Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Русская жизнь » №2-3, 2009

Хроника
Просмотров: 2609

Хроника. Художник Сергей Крицкий

 

Братва, не пугайте друг друга

На одно рабочее место в Алтайском крае претендуют 15 человек — такова только официальная статистика. В местных центрах занятости — аншлаг и цейтнот, многочасовые очереди, сотрудники работают без обеденного перерыва. Почти каждую неделю закрывается какое-либо предприятие: то сахарный завод, то фабрика, — для маленького Алтая это очень болезненно. Каждый день приходят две-три сотни новых соискателей.

Фермеры начали резать скот: нет денег на оплату электроэнергии по новым, резко повысившимся тарифам. Примерно на 50 % выросла плата на энерготарифы — и ровно в то же время снизились закупочные цены на молоко. Цена на газ тоже вот-вот должна взлететь, — как утешительно говорят власти, не более чем на 30 %. Объявлено о повышении тарифов на медуслуги во всех трех онкодиспансерах края, также повышаются цены на лечение диабета, кардиологических заболеваний. Впрочем, слов «удорожание» и «повышение» здесь настойчиво избегают, говорят изысканно: «принято положительное решение о совершенствовании тарифов»; похоже, алтайским пресс-службам предстоит скреативить тонны такого рода эвфемизмов.

Меж тем алтайские журналисты записали выступление губернатора края А. Карлина в городе Камень-на-Оби: «...мы привыкли сами себе создавать некие виртуальные сюжеты для того, чтобы их преодолевать. Просто нормально жить мы не можем. Кризис на Западе, а ужас испытываем мы! И друг друга вдобавок ко всему пугаем этим кризисом. Да еще к этому добавляется бесконечный кризис в головах. Вот и получается соответствующее общественное настроение, которое и дает определенный конкретный результат». Протрезвил так протрезвил! Но почему же, из какой такой деликатности, не договорил про сортир, гадить мимо унитаза и калабуховский дом? Галлюцинирующий народ должен знать свое место. Вероятно, только в головах алтайских обывателей и происходят, например, резко участившиеся уличные грабежи, — отбирают в основном мобильники и сумки, хоть что-то да надо отнять. Или другой «фантом», — уже, вероятно, судейская греза: недавно осужденная на пять лет женщина, торговавшая героином, чтобы найти деньги на лечение тяжелобольной дочери. Героин, впрочем, постепенно уходит из быта — продвинутая алтайская молодежь скрепя сердце демократизируется и переходит на синтетические наркотики.

 

Москва строится

Столица кажется почти безмятежной по сравнению с регионами — многочисленные увольнения и сокращения офисного пролетариата все-таки переживаются не так трагично: вакансии есть, трудовые инспекции еще что-то значат, да и до прокурора поближе, если что. Попавшие под раздачу москвичи печалятся скорее о потере уровня жизни, — но не последнего куска хлеба. Однако же вот — в службу занятости одного только Северного административного округа стали обращаться в 3,5 раз чаще (вообще же «биржа» — чрезвычайно непопулярный способ поисков работы в Москве, абсолютный крайний случай). Если раньше предлагали вакансии в местах, относительно приближенных к месту жительства (это входило в пакет требований к вакансии — не более 40 минут на дорогу), то сейчас районные рекрутеры предлагают перечень общегородского банка вакансий. Он, оказывается, не так уж велик — всего 205 тысяч вакансий на десятимиллионную столицу.

 

Лыжные радения

Не то чтобы большой, но яркий скандал в Приморье: 40 чиновников краевого правительства и закса слетали на несколько дней в японские Альпы — на горнолыжный курорт Хакуба. Там они проводили семинар-совещание по борьбе с кризисом с учетом опыта японских товарищей, а заодно — счастливое совпадение! — праздновали день рождения своего коллеги — депутата Галуста Ахояна. Японский антикризисный опыт и в самом деле остро насущен: господин Ахоян — член парламентской комиссии по преодолению последствий финансово-экономического кризиса на территории Приморского края, и ему надо повышать квалификацию, кризис-то мировой. Приглашения коллегам (среди которых — два заместителя губернатора) он рассылал лично; на открытке были нарисованы два борца сумо. Искристо, остро!

«Я вообще поражен, как можно! — говорит один из приморских депутатов, тоже получивший приглашение, но нашедший в себе силы отказаться от японских солнечных ванн. — Администрация Приморского края автоматом режет все на 10 процентов: и целевые медицинские программы, в том числе социальные болезни, туберкулез, кардиология, онкология. Как можно резать по живому?» По живому — это не метафора. Приморский край, один из немногих, кто уже сворачивает социальные расходы первейшей необходимости: финансирование программ по сахарному диабету, туберкулезу, астме, по обеспечению бесплатными лекарствами. В других регионах, по крайней мере, декларативно, до последнего стараются не жертвовать соцрасходами — Приморье сбрасывает их, как балласт.

Как можно, вопрошает честный депутат? Но надо бы не возмущаться, а пожалеть политиков и чиновников: привычка свыше им дана. Они, может быть, искренне не возьмут в толк: что за уикенд без заграницы, что за семинар без курорта, что за народолюбие без банкета. И что теперь — отнимать? Резать по живому?

 

После бала

Сокращение внутренних войск МВД приостановлено — 60 тысяч человек, готовых к увольнению, остаются на местах. По всей видимости, откроются новые вакансии, милиционерам предстоит горячая страда сразу по двум направлениям. Первое — массовые протесты свежеуволенных. Уже наивно рассчитывать, что это где-то там, в далеких регионах, красные мутят народ, — социальные марши более чем возможны даже в Москве, сказал начальник столичного ГУВД генерал Пронин. Пока протестная энергия масс в основном уходит на решение личных трудовых ситуаций, — но горючего уже достаточно для массовых беспорядков. Начнется (не дай бог, конечно; будем верить, что не начнется) с Сибири и Урала, — опорный край державы особенно лихорадит, Магнитогорск волнуется, сотни рабочих Златоуста с трудом удерживают.

И вторая милицейская тревога, преимущественно для мегаполисов, — гастарбайтерская преступность. Жареный петух клюнул известно куда, и у московской власти будто бы раскрылись глаза. 30 процентов всех преступлений в прошлом году совершили иностранцы (98 процентов из них — жители ближнего зарубежья), и показатели неизбежно будут ухудшаться, сказал глава столичного ГУВД — и обратился в Мосгордуму с просьбой ужесточить наказание за совершенное преступление для мигрантов. А замминистра МВД Аркадий Еделев чеканно сформулировал: «Возрастание безработицы на 1 % увеличивает преступность на 5 процентов».

Депутаты Московской городской думы предлагают новую уголовную ответственность — пока не для мигрантов, но для пособников незаконной миграции — и сажать их, криминальных работодателей, аж на шесть лет. Вообще 2008 год, в особенности вторая его половина, прошел в припадке небывалой бдительности и законолюбия: количество «мероприятий по выявлению незаконных иммигрантов», проще говоря, облав, выросло почти на 40 %; за 9 месяцев 2008 года выявлены без малого два миллиона административных правонарушений. Это что — позднее прозрение? Нет, конечно, — и специфическую преступность, и инфекционную опасность (14 процентов гастарбайтеров — носители ВИЧ-инфекции, туберкулеза и сифилиса) власти увидели ровно тогда, когда приказал экономический момент.

А уж как любили-то еще полгода назад, как манили, какой был красивый роман.

Архив журнала
№13, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№4-5, 2009№2-3, 2009№24, 2008№23, 2008№22, 2008№21, 2008№20, 2008№19, 2008№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008№14, 2008№13, 2008№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№17, 2007№16, 2007№15, 2007№14, 2007№13, 2007№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№6, 2007№5, 2007№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба