Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №2, 2019

Адельберт фон Шамиссо
Абдалла
Просмотров: 96

Абдалла

(Из «Тысячи и одной ночи»)

Об авторе: Адельберт фон Шамиссо (Chamisso, Adelbert von, 1781–1838), немецкий писатель и ботаник.

Перевод с немецкого Вячеслава Куприянова

У родника в пустыне праздно лежит Абдалла.
Пасутся его верблюды, неплохи его дела.
Он в Басре продал товары и этой удаче рад,
Теперь ему кажется легким путь обратный в Багдад.

В тот же самый оазис вкусить заповедную тишь
Идет, опираясь на посох, седой одинокий дервиш.
Вот они повстречались, сказали: «Аллаху хвала!» –
И сели друг против друга, нищий и Абдалла.

Легко потекла беседа меж ними о том, о сем,
О судьбе человека в мире, надежном и обжитом,
Кто видел какие страны, чем память о них жива,
И наконец промолвил дервиш такие слова:

«Недалеко отсюда, я место это найду,
Есть клад несметных сокровищ, тебя я туда приведу,
Мы можем твоих верблюдов, восемьдесят до одного.
Всех навьючить богатством, и там не убудет его».

От этой нежданной вести даже вскочил Абдалла,
Кровь закипела в жилах, алчность его взяла:
«Так покажи скорее, веди же меня, мой брат,
Знаю, ты бескорыстен, но мне пригодится клад!

Восемьдесят верблюдов навьючим до одного
Чудесным этим богатством, и там не убудет его.
И я даю обещанье – за эту услугу твою
Сильнейшего из верблюдов с поклажей тебе отдаю».

Ему дервиш на это: «Но было в мыслях моих –
Лучше, если разделим весь караван на двоих,
Тебе и сорок верблюдов окупятся тысячекрат,
Решай, ведь я тебе мог и не говорить про клад».

«Добро, – Абдалла ответил, не будем время тянуть,
Согласен на равную долю, давай отправляться в путь,
Сказал, а в сердце зависть готовила смуту уму:
Жаль, половина поклажи достанется не ему.

Они поднялись, не медля, золото их зовет,
Купец погоняет верблюдов, дервиш караван ведет.
Уже показались горы, тропа в ущелье пошла,
Причудливо нагромождались над скалою скала.

Путь преградили камни, казалось, что никогда
Никто из обычных смертных не проникал сюда.
Здесь караван верблюдов сам поделил Абдалла,
Чтоб каждая половина поклажи своей ждала.

Дервиш тем временем хворост в расселинах отыскал,
И у скалы отвесной скоро огонь запылал;
Потом с загадочной речью руки над дымом простер
И колдовские коренья бросил дервиш в костер.

Дым повалил клубами, стало темно кругом,
По земле и по небу вдруг прокатился гром,
Но вот расходится сумрак, снова день настает,
И в скале потаенный вдруг отворяется ход.

Ведет он в роскошные залы, таких Абдалла не видал,
Везде драгоценные камни и благородный металл,
Там золотые колонны вздымают алмазный свод,
Свет неземной струится из кристаллических сот.

Лежат золотые слитки у этих литых колонн,
Видом таких сокровищ был бы любой ослеплен,
И сверкают повсюду, куда проникает глаз,
Редкостные изумруды, жемчуг, сапфир, алмаз.

Глазам своим не веря, остолбенел Абдалла.
Но кровь закипела в жилах, алчность его взяла,
Они приступают к делу, алмазы дервиш собирал,
Купец в исступленье видел только желтый металл.

Но скоро он понял ошибку и золото стал заменять
На драгоценные камни, но алчности не унять,
Он все бы вынес отсюда, когда бы хватило сил,
Так блеск безмерных сокровищ пленял его и слепил.

Навьючены все верблюды, сколько могут поднять,
Но странно, дервиш заходит в сокровищницу опять,
Все роскошные залы проходит он до конца
И вынимает шкатулку из большого ларца.

Среди богатых сокровищ – откуда она взялась? –
Простенькая шкатулка, в ней какая-то мазь,
Дервиш осмотрел находку, ликуя и трепеща.
И спрятал ее поглубже в грязные складки плаща.

Затем к огню они вышли, и так же, как в прежний раз,
Дервиш произнес заклинанье, и грохот скалы потряс,
Сокровищница закрылась, и каждый повел средь гор
Сорок своих верблюдов, как велел уговор.

Вначале двигались вместе, и вот прохладный родник,
Который их свел в пустыне, перед ними возник.
Пора настала прощаться, дервиш из уст Абдаллы
Выслушал благосклонно заслуженные хвалы.

Но только они расстались, как зависть сдавила грудь.
Обратно своих верблюдов решил Абдалла вернуть.
Зачем дервишу богатства, которым нет и цены,
Когда его устремленья к Аллаху идти должны?

«Брат! – Абдалла воскликнул своему доброхоту вослед, –
Это даже не просьба, а скорее совет,
Ты хорошо ли подумал, сколько разных забот
Стадо глупых верблюдов в пути тебе принесет?

Не знаешь ты этих тварей, покажут они свой нрав.
Намучаешься с ними, увидишь, что я был прав.
Отдай мне десять верблюдов, еще не поздно пока,
С тридцатью ты, пожалуй, сладишь, но только не с сорока».

Дервиш отвечал: «Я в этом согласен с тобой вполне,
Надеялся я, что сам ты предложишь услугу мне,
Бери же десять верблюдов, мне хватит и тридцати,
А ты без полного счастья от брата не должен уйти».

Взял Абдалла верблюдов и дальше думает так:
Когда попросил бы я двадцать, отдал бы и двадцать дурак.
Надо опять вернуться, попытка стоит того, –
И он окликнул дервиша, и тот услышал его.

«Брат мой, совету внемли, я не способен на ложь,
Ты, не имея сноровки, и с тридцатью не дойдешь,
Эти твари коварней, чем можешь ты ожидать,
Пожалуй, еще десяток лучше бы мне отдать.

Дервиш отвечал: «Я в этом согласен с тобой вполне,
Ведь от такой услуги мне станет легче вдвойне,
Бери еще десять верблюдов, мне хватит и двадцати,
А ты без полного счастья от брата не должен уйти.

Все идет как по маслу, удаче рад Абдалла,
Но он еще недоволен, алчность его взяла,
И просит он позволенья в свой караван увести
Из двадцати еще десять, и девять из десяти.

Итак, дервишу остался только один верблюд,
Но Абдалле покоя страсти его не дают,
Упал он к ногам дервиша, не ощущая стыда:
«Ты же мне не откажешь, не скажешь “Нет, никогда!”».

«Бери, мой брат, верблюда, спокоен будь и богат,
Тебя без полного счастья твой не отпустит брат,
В пути береги добычу, тебя же храни Аллах,
Который дает богатства и их обращает в прах».

Казалось, купец доволен, но нет покоя уму:
Что же дервиш так просто добычу отдал ему?
И вспомнил вдруг о шкатулке, которую, трепеща,
Прятал дервиш поглубже в грязные складки плаща.

И снова он вопрошает: «Послушай меня, мой брат,
Что это ты шкатулке был без памяти рад?
Зачем святому дервишу пустяковая блажь?
Может быть, ты и шкатулку в руки мои отдашь?»

«Бери, – дервиш отвечает, – мне она ни к чему».
И в дрожащие руки шкатулку вложил ему.
Купец, горя любопытством, возопил: «Чародей!
Что делать с волшебной мазью, мне объясни скорей!»

Дервиш ему отвечает: «Аллах справедлив и щедр.
Левый свой глаз намажешь, узришь сокровища недр,
Золотоносные жилы, русла жемчужных рек.
Правый свой глаз намажешь, и ослепнешь навек.

Душа Абдаллы в смятенье, в сердце его пожар,
Он тут же изведать жаждет действие этих чар:
«Мой брат, сослужи мне службу, я очень прошу сейчас,
Чтобы я чудо увидел, намажь мне мой левый глаз!»

Просьбу дервиш исполнил, и Абдалла увидал
Блеск подземных сокровищ, скрытый в рудах металл,
Вспыхивали повсюду груды ярких камней,
И сиянье не меркло, а разгоралось сильней.

Богатством недр очарован, вне себя Абдалла,
Кровь закипела в жилах, алчность его взяла.
А если волшебной мазью намазать и правый глаз,
Станет его добычей все, что он видел сейчас!

«Брат мой, меня послушай, последнюю просьбу уважь!
Так же, как прежде левый, правый мне глаз намажь,
Не отказывай брату, дерзость эту прости,
И пусть затем разойдутся наши с тобой пути».

Дервиш ему отвечает: «Но я не желаю зла,
Я тайну волшебной мази открыл тебе, Абдалла,
Немало благих деяний у рук моих на счету,
Я не хотел бы ими ввергнуть тебя в нищету».

Глух Абдалла к рассудку, он у страсти в плену,
Он вменяет дервишу умысел злой в вину,
Мол, тот отвечает отказом, от зависти очерствев;
Так Абдалла распалялся, все больше впадая в гнев.

Доказывал он дервишу: «Любому дано понять,
То, что дарует зренье, не может его отнять,
Сделай мне с правым глазом, что с левым ты совершил;
Или тебя принудить не хватит, считаешь, сил?»

Казалось, исполнить угрозу уже Абдалла готов.
Одно осталось дервишу – повиноваться без слов.
Намазал он мазью волшебной правый глаз Абдалле,
И тот очутился сразу в непроницаемой мгле.

«О чародей, я верю, ты не способен на ложь,
Способ вернуть мне зренье ты непременно найдешь.
Ведь я не творил бесчестья, не делал зла и обид,
И моего несчастья Аллах тебе не простит!»

Но руки его напрасно хватают пустую тьму,
Дервиш в дорогу собрался и не внимает ему,
Восемьдесят верблюдов он гонит перед собой,
Один Абдалла остался, беспомощный и слепой.

Звезды сменяли солнце, по он не видел светил,
У родника в пустыне лежал он уже без сил,
На третий день из Басры шел караван в Багдад,
Из милости был купцами нищий калека взят.

Примечание:
Куприянов, Вячеслав Глебович – русский писатель и переводчик, редактор. Живёт в Москве.



Другие статьи автора: Шамиссо Адельберт фон

Архив журнала
№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба