Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №4, 2019

Алексей Александров
Стихотворения
Просмотров: 29

Об авторе: Родился в 1968 г. в городе Александрове Владимирской области, окончил Саратовский государственный университет, живёт в Саратове, работает инженером-конструктором. Публиковался в журналах «Вестник Европы», «Воздух», «Волга», «Дети Ра», «Новый берег», «Плавучий мост», «Урал», «Шо» (Киев), в интернет-журналах TextOnly, Цирк „Олимп+TV“ и др. Автор трёх книг стихотворений: «Не покидая своих мультфильмов» (New York: Ailuros Publishing, 2013), «Это были торпеды добра» (Саратов: Музыка и быт; Амирит, 2018), «Молчащие следы» (New York, Ailuros Publishing, 2019). Лауреат фестиваля «Культурные герои XXI века» (1999). Заместитель главного редактора журнала «Волга».

* * *
Во дворе нет ни дров, ни травы,
И никто не играет в козла,
Саксофон расчехляя, увы,
В день не красный, восьмого числа,
Года, месяца, далее нить
Обрывается, форточки нет,
Чтоб прохожего скучно спросить
И услышать «не знаю» в ответ.
Возвращается новый Улисс,
На высотки посмотрит в окно,
Где не все еще лампы зажглись –
Словно черная кость домино.
Стоит только толкнуть, и обвал,
Кризис, вялотекущий ремонт,
Прорастает грибами подвал,
Пенсионный банкротится фонд.

* * *
Опыляют тучи самолёты,
А потом летят в аэропорт,
Чтобы мёдом тяжелели соты
И ни капли не попало в рот
Золота тускнеющего света,
Чтоб текло, как пиво, по усам.
У детей, не выросших за лето,
С маленькою верой в чудеса
Есть учитель на струне басовой
И небес правитель из Читы.
Музыка вернулась, стала словом –
Серебром блаженной нищеты.

* * *
Дети, в школу собирайтесь,
Не забудьте положить
Все, что надо для учебы,
В ваш вместительный рюкзак.
Смотрит солнышко в окно,
А в другом луна и звезды,
Словно кафельные брызги
Посреди пустого зала.
Если человек – антенна,
Он настроен на канал,
По которому идет
Шоу Голос непрерывно.
Звонко иволга кричит,
И от это щекотно,
Рыбаки уж тащат сети,
На лугу коса звенит.

* * *
Тратя бонусные баллы,
Едут с севера цари,
За окном пейзаж усталый.
Всё, горшочек, не вари.
Слишком много манной каши,
За год нам ее не съесть.
Только для державы нашей
Этот снег – благая весть.
Рельсы, кубики и шпалы.
Жаль, что жизнь всего одна.
Нужно разгр завалы,
Далеко еще до дна.

* * *
Елка пылает зелёным огнём,
Водят вокруг дикари хороводы
Ясною ночью и пасмурным днём,
Статуя нашей стоит Несвободы
С кепкой в руке, и плывут по реке,
Как за стеклом экспонаты музея,
То ли обломки крылатых ракет,
То ли хвосты от воздушного змея.
А попытаешься в воду войти,
Лёд не пускает, но видно в окошко –
Мост обрывается на полпути,
Где-то посыпалась многоэтажка,
Кто-то проснулся на снежном пуху,
Машет нам с облака: как вы там, братцы?
Часики, свой раскрутив хулахуп,
Тихо бегут, чтоб на месте остаться.

* * *
Когда тебя в прозрачном кубе
Оставят в полной темноте
И хлеба свежего не купят,
Чтоб на одной сидеть воде,
Куда слова твои, как рыбы,
Хвостом виляя, поплывут,
И кто тогда им крошки снега
С мостков бросает в звёздный пруд,
Где мандариновая долька
Луны, ложащейся в кровать,
И воздух охлаждён настолько,
Чтобы о нём не вспоминать?
А ежели на тонкой леске
Поднимут солнце за губу,
Стекло покроют арабески,
И барабан затмит трубу.

* * *
Снега свежие пелёнки,
Ворох праздничных газет,
Вой машин и плач ребёнка,
И звезды холодный свет.
И на льду, у самой кромки,
Человек неясных лет
Говорит под нос негромко,
Словно за стеной сосед,
Рыба мерзлая в ведре,
И осталось полбуханки,
Он кладет рюкзак на санки
И шатается, нетрезв –
Долго же мы шли дворами,
У судьбы плелись в хвосте,
Опоздали мы с дарами,
Не успели мы везде.

* * *
Поделись улиткою своей,
И она к тебе ни разу не вернется,
Молока ей в блюдечко налей
И не разбуди в себе ревнивца.
Так ли важно, кто сидит в пруду,
Вычищен он будет без остатка,
Сами всё предложат и придут
В состоянье полного упадка.
И тогда уже наверняка
Облако станцует краковяк,
Шапочку сошьёт у скорняка,
Имя прочитав, не исковеркав.
И не потому, что улыбнулся
Просто незнакомый паренёк,
В полдень нерабочий обнулился,
В полночь обесточенным прилёг.

* * *
Котики против насилия,
А мы построим Бастилию,
Чтобы там танцевать,
Прыгая на кроватях.
Я научусь курить,
Ты станешь носить рубашку
С длинными рукавами,
Завязанными узлом,
Бить мух и трогать букашку.
Секс – это зло.
К нам будут пускать посетителей,
Будут водить экскурсии –
Годами о нас в сети
Не утихают дискуссии.
И раз в году на парад,
Надев мундиры и кортики,
Мы выйдем с тобой за ограду,
Туда, где гуляют котики,
Туда, где молочные реки
Впадают в море спокойствия,
Где у всех человеков
Только полезные свойства.

* * *
Снега говорение вовнутрь,
Включенного света темнота.
Лёд, как не растаявший янтарь
С рыбьим жиром в бесполезном сне,
Где доисторический комар
Тоже пойман в чей-нибудь кулак.
Бог повсюду, где ему жужжат
Счётчики и набегают цифры.
После запятой неинтересно,
Нужно только целое число.
И вода молчит и закипает,
Сдерживаясь, чтобы не сказать.

* * *
Партизан Приамурских из седла до утра не вылазит,
Но с такою кредитной историей не занимают
Города и поселки, в которых никто не живёт,
Кроме тайных китайцев, они по подземным ходам
Ежедневно мигрируют, в бабочек не превращаясь.
А когда краснорыбица в реках бунтует,
И ни царь, ни герой, ни медведица не остановят её,
Партизан пересядет на свой мотоцикл без коляски,
Чтобы мешками ловить перебежчиков, вспарывать брюхо,
Путать планы, служить беззаветно незнамо кому,
Лишь бы тигры не вырвались из пограничного сна,
И слоны на ходулях, как тучи с дождём, ниоткуда
Не взялись, а в сбербанке еще пожалеют,
Под такие проценты никто еще мир не спасал
И стоваттную лампочку славы в подъезде не жёг.

* * *
Ворон каркнул: невермайнд!
Только сыр уже не выпал,
Снегом пахнет свежий тайд,
Мёдом – старенькая липа.
Ворон каркнул: неверленд.
Лисы бегают под ёлкой,
В суете бумажных лент
Шоколадный заяц ёкнул –
Вылупится из яйца
И захлопает крылами
Вся в небесного отца,
Испуская лед и пламя,
Превращая в решето
Занавешенные окна.
Ворон каркнет невесть что,
Навсегда уже умолкнув.

* * *
По небу летят ангелы с габаритными огнями,
По земле ходят демоны с карбидным дымом
Из чаши, где булькает игристое вино,
И вслух читают устав караульной службы.
Под серым небом есть каменный город,
А над ним деревянная олимпийская деревня,
Кто проштрафится, того и назначат
Дворником в детский сад на горе.
На милю вокруг все коты кастрированы,
Поэтому счастливы и славят хозяев,
А они, породистые петухи,
В полночь соревнуются с кукушками в счете.
Придет лиса и очарует всех,
Перехитрит смерть, украдет масло,
Брюхо у неё набито крепкой травой,
Глаза из пуговиц видят сквозь двери и стены.
Бог её придумал такой для нас,
Назначил на второй срок исполнять желания –
Их всего три, а четвёртому не бывать,
Пятое не выполнить, шестое забудется.

* * *
Живые мертвецы сосут леденцы,
Пользуясь косметикой фирмы lush,
Их питает поле энергии ци,
Они не боятся грязи и луж.
Жажда общения, поиски тепла,
Плохая экология, гендерный вопрос,
Блондинка, что ждёт тебя за углом,
Брюнетка, которая пудрит нос.
А там, куда они все идут,
Замок стоит на высокой горе,
Блаженны страждущие, ибо обретут –
Плотнику говорил моряк,
Но будет большая утечка мозгов,
Уже построена великая стена
Вокруг города Новомосковск,
Вселенная разрушена, жизнь спасена.

* * *
Мамонты глубокой заморозки,
Каменные яйца динозавров,
Где стояли русские березки
И белели кости комиссаров.
Бабочка покинет душный кокон,
Облако опять её косплеит,
И луны всевидящее око
С каждым днём становится теплее.
Где твой дом, к кому тебя подселят?
Лучик света режет пуповину,
И, не торопясь, в святые земли
Побредут печальные пингвины.

* * *
Антенны на крышах домов как кресты,
Теперь уже больше – простые тарелки.
Но что нам досталось с тарелок пустых?
На кладбище в Бэбске упрямые белки
Спустились с высот и конфетки жуют.
Быть может, и мы не поймали сигнала,
И смерть – это в праздничном небе салют
И только? И только, но этого мало.
А двери пружина открыть не дает.
И что там внутри говорит телевизор,
Когда пролетает над ним самолёт –
Что кончилось время, просрочена виза?

* * *
Снег неохотно обнажает смысл
В том, что казалось чистым и наивным.
Ручей хвостом махнул и мусор смыл
С высоким содержаньем кофеина.
Цветет, как будто бензобак пробит,
По лужам дети прыгают и гномы,
И если много сахара в крови,
На этом тоже можно сэкономить.
Кто роется в сокровищах земных,
Кто размышляет о дарах небесных –
Пунктиром все слова обведены
И ноты перепутаны, как в песнях.

* * *
Из комнаты в комнату переходя,
Ходит ночью твоё дитя,
Словно маятник возвращаясь,
Не здороваясь и не прощаясь.
Говорит, что воды попить,
Посмотреть в окошко на птиц.
Но какие птицы бывают во сне,
Если растаял снег?
Из города в город перебираясь,
Лестница ведет по спирали
Выше и выше за облака,
Собака лает, течет река.



Другие статьи автора: Александров Алексей

Архив журнала
№1, 2020№1, 2014№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба