ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Проблемы исторической поэтики » выпуск 14, 2016

Виталий Даренский
ИСПЫТАНИЕ СМЕРТЬЮ КАК НРАВСТВЕННАЯ ГОЛГОФА ГЕРОЯ В ПРОЗЕ ВС. ГАРШИНА
Просмотров: 209

Виталий Юрьевич Даренский
Луганский национальный аграрный университет
(Луганск, Луганская народная республика)
darenskiy1972@mail.ru

Статья посвящена анализу двух рассказов Вс. Гаршина — «Четыре дня» и «Художники» — в контексте «пасхального архетипа» русской литературы, сформированного христианской традицией. Фундаментальным императивом этого архетипа является понимание любого жизненного испытания как морального подвига — «нравственной голгофы». Последняя приобретает особо радикальный характер в ситуациях «прохождения через смерть». Если у Гаршина и в европейском экзистенциализме осознание смерти является глубочайшим потрясением, которое настолько сильно, что подводит человека к экзистенциальному кризису, то для христианского сознания смерть становится очищенным бытием, тем состоянием, которое не есть трагедия, а возвышающая и необходимая цель человеческого земного бытия в перспективе бессмертия души. Именно в смерти и раскрывается конечный смысл земной жизни (спасение бессмертной души). Гаршин показал это столь пронзительно, как удавалось редко кому другому, и тем самым явил особую черту русского художественного гения.

 

Vitaliy Yu. Darenskiy
Lugansk National Agrarian University
(Lugansk, The Lugansk People᾿s Republic)
darenskiy1972@mail.ru

MORAL GOLGOTHA OF MAN (DEATH EXPERIENCE) IN V. S. GARSHYN’S PROSE

 The article is devoted to the analysis of V. Garshyn’s tales “Four days” and “Artists” in the context of an “Easter archetype” of Russian literature, formed in Christian tradition. The fundamental imperative of this archetype is comprehension of all life events as a sort of moral deeds, that is of “Moral Golgotha”. The latter takes a drastic form through death experience. According to V. S. Garshyn and European existentialism, consciousness of death is such a strong and deep commotion that it may provoke an existential crisis in a person’s soul, while in Christian tradition death is seen as pure beingness, that is not a tragedy but a sublime and indispensable purpose of Man’s earthly life on the way to the immortality of the soul. Indeed, death reveals the final meaning of earthly life, that is salvation of the soul. Garshyn brightly demonstrated it as no one else, thus manifesting a particular trait of a Russian artistic man of genius



Другие статьи автора: Даренский Виталий

Архив журнала
выпуск 14, 2016выпуск 13, 2015выпуск 12, 2014выпуск 11, 2013
Журналы клуба