нацболов, после чего участвовал во многих «акциях прямого действия», в том числе 2 июля 2008 года – в акции в приемной Министерства иностранных дел России в поддержку судимого в Латвии активиста НБП Владимира Линдермана. Еще в конце 1980-х годов В. Линдерман издавал в Риге авангардистский литературный журнал «Третья модернизация». В октябре 1997 года вступил в Национал-большевистскую партию, являлся заместителем руководителя латвийского отделения. Участвовал в работе первого съезда НБП, где познакомился с Эдуардом Лимоновым. С конца 2001 года комиссар латвийского республиканского отделения НБП, председатель общества «Uzvara» («Победа»), редактор печатного органа НБП Латвии – газеты «Трибунал». В ноябре 2002 года приехал из Риги в Саратов, чтобы в качестве свидетеля защиты принять участие в судебном процессе над Эдуардом Лимоновым; он принял на себя авторство манифеста «Вторая Россия», которое инкриминировалось Э.В. Лимонову. Тогда же, в ноябре 2002 года, латвийские власти провели обыск в рижской квартире Владимира Линдермана и его супруги Татьяны Зубаревой, после чего он был объявлен латвийской полицией безопасности в международный розыск: ему инкриминировалось «хранение взрывчатых веществ с целью покушения на жизнь президента Латвии Вайру Вике-Фрейбергу» и «призыв к свержению государственного строя Латвийской республики». В.И. Линдерман остался в политической эмиграции в России, ведя при этом активную оппозиционную борьбу по отношению к современному российскому режиму. Он попросил в России политического убежища, но были выдвинуты неприемлемые условия для предоставления статуса политэмигранта, такие как отказ от политической деятельности. Поэтому он находился на территории РФ нелегально. 29 февраля 2008 года он был задержан в Москве и доставлен в ОВД «Измайлово». Измайловский районный суд постановил выдворить его в Латвию. Под конвоем он был доставлен в поселок Северный в центр временного содержания иностранных граждан. 19 марта 2008 года В.И. Линдермана депортировали в Латвию, где он был взят под стражу. 2 июля 2008 года прокурор запросил обвиняемому полтора года колонии, однако 3 июля суд полностью оправдал В.И. Линдермана, признав, таким образом, нелепость и сфабрикованность обвинений. Гособвинение подало апелляцию. 6 октября в Рижском окружном суде состоялся суд второй инстанции, который, признав В.И. Линдермана виновным, приговорил его к году заключения условно.

В тот самый день, когда прокурор в Риге потребовал приговорить В.И. Линдермана к лишению свободы, полтора десятка нацболов забаррикадировались в кабинетах приемной МИДа по адресу: Денежный пер., дом 19, и приковались наручниками к окнам. Из окон нацболы вывесили растяжку «МИД РФ – логово предателей!» и раскидали листовки, в которых говорилось:

«В то время, как в Латвии, Литве и Эстонии продолжается беспредел в отношении русскоязычного населения, грубые попытки пересмотра итогов ВОВ и перевирание истории, российские дипломаты лишь скромно “недоумевают”. В ответ на запрет советской символики в Литве и запрет на преподавание на русском языке даже в частных школах Латвии МИД РФ лишь сделал дежурные “ура-патриотические” заявления, не подкрепленные никакими действиями. “Спасение” монумента советским воинам-освободителям в Эстонии вылилось исключительно в пиар-кампанию прокремлевских движений. Подобной беззубой политикой и попытками “сохранить нейтралитет” российские дипломаты предают историю страны и поддерживают репрессии по отношению к русскоязычному населению Прибалтики» [ Цит. по тексту оригинального документа. ].

В ходе акции были задержаны тринадцать нацболов, среди которых был и позднее убитый Антон Страдымов (1988–2009), которому после задержания в ОВД «Арбат» выбили зуб. В ночь со 2 на 3 июля Пресненский районный суд осудил всех участников акции по административным статьям 20.1 и 19.3 КоАП («Мелкое хулиганство» и «Неповиновение распоряжению сотрудника милиции») к различнному числу суток административного ареста; в частности, Николай Авдюшенков был приговорен к десяти суткам ареста. При этом на всех участников акции было заведено уголовное дело по статье 282.2 ч. 2 УК РФ («Участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности»), основанием для чего послужила подпись на листовке – «нацболы». Министерство иностранных дел распространило заявление, в котором назвало акцию нацболов дебошем. Нацболы в ответ распространили заявление, в котором сообщили следующее: «Акция нацболов в приемной МИДа была мирной и ненасильственной. Ни одной вещи в здании не было испорчено, и ни один из участников акции не оказывал сопротивление милиции. В акции нацболов отсутствовал даже намек на разжигание ненависти или вражды по религиозному, национальному и какому бы то ни было признаку».

Отсидев десять суток под административным арестом, Н.Ю. Авдюшенков был отпущен под подписку о невыезде. Первое судебное слушание по уголовному делу по статье 282.2 ч. 2 состоялось 4 августа 2009 года, спустя более чем год после событий, ставших причиной для возбуждения уголовного дела. В ходе судебного заседания было зачитано обвинительное заключение. По мнению следствия, факт участия Н.Ю. Авдюшенкова и других в акции доказывает их принадлежность к запрещенной организации. На прениях сторон прокурор запросил для Н.Ю. Авдюшенкова год условно с испытательным сроком в два года, и 24 сентября 2009 года мировой судья участка №416 г. Москвы Михаил Пронякин вынес именно такой приговор.

9 марта 2009 года на съемной квартире, на которой вместе с несколькими другими сторонниками Эдуарда Лимонова временно проживал Н.Ю. Авдюшенков, прошел обыск. Обнаруженные на ноутбуке Н.Ю. Авдюшенкова файлы подверглись психолого-лингвистической экспертизе, проведенной заместителем директора по общим вопросам Российского института культурологии Н.Н. Крюковой и ведущим научным сотрудником того же института В.И. Батовым. Небезынтересно отметить, что этот тендем уже привлекался властями в качестве «экспертов» по делам активистов-нацболов: именно их заключение лежит в основе обвинительного приговора, вынесенного 27 октября 2008 года бывшему лидеру мурманских нацболов Андрею Никитину, осужденноому за вывешивание в кинотеатре «Художественный» во время премьерного показа посвященного В.В. Путину фильма «Поцелуй не для прессы» растяжки «Путин – преступник!» и разбрасывание листовок, в которых тогдашний президент обвинялся в уничтожении политических и гражданских свобод в России, убийстве журналистов, мирных граждан и фальсификации выборов. Вот что говорилось в тексте листовки:

«Мы обвиняем тебя, гражданин Путин!

Ты пришел к власти путем кровавого преступления. Твои подручные взорвали дома с мирными гражданами в Москве и других городах России, развязали войну и, манипулируя патриотическими чувствами граждан, привели тебя к власти. Став главой государства, ты уничтожил политические и гражданские свободы в России, разрушил ее федеративное устройство, установил режим своей личной диктатуры. Твои подручные убили тех, кто пытался размотать клубок твоих преступлений, – журналистов Щекочихина и Политковскую, депутата Юшенкова, офицера ФСБ Литвиненко и еще десятки людей. На твоей совести массовое убийство мирных граждан, в том числе детей, в «Норд-Осте» и Беслане. При твоем правлении был развязан настоящий террор против политической оппозиции, в частности против Национал-Большевистской Партии и коалиции «Другая Россия». Ты развязал руки убийцам нацбола Юрия Червочкина. Ты организовал фальшивые выборы, чтобы сохранить власть за собой и своими друзьями, соучастниками твоих преступлений. Такова твоя подлинная политическая биография, а не та, фальшивая, которую ежедневно навязывают гражданам продажные журналисты, политологи, режиссеры. Ты не царь, а мы не твои рабы. Мы – свободные граждане России, и мы требуем, чтобы ты ушел, немедленно! Мы не хотим тебя ни президентом, ни премьером, ни «национальным лидером». Лучший для тебя выход – уйти в монастырь, замаливать грехи» [ «Нацболы сорвали премьеру фильма о Владимире Путине» // «Нацбол.ру», 11 февраля 2008 г., http://nazbol.ru/rubr1/index0/678.html ].

27 октября 2008 года Пресненский суд Москвы признал Андрея Никитина виновным в участии в экстремистской организации, то есть в запрещенной Национал-большевистской партии (НБП). Это был первый подобный приговор после того, как в 2007 году Мосгорсуд запретил деятельность НБП. Андрея Никитина приговорили к году лишения свободы условно с испытательным сроком два года. Суд прислушался к аргументам прокуратуры, утверждавшей, что «Никитин, причисляя себя к активным членам межрегиональной общественной организации “Национал-большевистская партия”, будучи осведомлен, что ее деятельность запрещена решением Мосгорсуда… разбрасывал листовки, написанные от имени НБП и содержавшие экстремистские идеи, обвинения в адрес президента РФ, призывы к изменению существующего в России государственного строя». Как ёрнически отметила газета «Коммерсант», «поход нацбола Андрея Никитина в кино суд счел попыткой изменения государственного строя» [ «Запрет НБП подтвердили приговором» // «Коммерсант», 28 октября 2008 г. ].

В своем последнем слове на суде Андрей Никитин высказал свое возмущение проведенной Н.Н. Крюковой и В.И. Батовым экспертизой:

«Также хотел сказать об экспертизе листовки. Так называемым «экспертом» было установлено, что в тексте листовки, который я написал, имеются призывы к свержению конституционного строя России, призывы к массовым беспорядкам и хулиганству и другие подобные сказки. Никто так и не показал мне, где конкретно там эти призывы и в чем они выражаются. В своей листовке я выступаю против преступлений, против тирании, против лжи, против экстремизма властей, в конце концов! А у экспертизы и обвинения хватает наглости обвинять в экстремизме меня» [ «Последнее слова нацбола Андрея Никитина» // «Нацбол.ру», 26 октября 2010 г., http://www.nazbol.ru/rubr1/index0/2854.html ].

Экспертное заключение доктора филологических наук, профессора кафедры русской литературы и журналистики ХХ–ХХI вв. Московского педуниверситета Т.А. Пономаревой, представленное адвокатом Андрея Никитина Дмитрием Аграновским, было отвергнуто судом.

Однако заключение экспертизы №321/09 от 27 ноября 2009 года по делу Авдюшенкова, поданное той же парой экспертов, представляет собой документ поистине удивительный во всех отношениях. Нужно сказать, что Н.Н. Крюкова по профессии учитель математики, в 1990 году защитившая диссертацию в НИИ общей педагогики АПН СССР, и не совсем понятно, где и когда она приобрела навыки, релевантные для проведения социологических, психологических или лингвистических экспертиз. Как отметила адвокат Анна Паничева, «в судебном заседании [по другому делу] было установлено, что педагог-математик Крюкова не имеет ни филологического или лингвистического образования, ни единой публикации, связанной с филологией или лингвистикой, и до недавнего времени она являлась главным инженером института» [ «Суд признал фразу “Убей в себе раба” экстремистской» // Материал на сайте Центра защиты прав СМИ, 5 февраля 2011 г., http://www.mmdc.ru/news/single/587 ]. В.И. Батов, напротив, анализирует тексты, написанные за всю историю человечества; его изданная Институтом культурологии в 2001 году монография ненавязчиво называется «По ту сторону Слова: очерки прикладной психогерменевтики от Иисуса Христа до Владимира Высоцкого».

И вот к каким выводам пришли Наталья Крюкова и Виталий Батов относительно листовки «Убей в себе раба»: «Графически подчеркнуто только слово “Убей!”, которое из-за графического расположения восклицательного знака прочитывается прежде всего как отдельное. Остальной текст не выразителей [sic!] и читается только особо любознательными [sic!]. Фоном плаката являются силуэты вооруженных людей в агрессивных позах. Таким образом, вся смысловая нагрузка плаката – в призыве к насилию (убийству)» [ Заключение психолого-лингвистической экспертизы №321/09 от 27 ноября 2009 г., оригинал документа, с. 9. ]. Ни в одном другом изъятом у Николая Авдюшенкова документе призывов к убийству эксперты не обнаружили, однако выдвинули обвинение в том, что «в представленных текстах присутствуют высказывания побудительного характера, призывающие к враждебным действия [sic!] одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе» [ Там же, с. 9. ]. Этот вывод полностью был включен в приговор суда [ Приговор по уголовному делу №1-1/11 от 27 января 2011 г., оригинал документа, с. 7–8; копия размещена на сайте http://politzeky.ru/proizvol/sudya-nepravednyi/28375.html ]. Высказыванием побудительного характера, призывающим к враждебным действиям, является, по мнению экспертов-культурологов, лозунг «Убей в себе раба», который в состоянии целиком прочесть лишь люди «особо любознательные».

Лозунг этот является развитием известной цитаты из письма А.П. Чехова к издателю и журналисту А.Ф. Суворину от 7 января 1889 года, в котором великий писатель отстаивал важность развития у человека чувства личной свободы: «Напишите-ка рассказ о том, как молодой человек, сын крепостного, бывший лавочник, гимназист и студент, воспитанный на чинопочитании, целовании поповских рук, поклонении чужим мыслям... выдавливает из себя по каплям раба и как он, проснувшись в одно прекрасное утро, чувствует, что в его жилах течет уже не рабская кровь, а настоящая человеческая». «Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений» суммирует: «Смысл выражения: постоянно воспитывать в себе чувство собственного достоинства, избавляясь от конформизма и т.д.».

Ставшая знаменитой чеховская цитата вдохновила многих интеллигентов на ее обыгрывание. «Сколько лет понадобится человеку, чтобы стать свободным, если он будет выдавливать из себя раба по капле в день?» (Михаил Генин), «Если выдавливать из себя раба по капле – жизни не хватит» (Борис Лесняк), «По капле выдавливал из себя раба и умер от обезвоживания» (Валентин Домиль), «Нельзя опьянеть от глотка свободы, если разбавлять его каплями выдавленного из себя раба» (Борис Крутиер), «Попробуй выдави из себя раба, если ты – раб до мозга костей» (Евгений Сагаловский), «Знаете ли вы, что если каждый выдавит из себя раба, население России увеличится вдвое?» (Владимир Туровский) и т.д. – нигде и никогда эти и им подобные репризы, рассуждения и «проклятые вопросы», спровоцированные чеховским призывом, не считались «экстремистскими» и уголовно наказуемыми. Сотрудники Российского института культурологи Наталья Крюкова и Виталий Батов первыми увидели в парафразе чеховской цитаты «высказывание побудительного характера, призывающее к враждебным действиям одной группы лиц по отношению к другой» – знать бы какой…

Сложно сказать, какую роль в данном деле сыграло нижеследующее описание «экспертами» одной из агитационных листовок:

«(25) Представляет собой заголовок “Время менять власть!”, призыв “Приходи на Марш несогласных!”. Фоном является Спасская башня, на ее фоне изображена фигура мужчины с папиросой в позе, аналогичной известной фотографии В.В. Маяковского (Отдаленно похож на Председателя Правительства В.В. Путина)» [ Заключение психолого-лингвистической экспертизы №321/09, с. 10. ].

Не будем останавливаться на особенностях стиля ответственных сотрудников Российского института культурологии: «Графически подчеркнуто только слово “Убей!”, которое из-за графического…», «Фоном является Спасская башня, на ее фоне»… Спросим, каким же образом анонимный персонаж, скопированный с рекламы водки «Зеленая марка» фирмы «Главспирттрест» [ См.: «За что хотят посадить лидера московской “Другой России” Николая Авдюшенкова» // «Нацбол.ру», 26 января 2011 г., http://www.nazbol.ru/rubr15/7460.html ], не напомнил культурологам никого, кроме «Председателя Правительства В.В. Путина», и это при том, что мужчина изображен с папиросой, а В.В. Путин, как известно, не курит? Не было ли само стремление приплести ни к селу ни к городу имя В.В. Путина вызвано желанием «экспертов» гарантировать обвинительный приговор подсудимому, руководствуясь нигде не зафиксированным, но при этом всем сегодня понятным принципом недопустимости покушения на образ «национального лидера»?

4 декабря 2009 года, то есть спустя неделю после того, как было представлено заключение экспертизы, прокуратура Бабушкинского района предъявила Н.Ю. Авдюшенкову обвинение по ст. 282.2 УК РФ, а 1 марта 2010 года дело было передано на рассмотрение в суд. Обвинительный приговор был вынесен 27 января 2011 года судьей Людмилой Устюговой. Н.Ю. Авдюшенков был осужден к году лишения свободы условно с испытательным сроком в течение трех лет по обвинению в участии в деятельности запрещенной НБП. В ходе судебного заседания по апелляционной жалобе на приговор адвокат Н.Ю. Авдюшенкова заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности. 14 марта 2011 года уголовное дело было прекращено в связи с истечением срока давности. Впрочем, уже после осуждения в отношении Николая Авдюшенкова 30 января 2011 года проводились следственные мероприятия в виде обыска по возбужденному уголовному делу по ч. 3 ст. 212 УК РФ («Призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами»), поэтому вероятность организации нового политического суда над ним достаточно велика.

Как отмечается в справке, подготовленной Союзом солидарности с политзаключенными, «дело Николая Авдюшенкова очевидно носит политический характер, что подтверждается даже приговором суда. Ему инкриминируется участие в деятельности незаконно запрещенной НБП после ее запрета фактически только на основании того, что он занимался общественно-политической деятельностью в рамках незапрещенной организации, включающей в себя лиц, состоявших в запрещенной НБП в период до ее запрета и последующего самороспуска. Данное уголовное дело является примером политического преследования в чистом виде, без инкриминирования обвиняемому каких-либо действий криминального характера. Преследование Н. Авдюшенкова укладывается в общую картину репрессий против членов партии Другая Россия, идущих в разных регионах в последние несколько месяцев (''дело Осиповой'', ''дело Дмитриева'' и др.)… Как и в других случаях преследования по статьям 282.1 и 228.2 УК РФ (дело Никифорова, дело Дмитриева), осужденному вменяются не сами по себе конкретные общественно опасные деяния, а деяния, в общем случае не являющиеся криминальными, но объявляемые криминальными в связи с тем, что осуществлялись якобы в рамках запрещенной судом организации (НБП)» [ Цит. справка по делу Н.Ю. Авдюшенкова, размещенная на сайте Союза солидарности с политзаключенными, http://www.politzeky.ru/politzeki/opravdannye/28416.html ].

Дело Авдюшенкова – не единственный пример преследования активистов оппозиционных организаций за коллажи или визуальные образы, прямо или «отдаленно» напоминающие В.В. Путина. В октябре 2008 года в Барнауле к году колонии был приговорен 22-летний студент Андрей Требущук, разместивший коллаж, на котором В.В. Путин изображен обритым наголо, в высоких ботинках, заправленных в них джинсах и куртке-бомбере с надписью «White Power». «Действующий премьер-министр выглядел как типичный скинхед», – отмечалось в «Газете». Следователи возбудили против А. Требущука уголовное дело по ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства) и ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти). «На своем ресурсе Требущук разместил тексты и сюжеты, являющиеся средством разжигания национальной и религиозной ненависти и вражды, а также создал текстовую и графическую информацию, оскорбляющую честь и достоинство Президента Российской Федерации», – говорилось в обвинительном заключении. Процесс завершился обвинительным приговором: суд осудил Требущука на 1 год лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. «Насколько обработанное в программе Photoshop изображение Путина повлияло на строгость приговора студенту – непонятно, – отмечалось в ''Газете''. – Статья 319 УК РФ не подразумевает лишения свободы: преступление этого рода наказывается штрафом либо исправительными работами». «Но для провинциальных держиморд Путин является некоторым триггером, по которому они и начинают преследование. Подобное было, когда в сентябре 2007 года Росохранкультуры попыталось закрыть газету ''Саратовский репортер'' за коллаж с Путиным-Штирлицем в мундире СС, – сказал ''Газете.Ru'' эксперт по блогам Антон Носик. – Приговор вынесен по статье ''разжигание розни'', но общественное мнение склоняется к тому, что Андрея Требущука посадили за поруганную честь премьера» [ См.: Олеся Герасименко, Павел Никулин. «Скинхед записал Путина в соратники» // «Газета.ру», 1 ноября 2008 г. ].

Началось это, видимо, в декабре 2004 года, когда в мировом суде Центрального района Красноярска был вынесен приговор лидеру красноярского отделения Национал-большевистской партии Андрею Сковородникову. Он был признан виновным по ст. 319 Уголовного кодекса «Оскорбление представителя власти» в оскорблении президента России Владимира Путина. Суть обвинения состояла в том, что 22 февраля 2004 года Андрей Сковородников создал в Интернете сайт, на котором публиковались тексты о Владимире Путине. По словам прокурора, «в текстах присутствовали жаргонные и нецензурные выражения, высказывания, оскорбляющие честь и достоинство Президента Российской Федерации». Андрей Сковородников был приговорен к шести месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка. Кроме того, суд вынес решение об уничтожении компьютера, пяти дискет и трех дисков, изъятых у него при обыске [ См.: «Лимоновец осужден за оскорбление Путина в Интернете» // «Газета.ру», 20 декабря 2004 г., http://www.gazeta.ru/2004/12/20/last143204.shtml ].

В мае 2006 года прокуратура Ивановской области возбудила уголовное дело против редактора интернет-издания «Курсив» Владимира Рахманькова за статью «Путин как фаллический символ», в которой говорилось, что «Путин действительно похож на фаллический символ страны – во всех смыслах», а его послание Федеральному собранию названо «полубредовым» [ См.: «Ивановского журналиста преследуют за сатиру над Путиным» // «Новый регион», 23 мая 2006 г., http://www.nr2.ru/nn/68167.html ]. В октябре 2006 года В. Рахманьков был приговорен к денежному штрафу в размере 20 тысяч рублей. Он подал апелляцию в областной суд, который, однако, ее отклонил [ См.: «Журналист заплатит 20 тысяч рублей за вольную интерпретацию послания Президента РФ» // «Новый регион», 11 января 2007 г., http://www.nr2.ru/society/98932.html ]. Интернет-портал «Курсив» существует и поныне.

В августе 2007 года был изъят из продажи тираж санкт-петербургского журнала «Собака», изобразившего на обложке В.В. Путина с ушками Чебурашки (символа московской Олимпиады 1980 года) и подписью «Олимпиада 2014». В архиве номеров журнала на его интернет-сайте обложка этого – и только этого – номера заменена одной из помещенных в нем фотографий [ См.: http://www.sobaka.ru/index.php?path=magazine/archive/2007 ].

В декабре 2010 года по статье «Оскорбление должностного лица» было возбуждено уголовное дело против сыктывкарского журналиста Павла Сафронова. Обоснованием для возбуждения уголовного дела стала запись в личном блоге П. Сафронова от 28 сентября 2010 года, который он ведет под ником onchoys; в ней он эмоционально отреагировал на визит в свой город В.В. Путина, связав принятые меры безопасности с перебоями в работе Интернета: «Путин плохо влияет на Интернет. В Сыктывкаре у всех кто сидит через IDSL, не открывается ЖЖ и твиттер. Только что написали из Нижнего Одеса, что там такая же проблема. Это общее? Не связано ли это с приездом Путина?». Завершалась запись риторическим вопросом: «И что, стало быть пока этот пидарас не уедет, у нас тут и будет штормить?» [ Указанная запись размещена в блоге Павла Сафронова, см.:http://onchoys.livejournal.com/394617.html ] Использование слова «пидарас» в отношении «национального лидера» и стало поводом для возбуждения уголовного дела. В редакции газеты «Красное знамя», где работает П. Сафронов, прошел обыск, были изъяты редакционный компьютер, а также его личные айпад и ноутбук. До настоящего времени дальнейшего развития это дело не получило.

Во всех описываемых случаях претензии силовых структур к гражданам были связаны с реально написанными или нарисованными ими изображениями, в которых очевидно подразумевался именно В.В. Путин. Причиной преследования была десакрализация верховной власти, ее включение в тот или иной контекст, противоречащий желанному для нее. В деле Авдюшенкова же столь же очевидно, что образ В.В. Путина никоим образом не использовался, он даже «отдаленно» не похож на анонимного персонажа с рекламы дешевой водки. Обвинительный приговор, был, однако, вынесен, несмотря ни на что.

Не потому ли, что никому не позволено убивать в себе раба?!

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба