Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Русская жизнь » №1, 2007

Анна Андреева. Бесссовестный деготь труда
Просмотров: 2620

Бесссовестный деготь труда
В жизни подростка главным документом должен быть закон «Об образовании», а вовсе не Трудовой кодекс 

Анна Андреева

alt Гарсону от силы двенадцать.

- Купите кольцо, мадам, - дежурно, без энтузиазма говорит он, ставя минералку на пластиковый стол. - Алкаши принесли ночью. Отдам недорого.

Цыганское ли золото, зубное, краденое - не интересно; я не на кольцо смотрю, а в лицо. Такой профиль называют элегическим. Такие ресницы называют опахалами. Такая тонкость, и нежность, и изящество, боже ты мой, - через полгода-год в лице проступит порочность, но уже сейчас мальчику не стоит находиться в этом кафе на трассе, опасно, мало ли какие люди, родители не спасут, если что (я почему-то уверена, что в этом кафе работают родители, иначе совсем нехорошо)... такое гейнсборовское дитя, такое…

- С бриллиантами, - церемонно уточняет он.

Не бомж, но где-то около - на грани допустимой общепитовской опрятности. На нем джинсы с бурной биографией, майка с чужого плеча, но стираная, и вызывающе новенькие кроссовки - кажется, пахнут пластмассой, словно только что из рисовой сумки. Вкрадчиво:
- Не хочу навязываться, но, может быть, вы все-таки посмотрите, мадам? Проба пятьсот восемьдесят три... Возвращается мой попутчик. Он из этих мест, гораздо чаще, чем я, ездит по трассе и хорошо знает это кафе.
- О, Арчи, - говорит он. - Привет.
- Он Артур?
- Артур. Иди, Артур, иди, вот тебе стольник. Не мешай нам говорить.

История Артура - очень обыкновенная. В бедных семьях любят роскошные имена, поэтому маму Артура зовут Снежаной, а отца - Кириллом. Они живут в райцентре недалеко от трассы. Папа был милиционером, контрактником, вернулся из Чечни со всеми положенными синдромами, подрался, отсидел три года и тяжело пьет несколько лет подряд, а мама неустанно и непреклонно рожает. Никто не понимает, зачем она это делает с периодичностью раз в полтора-два года, - у них семь детей, этот конвейер не останавливался и во время отсидки Кирилла, правда, мама ездила к нему на свидания, боевые друзья из разных городов собирали ей деньги на дорогу. Она хорошая женщина, по-своему добрая и заботливая, ничуть не грубая, просто "блаженная" - живет в сонном неведении, как-то не задумываясь, а может быть, это и к лучшему, потому что если бы она задумалась, неизвестно, как жила бы дальше. Один ребенок находится в детском доме, троих разобрали родственники, двое при Снежане, Арчи живет здесь, в вагончике. Раз в неделю появляется в школе. "Чтобы не доматывались".

Арчи первенец, ему одиннадцать. Задача его жизни - вылечить отца, вставить ему зубы и отвезти к доктору Маршаку. Он свято верит в могущество Маршака. Он уверен, что после того как папка вылечится, семья восстановится. Отремонтируют квартиру, купят компьютер и - самое главное - соберут под одной крышей всех детей. Дети должны жить вместе, пусть и в однокомнатной хрущобе. Есть двухъярусные кровати, красивые, белого дерева.
- Он верит, представляешь? Арчи - дитя-универсал. Он работает: 1) официантом; 2) помощником на кухне; 3) мойщиком машин; 4) электриком; 5) карманным воришкой ("совсем по мелочи: все не берет, больших сумм боится - но сумку ты все-таки положи на колени"); 6) уборщиком; 7) продавцом краденого, конечно, как без этого; 8) приманкой для путешествующих граждан нетрадиционной ориентации.

Прошу объяснить. - Ну, это очень просто. Он начинает строить глазки... Поводить плечиком, томно облизывать губы. Наверное, смотрел порнуху, не знаю, откуда эти навыки. "Кудряшка Сью", разве что под машины не бросается. Иногда его жертвами становятся граждане на о-о-о-очень дорогих машинах.

Когда клиент дозреет до непристойного предложения, - да хоть бы и до полунамека, движения мизинцем, - Арчи начинает визжать, из кафе с матом и причитаниями вылетает Лена (она ему никто - так, одноклассница Снежаны) или ее муж, если он здесь, или повар - и размахивают мобильниками. Ленин брат тоже мент, к счастью, трезвенник; если надо, он появляется довольно быстро. Берет только рублями. Если у провинившегося недостаточно рублей - везут в город, в обменник, не переставая причитать и подвывать.
- Но это все равно рискованно.
- Ты что, иначе кафе прогорело бы. Арчи - это главный ресурс. Смотри, здесь неважные шашлыки, а туалет, ты видела туалет? Суки, жмутся на унитаз... жлобье поганое.

У Арчи есть сокровище: база. Он записывает автомобильные номера всех посягнувших (пусть мысленно) на его чистую детскую плоть. Он хранит эту базу у товарища в компьютере и еще на парочке дисков. База пока небогатая, но все впереди - лето, сумерки... Сам Арчи утверждает, что там есть "номера правительства", но, конечно же, понтуется.

Он давно заработал бы на Маршака, продолжает мой попутчик, если бы работал один. Но приходится делиться и, самое главное, кормить семью. Папаша недавно загибался от запоя - Арчи привел медсестру с капельницей, все честь по чести, оплатил сверх тарифа. Маленьким нужны сласти и какая-никакая одежка. Матери покупает еду. О себе заботится. Хороший мальчик. Красота и талант - редкое сочетание. Тетки в роно пытались возбухать, приходили с проверками, но им объяснили: кормилец, семью держит. Они поплакали - "все мы люди, да?" - и отстали.

В ближайших планах Арчи - перебраться на федеральную трассу. Перетащить туда Лену и Мишу. Там респектабельно. И совсем другой доход.
- Арчи, - прошу я, расплачиваясь, - кольцо-то покажи. Которое с брильянтом. Пожимает плечами:
- Какое кольцо? Я колец не ношу - я не девочка, я мальчик, если вы не заметили.

Не только Арчи
Детей на отечественном рынке труда никто толком не считал. Это и трудно, и уже не актуально: все, что знали, проговорили несколько лет назад, а нового пока не придумали. В пресс-службе Минсоцздравразвития не могут назвать специалиста, который занимался бы вопросами детского труда. "Так вам в МВД надо, - простодушно говорит чиновник. - Детский труд - он же запрещен". Не страшно, что чиновник не знает нового трудового кодекса - это примета времени, - но мы помним, что в блаженные дозурабовские времена, когда министром труда служил кабальеро Починок, специалисты были, проводились и конференции, и семинары: тема считалась ходовой гуманитарной катастрофой и занимала почетное место где-то между детской проституцией и воспитанием гражданского правосознания. Потом то ли гранты закончились, то ли просто заскучали. Ну, дети, ну, работают и работают. В 2004 году Россия ратифицировала конвенцию Международной организации труда № 182 "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда" (как будто эти самые наихудшие формы - проституция, порнография, работа по долговым обязательствам, принудительный труд - не преследовались уголовным кодексом) - и тем самым проблема была почти окончательно заиграна. В Петербурге и Ленобласти работает международная программа МОТ по искоренению детского труда (ИПЕК), но ее объекты - в основном, "дети улиц".

Между тем, работающих, но домашних, благополучных детей становится все больше. И это совсем не признак бедности. Скорее, напротив - симптом искаженных представлений о будущем детей.

Российская педагогическая традиция практически всегда предполагала элемент трудового воспитания - от галантерейных занятий вроде вышивки и щипаниякорпии в институтах благородных девиц до обучения советских старшеклассников разного рода рабочим ремеслам в учебно-производственных комбинатах. Заработки не исключались (пятнадцать рублей за две недели на клубничных совхозных грядках, побольше - на изматывающих хлопковых плантациях), но были скорее бонусом, нежели целью, а работа так и называлась: практика. Новорусская действительность все переиначила: ребенка учат (или он сам учится) не навыкам профессии, а навыкам заработка.

По причине жлобства и крайнего низкопоклонства
В последние годы сложился забавный дисбаланс стратегий: добропорядочные семьи низкого достатка прилагают все усилия, чтобы дети максимально долго учились и как можно позже начинали трудиться, зато семьи со средним и высоким доходом всячески поощряют, а то и принуждают чад зарабатывать трудовую копейку. Ничего парадоксального в этом нет: родители воспроизводят собственную систему ценностей, отыгрывают свои тревоги и комплексы. У императива "будь кормильцем" довольно широкий диапазон мотиваций. Иногда за ним стоит обычное жлобство: мать заставляет 15-летнюю Юлю сидеть с соседским ребенком за 100 рублей в день, "чтобы знала, засранка, как деньги-то достаются!" - и нести эту сотню в семейный бюджет весом, на минуточку, пять килобаксов в месяц, а на карманные расходы дают тридцатку в день: "нечего на улице сухомятку жрать". Иногда - социальная неуверенность, забота о черном дне, наступления которого многие скоробогачи совсем не исключают: отец, владелец нескольких продуктовых лавок, отправляет сына "в люди" к товарищу - директору салона сотовой связи. В иных семьях срабатывает наивное "низкопоклонство перед Западом": "в Америке дети миллионеров, между прочим, посуду моют!" - и застенчивую гуманитарную девочку направляют в ближайшее кафе, а мамаша обогащает свой лексикон выражением "протестантская этика".

Но есть и другая подоплека раннего детского труда: непомерно завышенные, уродливо раздутые потребительские стандарты. Семья их откровенно не тянет либо демонстративно игнорирует, а среда ровесников откровенно предъявляет. Ладно бы речь шла только о шмоткахили каникулах в Тунисе, но гаджеты, iPod'ы, телефоны, ноутбуки и прочее - вся эта новая вещественность настолько статусна, что школьник начинает истерически искать любую работу. Террор стандартов - пожалуй, самая сильная и мучительная мотивация для городского подростка. То же относится к досуговым потребностям: иногда девочки месяцами раздают листовки у метро, чтобы один раз сходить в дорогое кафе или ночной клуб (куда их, вообще-то, пускать не должны).

Заработки детей, как правило, сильно занижены: неквалифицированная рабочая сила. Знакомый 14летний подросток сделал сайт стареющей поп-звезде за 300 долларов. Хороший сайт, вполне профессиональный. Мальчик думал, что повторит судьбу Тёмы Лебедева, но просчитался: клиенты, которым звезда его рекомендовала, предложили 250.

Законодательство цепко, как пограничный пес Алый, защищает права ребенка: сокращенный рабочий день, особые условия труда, надзор трудовой инспекции. Поэтому заключать трудовые договоры с юными подмастерьями - все равно что жениться на пьющей вдове с пятью детьми: можно, но боязно. Кэш, только кэш. Со всем сопутствующим ему бесправием.

Тоска по безмятежности
Ребенок не должен работать, мы твердо убеждены в этом.

Во-первых, учеба в нынешней школе - уже работа, тяжелая и ответственная, требующая громадных трудозатрат, и в наших интересах, чтобы он делал ее хорошо.

Во-вторых, урезанное детство не способствует росту душевного здоровья и сохранению добрых отношений с миром.

В-третьих, единственная достойная прагматическая цель - "накопить на образование" или "на путешествие" - практически неосуществима: рутинные расходы сожрут любой подростковый заработок, инвестиции невозможны. В детстве надо учиться, влюбляться в "очаровательных зануд с чернильным пятнышком вот тут", ссориться, читать книжки, плевать в потолок наконец - но не считать деньги, бухгалтерствовать, встраиваться в рынок труда.

А трудовые отношения настигнут его в свой срок. Никуда он от них не денется.

ПРИМЕЧАНИЯ

Как это было у нас

Законодательство о детском труде
7 августа 1845 года — высочайше утвержденное положение Комитета министров (закон) «О воспрещении фабрикантам назначать в ночные работы малолетних менее 12 лет».

1 июня 1882 года — «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах» (регулирование работы 12—15-летних). Одним из первых правовых актов нового правительства был закон о запрещении детского труда. Этим же законом для контроля за его исполнением была образована специальная фабричная инспекция.

5 июня 1884 года — высочайше утвержденное мнение Госсовета «О взыскании за нарушения постановлений о работе малолетних на заводах, фабриках и в ремесленных заведениях».


Кодекс Законов о труде 1918 года


«Трудовой повинности вовсе не подлежат: а) лица, не достигшие 16-летнего возраста...

...4. Учащиеся всех школ выполняют трудовую повинность в школе.

...84. Продолжительность нормального рабочего времени каждого трудящегося не может превышать 8 дневных или 7 ночных часов.

...85. Продолжительность нормального рабочего времени каждого трудящегося не может превышать 6 часов: а) для лиц, не достигших 18-летнего возраста, и б) в отраслях труда, особо тяжких и неблагоприятных для здоровья».

«В поле выходили и стар и млад. В Нижегородской губернии дети начинали трудиться с 9—10 лет. Маршал Георгий Жуков (Калужская губерния) вспоминает, что начал работать в поле в 7 лет, причем отец говорил ему, что сам в его годы работал наравне с взрослыми. Кара- Мурза пишет, что его родители в Семиречье работали уже с 5—6 лет, опять-таки, «по взрослым нормам». «К концу дня дети навзрыд плакали просто от усталости, и отец их плакал над ними». Такое напряжение сил не только подрывало физическое здоровье и не давало получить элементарное образование (тот же Жуков закончил среднюю школу уже в Москве, сдав экзамены экстерном, а высшее образование получил только в Союзе), подобные неподходящие детям нагрузки просто ломали психику.

Трудиться начинали с раннего возраста. «Приучение детей к работе и хозяйству начиналось рано, особенно в женском поле», — отмечал Г. Н. Потанин. Мальчики 5—6 лет ездили уже хорошо «верхами». В этом возрасте они управляли передней лошадью при вспашке и бороновании тяжелых земель, при возке хлебов и молотьбе. Мальчики 12—14 лет помогали взрослым в пахоте, молотьбе и других полевых работах. Девочки 6—7 лет помогали носить воду, дрова, мыть посуду и полы, ухаживали за птицей. 10- летние девочки доили коров и смотрели за малолетними детьми. Девочек с раннего возраста приучали прясть, а затем ткать. Рукоделию... более способных начинали обучать с 4—5 лет, менее способных — с 8—9... При загрузке детей учитывались их физические возможности, но в бедняцких семьях им нередко приходилось выполнять тяжелые или сложные для их возраста работы».

«Русские: Семейный и общественный быт» (М.: Наука, 1989)
Как это было у них

Как это было у них

В 1865 году в металлургической промышленности Бирмингема и окрестностей трудились 30 тысяч детей и подростков и 10 тысяч женщин, выполнявших по большей части очень тяжелую работу. Дети страдали не только от чрезмерно длинного рабочего дня (часто от 5 утра до 10 вечера), но и от ужасных бытовых условий. По документальным данным, в 1864 году в Ноттингеме зачастую от 14 до 20 детей ютились в комнатушках площадью не более 20 кв. футов, причем 15 часов в сутки у них уходило на однообразный изнурительный труд в самых антигигиенических условиях. «Даже самые маленькие, — сообщает источник, — работают с крайним напряжением и удивительной быстротой, почти не давая отдыха пальцам. Когда к ним обращаются с вопросом, они не отрывают глаз от работы из боязни потерять хоть одну минуту. Чем более удлиняется рабочее время, тем чаще пускают надсмотрщицы в дело длинную трость». На производстве спичек работали вообще почти исключительно дети самого нежного возраста.

Все это походило на библейское избиение младенцев; даже во второй половине 19 века применение детского труда фактически оборачивалось медленным умерщвлением детей — не многие доживали до взрослости, угасая прямо на фабриках.

Датский романист Андерсен-Нексе описывает виденное им в Андалузии: рядом со многими женщинами стоит колыбель, где спит или играет ребенок. Бедная испанская работница не в состоянии отдать свое дитя кому-нибудь на попечение и потому берет его с собой на фабрику, где оно дышит едкой табачной пылью. Масса грудных младенцев погибала от опия. Прикованные к швейной машинке матери не могли ухаживать за своими детьми и поэтому вынуждены были успокаивать их сонными средствами: теперь машинка могла стучать сколько угодно! Выжившие дети страдали обычно из-за недоедания золотухой и рахитом.

Э. Фукс. «История нравов»


Как это должно быть

В Трудовом кодексе 2006 года возраст вступления в трудовые отношения остался прежним — 16 лет. Но в ТК есть ряд оговорок: заключить трудовой договор можно и с 15 лет, например, если в семье нет другого кормильца. В особых случаях подросток имеет право поступить на работу даже в 14 лет. Для оформления на работу необходимо согласие одного из родителей или опекуна.

К творческому труду могут быть привлечены дети моложе 14 лет. Здесь также необходимо согласие одного из родителей или органов попечения и опеки. ТК устанавливает жесткие требования по ограничению детского рабочего времени.

Для всех лиц, не достигших 18 лет, отпуск не может быть меньше 31 календарного дня. Запрещено сокращать его или заменять денежными компенсациями.

Буржуи рвутся мыть полы?

В Германии, согласно статистическим данным, четверо из десяти школьников зарабатывают деньги — потому что этого хотят, а не потому, что вынуждены. Как правило, такой заработок является нелегальным, хотя обычно не отмечен признаками эксплуатации. Социолог Беатрис Хунгерланд, участвовавшая в проекте «Дети и работа» Технического университета в Берлине, утверждает: «Большинство детей ищут в работе большего, нежели источник заработка, — они находят в ней признание, видят, что способны к неким достижениям».

Исследования Немецкого института по изучению экономики подтверждают: работающие дети обычно получают в школе хорошие оценки, и, таким образом, работа не сказывается на учебе отрицательно.

Второе заключение, к которому пришли сотрудники института, — утверждение о том, что чаще работают дети из неимущих семей, несостоятельно. Чем выше уровень дохода и образования родителей, тем охотнее дети идут на заработки. Ученых это не удивляет: «Гимназисту легче найти себе заработок в силу более высокой квалификации, чем школьнику из средней школы». «Дети не хотят лоботрясничать, они действительно стремятся работать», — считает Хунгерланд. Опрос 2 477 тюрингских школьников седьмого-девятого классов показал: 89% из них пошли бы работать, представься такая возможность. Однако возможности ограничены скудностью рынка труда и недостаточно гибким законодательством. Большинству остается довольствоваться все сокращающимися по объему «каникулярными работами» в ограниченном количестве городов, официально предлагаемыми ведомством по труду. Например, в Лейпциге оно смогло предоставить детям старше 15 лет в 2002 году — 78 вакансий, в 2003-м — 25 и в 2004-м — лишь четыре вакансии. Между тем, число школьников, желающих работать, не сокращается. Лейпцигский чиновник ведомства труда сообщает: «Сотни школьников уже в январе посылают запросы о возможности «каникулярной работы» летом». В процветающем Мюнхене ситуация не лучше. Немецкое законодательство не разрешает работать тем, кто еще посещает школу, но предусматривает исключения для детей старше 13 лет: им не запрещено присматривать за младенцами, заниматься репетиторством с младшими школьниками, покупать продукты для престарелых соседей и раздавать рекламные листовки на улице.

Детям официально разрешено работать только по будням, максимум два часа в день между 8.00 и 18.00; «каникулярная работа» для подростков старше 15 лет длится четыре недели. Таким образом, 14-летний подросток, который по выходным присматривает за соседским младенцем, делает это нелегально.

Согласно общегерманской статистике, от 40% до 60% всех учащихся детей, работая, нарушают закон. При этом их родители не испытывают чувства вины: они считают работу детей осмысленным времяпрепровождением, приносящим карманные деньги и прививающим профессиональные навыки. Однако реальных вакансий для 15-летних очень мало. Например, на почасовую работу по разгрузке тары ребенку не попасть из-за переизбытка взрослых, получающих социальную помощь, но желающих втайне от государства заработать парутройку евро. Иногда офисные уборщицы приводят с собой детей, и те им помогают. Но если ребенка застанут на месте «преступления», штраф может составить до пяти тысяч евро.

Архив журнала
№13, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№4-5, 2009№2-3, 2009№24, 2008№23, 2008№22, 2008№21, 2008№20, 2008№19, 2008№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008№14, 2008№13, 2008№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№17, 2007№16, 2007№15, 2007№14, 2007№13, 2007№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№6, 2007№5, 2007№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба