Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №1, 2019

Михаил Колесов
Танцующий Заратустра
Просмотров: 4

Михаил Колесов охотник, рыбак, оленевод. Кочует по северу Якутии. О себе говорит мало, не хочет тратить (не лучший глагол! – ВК) слова на свою биографию и свое поэтическое творчество. Я выбрал у него по крохам: «…Беспощадные были времена. У нас репрессировали шаманов и их родственников. Выбили на корню. Моего деда по материнской линии тоже репрессировали как сына шамана. Им пришлось зимой откочевать за пятьсот километров с малыми детьми подальше от преследователей, с приговором к бесплатной работе на государство. Но выжили, народили кучу детей, подняли на ноги. А деда в семидесятых застрелили пьяные партийные чиновники в тайге, трое их было. Все убийцы погибли в течение года…
Я вообще затерялся в своих горах… С медведями рыбачим, мы утром, они вечером…
Моему младшему сыну пятнадцать лет, и он тоже пишет стихи. Иногда. Я удивляюсь вашему поколению, совершенно новому взгляду на окружающий мир. Если ваше поколение выдержит грядущие испытания этой жизни, вы построите, найдете и сохраните много хорошего, прекрасного на этой Земле.»
Мне этот поэт очень нравится, не только потому, что он в какой­то степени – мой земляк по Якутии!

Вячеслав Куприянов

Динозавр геологии

«Миха, налей мне чаю…или чего-нибудь другого?»
В.М.Уманов. Хребет Оруган. Кимпичче. 2004год.

Упрямо-узловатое полено
Перед упрямо-крепким стариком,
Стоит закручен, закален ветрами
Машите сколько влезет топором!
Но дядя-Вова знает в бедах толк,
На северах, работа тоже волк.

Нехитрый быт улажен, утвержден
Привычный мангазеевский уклад,
И на антенне лозунг водружен
Геологоразведочный сезон,
Начался без излишней суеты…
Но дед еще не снял свои унты.

В своем «вигваме» как индеец Джо
Он чинит переметную суму,
Похожую на книгу перемен
Исписанную вдоль и поперек,
Названьями тайги и лагерей
Забытыми маршрутами полей.

И не узнать когда все началось,
Что гонит нас, хоть что-нибудь искать,
Где в этой жизни быть нам довелось,
Чего еще придется повидать.
Я знаю…в дяди Вовину тетрадь
Записан безымянный стих о том
Что человек всю жизнь с таким трудом
Как птица, возвращается в свой дом.

Россия

Белая история России
Зимние столетия и снега,
Благовест и крестное знамение
и печаль и слава на века

Красная история России
Пятилетки, стройки, лагеря.
Неохотно в сердце ностальгией
Гаснет пионерская заря.

Синяя история России
Смутные лихие времена,
И в метаниях воровской стихии
В душах просыпается война

Вечная история России
Жертвенность, жестокость, доброта,
Верится, что будет в нашем мире
Замысел и божья красота.

Танцующие люди

Улыбается солнцу малыш
На Земле продолжается жизнь,
Всюду радость и горе
Мир и война.
Где-то села обедать семья
Где-то в мусоре роется голод,
И находит спасительный хлеб…
А ирландцы танцуют степ.
В бывших доках танцуют степ,
Каблуками вбивая в пыль
Серых демонов мести и зла,
Чтоб любовь появиться могла.
В мире всюду танцуют люди.

На просторах закатных саванн
Красной свечкой танцует масай,
И с прыжками щекочет копьём
Безмятежное брюхо небес,
Чтоб росла здесь трава для коров
В молодёжи бесстрашие львов
Перешло с молоком матерей,
И тропа приводила гостей.
В мире всюду танцуют люди.

В изумрудном раю островов
Там, где счастьем искрится прибой,
Танца «хакка»* свирепый узор
Разукрашенный маори ткёт,
Соплеменников к бою зовёт.
Потрясая палицей в такт
Пусть трепещет безжалостный враг.
Сила джунглей бушует в сердцах
И неведом воинам страх.
В мире всюду танцуют люди.

На краю индевелой страны
На призыв долгожданной весны,
Собирались мои родичи
После долгой полярной ночи,
Становились в солнечный круг
И снега оседали вокруг,
Снова «сээдьэ»* эвенов ведёт
К заповедным кочевьям зовёт.
Всюду в мире танцуют люди.
Полинезии и Сибири.

* «хакка», «сээдьэ» – танцы аборигенов

Мой путь

На ладонях зимы…
……Белая тундра,
Догорает вдали
Россыпь звездных огней.
Тишина и мороз
……Раннее утро,
Только стелется вдаль
Дыханье моих оленей.

Закружился вокруг
……Белый бубен дорог,
И танцующий снег
……Приближает рассвет,
И олени летят
……Ускоряя свой бег,
До полярной звезды
……Их протянется след.

На ветвистых рогах
……Розовый иней
Скоро день разогреет
Застывшую кровь.
……Хоть разлука пути
Провела через вечность,
В моем сердце как пуночка*
……Бьется любовь.

* Пуночка – вид северного воробья

На листьях кровь. Девяностые

На пустынных улицах, задержалась ночь.
Может, до рассвета я дожил,
И охрипший кто-то, захотел помочь
Нищий-ветер, мне сухие листья предложил.
Благодарность ветру я шепчу,
Я уже не встану, дорогой.
Скоро я на небо улечу,
Радостно, как блудный сын, домой.

На пустынных улицах, не видать людей,
Все они одни в своих домах.
Не сберёг я в жизни, искренних друзей
Может быть их встречу в облаках.
За судьбу не плачу, не виню
Просто в этот раз не повезло.
Песенку последнюю спою
Вечному безмолвию назло.

Я на листьях бережно, разложу дары
Кровь и душу, и последний стих.
И при свете новой, утренней поры
Улыбнётся осень для других.
Принесёт им ветер красоту
Радостной и ласковой судьбы.
И удача принесёт мечту…
Ну а мне…хотя-б глоток воды.

Якутск. 1991год. Сайсары.

Время

Смотри! Это ребёнок
Он так отощал, что кажется
Это скелет.
Смотри! Эта девушка,
Она пьяна
А весны в её сердце нет.
Смотри! Этот парень
С железом в руках,
Он думает – сердце сталь.
Смотри! Чья-то бабушка
С кружкой в руках,
А рядом гудит магистраль.

Смотри, это кровь
На усталой земле,
Человеческая судьба.
Смотри, черный ветер
Поднялся во мгле
И с цепи сорвалась война.
Смотри, это небо
Привыкшее ждать,
Проклятий или молитв.
А рядом спит ангел
Его не поднять,
Пока ещё кто-нибудь жив.

Смотри, это ты
Заблудился в снегах,
Пути не сумевший открыть.
Смотри, твоё время
Пошло на часах,
Где тикает – Быть и Не быть.

Якутск. 1992 г.

Танцующий Заратустра

Дрожит тишина…
Пляшут красные блики на скалах,
Силуэты людей и зверей,
Играя движеньем теней
Горит священный костёр.
Свирепую истину
С ладоней ночи
Принял мудрец Заратустра,
Пустился немедленно в пляс.
Два вихря-дервиша с ним,
Песчаные руки
Воздев к враждебному небу,
Обжигают надеждой сердца,
Танцуют как пламя
Поклоняясь
Живому огню..

Безымяный апостол

Парень, не жди снисхожденья
От жизни на этой Земле,
Проклятье с начала рожденья
Висит над тобою во мгле.
Отныне быть вечно виновным
В надеждах и бедах людей,
И снова снимать осторожно
Христовы ладони с гвоздей.

Парень, не ведай сомнений
Яви миру горькую весть,
Что ангелы вянут в забвеньи
А демонов злобных не счесть.
Что всё, даже смерть продаётся
Что ядом разводится кровь,
А в песнях о скуке поётся
И прячется где-то любовь.

А люди воздвигнут кумира
И слабых покинут в пути,
За гранью последнего мира
Не смогут покой обрести.

Страна снегов

В нашей белой и чистой России
Безмятежная воля снегов,
И стоят купола золотые
Под живой тишиной облаков.

Здесь как в детстве пасхальным узором
В жизни росписью сказка и явь,
И мечта размахнувшись простором
С ветерком по полям пронеслась.

Здесь путями тернистыми Время
Возвращает скитальца домой,
Где заветное держит деревня
А за печкой живет домовой.

Здесь по прежнему топят дровами
И играют в лапту и снежки,
И о вечной загадке России
Задушевно молчат старики.

Саккырыр.30 декабря 2016г.

Мне снилось – я был снег

Мне снилось – я был снег…
пушистый, невесомый,
я осыпался с утренних небес
сквозь эхо чистоты на лик Земли,
в предзимье одиночества, у гор.
Скрывая в сердце радостный простор

Мне снилось – я был снег…
холодный, равнодушный
я не поднялся к Млечному пути
с тяжелых холодов, и вой пурги
срывал с моих ладоней словно дым,
негромкое тепло твоих следов,
под злобный смех безжалостных богов

Мне снилось – я был снег…
Усталый и веселый, я улыбался
солнечным ветрам,
весенней вышине шептал стихи
искрился и мечтал у ног любви,
и верил в красоту и мир, я жил
и девушкам подснежники дарил.

Мне снилось – я был снег…
я таял, навсегда.

Утренний свет

Белое-белое, чистое облако-снег
Над головой…
Утренний мир потихоньку идёт
За тишиной.
В сердце негромко струится покой
С дальних вершин,
Белая птица зовёт за собой
В лёгкую синь.

Реквием по волшебству

Снежные павлины,
В золотом, загадочном раю.
Сказочные горы и долины,
И дракон…
Поверженный в бою.
И усталый, безупречный рыцарь,
В опаленных латах на скале,
Ради славы, золота и чести
Магию убивший на Земле.
Перелив тускнеющих чешуек
Эхом разноцветным улетит,
Маленький народец затоскует,
Скроется. И все ему простит.



Другие статьи автора: Колесов Михаил

Архив журнала
№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба