Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Русская жизнь » №9, 2007

Андрей Бойко. Торжество биологии
Просмотров: 2645

altНа протяжении большей части исторического времени у людей были все основания опасаться войн и неурожаев: и то, и другое имело шанс произойти хотя бы раз в 20–30 лет. Отсюда всечеловеческая мечта о стабильности — когда каждый день есть что съесть и не прибегают люди с саблями. А прочее пусть идет как шло, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.
С войнами и неурожаями как-то справились: не отменили, но некоторые особо продвинутые области мира уже лет 60 живут без битв и голодовок. Опыт новый, уникальный. Хочется надеяться, в ближайшем будущем их почин подхватят соседи.
Но это с одной стороны. А с другой, ускоряющийся прогресс разрушает привычные нам формы жизни, от государственных до бытовых. В деле разрушения преуспели как раз помощницы и спасительницы человечества — науки. Начиная с физики, подарившей нам международный мир ценой вселенского страха перед Бомбой, и заканчивая психологией, камня на камне не оставившей от наших представлений о самих себе.
Теперь настал черед биологии.

Искусственное осеменение
То, что любовные игры не являются необходимым условием зачатия, знали еще в древности. Достаточно поместить несколько капель семенной жидкости внутрь тела женщины, а это не столь уж сложно. Истории об узницах тюрем и обитательницах монастырей, умудрявшихся забеременеть в условиях полного безмужичья, это подтверждают. Впрочем, в сельском хозяйстве искусственное осеменение стало нормой давным-давно: оно позволяет получить много приплода от одного производителя, как правило, чемпиона породы. Ограничение было единственное: срок жизни сперматозоидов не превышал полутора суток. Сегодня использование криогенной техники продлило этот срок чуть не до бесконечности. Конечно, интимная жизнь обитателей стойл от этого пострадала, да и генетическое разнообразие нивелировалось. Нередка ситуация, когда миллионы козочек или овечек являются, по сути, потомками конкретного козла или барана.
Технически нечто подобное может произойти и с двуногими. Популярный спортсмен или киноактер, сдавший сперму в банк, способен стать отцом тысяч детей и многих тысяч внуков. Банки спермы — востребованная услуга: ежегодно два миллиона пар выясняют, что не могут иметь детей по причине бесплодия мужчины. В Великобритании один из каждых 800 новорожденных зачат от донорской спермы, с начала 90-х так появились на свет около 25 тысяч детей. В США что ни год осуществляются примерно 90 тысяч искусственных осеменений. Донорство анонимно, но женщина может выбрать фенотип донора. Более того, поддерживается достаточное разнообразие: сперму берут у все новых и новых людей (на Западе это распространенный источник мелкого дополнительного заработка студентов). Впрочем, анонимность относительна. Известен казус, когда пятнадцатилетний пацан, появившийся на свет именно таким способом, вышел на своего биологического отца: заказав собственную генетическую карту, «пробил» ее в конторе, занимающейся восстановлением генеалогических деревьев, через нее отыскал троих людей со сходной Y-хромосомой, а потом и донора. Проделал он это все из чистого любопытства, «просто так».
Существует и режим неанонимного использования тех же возможностей — хранение персонального генетического материала. Все большее число людей в молодом возрасте сдают сперму в банк. Например, чтобы любящая супруга смогла зачать от законного мужа в случае его гибели или наступившего бесплодия. Впрочем, зачем такие ужасы: все более модной становится идея, что к старости гены портятся. Насколько научна эта идея, вопрос отдельный, но востребованность банков спермы она повышает.

Экстракорпоральное оплодотворение
Это относительно новая технология. Из женского организма извлекается яйцеклетка и оплодотворяется донорской спермой in vitro, «в пробирке», после чего производится операция подсадки этой яйцеклетки женщине. Не обязательно той, у которой ее брали. Выносить зачатого таким образом ребенка может любая здоровая женщина. Первый ребенок, зачатый подобным способом, родился в 1985 году в Лондоне. В России это впервые произошло в 1995-м: женщина с удаленной маткой, но сохранившимися яичниками уговорила подругу «помочь» ей родить. Родилась двойня. Компенсацией стала трехкомнатная квартира в Петербурге. С тех пор услуги суррогатной матери сильно подешевели, сейчас на эту сумму в столицах не купишь и комнату.
Вокруг суррогатного материнства ломается куда больше копий, чем вокруг искусственного осеменения. Отчасти причина в романтической составляющей: в матери, вынашивающей (как правило, за деньги) чужое дитя, все равно просыпаются естественные биологические инстинкты. Есть и другая сторона дела: по статистике, треть женщин, предлагающих свои услуги в качестве суррогатных мам, мошенницы. Во всех государствах мира процветает серый рынок таких услуг. Кстати, Россия в этом смысле довольно продвинутая страна: у нас суррогатное материнство не запрещено законом и даже кое-как регулируется. Основной документ — приказ Минздрава РФ № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий в терапии женского и мужского бесплодия». В этом приказе подчеркнуто, что сурмамой может работать только женщина в возрасте от 20 до 35 лет, физически и психически здоровая и имеющая собственного ребенка.
Как правило, имя суррогатной матери, да и сам факт обращения к ней биологические родители стараются держать в тайне. Получается плохо: от этого дела остается слишком много всяких документов. К тому же сурмама довольно часто сама начинает искать выношенного ею ребенка: материнский инстинкт, тема, уже освоенная отечественным масскультом.
И последнее. Результат слияния яйцеклетки и сперматозоида, то есть начавший формироваться эмбрион, можно пересадить в тело сурмамы не сразу, а заморозить и отправить на хранение. Храниться эмбрионы могут очень долго.

Искусственная матка
Все эти коллизии вызывают к жизни вопрос: а зачем вообще нужна биологическая мать? В конце концов, матка — всего лишь мешок, хоть и очень сложно устроенный. Нельзя ли сконструировать нечто вроде инкубатора, в котором выращивать детишек, как грибы? Вместо нудной процедуры родов просто открывать крышку и вытаскивать младенчика на свет Божий?
Впервые о создании искусственной матки всерьез заявил итальянский ученый Даниель Петруччи в 1961 году. Впоследствии выяснилось, что это мистификация. Но опыты ведутся. Пока на крысах и собаках, и то не очень успешно. Тем не менее никаких принципиальных невозможностей тут нет, это вопрос техники.

Клонирование

Про овечку Долли не слышал, наверное, только ленивый. Ее появление на свет — результат все того же экстракорпорального оплодотворения, только более сложного. У яйцеклетки удаляют ядро и заменяют его ядром клетки взрослого организма. Яйцеклетка начинает делиться и вырастает в полноценный организм, который является полной генетической копией того, у которого взяли ядро.
Клонировать человека тоже пробовали, несмотря на запреты (они действуют в США, Франции, Германии, Японии и некоторых других странах). Например, секта раэлитов, пытающихся добиться бессмертия при помощи клонирования, объявила о рождении первых детей-клонов. Информация не подтвердилась. Но в том, что во многочисленных лабораториях усердно пилят эту тему, сомнений нет.

Генная терапия
В широком смысле это комплекс методов изменения генетического аппарата человеческих клеток в целях лечения заболеваний и много еще зачем.
Нужно различать генную терапию до и после зачатия. Внести изменения в генетический аппарат одной-единственной клетки, из которой потом получатся все остальные, очевидно, проще. Ген можно редактировать, удаляя из него какие-то цепочки молекул и заменяя их другими (благо геном человека расшифрован, и известно, «где что»). Но можно редактировать гены и в живом организме.
После того как была открыта трансформация клеток животных некоторыми вирусами, стало известно, что в генетический материал тканей внедримы чужие гены. Методы, которыми пользуются вирусы, сильно напоминают хакерские, но обратить их во благо вполне возможно.
Генотерапия уже применяется в медицинской практике. Например, внедрение в клетки больного органа здоровых генов с последующей подсадкой этих клеток обратно к человеку. Допустим, клетки печени не справляются с обработкой какого-то вредного вещества, поскольку ген, отвечающий за это, поврежден. Берется кусок печени, кладется в чашку Петри, в клетки вживляется специальный безвредный вирус, который встраивает в них нужный ген. Подрощенные клетки пересаживаются обратно в печень. Будучи родными, они там приживаются и становятся частью печени — на радость врачам и больному.
В перспективных планах ученых и куда более эффектные трюки. Например, внедрение новых генов во все клетки организма. Что фактически означает переписывание его генетической карты. Человек может стать здоровее, сильнее, даже измениться внешне — буквально «стать другим». Этим уже начали пугать. В одном из фильмов о Джеймсе Бонде злодей кореец проходит курс генной терапии, в результате чего становится европейцем, сильно смахивающим на Бонда, чей генетический материал был использован в эксперименте.

Последствия
Теперь самое время подумать, как все это отразится на человеческом обществе. Начнем с основ. То есть с семьи.
Традиционная европейская семья покоится на фундаменте римского права. Justum matrimonium, законный брак, преследует двоякую цель — заключение союзов между гражданами (породнение) и содержание иждивенцев (детей, больных и престарелых). Эта цель достигалась благодаря производству законного потомства, которое сначала вскармливалось и обучалось родителями, а потом обеспечивало их существование. Слово «законный» тут имеет огромное значение: человек считался полноценным и полноправным, только если был рожден в законном браке. Далее, семья считалась самоуправляемой, власть государства внутри семьи была существенно слабее, чем patria potestas — власть главы семьи, которая, в свою очередь, основывалась на том, что римляне называли manus, рука. Пряником был секс, который официально дозволялся только в рамках семьи.
Вся последующая история семьи как института — это история выкручивания manus’а государством, заинтересованным в разрушении семьи как ячейки общества, противостоящей всепроникающему госконтролю. В качестве естественных союзников государство обычно использовало женщин и детей, добивавшихся всяческих прав (но, конечно, не обязанностей). Сейчас этот процесс в цивилизованных странах завершен: «глава семьи» практически официально превратился в бесправное существо, имеющее только обязанности, причем даже в случае развода его обязательства перед прежней семьей не прекращаются никогда. С другой стороны, экономическая нужда в семье тоже отпадает. Наконец, слово «законнорожденный» стало малопонятным архаизмом. Однако желание обзавестись собственными детьми еще сохранилось; оно-то и является главной причиной, по которой европейский брак все еще существует, пусть и в крайне жалком виде. Впрочем, и она перестает быть актуальной. В развитой стране ребенка может вырастить и выкормить один человек, если ему это зачем-то надо. Отец или мать — не важно. Общество достаточно богато, чтобы позволить себе такое удовольствие.
Теперь вопрос: а зачем современному человеку потомство?
Как уже было сказано, никаких экономических предпосылок для этого нет. Сыновний оброк по содержанию родителей в старости успешно компенсируется счетом в банке и государственной пенсией. «Передать свое дело детям», доверить им семейный бизнес — участь немногих. Даже удовольствие побыть учителем труднодоступно, семья перестала выполнять функцию школы жизни, детей обучают в государственных и частных школах и институтах. А культурку они усваивают прямо из телевизора, и культурка эта обычно такова, что вызывает у родителей крайнее раздражение. Тогда зачем?
Ответ прост. Чтобы продолжить себя на генетическом уровне. «Свой» ребенок — тот, чьи гены содержат половину генетической информации родителя, а также некоторые уникальные маркеры. Например, сын получает неизменную Y-хромосому отца, дочка — не менее уникальную митохондриальную ДНК матери. То, что остается от большинства людей после смерти.
До последнего времени альтернатив деторождению в этом смысле не существовало. Теперь появились сразу несколько. Во-первых, ребенка можно завести анонимно. Женщина может купить донорскую сперму. Рынок спермы известных доноров довольно скоро развернется во всю ширь. В газетах появятся шапки вроде «Из крупнейшего генетического банка украдены образцы спермы президента страны». Впрочем, рынок спермы не так перспективен, как рынок яйцеклеток. Сейчас порция спермы в Международном центре репродуктивной медицины стоит около 4 тысяч рублей, а яйцеклетка — под 50 тысяч. Но мужчина может купить яйцеклетку и оплатить услуги суррогатной матери.
Кого это может заинтересовать? Тех, кто в принципе не может и не желает производить потомство естественным путем. Например, пара геев может захотеть сыночка. Никаких законных оснований отказать им нет: это же не усыновление.
Еще интереснее вариант, когда в однополом браке один из партнеров хочет иметь ребенка именно что от другого, а не от чужого человека. Генная терапия способна в этом помочь: выпотрошить яйцеклетку и заполнить ее генетическим материалом партнера. Правда, у двух женщин может родиться только девочка — из-за отсутствия у них Y-хромосомы. Но вряд ли двух мужененавистниц это сильно огорчит.
Есть и иные способы. Например, усыновленный ребенок может стать ребенком генетически «своим» — после курса радикальной генотерапии. Или, скажем, можно представить себе семейство, чьи отцы-основатели оставили целый банк оплодотворенных зародышей, которые время от времени размораживаются и донашиваются сурмамами. По сути, это дети одних родителей, только рождающиеся в течение, скажем, столетия. Возможно, впрочем, что девочки станут донашивать своих прямых родственников; строго говоря, инцестом это не будет, хотя дочка такой мамы будет иметь право называть ее сестрой или даже внучкой. Подобная семейственность, особенно если родители генетически ценны, может оказаться весьма востребованной.
Расширим угол зрения и перейдем от семей к этносам. Представьте себе, что вы политик и вам зачем-то нужно вывести новый народ. Не в смысле «культурно-исторической общности», а в самом прямом: новый этнос. Этнос — это совокупность людей, имеющих общие корни, а выражаясь конкретнее — общих предков. Обычно этносы возникают путем отбора и смешения генов, в результате которого выживает определенный типаж — голубоглазые блондины с первой группой крови или крючконосые брюнеты с третьей. Этот типаж обеспечивается общими генами, дальним родством.
Обычно на формирование этноса уходят сотни лет, а то и больше. Теперь представьте ситуацию, когда генетический набор одного отца может быть использован для оплодотворения нескольких тысяч женщин. Не будем спрашивать, как это устроить технически, достаточно сказать, что представлять себе всякие ужасы не нужно. В Африке, в нищей части Азии или в современной России аналогичный вопрос решается просто деньгами: заплатите бабонькам из глубинки, они вам кого хошь народят. Если же подгонят искусственные матки, вопрос вообще снимется, спрашивать никого не будут. Дальше эти дети (являющиеся кровными родственниками, братьями и сестрами в самом прямом смысле слова) подращиваются, им прививается какое-никакое национальное самосознание и религия, разрешающая браки только в своей среде. Так вот, уже второе поколение будет полноценным этносом, узнаваемым по «морде лица» и ощущающим свою особость на инстинктивном уровне. Если же отцом будет человек достаточно известный (скажем, религиозный лидер нетрадиционной конфессии), мы можем получить на пустом месте «маленький, но гордый народ». А иной маленький народ эффективнее атомной бомбы. Атомная бомба — дура, сама не воюет; живое оружие воюет само. Особенно если его улучшить — теми же генетическими методами. Уже поговаривают о перспективах генной терапии для спортсменов: ну там, улучшить строение мускулатуры, увеличить скорость прохождения сигнала по нервным волокнам. В принципе, можно вырастить и расу профессиональных воинов, а над ней посадить маленькую субрасу профессиональных умников с гипертрофированным мозгом. Кстати, форсаж мозга — первое и самое очевидное направление генотерапии. Не все захотят становиться выше и сильнее, но стать умнее — желание распространенное.
И еще об оружии. Уже сейчас говорят о генетически ориентированных вирусах, способных избирательно поражать представителей определенных рас или этнических групп. Но можно пойти дальше: представить себе вирусы, которые не убивают, а изменяют генотип. В какой-то момент население атакуемой страны обнаруживает, что у них рождаются дети с другим цветом кожи или разрезом глаз. Сами же жители, положим, тупеют и начинают остро не любить себя и обожать людей с другим цветом кожи и разрезом глаз. Впрочем, кажется, для этого не нужно генетического оружия, достаточно самых примитивных приемов промывания мозгов.
Что дальше? Не является невозможным внедрение в человеческий геном генов животных, насекомых и даже растений. Подобные опыты уже ведутся. Показывают обезьянку со светящейся шерстью: ей подсадили ген фосфоресцирующей медузы. Или ткань в чашке, состоящую из клеток мышиной печени, в которые добавлены гены моркови. Правда, создать полноценное живое существо из них пока не удается, но все впереди: помесь волка с ягненком и козы с капустой — не утопия. С людьми можно будет проделать все то же самое.
Нелишне задаться вопросом, хорошо ли все это и не являются ли такие штуки издевательством над природой и искажением образа Божьего. Скорее всего, найдутся немало людей, которые ответят на этот вопрос положительно и примутся настаивать на запрещении соответствующих исследований. Те и будут запрещены — официально. Но извечный страх перед другими (то, что не сделаешь ты, сделает твой враг или конкурент) не позволит забросить их совсем. А едва технология готова, возникает искушение решить с ее помощью какую-нибудь проблему, благо проблем всегда хватает. На нытье скептиков и скептицизм нытиков в таких случаях плюют.
Правда, всякое решение порождает новые проблемы. Как правило, большие, чем те, которые решали. Но это будут уже другие проблемы. Которые мы, нынешние, не можем себе даже вообразить.


Другие медицинские новации

Вирусология
Нобелевскую премию 2006 года за открытия в области физиологии и медицины получили американцы Эндрю Файр и Крэйг Меллоу, предложившие универсальную технологию защиты клеток от проникновения в них вирусов. Фактически открыт общий для всех клеток защитный механизм. Если клинические исследования подтвердят его эффективность, все вирусные инфекции вплоть до СПИДа будут побеждены: заражение клетки вирусом станет принципиально невозможно. Кроме того, открытие американцев поможет предотвратить заболевания животных, исключит многие эпизоотии. «Жаль только, жить в эту пору прекрасную...»

Наномедицина
Она вызывает наибольший восторг — и наибольший скепсис. Обывательские надежды концентрируются в области секретов вечной молодости, продления жизни и прочих эйджистских утопий, в то время как современные исследования ориентированы на решение гораздо более прозаических (и гораздо более реальных) задач. Основные направления наномедицины ближайшего десятилетия — совершенствование и дальнейшая миниатюризация диагностических устройств, работающих на молекулярном уровне, и технологии транспортировки лекарств в различные органы тела с помощью наночастиц (например, доставка в мозг фактора роста нервов — вещества, стимулирующего метаболизм нейронов и помогающего справиться с болезнями Альцгеймера и Паркинсона). Период пышных ожиданий, похоже, заканчивается: даже самые горячие поклонники нанотехнологий понимают, что между ослепительными планами и их внедрением лежит значительный временной промежуток.
Произведут ли наночастицы революцию в онкологии? Возможно. Среди наиболее перспективных новаций — разработка группы исследователей из Мичиганского университета. Наночастицы золота, на поверхности которых располагаются разветвленные полимеры (дендримеры), обнаруживают и уничтожают раковую опухоль. На каждом отростке дендримера находятся молекулы фолиевой кислоты и флуоресцирующие молекулы; уничтожение опухолевых клеток происходит при нагреве частицы золота лазером или инфракрасным излучением. Другое открытие, тоже обещающее стать революционным, — «техасская золотая пуля»: в Хьюстоне (университет Райса) изобретены наногильзы — частицы в 20 раз меньше эритроцитов, способные свободно перемещаться по кровеносной системе. К поверхности гильз прикрепляются антитела, поражающие раковые клетки. Наногильзы, запущенные в организм, подвергаются инфракрасному излучению, тепловая энергия разрушает раковые клетки, а здоровые при этом не страдают. Проверено пока, увы, только на мышах.
Вероятно, будет нанесен удар по аллергии: наночастицы из атомов углерода смогут в значительной степени подавить активность клеток, запускающих аллергическую реакцию (разработка группы ученых из университета Вирджинии в Ричмонде). Результаты этих исследований можно будет использовать также в борьбе с воспалительными процессами и целым рядом аутоиммунных заболеваний.

Генная терапия

Американская компания Orphagenix заявила о своей готовности восстанавливать поврежденные ДНК. Лечению подлежат около пяти тысяч генетических заболеваний. Методика предполагает доставку непосредственно в пораженный орган копии нужного гена с помощью безвредного вируса. Технология запатентована и прошла серию клинических испытаний, но амбициозность исследователей настораживает.
Муковисцидоз — самое распространенное из генетических заболеваний — может быть побежден. Болезнь определяют еще в перинатальном периоде, на самых ранних стадиях развития плода; ученые Британии разрабатывают сейчас метод генной терапии, который позволил бы корректировать мутации еще до появления больного ребенка на свет. Терапия даст возможность заменить дефектный ген на нормальный. Суть метода: доставка правильного гена с помощью носителя — модифицированного вируса ВИЧ, не представляющего угрозы для матери и ребенка.
Ученые из Лондонского университетского колледжа и врачи офтальмологической больницы Мурфилдса (Moorfields Eye Hospital) начали клинические испытания метода генной терапии больных, страдающих врожденными заболеваниями глаз. Новый метод опробован на 12 британских пациентах с диагнозом «врожденная дегенерация сетчатки» (генетическое заболевание, проявляющееся в виде прогрессирующей слепоты). В глаз с помощью безвредного вируса-носителя вводятся работающие копии генов. Испытания на собаках оказались успешны: почти у всех животных восстановилось зрение.
В Нью-Йорке проходят клинические испытания метода генной терапии болезни Паркинсона (его разрабатывают исследователи из Пресвитерианского госпиталя и Корнелльского медицинского колледжа). В организм вводятся копии гена, ответственного за синтез гамма-аминомасляной кислоты. Это позволяет снижать интенсивность симптомов в среднем на четверть, а в отдельных случаях на 60%.
Ученые из Стэнфордского университета обнаружили ген, блокирование которого прекращает развитие злокачественной опухоли и, более того, запускает процесс ее саморазрушения. Речь о гене MYC, ответственном за выработку белка, стимулирующего деление клеток. Мутация именно этого гена и приводит к бесконтрольному делению клеток и росту опухоли. Для обезвреживания MYC были использованы антибиотики. Правда, это касается только некоторых видов рака.
Генная терапия готова справиться и с импотенцией. Специалисты, впрочем, сомневаются в том, что она станет популярной, — необходимость инъекции в половой член может отпугнуть пациентов.

Стволовая терапия

Из стволовой клетки, взятой с края роговицы, японские исследователи за четыре недели сумели вырастить целую роговицу диаметром 2 см. Это первый случай, когда удалось получить полноценную ткань человеческого организма из одной-единственной клетки. А британские ученые из стволовых клеток костного мозга вырастили ткани для замены поврежденных сердечных клапанов. Сейчас проходят клинические испытания этих тканей на животных. Возможно, трансплантация искусственно выращенных клапанов станет реальностью уже в ближайшие три года, но исследователи в своих планах идут дальше и надеются вырастить из стволовых клеток целое сердце. Они считают, что эта цель вполне достижима в ближайшие 10 лет.
А вот сенсационные заявления СМИ о создании искусственной печени из стволовых клеток оказались значительным преувеличением. Ученые из Ньюкасла действительно вырастили кусочек печени, но размером с монетку пенни. Зато был предъявлен новый биоэтический стандарт: стволовые клетки для эксперимента были взяты не из фетальных тканей (абортивного материала), а из клеток крови в пуповине младенца через несколько минут после его рождения. По самым оптимистичным прогнозам британцев, создавать более-менее крупные фрагменты печени начнут не ранее чем через пятнадцать лет, а перспективы создания целой печени находятся в еще более далеком будущем.
Забрезжил свет отцовства для мужчин, страдающих бесплодием, — сделан шаг к созданию искусственной спермы. Группе ученых из Геттингенского университета удалось вырастить из стволовых клеток сперматогонии (предшественниц зрелых сперматозоидов). Клетки были добыты из костного мозга мужчин-добровольцев. Для получения искусственных сперматозоидов, по словам ученых, понадобятся примерно пять лет исследовательской работы. Геттингенские ученые уже получали готовые искусственные сперматозоиды — правда, из эмбриональных стволовых клеток мышей. Оплодотворенные самки принесли в прошлом году живое потомство — увы, сплошь дефективное. Все мышата родились с уродствами и довольно быстро пали. Как скоро захотят повторить этот опыт человеческие особи — отдельный вопрос.
Сферы телесного низа вообще благорасположены к стволовым технологиям. В Италии с помощью стволовых клеток кожи начали конструировать влагалища. Есть такой синдром Майер-Рокатинского: вся система — матка, яичники и наружные половые органы — в порядке, а вот влагалище — полностью или частично — отсутствует. Обычно влагалище восстанавливают из части прямой кишки — это долго, болезненно, сопряжено с многими стеснениями и переживаниями. Итальянская технология позволяет формировать слизистую оболочку из стволовых клеток кожи — из них получают эпителиальные клетки, способные вырабатывать слизь. Одна из пациенток уже вышла замуж и, говорят, счастливо функционирует.
Стволовые технологии позволяют решить насущнейшую женскую проблему: перегнать жир с живота и ляжек в единственно годное для него место — молочные железы.
Исследователи медицинской школы Токийского университета научились выращивать из жировых запасов отменные бюсты. Добытая из угнетающих каждую женщину складок и валиков, жировая ткань обогащается стволовыми клетками, формирующими, в свою очередь, новые жировые клетки и кровеносные сосуды, и в виде суспензии вводится в молочную железу. Лепить грудь из родного жира пытались и раньше, однако большая часть пересаженных тканей погибала, превращаясь в уплотнения и опухоли, — при новой же технологии в ткани быстро формируются кровеносные сосуды, а грудь выглядит естественно. Осложнений пока нет. Производители имплантантов, говорят, не на шутку встревожены.

Трансфузиология
Американская компания ZymeQuest спроектировала специальный аппарат для обработки крови, и теперь из крови любой группы можно получить столь ценную нулевую. Нулевая группа считается универсальной, ее можно переливать практически всем. Сейчас метод проходит клинические испытания. А японские исследователи разработали новую формулу синтетической крови, которая устранит опасность заражения вирусами и тоже будет совместима с любой группой. Новый вид искусственной крови можно производить в массовом масштабе и долго хранить.
Израильские же врачи занимаются разработкой гранулированной крови, которая, возможно, произведет переворот в военно-полевой медицине. Предполагается, что каждый солдат будет носить пакетик с гранулами собственной крови; в случае ранения фельдшеру достаточно будет смешать их с физраствором и сделать инъекцию. Это поможет избежать смерти от кровопотери и решит проблему нехватки крови редких групп.
Архив журнала
№13, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№4-5, 2009№2-3, 2009№24, 2008№23, 2008№22, 2008№21, 2008№20, 2008№19, 2008№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008№14, 2008№13, 2008№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№17, 2007№16, 2007№15, 2007№14, 2007№13, 2007№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№6, 2007№5, 2007№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба