Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №2, 2019

Олекса Стефанович, Павло Тычина, Олег Ольжич, Владимир Свидзинский
Стихотворения
Просмотров: 13

 

Переводы с украинского Павла Кричевского

Олекса Стефанович

Об авторе: Олекса Коронатович Стефанович (1899–1970) – украинский поэт. С 1922 г. жил в Праге. Учился на философском факультете Карлова университета, в 1930 году защитил докторскую диссертацию по философии. С 1949 г. жил в Буффало (США).

Лесовик

1.
Страшись Лесовика повадок:
Не в рай, а в ад откроет дверь…
В бору сосновом голос сладок
Пускай зовет он, людозверь, –
Ты не иди на клич, не верь –
На юных он красоток падок!

И Водяной – ох как вас хочет!
У речки нападет – не зол:
Забрызгает водой, намочит,
Поднимет юбочки подол –
И цветничка волшебный дол
Нетронутый – он пощекочет…

Не будет мучить, недотроги,
А только вымочит шалун, –
Лишь приключение в дороге,
Веселый смех тому, кто юн…
…Совсем другой – лесов Колдун,
Обросший монстр копыторогий!

2.
Ведь он заманит и затащит
В глушь, где не слышно пенья птиц!
И там, в непроходимй чаще,
Сомнет и сдавит, бросит ниц…

Еще сопротивляться в лапах,
Метаться будешь ты под ним,
Но выпьет он невинный запах,
И сразу опьянеет в дым…

И ты забьёшься обреченно,
Но не поможет ничего.
И примешь в девственное лоно
Расплавленную плоть его…

Выскальзывать ты станешь с криком
Из лап свирепых – сотен жал,
Но этим страсти его дикой
Сильней воспламенишь пожар!

И не устанешь козлолюда
Ты умолять: «Ну хватит, бес!..»
Но похоть ненасытной будет,
Глухой, как равнодушный лес.

Отпустит засветло, целуя,
«Ты пей ромашку, – прорычит
Людокозел, – И снова жду я
Тебя – ты приходи в ночи!»

Где это было, – ой, смотри-ка –
Там над примятою травой
Усеяно все земляникой –
Пахучей, красной и живой!

Эхо

Есть у неё и флейта, и кифара,
И рокот лир и пенья дальний звук,
И клич в лесах, в звоночках летний луг –
Разбредшаяся в них звенит отара.

Подруге ни одной она не пара:
И выскользнула, звонкая, из рук,
Чтоб не попал ей в сердце золот лук,
Чтоб избежать властителя. Он яро

Зовёт её – напрасно. Не найдет
Желанной – Эхо чащею идёт,
И там, в нигде, она навеки тает.

И лишь во сне – тревожен он и нем –
Его рука дрожаще обнимает
Прозрачный стан, не томленный никем.

Павло Тычина

Павел Григорьевич Тычина (1891–1967) – украинский советский поэт и государственный деятель. Первый сборник стихотворений – «Солнечные кларнеты» – датирован 1918 г. Истинный талант Павла Тычины раскрывается в его незавершенных поэмах, стихах посмертного сборника «В сердце моем» (1970).

На рассвете
(Из крымского цикла)

Из воды, из океана
Там она далёко вышла.
У неё такое видно –
Оторваться не могу я.

Подняла она колено –
Чтоб ступить на камень выше.
У неё такое видно –
Оторваться не могу я.

Словно в песне Калевале,
Ветер в лоно ей повеял,
Зарумянил снизу перси,
Почернил он то, что видно.

И легла она раскрыто,
Головою где-то в море.
В небеса – лучи-колени,
Девичьи еще безумно.

Тишина вдруг наступила,
Лишь плесканье золотое.
Я сейчас, сейчас увижу,
Как рождаться будет солнце.

Олег Ольжич

Олег Ольжич (наст. имя и фам. Олег Александрович Кандыба, 1907–1944) – археолог, литератор. С 1923 г. жил в Праге., учился на археологическом факультете Карлова университета. Работая в археологическом отделе Национального музея Чехословакии, также совершил научные экспедиции по западноукраинским землям, в Германию и Балканские страны.

* * *
Был же век золотой, осененные солнцем дубравы,
Пчёл ручных сладкий мёд и загар захмелевшего тела,
Серн янтарные очи не видели раны кровавой,
А на ветках восковость плодов, соком полных и спелых.

Но приходит серебряный век, век простой, трезво-ясный.
В нем все поровну: горе и радость, и труд, и веселье.
Но весы пошатнулись, хоть разума век и согласья,
И, покрытые пеплом, хлеба на полях поседели.

Кровь в колодцах кипит, и ревёт всюду скот одичалый.
И младенцы на ноги встают рьяно, хищно, сурово.
Похоть, будто болезнь, на мужей нападает. Не стало
И у женщин стыда, словно после напитка хмельного.

А земля – не земля, а лишь пыльная рыжая глина.
Грохот кузниц. Гудят все дороги так, будто им снится,
Что по ним тяжело и спесиво сплошною лавиной,
Все закованы в медь, боевые плывут колесницы.

Возле мёртвых ключей и в зловещих скалистых притонах,
Среди гор и холмов и в степи неоглядной без края
Не пугливые мавки, а гнёзда свирепых драконов,
Не дома, а твердыни из красного камня взрастают.

Медный век – это ты, и твое ненасытное солнце
Неподвижно и мутно висит над сухим борами
И звенит и гудит и гудит… неужели не сон то?
В преисподнюю вход вдруг открылся вдали за горами.

Там пустыни смертельная жажда, всплеск лавы кипучей,
И грядущего жадно алкают лихие ворота.
Утонуть ли в зыбучих песках, оборваться ли с кручи,
Или медленно сгинуть в зловонных и ржавых болотах.

Воспевать львов и змеев, и кровь, и горенье отваги,
Золотое руно, что в таинственной роще сокрыто,
И, бряцая оружьем, собраться, чтоб хищной ватагой
Замок приступом взять или быть в этой битве убитым.

В грабежах и насилье бессмысленно кровь проливая,
Покоряя весь мир, в поединке с самими собою
Отделяем мы зло от добра, грех смертельный от рая,
Прославляем мы верность, невинность и жертву героя.

Чтоб когда небеса сталь покроет свинцовою тучей,
Сталь грядущей эпохи, и круг свой извечный закончит,
Холод века железа предстал нестерпимым и жгучим,
И казался прекрасным и светлым, великим и прочным.

Неизменна земля, но на ней все меняется вечно,
И рассвет золотой в серебро превращается в полдень,
И расплавленной меди озёра вливаются в вечер,
И застынет железо в нас ночью, туманами полной.

Этих пут крепче нет, и не смог их никто ещё сбросить.
Дни и месяцы, вёсны и зимы сменяют друг друга.
И в рубцах наше жадное сердце всё большего просит,
И движенье ему суждено по порочному кругу.

* * *
Прилетела как птица стрела.
Задрожало слегка оперенье,
И земля из-под ног потекла,
Лук рисуя, – но лишь на мгновенье.

Полыхнул яркой радугой взор,
Краски чистые в небо взлетели.
Вместо неба, и дола, и гор
Небывало плывут акварели.

Один, мечешь ты стрелы с вершин.
И стрелы твоей ласка бесплотна.
Вместо страха бездонных глубин
Дай увидеть цветные полотна!

Владимир Свидзинский

Владимир Ефимович Свидзинский (1885–1941) – украинский поэт, переводчик. Член Союза писателей СССР с 1936.

* * *
На берегах ночи дико, пусто,
Кораблик дня осторожно
Идет с погашенными огнями,
Широкие паруса сложены.

На кораблике, на палубе
Тускло сломанный цветок белеет,
Он умер и жить не будет,
И чашечка его свернулась.

На берегах ночи притаились,
Замышляют недоброе кораблику,
Но он пройдет незаметно,
Проглядят его зложелатели.

Кораблик дня повезёт
Сломанный цветок далеко за ночь.
На искристом песке, на пригреве
Причалит кораблик дня.

Он причалит, все выйдут на берег,
Сломанный цветок похоронят.
Там они его похоронят
В чистом камне агате.

А на далёкой земле в саду,
Где расцветал цветок, все тихо.
Один явор легко вздохнул,
Другие деревья не откликнулись.

Примечание:
Павел Кричевский – родился в 1961 г. в гор. Ромны, Сумская обл., Украина. Учился на факультете иностранных языков Сумского государственного пединститута им. А.С. Макаренко, на факультете журналистики Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко. С 1993 г. живёт в России. Преподаватель-филолог. Почетный работник образования Российской Федерации. Автор семи книг стихов, переводов и эссе. Член Московской городской организации Союза писателей России, Национального Союз писателей Украины, Союза писателей XXI в. и других творческих союзов. Лауреат нескольких литературных премий, в частности литературной премии им. В. Полищука (2014, Украина), финалист (2017) национальной литературной премии «Поэт года», лонг-лист премии «Московский счёт» (2019) и др. Стихи, эссе, переводы публиковались в журналах, альманахах, газетах, в том числе «Топос», «45-я параллель», «Союз писателей», «Новый континент» и др. Стихотворения переводились на английский и украинский языки.



Архив журнала
№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба