Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №2, 2019

Иван Ахметьев
Поэт Иван Пулькин
Просмотров: 35

Иван Иванович Пулькин родился 12 января 1903 в дер. Шишково Яропольской волости Волоколамского уезда. Семья была крестьянская, но близость Москвы сказывалась: отец там работал у фабриканта Краснова на Лесной улице, а в деревне бывал наездами. Иван был старшим ребенком в семье, а всего было восемь детей, из которых двое умерли в младенчестве, а еще один мальчик умер в шесть лет. Мировую войну отец провел в австрийском плену, работал на ферме. Тамошняя жизнь ему понравилась. Вернувшись на родину, он присоединился к евангельским христианам-баптистам. Родители жили в деревне до начала 1930-х, а дети один за другим перебирались в Москву. В колхоз не вступали.
Иван с 1914 после окончания трех классов сельской школы работал мальчиком в трактире до осени. Потом отвезли в Москву, работал у электромонтера, водопроводчика Михайлова в типографии Свиридова и Мартынова. Потом жил в деревне с лета 1917 по осень 1919. Потом был в Поволжье на пилке дров с осени 1919 по июнь 1920. Весной 1921 работал на торфоразработках. С осени работал в волполитпросвете в Яропольце. В это время вступил в ячейку ВЛКСМ. В феврале 1922 был командирован на высшие Политпросветкурсы, которые окончил в 1923 и был командирован на работу в Волоколамск, где проработал до марта 1924. В 1923 узнал о существовании Литературного вуза (ВЛХИ им. Брюсова) и так как с 1919 писал стихи, то решил туда поступить. Для этого переехал в Москву. Но в институт не поступил, хотя и посещал его. К этому же времени относится и начало работы в газете «Молодой ленинец», в ней – до ее ликвидации в 1928. Затем направлен на работу в газету «Московский комсомолец». С осени 1930 работал редактором массового сектора ГИХЛ. После сокращения штатов ГИХЛ комплектовал библиотеку НИИЯЗа и работал в литконсультации ГИХЛ.
В 1920-х Пулькин много публиковался: в основном стихи на злобу дня в газетах и слова для нескольких песен советских композиторов.
В то же время он усиленно занимался самообразованием, собирал книги русских поэтов. Где-то во второй половине 1920-х – знакомство с Оболдуевым и др. Возникновение ЭСПЕРО. Какое-то время в «Московском комсомольце» работал вместе с Мандельштамом. «Ваня Пулькин хорошо знал русскую поэзию, учился у Оболдуева, любил Мандельштама, и Мандельштам к нему благоволил» (из воспоминаний С. Липкина).
В 1929 и 1932 сам Пулькин подготовил две книги («Лирический опыт» и «Против эпоса») и предложил их двум разным издательствам. Обе не вышли. К сожалению, сведений о них найти пока не удалось, было бы очень интересно сравнить состав… да и тексты.
С января 1930 Пулькин состоял в фактическом браке с Ильзой Максимилиановной Вульфиус, которая преподавала русский язык для иностранцев в КУТВ. (Ранее она была в браке с литературоведом Сергеем Львовичем Белевицким и имела двоих детей – 1923 и 1929 года рождения.) У них был общий ребенок, который умер в младенческом возрасте.
2 февраля 1934 арестован и 3 марта 1934 осужден Коллегией ОГПУ по ст. 16/151 УК к заключению в исправительно-трудовой лагерь на три года.
Два с лишним года в Сибири. Поначалу Пулькин сильно тосковал, не понимал, за что был наказан; но постепенно выходил из депрессии. «В Мариинском лагере, где я отбывал наказание, я проработал 15 месяцев в штабе ВОХР, был секретарем редакции газеты „Зоркий Страж“. Также активно работал в общелагерной многотиражной газете „Сибирская перековка“».
Возвращение в 1936. Трудности с пропиской, поиски работы. В 1939 наконец удалось устроиться библиографом в ИФЛИ, где он работал до ухода в армию.
22 июля 1941 Пулькин был ранен в лицо в результате взрыва зажигательной бомбы во время его дежурства на крыше дома в Москве, где жила семья И. М. Вульфиус. 4 сентября был призван Мытишинским райвоенкоматом, 13 октября – последняя записка жене с дороги. Впоследствии ее официально известили, что И. И. Пулькин пропал без вести в декабре 1941.
Несколько посмертных публикации Пулькина состоялись в 1960-х благодаря усилиям В. В. Португалова (1913 –1969), который вернулся в Москву в 1963 после многих лет на Колыме и в Магадане. Он пытался издать и книгу, но это не удалось.
Для меня это имя возникло впервые в стихах Яна Сатуновского:

Без вести пропавший…
Человек-сын-божий…
Ваня Пулькин, еснуй
посмертно.

– конец стихотворения от 23 июля 1972; и:

Взрывом Эдуарду Асадову выхлестнуло глаза.
Ивана Пулькина насмерть. А мне только перекарёжило тонкие косточки
взрывом 33 или 34 года тому назад.

– стихотворение от 5 августа 1974.
В 2006 и 2009 вышли две книги Оболдуева, в подготовке которых я принимал участие, а в 2012 – большая книга Сатуновского. Выход книги Пулькина – для меня завершение некоторого цикла или темы. Я уверен, что поэтики этих трех авторов существенно связаны. Конечно, эта тема далеко не исчерпана, но указанные книги дают ей некоторое основание для дальнейших исследований и публикаций, которые, надеюсь, будут.
Книга же устроена так. В первой части с некоторыми сокращениями публикуется машинописное избранное, подготовленное В. В. Португаловым и, вероятно, И. М. Вульфиус в 1960-х. Порядок и деление частей сохранены. Предполагаем, что был какой-то авторский план, которому следовали составители (т. к. конструкция довольно сложная, вряд ли кто-то кроме автора мог так составить), но в архиве он не нашелся. Сокращены, в частности, некоторые произведения 1936–1941 годов, написанные явно в надежде на публикацию. Поэтика вещей такого рода, как нам кажется, достаточно представлена иными вошедшими в книгу произведениями.
Вторая часть книги – избранное из не вошедших в машинописное избранное оригинальных стихотворных текстов. Оно делится на четыре раздела соответственно периодам жизни автора: опубликованное в газетах и журналах в 1920-х; неопубликованное с конца 1920-х до ареста в начале 1934; написанное в заключении до апреля 1936; наконец, написанное в последние несколько лет жизни после освобождения (в этот раздел вошли и некоторые неоконченные стихотворения).
Эти четыре раздела примерно соответствуют четырем основным периодам творчества.
Первый, как бы отчасти дорефлексивный период – с начала 1920-х до примерно их конца – публиковавшиеся стихи. Несколько наиболее ярких и характерных вошли в книгу. Талант очевиден, поэтика в принципе неоригинальна.
Параллельно, в результате самообразования и знакомства с Оболдуевым и другими поэтами назревает первая сознательная поэтика, своеобразный извод констуктивизма. ЭСПЕРО. Сильнейшее взаимовлияние с Оболдуевым. Этот период увенчался двумя большими поэмами: «Яропольская волость (Монография)» и «С.С.С.Р. (Инвентаризация с примечаниями)» (реально была написана «Москва»). Действительно, мощные эпические вещи. Не считая многочисленных лирических стихотворений. Есть даже и сатира.
Затем два с лишним года в Сибири. Стих сильно меняется. (Меняется даже почерк.) Жестокие романсы. По мере преодоления депрессии отчаянные мотивы уходят из стихов и поэм. Пишет ностальгическую поэму о деревенской жизни «Луга».
Последний период – наиболее сложный. Попытки написать что-то проходное, подходящее для советской литературы (которая, в общем, Пулькина не приняла). Что-то удается опубликовать. «Паулино»: солнечный оптимизм советской жизни; мрак надвигается с Запада. Некий классицистический уклон. Много интересной лирики. Часть определенно писалась без всякой надежды на публикацию, в стол.
Заканчивая этот очерк, позволю себе выразить надежду, что творчество Ивана Пулькина представляет далеко не только исторический интерес.

Примечание:
Иван Алексеевич Ахметьев – поэт, Москва.



Другие статьи автора: Ахметьев Иван

Архив журнала
№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба