Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №1, 2019

Татьяна Грауз
Из цикла «Зимняя сестра»
Просмотров: 112

Об авторе: Поэт, прозаик, эссеист, автор нескольких поэтических сборников, публиковалась в журналах «Новый мир», «Знамя», «Волга», «Крещатик», «Интерпоэзия» и др. Публикация в 4­2015 «ПМ». Живёт и работает в Москве.

Неразличимое

зиме спасибо этим двум часам
дрожащий воздух красный звон минут
под тёплою попоной лошадь
(над бурым лбом горячий влажный пар)
стоит на перекрёстке – день моргает
застывшим золотом мигает светофор
и тишина кругом такая будто
жизнь обернулась и в лицо глядит

Красный крест минут

зима зима дрожащий воздух
минует красный крест минут
под тёплою попоной лошадь
горячий лоб и влажные глаза

мигает свет и мир мигает
застывшим золотом моргает светофор
свет фар и ор звенящий у перекрёстка
скрестили нас спасибо Бог крестили
день тень и тишину

не на ша
….не на ша
…..ти ши на

в о к р у г т а к а я б у д т о
жизнь обернулась и в лицо глядит

* * *
и не молчанием
теплом ответным пылает
ветром светлым голос
ответный голос смутных улиц
вощёных ветром крещёных светом

аптека оптика и перекрёсток
плывёшь по руслу переулка
……г у л к о
бросаешь в снег как гильзу сигарету
и гаснет в небе жёлтым гаснет
……«н а с…. н е т »
….наст – снег – звезда

* * *
не время – а жалость
кожа крыжовника в ссадинах и заусенцах
возле корней [жаркий комочек] серая мышь
и всё чутко – как чудо

Зимняя сестра

опять
да пять
о эти пять минут
жгут

жуть опять и снова
пядь снега и февраль
печаль дороги и розы
взоры рыб и гололёд
год розы
голы рыбы глыбы

опять пять лет пять зим сестра
зима ма гололёд и розы белы
опять жгут пять ладони жгут
тут жгут опять гарь розы
но гололёд жуть этот лёд опять

сестра простужена и сын её болеет
белеет сын её и сон её болеет и в узкой комнате алеют
и в узкой комнате как в коме узко белеют бледные алеют лица
жасмин и розы ор ребёнка жасмином белым семена сменяют
лица опять зи ма ма ро зы ро зги ни зги не видно только розги зимы

по белому лицу жасмин лица

в глазах сестры прозрачных голубых клубок улыбки Бог летит
ти ти ши на и мяч огромный летит мяч лет и шумный город летит
огромный гром опять народ как мяч летит в глазах сестры зима
в глазах сестры огромный голубь город

чернеет ночь
мутнеют сонно звёзды

и где-то в полутьме играет ребёнок рай играет в шах ма ма ма ты
играешь в рай в шах ма ма ты ты чувствуешь ребёнок ты чувствуешь
сестра ты рай зима сестра страдает рай в тебе и ветер разглаживает
нежно кожу зимы сестра пульсирует в тебе ребёнок

на узеньком твоём запястье
весны пульсирует забытый свет

* * *
вот они трещины
……….рытвины безобразные
……морщины траншеи овраги
эти незрячие – силу и ум потерявшие – дни

в сердце моём город взорвался пыль оседает
уцелело чудом лишь облако
……[куст отцветающий дикий шиповник]

Сомнамбулически

январь глотал сухие слёзы
густел морозный воздух и растил
тугую розу морозную грозы
зыбучую сыпучую ты чувствуешь
чад зыбкий розы

шипит шумит железный кран
трещит дорогой солнца тащит железную трубу
зелёный кран по воздуху железному дороги

огромная расплавленная рана
раздавленная рана солнца
отравленная рана солнца

не рано ли железный ранит свет

ты плачешь свет
а на просвет январь

сомнамбулически
прекрасно
шёл лёд
шёл Бог
шёл свет
шла тёмная опасная вода
прекрасно шла
цвела на солнце цвелью
вода да да до дыр цвела вода вела январь
сомнамбулически дымила ТЭЦ
клубы седого пара клубились бились клумбы пара
лбы бились лбы седого пара на всех парах бежали
на на пе пе перегонки гонимые ветрами мнимыми
ветрами зримыми
клубился пар
шёл свет
шёл лёд
шёл Бог
шла жизнь

и наперегонки дорогой солнца пил кто-то водку
кто-то слушал тяжёлый рок и целовал до боли
морозно-сладкие до боли губы

необъяснимая гудела радость
сияла жизнь
и свет сиял
гудел
нас нет
настанет свет
настанет иней

* * *
весна не весна
……а свалка вещей
гробы потемневшего снега
вырытая кем-то траншея
и мы как блаженные фонари
присноблаженно сияем

* * *
в увеличительном свете весны
мы – только форма присутствия
[цвет] завитки забытого времени
мы воздух у самой земли воздух горячий

* * *
тебе не понравится
……свет придорожный
мокрый трамвай блестящие рельсы
и мой [близкий к отчаянию] возраст

беспощадный возраст счастья

Чёрный квадрат

I.
и как голубка в небе глубока
…..эта дыра в твоём [моём] теле
снег лёгкими хлопьями утопает
в звёздной этой (о, сила безмерная)
……………чёрной дыре
…..и так мучительно (Боже, о чём говорим)
глядеть в неё будто в зеркало тёмное

нам остаётся лишь наше незнание (горя больней)
и кровь что толкает слова
………(так непохожие на любовь)
…………в камеру одиночную
в жалкую нашу голую до опустошения жизнь

II.
в душном лесу
……..на дне города
шёпотом тёплым натянута
…………(и не оборвать)
леска ночных разговоров

Господи, можно ли силу эту
……что прячется на окраине сердца
……..что отзывается болью глухой
(дробь барабанная листья сухие
……памяти мёртвые листья)
……..можно ли это забыть?

и восстаёт – как хор древнегреческий – слово
из пепла рождаются вещие птицы
мутные годы уходят под безысходную воду

и так зловеще горят поролон и пластмасса
юбочки красные и начищенные до блеска ботинки
что впору носить по весне под мартовским солнцем шагая

и падает оземь и задыхается брат
сестра моя в коконе дымном тускнеет
……………и превращается в пепел

пока мы
ягоды огненные как льдистые слёзы стоим
в жилистой этой густой синеве
будто нас наградили (о! бедные мы!)
другой высотой невозможной

III.
когда отпускает тоска
усопшие травы поют
голосом дальним (в воздухе
расщеплённом до смерти
лёгком воздухе жизни)
реквием заупокойный поют

Sunday

милый мой день
мой червячок ненасытный
мой даун весёлый и большеротый
кто принёс тебе сладости (слабости)
рогалики халву улитки с изюмом
кто научил тебя говорить
«нет» или «ну что же посмотрим»
кто страха не имет брови чужие разглядывая
кто в тёмный туннель глаз чужих на всех скоростях
с лампочкой сердца в гулкой подземке летит кто перескакивает
через три-четыре ступени будто взбирается в гору
будто песок под ногами а позади оползень или лавина
и так и остался не сорванным тот неизвестный цветок
ты говорил «горечавка» – а я в ответ промолчала

воздух тугой
как прозрачная плёнка
мы к озеру света идём
сияет корона из белых и синих
кирпичных прозрачных домов многоэтажных
похожих дом барбариса багульника и водосбора
а рядом душисто цветёт то ли чайная то ли кофейня
пахнет корицей и сердце (солдатик сверхсрочник)
жизнь обнимает – всех убиенных и всех непорочных
……………открытых как рана открытая в озере неба
и озеро-небо под тяжестью света прогнулось
(о жилы незримые слов) и воскресение и до тебя дотянулось



Другие статьи автора: Грауз Татьяна

Архив журнала
№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба