Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №4, 2019

Юрий Татаренко
Пунктиры
Просмотров: 46

Об авторе: Юрий Анатольевич Татаренко родился в 1973 году в Новосибирске. Член Союза писателей России. Лауреат всероссийских и международных литературных конкурсов в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе, Симферополе, Ярославле, Калининграде, Кирове, Томске, Туле, Мурманске, Полоцке, Льеже. Победитель поэтических турниров в Красноярске, Томске, Новосибирске, Коктебеле. Автор 8 книг стихов. Публикации в журналах: «Арион», «Нева», «Новая Юность», «Юность», «Литературная учёба», «Кольцо А», «Сибирские огни», «День и ночь» и др.

Листопад

В Самаре то бессонье, то бессофье;
Беззонтье до озноба доведёт.
Я к волжскому дождю не приспособлен,
И мне пора на два часа вперёд –
Туда, где солнце и Василь Макарыч,
Где красная дорожка и толпа,
Куда с тобой рванули бла-бла-каром
Под песню „Et si tu n existe pas“.
Глотает ветер осень по кусочку…
Любовь прошла – наощупь, наугад –
Туда, где я не написал ни строчки,
Где был июль два месяца назад.

Отель 4 звезды

Жил по законам магии
Два бесконечных дня.
Если я стану маленьким,
Не поливай меня.
Строчки чеканил запросто,
Рифмам не изменял.
Если я стану августом,
Посентябри меня.
Пуговичные прорези
Верности не хранят…
Если я стану прописью –
Перепиши меня!
Танцы дождинок с листьями –
Осени западня.
Если я стану истиной,
Не вспоминай меня.

Эволюция

Три капли неба выжать из стихов,
Забить в девятку, отслужить в десанте,
Заткнуть за пояс Вильяма и Саню
Всегда казалось парой пустяков!
И в прошлой жизни (классе так в восьмом)
Мы все хиты играли в ля-миноре…
Бутылка рома, брошенная в море,
В конце концов становится письмом.

Хамелеон

Уже сидим? И все еще не пьём?
Давайте за… стоп-краны Карадага!
Плесни, Гертруда. Будь здоров, бродяга.
И помолчим втроём о том, о сём.
Плесни вина! Такая ночь в Крыму,
Что кажется: рассвета не случится.
Белеют в темноте твои ключицы
Ключами к прошлому, и потому
Плесни, Кармен – и пропади, сбеги
В неспящую бесшумность Коктебеля…
И, дёрнув водки, напишу тебе я:
«Прощаю». И отныне мы – враги.

ДМБ-88

Завязывать шнурки как можно туже
Учили нас на Кубе и в Афгане…
Сыграй мне осень, Сретенка – и тут же
Тебе я тихо подшуршу ногами.

Ну, что ж ты, ведь мелодия простая!
Ну, ладно, жги без аккомпанемента!..
Деревья сквозь предзимье прорастают –
И это днём особенно заметно.

И жалко, что игрушечную «Волгу»
На день рожденья мне уже не купят.
Я человек, контуженный тревогой,
О том, что осень завтра не наступит.

Отменно зашнурованы кроссовки…
И, как приказа ждал, я жду полгода
Автобус на трамвайной остановке,
Но, как назло, нелётная погода.

Снегопад

Tombe la neige…
S.Adamo

Слава богу, с утра поденьжало –
Неслучайно приснилась Москва,
Чья племянница супердержава
Заневестилась невесть пуркуа…
Журналирую и кабакую –
Крикну, выйдя курить на крыльцо:
«Снег, свободен!» А тот ни в какую –
И летит, как и прежде, в лицо.

Ксерокопии, бланки, скриншоты
Коротают свой ангельский век…
Кто же снегу сказал: «Да пошёл ты»?
Ты в каком нынче звании, снег?
Для чего же ты tombe, la neige?
Покрывать всех и вся? Ну, мерси!
Фарисействуют толпы Манежа
На великом, могучем фарси.

Знай же, снег, как искрится проводка,
Как меняют IQ на LG,
Как пословица «Голод не тётка»
Мотивирует ночь пережить.
Что ты смотришь как будто с укором?
Ты мне брат, брат и я тебе, снег –
Мы подохнем с тобой под забором.
Как решили. Спиною к весне.

Ильин день

Субботний день на привокзальной площади.
Мороженое, выпечка, пивко.
В наушниках гремит костями «Продиджи».
«Москва – Хабаровск» где-то далеко.

Девица с чемоданом на колёсиках.
Нетрезвый тип с малиной в туеске.
Простите мне, щановны китаёзики,
Что я пишу на русском языке!

«Кому беляш? – Недорого и вкусненько!»
Разинутые рты у кошельков.
Пустое лето. Дивная акустика.
И слёзы на глазах у облаков.

Вчерашняя новость

Бездумным ветром листопад
Разъят на составные части…
Нет света. Выключу айпад,
Осиротевший в одночасье.

Летит листва – не по грибы
И не на голос Афродиты –
В активном поиске судьбы,
В активном поиске орбиты.

Уже разослан пресс-релиз
Всем без разбора – вашим, нашим…
Подброшу вверх опавший лист –
И он останется опавшим.

Где наш приют? Ищи ответ
В словах полузабытых, древних.
Для жёлтых листьев на деревьях
Сентябрь зажёг зелёный свет.

Возвращение

Перебьёт духоту аромат растворимой лапши,
А потом, как всегда, кислым пивом потянет под вечер…
И уже полчаса отправление дать не спешит
Непонятно, кто именно – то ль машинист, то ль диспетчер.
По вагону снуёт мальчуган – от горшка два вершка,
И блестит аксельбант на груди у хмельного морпеха…
За окном Мариинск. И в блокноте четыре стишка.
И в висках Петербург – перестука ритмичного эхо.

Болевое крещение

Приеду в город незнакомый,
В грустинице остановлюсь,
Где минус, разведённый плюс,
По вечерам впадает в кому.

Болеет тишина печалью,
Когда по май всё замело…
Луна продрогшим НЛО
Голубозвучье излучает.

Я вновь свободрый, вновь свобедный –
В январь проросший человек!
И экстравертный интровек
Завьюжил кротко и победно.

Прохожий, ростом под два метра,
Проклятья звёздам прорычал –
И на вопрос: «Который час?»
Забилось сердце дракомерно…

Закрывшемуся магазину
Окурок – новый побратим.
И тонким варежкам моим
Снежинки причиняют зиму.

Гостиница «Спорт»

Кефир не утолит печали,
По утверждению тоски.
Боксёры прячут под перчатки
Невызревшие кулаки.
Предзимье. Дождь. Гордиться нечем.
И водки нет. И чёрт бы с ней!
Уже торопятся навстречу
Стихи, одетые в людей.
И в каждом – жизнь, отвага, сила,
И прошептать давно пора
О том, что с нами завтра было
И что ещё нас ждет вчера.

Грибной дождь

Для пишущего в рифму приколиста
Стихотворенье – это смех пунктиром.
Таблица в кабинете окулиста
Написана поэтом Велимиром.
Ослепшего художника этюдник –
Хранилище идей и бутербродов…
Моим стихам не нужен поэтюнинг,
Им проще жить без лишних наворотов.
Вселенная рифмуется с пельменной
У всех, кто пишет ямбом о хорее.
Из пункта А – и сразу в пункт обменный
Решаем, как добраться поскорее.
И гению талант не подотчётен,
И взвод шестидесантников прогуглен,
И снова сметафизики в почёте,
Покуда инвалирики в загуле.
Над радугою, вставленною в детство,
Хихикают украдкой занавески.
Поэты погружаются в фуршетство,
Не дописав последней смс-ки.

Русская зима

Вдали от творческих открытий
Разлили по стаканам праздность,
И жизнь в отсутствие событий
Уже не кажется напрасной.

Вершины съёжились в вершинки
И с этим свыклись мал-помалу,
А буквы – чёрные снежинки –
Летят на белую бумагу.

Февраль погас. В глазах стемнело.
И плакать хочется безумно.
В окне у Казимира небо
Необоснованно безлунно.

Затянем пояса и песни.
Слова толкуются впрямую.
«Мороз и солнце, день чудесный…»
Ну, ничего, перерифмуем.



Другие статьи автора: Татаренко Юрий

Архив журнала
№1, 2020№1, 2014№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба