Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №140, 2016

Константин А. Богданов
От составителя
Просмотров: 445

Konstantin A. Bogdanov. From the Guest Editor

 

Константин А. Богданов (Институт рус­ской литературы (Пушкинский Дом) РАН; веду­щий научный сотрудник Центра теоретико-литературных и междисциплинарных исследований; доктор филологических наук) konstantin.a.bogdanov@gmail.com.

Konstantin A. Bogdanov (Institute of Russian Litera­ture (Pushkin House), Russian Academy of Sciences; leading researcher, Literature Theory and Interdisciplinary Research Center; D. habil.) konstantin.a.bogdanov@gmail.com.­

 

Печатающиеся ниже статьи Константина А. БогдановаОльги КузнецовойЕлены КардашДины МагомедовойНатальи Шром и Анастасии Ведель представляют собою переработанные версии докладов — пяти из пятидесяти четырех, прочитанных в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук (Санкт-Петербург) на междисциплинарной научной конференции «Философия зайца: Неожиданные перспективы гуманитарных исследований» (19—21 июня 2014 года)[1]. Невольным инициатором этой конференции стал министр культуры В.Р. Мединский, за год до того запальчиво заявивший в эфире радиостанции «Business FM», что ему известен целый институт, входящий в систему Российской академии наук, сотрудники которого в течение нескольких лет на бюджетные деньги занимались изучением «философии зайца»:

Я вам называю тему конкретной научной работы, я не могу понять, что в ней кроется, называется она «Философия зайца», и в течение пяти лет люди под это дело получали финансирование![2]

Что скрывалось под «конкретной научной работой», министр не уточнил, но сами эти слова, как и многие другие его заявления, прозвучали в атмосфере дискуссий вокруг уже определившейся позиции Министерства культуры о будущем подведомственных ему институтов — в частности, петербургского Института истории искусств (Зубовского института), переживавшего в это время административную и кадровую лихорадку, вызванную командными решения­ми министерских чиновников по «оптимизации сети учреждений культуры». «Оптимизация» петербургского института завершилась в конечном счете массовыми увольнениями его сотрудников и местным торжеством бюрократического контроля над учеными, а объявленный в конце июня того же года курс на реформу Российской академии наук придал произошедшему в Зубовском институте характер наглядного примера, чем на практике оборачивается властная «оптимизация» российской науки. Загадочные и, по видимости, ернические слова Мединского о «философии зайца» запомнились при этом столь же показательно — как симптом заведомой и легко предсказуемой критики ученых-гуманитариев, растрачивающих бюджетные средства на занятия бесполезной чепухой. Любопытствующее желание последних прояснить утверждение министра о «философии зайца» не заставило себя ждать, и быстро обнаружилось, что поводом к нему могло послужить обширное стихотворение научного сотрудника Института культурологии В.Л. Рабиновича «Трансмутация зайца», предпосланное дополненному переизданию его монографии «Алхимия как феномен средневековой культуры» [Рабинович 2012]. В этом стихотворении автор (умерший осенью 2013 года) выразительно сравнивал самого себя с «заполошным зайцем», дрожащим на цыпочках перед Левиафаном. Оценил ли эту образность Мединский, остается гадать, но анекдотически вероятная ситуация не меняет ее удручающего контекста — убеждения высокопоставленного чиновника в том, что наука без руководства власти только мешает «оптимизации» этой самой науки.

Организация и проведение конференции, состоявшейся в Институте русской литературы, стали в этом случае своеобразным флешмобом — протестной акцией исследователей, изучающих историю культуры и полагающих, что тематика и методология такого изучения подлежат экспертной и перспективной оценке не со стороны чиновников, а изнутри научного сообщества. Можно заведомо иронизировать над «несерьезностью» «заячьей темы» в истории культуры — но, в отвлечении от министерски связываемой с зайцами «философии», как не считаться с тем простым фактом, что «присутствие» зайцев в литературе, живописи, фольклоре, звуковых и визуальных медиа исключительно обширно, разнообразно и значимо? В анонсе к конференции Андрей Костин напоминал, что

заяц — один из наиболее прочно вошедших в культурный обиход современного человека бестиарных образов. Мы слушаем в детстве сказки о ледяной и лубяной избушках и о теремке; танцуем с бутафорскими ушами на утреннике в детском саду; с увлечением читаем в школе стихи о сердобольном деде Мазае и прыгаем с Алисой в нору за Белым Кроликом навстречу Мартовскому Зайцу; мы узнаем потом, что соломинкой в пучине русского бунта может оказаться заячий тулупчик, а фотографии самых красивых девушек можно найти под обложкой с ушастым профилем; в веселой компании одной из тех немногих песен, слова которой будут помнить все, окажется партизанский гимн косящих траву зайцев… Ряд этот можно продолжать бесконечно: значимые зайцы найдутся в любой сфере человеческой культуры во все времена. Образы эти имеют право быть исследованы, поскольку в гуманитарной науке нет такой мелочи, изучение которой не привело бы в конечном итоге к открытию закономерностей и внятному уяснению нашей истории и нас самих[3].

Заключительные слова в этой цитате заслуживают того, чтобы подчеркнуть их. В качестве мыслительного эксперимента достаточно поставить на место «зайца» любую другую гуманитарную тему, чтобы представить ее заведомое неприятие теми, кто предсказуемо рассуждает о приоритетах практики над теорией, о государственной пользе и общественном благе. Вопрос, который ставился в этом случае как «вопрос о зайцах», для организаторов конференции был принципиально важен как гораздо более общий вопрос о том, чем определяется социальная роль гуманитарного знания в современном обществе и в чем состоит ответственность тех, кто обеспечивает социальное взаимодействие между институтами культуры, науки и власти.

История вокруг конференции, само название которой быстро стало своеоб­разным «мемом» сетевого сообщества, получила широкий отклик в средст­вах массовой информации. Реакция Мединского на состоявшуюся конференцию в письме-«приветствии», адресованном ее организаторам, только подтвердила правомерность ее проведения: ученым-гуманитариям министр противопоставил «рядовых налогоплательщиков» (позабыв при этом, что ученые являются такими же рядовыми налогоплательщиками):

Убежден, что затрагиваемые на симпозиуме вопросы особенно важны и актуальны для миллионов рядовых налогоплательщиков, которые в конечном счете и оплатили рабочее время участников конференции, обладающих высокими научными степенями и званиями, лучших научных сотрудников и преподавателей государственных бюджетных учреждений и институтов[4].

Увы, искрометная ирония приснопамятного министра в очередной раз обнаружила конфликтное противостояние общества и власти — на этот раз особенно показательное потому, что оно развернулось вокруг темы, казалось бы, декларативно далекой от приоритетов «социальной пользы», но символически указывающей на экспертное право ученых и общества интересоваться тем, что представляется важным в силу иных, непонятных чиновникам обстоятельств.

Одним из попутных следствий того же противостояния стало создание сетевого сообщества в Фейсбуке под названием «Философия зайца». За время его существования участники и гости этого сайта опубликовали тысячи постов с изобразительными и текстовыми материалами, которые, с одной стороны, очевидно иллюстрируют немаловажную «роль зайца» в мировой культуре, а с другой — свидетельствуют о значимости «мемически» маркированной социальной коммуникации. Вослед конференции «заяц» стал очередным ме­мо­м, прямо или опосредованно выразившим стремление к просвещенному знани­ю и общению, которое самоценно как таковое и по меньшей мере безразлично к тем, кто претендует выступать глашатаями науки в терминах прикладного или государственного утилитаризма.

Ричард Докинз, некогда предложивший само понятие «мем» в качестве дублетного к понятию «ген», имел в виду единицы информации, способные к репликации — удерживанию, вариативному воспроизведению и селективному распространению некоего коллективно значимого знания, влияющего в конечном счете на характер информационной эволюции человека и общест­ва [Dawkins 1976; Докинз 1993]. Известно, что теоретическое усложнение этого понятия, не слишком определенного в его содержательном и формально опознаваемом обличье, поначалу породило большие надежды, но постепенно сошло на нет. Однако, как показывает наш пример, мем, понятый как прецедент и маркер коллективной памяти о чем бы то ни было в истории и культуре, способен практически указать на многое из того, что интересно само по себе, задавая задачи, ждущие разрешения. Персональным примером в этом случае может служить тот же Докинз, не очень вежливо, зато недвусмысленно обронивший в одном из интервью справедливую фразу: «Наука — это интересно, а кто с этим не согласен — пошел он куда подальше»[5].

 

Библиография / References

[Докинз 1993] — Докинз Р. Эгоистичный ген / Пер. с англ. Н.О. Фоминой. М.: Мир, 1993.

(Dawkins R. The Selfish Gene. Moscow, 1993. — In Russ.)

[Рабинович 2012] — Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры [1979]. 2-е изд. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2012.

(Rabinovich V.L. Alkhimiya kak fenomen srednevekovoy kul’tury [1979]. 2nd ed. Saint Petersburg, 2012.)

[Dawkins 1976] — Dawkins R. The Selfish Gene. Oxford: Oxford University Press, 1976.

 

[1] См.: «Философия зайца»: Неожиданные перспективы гуманитарных исследований: Программа междисциплинарной научной конференции. Санкт-Петербург, 19—21 ию­ня 2014 года // www.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=FxymI9xIprU%3D&
tabid=36 (дата обращения здесь и далее по всем ссылкам: 11.07.2016).

[2] Чесноков И. Заяц против министра // Эксперт. 2014. 26 июня (expert.ru/russian_reporter/2014/24/zayats-protiv-ministra).

[3] «Философия зайца»: Неожиданные перспективы гуманитарных исследований. С. 2.

[4] Фотокопию письма с подписью Мединского см. в материале: Мединский ответил на «Философию зайца» // Lenta.ru. 2014. 20 июня (lenta.ru/news/2014/06/20/zzaetz).

Архив журнала
№163, 2020№162, 2020№161, 2020№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба