Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Русская жизнь » №8, 2008

Драмы
Просмотров: 2055

Драмы. Ч.1. Художник Андрей Гордеев-Генералов

Вовнушки. Непошлая, лишенная казенщины и вполне остроумная патриотическая акция — всенародные (в смысле — голосование в интернете и с помощью SMS-сообщений) выборы «семи чудес России». Организаторы — газета «Известия», телеканал «Россия» и радиостанция «Маяк». Условия просты — из сотен достопримечательностей и туристических брендов (Петергоф и храм Василия Блаженного, Байкал и Эльбрус, тульский пряник, курский соловей — и так далее) выбрать семерку самых-самых. Голосование проводится по семи федеральным округам (по чуду на округ), и это тоже понятно — никому не хочется, чтобы все семь чудес России находились в пределах Садового или хотя бы Золотого кольца. Итоги голосования будут подведены в День России — 12 июня, во время торжеств на Красной площади.
Голосование продолжается, закончился первый тур, и кто бы мог подумать, что суровая российская реальность вмешается и в эту — ориентированную на аполитичных телезрителей и интернет-пользователей — попсовую акцию. Однако — вмешалась. В голосовании по Южному федеральному округу неожиданно и всерьез сменился лидер. Волгоградский мемориальный комплекс «Мамаев курган» отступил на второе место. Высшую же позицию благодаря дружному голосованию жителей Ингушетии с отрывом в десять тысяч голосов заняла крепость Вовнушки, находящаяся в ингушском ущелье Гулой-Хи. Шансов на то, чтобы отыграться, у сторонников Мамаева кургана, очевидно, нет — голоса за Вовнушки поступают быстрее и в большем количестве, чем голоса за любое другое русское чудо. На волгоградских и не только на волгоградских сайтах паника. Большая, но не то чтобы очень красивая и совсем не знаменитая за пределами ущелья Гулой-Хи ингушская крепость, скорее всего, войдет в семерку победителей. Ингуши, торжествуя победу, в очередной раз спляшут лезгинку на Манежной площади, а русские в очередной раз почувствуют свою ненужность на этом празднике жизни.
Это больше чем просто забава — это политика, почти война. В SMS-голосование и русские, и ингуши вкладывают всю скопившуюся за последние годы взаимную ярость, а ярости, оказывается, у обеих сторон вполне достаточно. Борьба за попадание Вовнушек в список «семи чудес России» очень похожа на советско-чехословацкие хоккейные матчи времен «доктрины Брежнева». Но если СССР и Чехословакия были все-таки разными странами, то Волгоградская область и Ингушетия — это равноправные провинции одной страны. В таких ситуациях особенно остро чувствуешь, что пресловутое единство многонациональной России держится «на честном слове и на одном крыле», и никто не может поручиться за то, что лет через пять «крупнейшей геополитической катастрофой» русские политики не будут называть уже распад Российской Федерации.

Домодедово. Аэропорт «Домодедово» может быть национализирован. Росимущество оспаривает в суде приватизацию аэропорта, и эксперты с большой уверенностью говорят, что нынешний владелец аэровокзального комплекса — компания «Истлайн» — может лишиться контроля над аэропортом.
История приватизации Домодедова действительно при ближайшем рассмотрении может вызвать вопросы. В 1997 году, то есть на самом пике «лихих девяностых», «Истлайн» (о котором в газетах тогда писали, что за ним стоит знаменитая уралмашевская преступная группировка) после серии сделок приобрел аэропорт у госпредприятия «Домодедовское производственное объединение гражданской авиации». Если покопаться в истории этих сделок, наверняка можно посадить и тех, кто продавал, и тех, кто покупал, так что нынешний демарш Росимущества мог бы заслуживать только аплодисментов, если бы не два дополнительных обстоятельства.
Во-первых (эти аргументы не раз звучали в спорах о «деле ЮКОСа», и мне даже неловко их повторять — но что поделаешь, если так оно все и есть?), покупка Домодедова в 1997 году не была для тогдашней России чем-то экстраординарным — напротив, вряд ли даже самый дотошный исследователь сможет обнаружить в том времени хотя бы одну сделку, совершенную в полном соответствии с российскими законами. Во-вторых (и это, пожалуй, самое главное), того аэропорта, который был куплен «Истлайном» 11 лет назад, давно уже нет — на его месте новый собственник построил новый комплекс. Новое Домодедово обошлось «Истлайну», по оценкам Минтранса, более чем в миллиард долларов, и — вряд ли с этим будет спорить кто-то из пассажиров — новый аэропорт у «Истлайна» получился лучший в России и один из лучших (19-е место по рейтингу Международного совета аэропортов) в Европе. Иными словами, Росимущество только говорит о том Домодедове, которое «Истлайн» купил в девяносто седьмом — на самом деле речь идет вот об этом аэропорте. Это над ним — полностью новым и полностью частным — нависла угроза национализации.
В девяностые, как уже было сказано, было много нечестных приватизационных сделок. В результате большей их части страна лишилась уникальных заводов, научных учреждений, аэропортов — да много чего. Но по поводу этого «много чего» у Росимущества никаких вопросов нет, зато есть вопросы по поводу, прямо скажем, единственного в России нормального аэропорта. И мне почему-то кажется, что это — не простое совпадение.

Кастрация. Модное в этом сезоне словосочетание — «химическая кастрация». Это не цитата из какой-то трэш-литературы, это вполне официальный термин, всерьез обсуждаемый Госдумой с подачи Общественной палаты. С помощью химической кастрации (специальных инъекций, уничтожающих половое влечение) предлагается наказывать педофилов, и общество, в целом, благосклонно воспринимает эту инициативу, — маньяки, нападающие на детей, в последнее время буквально озверели, только с начала апреля в СМИ появилось пятнадцать сообщений об изнасиловании несовершеннолетних, последний случай — златоустовский убийца, испотрошивший двух семиклассниц и ранивший первоклассницу. «С этим нужно что-то делать».
Делать действительно что-то нужно, но заслуживает ли кастрация, пускай всего лишь химическая, места среди официальных репрессивных мер, взятых на вооружение государством — это все-таки большой вопрос. И дело не только в пресловутом «пороге согласия», который так беспокоит некоторых публицистов (хотя и в нем тоже; в прошлом номере «Русской жизни» я писал о покончившей с собой подмосковной парочке, ей было пятнадцать, ему — двадцать, идеальный клиент для химической кастрации, правда же?). Уровень доверия граждан к милиции, прокуратурам, судам не сильно отличается от уровня доверия к маньякам и педофилам. Кто может поручиться, что каждый «педофильский» приговор будет справедлив? Несколько месяцев назад, едва начавшись, захлебнулась медиакампания в поддержку питерского боксера Кузнецова — он тоже вначале говорил, что убил педофила, и общество радостно ему аплодировало — до тех пор, пока не выяснилось, что и педофильство жертвы не доказано, и биография самого Кузнецова не располагает к тому, чтобы как-то особенно ему верить.
Да и в конце концов — в последнее время российское государство неоднократно демонстрировало свою изобретательность в репрессивном жанре. То оппозиционного активиста на время предвыборной кампании заберут в армию, то оппозиционную журналистку вышлют в Молдавию. А теперь представьте, если в арсенале государства будет еще такой способ наказания. «Тверской райсуд Москвы приговорил Гарри Каспарова к химической кастрации» — и пусть Каспаров потом доказывает, что он не педофил. Понятно, что я утрирую, но все же любая репрессивная мера в руках нашего государства — это граната в лапах обезьяны. К тому же не стоит забывать — у нас отменена смертная казнь, и не нужно восстанавливать ее даже по частям.

Морарь. Я уже писал несколько раз об истории Натальи Морарь — корреспондента журнала «Нью таймс» с молдавским гражданством. В декабре прошлого года Морарь не пустили в Россию, когда она возвращалась из заграничного пресс-тура. Две недели назад Морарь проиграла суд в Москве, ее деятельность (без уточнений) признана несовместимой со статусом журналиста, и теперь никто не знает, долго ли еще Морарь будет сидеть в своем кишиневском изгнании.
Что стало причиной изгнания — тоже до сих пор неизвестно. Соратники Морарь уверены, что все дело в ее смелых разоблачительных статьях, и эта версия за неимением внятных пояснений со стороны госструктур до сих пор была единственной.
До сих пор — потому что владелица и главный редактор «Нью таймс» Ирена Лесневская в своем интервью «Новой газете» фактически объявила, что Морарь писала эти смелые разоблачительные статьи не сама. Чтобы не было упреков в передергиваниях, процитирую Лесневскую дословно: «Ведь понятно же, что это не Наташа Морарь такая умная раскопала. Понятно, что откуда-то мы брали эти материалы. Кто-то это показывал, рассказывал. У нас есть все записи, все документы, следственные дела, которые мы видели и держали в руках. Есть честные люди, которые открывают глаза на то, что происходит. Потому что терпеть все то, что происходит, очень многие внутри этих организаций не могут. Им стыдно».
Что внутри каких-то организаций есть честные люди — это, конечно, прекрасно, а вот то, что внутри редакции «Нью таймс» есть такие люди, которые не считают зазорным поручать сотрудникам литобработку компроматных сливов (еще раз — Лесневская говорит: «МЫ откуда-то брали эти материалы») — это, по-моему, ужасно. Если Лесневская говорит правду, и «это не Наташа Морарь такая умная раскопала», — значит, ответственность за то, что Морарь уже пять месяцев как сидит в Кишиневе, лежит прежде всего на подставивших ее редакционных начальниках и только во вторую очередь на погранслужбе или на ФСБ.
На месте Морарь я бы немедленно после этого интервью уволился бы из такого журнала. На месте Лесневской я бы, по крайней мере, извинился перед Натальей.
Впрочем, не могу сказать, что я испытываю по поводу того, что я не на их месте, какие-то сожаления.

Драмы. Ч.2. Художник Андрей Гордеев-Генералов

«Груз-200». По Первому каналу все-таки показали «Груз-200» Алексея Балабанова. Потом было специальное ток-шоу, посвященное этому фильму, — нормальное такое современное ток-шоу. Юрий Лоза говорил, что не понимает, почему его прекрасная песня «Плот» звучит в таком ужасном фильме. Андрей Смирнов говорил, что фильм хороший, Светлана Савицкая, — что плохой. Удовольствие получили, кажется, все.
Два соображения. Во-первых, у российского телевидения есть удивительное свойство перемалывать все, что только есть на свете. Казалось бы — вот такой вот скандальный, шокирующий и заведомо неформатный фильм. Ан нет, пожалуйста, — ток-шоу, ничем не отличающееся от обычных аналогичных передач. Рейтинги, реклама, все дела. Феноменально, не находите?
Во-вторых, десять-пятнадцать лет назад все было по-настоящему. Коммунисты выходили на демонстрации с портретами Ленина и Сталина, в телевизоре клеймили советскую власть, и теория, согласно которой пройдет плюс-минус двадцать лет, старые коммунисты и советские патриоты поумирают, и вот тогда действительно закончится советская эпоха, — эта теория, хоть и не часто проговаривалась вслух, но выглядела вполне бесспорной.
Теперь же — вот есть коммунистка Савицкая, депутат и космонавт. Ее зовут в ток-шоу на Первый канал, чтобы, увидев скандальный фильм, она, как дрессированная собачка, на радость продюсерам и измерителям рейтингов произнесла положенные ей слова о посягательстве на святыни и о благословенной советской эпохе. Это десять-пятнадцать лет назад коммунистические демонстрации с Лениным и Сталиным были сами по себе — сегодня они заняли вполне выигрышную рыночную нишу. Спор о советских временах — это рейтингово. Демонстрация с Лениным — это рыночно. «Советская Россия» публикует рекламу биоактивных добавок. Юрий Лоза поет свой «Маленький плот» в эфире «Ретро-FM», и капитан Журов под эту песню все мчится и мчится на своем мотоцикле с коляской, и путь его долог, а то и бесконечен.

Вайншток. Интересно, кто поверит в то, что отставка Семена Вайнштока с поста главы госкорпорации по подготовке сочинской Олимпиады через полгода после перехода в Олимпстрой из «Транснефти» — это плановое кадровое решение? Вайншток получил благодарность министра Козака и премьера Зубкова, Вайншток представлен к ордену «За заслуги перед Отечеством» третьей степени, но от ощущения серьезного скандала избавиться трудно. Самая популярная версия замены Вайнштока на бывшего мэра Сочи Виктора Колодяжного — неспособность бывшего главы «Транснефти» договориться с контролирующими Краснодарский край финансово-промышленными группами и непосредственно с краевыми властями, безусловным ставленником которых является Колодяжный.
Когда в июле прошлого года на сессии МОК в Гватемале право проведения зимних Игр 2014 года присудили России, это воспринималось как безусловная победа нашей страны. Меньше чем через год после этой всероссийской победы подготовка Олимпиады выглядит вполне внутрикубанским процессом. То, что краснодарскому губернатору Александру Ткачеву удалось посадить в кресло президента олимпийской госкорпорации «своего» Виктора Колодяжного, может свидетельствовать как о том, что Ткачев теперь настолько силен и влиятелен, так и о том, что более серьезным игрокам до Олимпиады уже нет никакого дела (вышел же месяц назад Внешторгбанк из олимпийского проекта). В любом случае основания тревожиться за перспективы сочинских Игр у нас уже есть — а впереди еще шесть лет очень нервного (а есть еще и абхазская проблема) ожидания.

Парад. «Все нарастает торжественный гуд, это опять от Нескучного сада танки на Красную площадь идут ночью за несколько дней до парада», — еще год назад это старое стихотворение выглядело безнадежным ретро, теперь же — хоть завтра на первую полосу «Комсомольской правды». После почти двадцатилетнего перерыва в параде 9 мая на Красной площади примет участие военная техника. К вопросу о рыночных нишах для ностальгии — вот и еще одна советская традиция возрождается на постсоветской почве. Наверное, депутат Савицкая порадуется.
Но у возрождаемых в нынешней России советских традиций есть одно интересное свойство — они возрождаются с таким опережением, что советский оригинал в конечном итоге выглядит бледной подделкой. Гостелерадио товарища Лапина и мечтать не могло о масштабах «Старых песен о главном», ЦК КПСС в полном составе умер бы от зависти, увидев нынешние партсъезды в Гостином дворе, и так далее. Первый постсоветский парад с техникой тоже будет круче советских парадов. Раньше были только танки и ракеты, в лучшем случае — истребители, теперь же над Красной площадью во главе эскадрильи «Русских витязей» пролетит транспортный самолет «Ан-124» («Руслан»).
Очевидно, это будет незабываемое зрелище. «Руслан» — это 400 тонн общего веса, 69 метров в длину, размах крыльев — 73 метра. Чтобы было понятнее, такой самолет по размеру превосходит семиэтажный дом. На расстоянии десяти метров «Руслан» будут сопровождать истребители «Су-27» — те самые «Русские витязи».
Случай из личной практики. Летом 2000 года наш парусник «Крузенштерн» оказался на Восточном побережье США — между двумя этапами трансокеанской регаты мы ходили вдоль американских берегов, заходили в разные города. Хорошо было. 4 июля в Нью-Йорке был большой всемирный парад парусов, посвященный Дню независимости США и смене тысячелетий. Десятки самых больших и самых красивых парусных судов мира прошли мимо статуи Свободы — я видел это по телевизору, очень мощно все выглядело.
Разумеется, приглашение получил и «Крузенштерн». Но на парад мы не пошли, отказались. Формально — потому что наше судно было приглашено на праздник в другой город (Нью-Бедфорд, Массачусетс). На самом деле, как нам потом объясняли, капитан побоялся, что на этом всемирном параде, на глазах почти у всей Земли, у судна может отказать двигатель или еще что-нибудь может случиться — лучше не рисковать.
Как нетрудно заметить, организаторы нынешнего парада на Красной площади лишены тех комплексов, которые восемь лет назад были у капитана «Крузенштерна».

Архив журнала
№13, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№4-5, 2009№2-3, 2009№24, 2008№23, 2008№22, 2008№21, 2008№20, 2008№19, 2008№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008№14, 2008№13, 2008№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№17, 2007№16, 2007№15, 2007№14, 2007№13, 2007№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№6, 2007№5, 2007№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба