Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №3, 2018

Святоcлав Одаренко
Держи меня за руку

Об авторе: Родился в новосибирском академгородке в 1972 г. В 1999 г. окончил Новосибирский университет по специальности «Филология». Работаю в медиа, специализируясь на визуализации. Сознательным поэтическим творчеством занимаюсь с начала 1990-х годов, мысля себя в продолжении традиций авангардной и метафизической поэзии, с обращением к примитивному, наивному и поп-искусству. Дебютировал в печати в 1994 г. как переводчик с латинского в студенческом сборнике латино-романской поэзии. Первая публикация стихов – в 1999 году в университетском альманахе «К востоку от солнца», где составители определили меня по части «легкого эпатажа и формальных экзерсисов» в одной компании с Виктором Iванiвым. С 1992 года – автор и исполнитель в панк-рок-группе «Раздетая до крови», с которой записано три альбома, в 1997, 2005 и 2015 годах. В 2013 году создал совместный панк-поэтический проект «Стерхи» с Виктором Iванiвым и Александром Романовским, начав оформлять в звуке «Повесть о Полечке». Проект, дойдя до фазы начала студийной записи, прервался неестественным образом из-за смерти Iванiва. Участник культурного сообщества «Реч#порт». Создатель свободной издательской инициативы «Здесь.». В государственных писательских организациях не состою. Живу в Новосибирске.

 

* * *
Я редко путал многоточия в тропинках
я не запинался в запятых сухостоя
в тетради с красной обложкой я записывал в листьях свои ручьи
в редких проемах серых извилинных туч
мне светило последнее солнце –
так же бескорыстно каким был выдох на шее вдох на щеке

мне оставалось лишь дописать это до мокрых желтых лугов –
ведь на обочинах редких в наших полях асфальтовых дорог
сурки упорно копают свои маргиналии и так пронизывающе зябко

я говорил самому себе:

это не лето уже –
ты не спи говори говори
это ломаются ветви напыщенных знаков
это сплетение вен тихо рычит моим стоном
это весла мечты толкают рывками удары наши и пульс
это ладони земли прячут тихую дрожь твою вниз лицом

в этом воздухе слоится невесомая надежда
этот воздух станет влажным
он родит – ты подожди.

 

* * *
Трудные тяжелые кубы
расписные тревожные клумбы
городовые столбы и городские деды
книжные смешные фотосамоделки
винтики винтажа и разговор на ниточке –
популярные отметины на всем

в этих произвольных летних дырах
находятся все люди и весь пляж
зонтики ненастья и кусочки части
сложены мозаикой
повешены на гвоздик

дождик дождик
почему
ты всегда идешь нутром?

 

Что ты сказала про мою мать, ведьма?

Кате

Да – сказано точно тобою дружок – тем пронзительным утром
мой оранжевый розовоклювый скворчонок
выпал из натянутого тепла дупла

это была наверное самая темная светлая ночь в начале июня
ведь потом начались ледяные дожди из томной прорвы
а радужное небо стало бессмысленно высветлено
в пределах всех 256-ти градаций тона пантона и тела

точно также как мы с ним – другом – не прошли
в тот ветер в тот февраль по снежному полю в прощание

точно также как мы с ней – другой – не засели
в каком-нибудь предновогоднем кафе в смещение дружбы

точно также как мы с ними – подростками – не прослушивали
басни и песни ноябрьские друг для друга в глухую пасть:

H.I.M. один раз – H.I.M. навсегда
так и будь себе нравственен и богат анестетик
я когда-нибудь стану все-таки добрым
я буду всегда пить вино разбавленным впредь

потому что скворчонок – выпал а не улетел

Господи! –
все-таки как хорошо что не снова а заново
это со мной случилось опять как всегда задом и наперед
хотя странно что как будто бы в первый раз –

ведь казалось бы –
мог и привыкнуть к летнему зною
видел многие гнезда птенцов
видел тушки их тщетные все до наготы
но только в этот канун солнцестояния
встал растерялся нашел и закончил
всё трижды – как за волосы и соколом оземь

как в загадочной сказке.

 

Сонет Карелии

Ни одна цель не стоит своего прицела –
зачем бы стоять на тонкой оловянной ножке
стоически ожидая седых ветров Калевалы
уносящих тебя к лешим к русалкам к столбам нашим?

скажи мой друг зачем ты оседлал седого оленя
и рванул с этапа за границы Лапландии к озерам Узу? –
ты ведь мог переварить все слова и отточить веру
не прикладываясь к Средиземноморью алому на вкус

я буду писать тебе письма даже от руки брат Енисейский
только скажи мне свой адрес чтобы не между сосен
падали мои листья мои ясени мои песенки
ты ведь помнишь я всегда рад задавать вопросики

ведь и мне нужен гибкий стройный ответ
а не твой берестяной пистолет
и мои разговорчики.

 

* * *
Помнишь папа
я говорил что скоро уже станет легче?
ну собственно вот…

я только что бросил последними
срывающиеся розовые слова:

зачем-то идти босиком – можно выйти?

дети тоже молчат небо тоже молчит
за фиолетовыми мокрыми облаками серого дна
новый прогноз как озябший солдат
обещает нам переменчивость и кропотливость

тростник на виду ива клен
и вот еще сердце –
ну что ж.

 

* * *
Сказать
то, что в пупырышках,
и выразить то, что синее, –
наверное это везение, и, возможно, небо
расколется как орех.

Помнишь,
я сравнил течение
с необходимой как яблоко твердостью?
Я говорил о том, что на кончике языка
не поместится ни чертика,
ни одного плачущего ладаном образа –
только воздух и свет.

И вот еще:
я, не вынимая булавок,
хотел их утром все пересчитать,
но не нашел ни одной,
даже ничтожной, –

их не было там.

 

* * *

Гаврила Романович, зря вы это все…

Малютка птица желтый воробей,
скажи когда ты первого червя съел?
У каких дверей простых некрашеных
ты, щупальцами соловья обят,
стоял несмел и трепыхался?
Над кем не насмехался твой живот голодный,
и семечек гурьбой простой
когда ты не был совращен?

Когда на перепелкином мосту
ты ниточку тянул к своим цыплятам?
Где ты, виноватый?
В чем этот сладкий запах не переварил,
а говорил: «Чирик!» –
ты помнишь, ты проникся?

Ты малым был и в глине размечтаешься.

А солнце твои перья претворит
в пыльцу полезную и сотовую, едкую –
для пчел,
для перстня молодой девицы.

Он будет с глазом камня твоего,
пушистый ты комок.

 

По закону полета стрелы

Я понял что по-щенячьи влюблен в этот сырой мегаполис
когда ночью тем летом увидел как реклама искрит
зелеными отблесками пламени ада

я понял что мы не избавились от жажды
когда бутылки собрались на столе как на вечеринке
чтоб демонстрировать друг другу свои этикетки
по разной цене одинаково пестрые
да, blue label

я понял что цветные полоски на белом фоне
могут быть так плавно изогнуты и сломаны в складках
только на летней одежде
только под весом тела

я понял что мы сможем жить в этом городе
не надеясь отнюдь на побег и искусство вымолчать одиночество
когда пришла пора наряжать елку там где пока еще ждали

теперь по утрам мы пьем зеленый чай без сахара
и завариваем его в удобном небъющемся френч-прессе
потому что здесь нет заварников с ситечком
потому что спонтанность решений уложилась в регулярный timeline
потому что мы – многоточия расставленные грамматически верно
потому что система автоматически обновлена

помнишь? –
мы сами там ставили галочку

я понял что мудрость должна быть незрела
когда в разговорах о контрактах проектах и ценнике
стало сквозить желание улечься хоть где – прямо здесь

я понял что могу любить вечно и умереть в один день
когда после выхода утром в уборную
на пальцах оставалась вязкая влага запаха женщины

тогда я решил что остановился –
чуть позже такое тоже наивно станут звать паузой.

 

* * *
В деревянном домике на Российской
живет милая клетчатая старушка
она варит бульон и говорит по-валлийски…

на самом деле не милая клетчатая старушка
а полосатая баба с раздувшейся от семок тушкой
и даже не по-английски лопочет – уж я бы понял! –
а каркает русским матом –
с ухватом, слюной и вообще все как надо

моя душа стонет от восхищения
и сердце падает до самых пят
когда я вижу здесь грязных пыльных котят
не боящихся уже ничего
греющих на солнце животы и спины

когда я тебя целовал
в пять утра у твоей машины
в окошко другого подъезда смотрел на нас
полуголый мужчина
тоже пухлый и красный

наверное это у них племенное семейное похмельное –
их тоже любят и они никогда не спят



Другие статьи автора: Одаренко Святоcлав

Архив журнала
№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2014
Поддержите нас
Журналы клуба