Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альманах "Русский мир и Латвия" » №24, 2011

ЧАСТЬ II. ПИСЬМА ИЗ БОЛГАРИИ, ЧЕХОСЛОВАКИИ, РУМЫНИИ И С БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
Просмотров: 1527

В этой части третьего тома помещены письма и связанные с ними материалы, отправлявшиеся архиепископу Иоанну из разных стран. Связано это с тем, что по их небольшому сохранившемуся в архиве числу отделять в данном случае корреспонденцию из каждой отдельной страны в специальную часть книги было бы нецелесообразно.

В первый раздел вошли письма из Болгарии. Связи архиепископа Иоанна с русской эмиграцией в Болгарии были невелики. Дошедшие письма носят преимущественно ситуативный характер и связаны с частными жизненными проблемами ее участников. Однако среди болгарских корреспондентов Рижского архиепископа были лица довольно известные. Прежде всего следует упомянуть имя видного русского историка церкви и богослова – профессора Николая Никаноровича Глубоковского. До революции Н.Н.Глубоковский более двадцати пяти лет занимал кафедру Священного Писания Нового Завета Санкт-Петербургской духовной академии, был также избран членом-корреспондентом Санкт-Петербургской академии наук по отделению русского языка и словесности. По поручению Святейшего Синода занимался исправлением перевода книг Нового Завета на русский язык, был сотрудником многих русских духовных журналов, редактором «Православной Богословской энциклопедии» (полная библиография его печатных трудов насчитывает около 1000 наименований). Был членом Императорского палестинского общества, а также ряда других научных и церковно-археологических обществ. В 1921 году Н.Н.Глубоковский выехал в Финляндию, оттуда в Германию, затем в Чехословакию – в Прагу, где занял должность профессора в университете. С 1922 по 1923 год преподавал в Белградском университете, затем переехал в Болгарию, где занял кафедру Священного Писания Нового Завета в Софийском университете. Был также избран членом-корреспондентом Болгарской Академии наук и почётным членом Библейского общества в Лондоне.

Другим проживавшим 1920-е годы в Софии корреспондентом архиепископа Иоанна был племянник Н.Н.Глубоковского протоиерей Константин Попов. Он окончил Вологодскую духовную семинарию, по рукоположении в сан священника был направлен на служение в Америку. Служил в Аляскинской православной миссии и на приходах. Был ректором Миннеаполисского миссионерского училища. В 1907 г. вернулся в Россию. В 1924 г. эмигрировал. Некоторое время жил в Болгарии, затем вновь переехал в США. Служил в различных храмах Американской митрополии. В 1946 г. перешел в юрисдикцию Московского Патриархата, занимал должность секретаря митрополичьего совета Московского Патриархата в Америке. В течение полугода в 1947 г. был настоятелем Свято-Николаевского кафедрального собора в Нью-Йорке. С 1947 г. пребывал на покое.

Публикуемые письма отца К.Попова связаны прежде всего с историей его выезда из России и часть из них написана еще до того времени, когда ему удалось покинуть СССР.

Далее следуют письма протопресвитера Георгия Ивановича Шавельского. Выпускник Витебской духовной семинарии он в 1895 г. был рукоположен в сан священника. В 1902 г. окончил Санкт-Петербургскую духовную академию. Во время Русско-японской войны был полковым священником, дивизионным благочинным и под конец главным священником Манчжурской армии. С 1911 г. он – протопресвитер армии и флота Российской империи. В начале гражданской войны возглавлял военное духовенство Добровольческой армии Деникина – до 1919 г., когда эти функции были переданы епископу Вениамину (Федченкову). Эмигрировал в Болгарию. Был профессором богословского факультета Софийского университета. Ему же принадлежит получившая широкую известность книга мемуаров «Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота».

Сведений о еще трех авторах писем – протоиерее Павле Попове, П.Пакулине и о Ефреме Ховрине найти не удалось (письмо последнего адресовано архиепископу Иоанну ошибочно – см. об этом подробнее в комментариях).

В качестве приложения завершают болгарский отдел второй части третьего тома материалы полемики, которая возникла вслед за статьей о положении Православной Церкви в Латвии, напечатанной при посредничестве Н.Н.Глубоковского в 1924 г. в газете « The Church Times ». Вырезки из этой газеты с откликами на статью сохранились в архиве архиепископа Иоанна (ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 44. Л. 48-49, 51-52). Печатаются в переводе на русский язык.
Чехословацкий раздел в этой главе представляет лишь одно письмо. Принадлежит оно Дмитрию Николаевичу Вергуну – ученому, философу, активному деятелю карпаторосского движения. В эмиграции Вергун преподавал историю прикарпатской Руси в Русском народном университете в Праге, являлся редактором журналов «Русский Сокол», «Русский сокольский вестник». С 1945 г. – профессор университета в Хьюстоне (США). Являлся председателем Карпато-русского верховного комитета в Нью-Йорке.

Румыния представлена двумя письмами. Во-первых, это письмо от митрополита Бесарабского Гурия и редакционного комитета журнала «Миссионер» (« Misionarul » ), вторым здесь публикуется письмо Ольги Окулич, дочери Якова Егоровича Эрдели, занимавшего в 1906-1912 пост Минского губернатора. Его брат Иван Георгиевич (в документах отчество братьев писалось по-разному) был генералом, участником Первой мировой и гражданской войн, видным деятелем Белого движения на юге России.

Переписка архиепископа Иоанна с русской эмиграцией, находившейся на Ближнем Востоке, была совершенно незначительной, но поскольку несколько писем, отправленных отсюда, присутствуют в архиве, выделяем их в специальную группу. Первые два принадлежат архиепископу Анастасию (Грибановскому) (впоследствии митрополиту, первоиерарху Русской Православной Церкви за границей). Перед революцией архиепископ Анастасий занимал Кишиневскую кафедру, будучи за границей первоначально окормлял русские общины в Константинополе, затем (с 1924 г.) в Святой Земле. Далее следуют два письма, отправленные из Константинополя. Первое – от приходского совета церкви св. Николая, второе принадлежит И.Л.Клочко, старшему начальнику Всероссийской Организации Юных Разведчиков. И, наконец, последнее письмо, помещенное в разделе, было послано и Галлиполийского лагеря архимандритом Антонием.

БОЛГАРИЯ

<Письма профессора Н.Н.Глубоковского>

1

София (Болгария). Духовная Академия: площадь св<ятой> Недели (т<о> е<есть> Кириакии)
Владыко Святый! Милостивый и Досточтимый Архипастырь!
Христос Воскресе! Душевно приветствую Вас с великим праздником и желаю благодатных милостей Божиих. Да укрепит Вас Воскресший Христос в Вашем многотрудном служении и да подаст духовную радость видеть спасительные плоды Вашего апостольского подвига! Мы оба с женою Анастасией постоянно хвораем и усерднейше просим молитв Ваших.
Согласно моему прежнему плану a ) все документы о положении Вашем и православной Церкви в Латвии я переслал в Лондон, где приняты будут все меры для опубликования (не замешивая Вашего имени), и b ) лично говорил Dr . John Mott -у 1, а его секретарю (хорошо владеющему по-русски) Ralph W . Hollinger 2 (его постоянный адрес в Швейцарии: 2, Boulavard du Th é atre , Gen è ve ) дал специальную записку. Все возможное будем делать и дальше, уповая на помощь Божию.
Теперь, Владыка, сотворите милость, благодетельную для моего несчастного коллеги. Прошу о сем Господа ради. Профессор С<анкт>-П<етер>б<ургской> дух<овной> академии протоиерей Александр Петрович Рождественский 3, состоявший и здесь профессором богословского факультета, с конца июля 1923 г<ода> лежит разбитый параличом и уже давненько лишен от университета всякого содержания, существуя лишь скудною и совсем иссякающею частною благотворительностью. Скорой надежды на поправление нет, а жить здесь инвалиду без средств дальше совсем нельзя: хоть умирай на улице... Единственный выход переехать к замужней дочери Нине в Ригу, где он будет иметь угол у родных и любящих людей. Но для этого нужно иметь визы, а нам их тут не добыть. Будьте милостивы употребить все Ваше влияние и исходатайствовать визы для въезда в Латвию профессору протоиерею Александру Петровичу Рождественскому и его супруге Александре Александровне, урожденной Горской. Сделайте это во имя Господне для спасения несчастных людей.
Нет ли у Вас верных путей для доставки пакетов Св<ятейшему> Патриарху Тихону? Мне нужно представить ему экстренно наиважнейшие заявления по делам Духовной миссии и Палестинского общества в Иерусалиме. Помогите, пожалуйста.
Постоянно вспоминаем Вас с о<тцом> Г.И.Шавельским, который Вам усердно кланяется, а мы с женою просим Вашего благословения и молитв, желая всех милостей Господних.
С глубоким почтением
Н.Глубоковский
1924. IV .20 ( V .3).
P.S. Как у вас стоит несчастное дело с календарем? 4

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 208-209. Автограф.

2

Вл<адыко> Св<ятый>!
Говорят, «позволительно» для въезда племянника о<тца> К.В.Попова в Болгарию послано Вам непосредственно. Если этот документ на получение визы не дошел до Вас, то сообщите, и я немедленно вышлю другой экземпляр, который у меня имеется в руках. О<тец> Ал. П. Рождественский, вероятно, получит визу в Ригу, но надо поручительство или залог. Мы с женою оба хвораем: помолитесь о рабах Б<ожиих> Анастасии и Николае. Да хранит Вас Христос! Как у Вас дело с календарем?
Признательно Ваш
Н.Глуб<оковский>
1924. VII .24 ( VIII .6)

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 186. Автограф.

3

София. Духовная Академия, площадь св<ятой> Недели № 22.
Владыка Святый! Досточтимый Архипастырь!
Н.А <Евлапов ?> пишет, что Вы не можете достать транзитной латвийской визы, ибо нет у Вас болгарской визы, но последняя несомненно была послана в Ригу и значит или пропала в дороге, или застряла в рижских учреждениях. Теперь <уже нет ?> и пользы разбирать это. Но я писал Вам, что у меня есть другой экземпляр болгарского разрешения. Прилагаю его при сем и прошу употребить все усилия, чтобы получить и доставить транзитную визу (хотя бы под залог, который обещаюсь внести на крайний срок, необходимый для получения других транзитных виз), а болгарское удостоверение вручите самому о<тцу> К.В.Попову в собственные руки или за его неявкою перешлите мне, пожалуйста!
Надеюсь, Вы поучили № The Church Times, где мною помещена заметка о Вашем положении. Извините, что дело затянулось так долго.
Испрашивая молитв Ваших, с глубоким почтением
Н.Глубоковский
1924. IX.17(30).

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 44. Л. 41. Автограф.

4

София (Болгария) Духовная Академия.
Ваше Высокопреосвященство!
Досточтимый Архипастырь!
Усерднейше прошу устроить получение американской визы моему внучатному племяннику Борису Константиновичу Попову, сыну прот<оиерея> Константина Вас. Попова. Этот юноша, находящийся в Питере, родился в Соед<иненных> Амер<иканских> Штатах и теперь получил право поступить там в Горную Академию, а от большевиков имеет разрешение на выезд. Было бы бесконечно жаль, если бы не удалось воспользоваться этим счастливым случаем из-за неимения американской визы. Будьте добры, помогите получить ее.
Мой 35-летний учено-профессорский юбилей не состоялся в назначенное время из-за бывших катастроф и будет отпразднован 14 (1) июня, а затем 20-22 июня я поеду по приглашению в Лондон на Никейские торжества 5 и для совещаний, потом в Париж (по вопросу о тамошней дух<овной> академии), затем через Берлин в Стокгольм и Упсалу на христ<ианско>-ученые конференции, а оттуда через Вену-Белград в Софию не позже 25 сентября.
Помолитесь о нас, Владыко святый, и примите сердечные пожелания благостей Божиих.
Испрашивая Вашего архипастырского благословения с душевным почтением
Проф<ессор> Николай Глубоковский
1925. V . 18 (31).

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 27. Автограф. На одном листе с письмом К.Попова от этого же числа.

<Письма протоиерея К.В.Попова>

1

25/VIII 24 г<ода>.
Ваше Высокопреосвященство.
Николай Никанорович 6 сообщил мне, что виза мне для дальнейшего следования из Риги находится в Риге у Вас. Но я не могу выбраться отсюда и приехать в Ригу. Заграничный паспорт у меня есть (действителен до 19 сент<ября>), но в Латв<ийском> консульстве ленинградском мне отказали в визе для проезда в Ригу.
В Латв<ийском> консульстве сказали, что тогда могут дать мне право въезда в Ригу, когда я буду иметь визу для дальнейшего следования из Риги – германскую или американскую. Но я здесь никакой визы не имею – ни германской, ни американской (от пароход<ной> компании имеется лишь регистрац<ионная> карточка, не равняющаяся визе).
Не имея возможности выйти из настоящего затруднительного положения, я обращаюсь с просьбою о содействии к Вашему Высокопреосвященству, а именно: прошу устроить мне визу для проезда из Ленинграда в Ригу. Имея здесь эту визу, я смогу получить визу эстонскую (транзитную) и приехать в Ригу.
Я уже писал Вам по этому делу письмо 30/ VII – приложил и заявление на имя Латв<ийского> консульства – но не получая никаких известий более 3 недель, я прихожу к уверенности, что письмо это по назначению не дошло.
14/ VIII я еще послал открытку.
Я уже совсем приготовился к отъезду, и задержка причиняет мне большое неудобство.
Прошу оказать мне содействие и сообщить мне откр<ытым> письмом, что будет сделано по этому делу.
Вашего Высокопреосвященства
Прот<оиерей> К.Попов
Адрес: Ленинград. Просп<ект> 25 окт<ября>, д<ом> 180, кв<артира> 5. К.В.Попову.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 44. Л. 38. Автограф.

2

Ваше Преосвященство.
От Американского Консульства в Риге поучил я 4-го окт<ября> уведомление о том, что при лично моем появлении в Америк<анском> консульстве в Риге мне дана будет америк<анская> виза для въезда в Соедин<енные> Штаты.
С этим уведомлением я был в здешнем Латвийском консульстве, и там сказали мне, что необходимо сделать следующее. Пусть Америк<анское> консульство в Риге сообщит в Латв<ийское> министерство иностр<анных> дел (в Риге) о том, что мне будет дана америк<анская> виза при моем личном появлении в рижском Америк<анском> консульстве. Тогда Латв<ийское> минист<ерство> иностр<анных> дел даст распоряжение здешнему Латв<ийскому> консульству выдать мне латв<ийскую> визу (на загран<ичном> паспорте).
Я пишу в Америк<анское> рижское консульство и прошу его сообщить Латв<ийскому> минист<ерству> иностр<анных> дел непосредственно то, что оно сообщило мне. Но не уверен, будет ли Америк<анское> консульство так любезно и исполнит ли мою просьбу.
Потому прошу Ваше Преосвященство оказать мне содействие в этом деле.
Меня удивляет, куда могла пропасть виза, посланная 6/ VIII в Ригу Н.Н.Глубок<овским> Я писал Ник<олаю> Ник<аноровичу> и просил о высылке дубликата, но ответа никакого не имею, да и вообще с конца или середины августа никаких вестей от Ник<олая> Никаноровича не имею. А между тем эта виза необходима. Трудность получения латв<ийской> визы говорит достаточно ясно о том, как вообще трудно получение виз и сколько оно отнимает времени. Боюсь, как бы не пришлось встретиться с такими же затруднениями и при выезде из Риги. Впрочем, это вопрос будущего, а пока ближайшая задача – получить латв<ийскую> визу.
Надеюсь, что Ваше Преосвященство извините меня за причиняемое беспокойство.
Протоиерей К.Попов
7 октября 1924
адрес: Ленинград, пр<оспект> 25 окт<ября> 180, кв<артира> 5. К.В.Попову

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 171. Автограф.

3

Ваше Высокопреосвященство!
На днях Николай Никанорович сообщил мне, что виза для дальнейшего следования из Риги послана вторично в Ригу.
Если виза эта в Риге получена, а Латв<ийская> виза отправлена в Ленинград, то прошу не отправлять сюда визы для дальнейшего следования из Риги.
С одной стороны, я опасаюсь, как бы виза эта не затерялась в пути, а с другой стороны – боюсь разъехаться (т<о> е<сть> я выеду из Ленинграда в Ригу, а в это время придет сюда виза для дальнейшего следования из Риги).
Если не замедлит Латв<ийская> виза, то в первых числах ноября я думаю выехать в Ригу.
Вашего Высокопреосвященства
К.Попов
Ленинград
17 окт<ября>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 6. Автограф. Год в письме не отмечен, но из контекста переписки определенно следует, что письмо относится к 1924 году.

4

4 ноября 1924 г<ода>.
Ваше Высокопреосвященство.
Николай Никанорович пишет, что виза моя для дальнейшего следования из Риги послана вторично в Ригу, и я не думаю, чтобы теперь могло быть какое-либо препятствие к получению для меня латв<ийской> визы.
Кроме того, 8 октября я писал в Америк<анское> рижское консульство и просил его непосредственно сообщить Латв<ийскому> министерству иностранных дел о том, что америк<анская> виза будет дана мне при личном моем появлении в рижском Америк<анском> консульстве. На основании этого сообщения – по словам здешнего Латв<ийского> консульства – Латв<ийское> министерство иностр<анных> дел даст распоряжение здешнему консульству своему о выдаче мне визы.
Между тем времени прошло уже много, а я все еще не имею латв<ийской> визы. Возможно, что Америк<анское> рижское консульство и не сообщило о мне сведений в Латвийское министерство иностранных дел, и я поэтому жду напрасно.
Недоумевая, что все это значит и в чем задержка, прошу Ваше Высокопреосвященство не отказать в своем содействии к получению латвийской визы на основании визы, высланной для меня в Ригу, для дальнейшего следования и на основании сообщения Америк<анского> риж<ского> консульства (копию которого при сем прилагаю).
Вашего Высокопреосвященства
К.Попов
4/ XI . 24

Копия
American Consular Service
American Consulate
Рига, Латвия 26-го сентября 1924 г<ода>
Его Преосвященству
Протоиерею Константину В. Попову
Проспект 25 октября, д<ом> 180, кв<артира> 5
Ленинград, Россия

М < илостивый > Г < осударь > .
Настоящим сообщаю, что Ваше присутствие в Америке желательно для исполнения духовных обязанностей при приходе и совете Русской Православной Церкви в Америке.
В соответствии с уставами американского иммиграционного закона Вы получите визу для въезда в Соединенные Штаты при Вашем личном появлении в Консульстве в Риге при условии, что Вы здоровы умственно и физически, что требуется законами Соед<иненных> Штатов для допущения в пределы Соед<иненных> Штатов.
С совершенным почтением,
John P . Hurley
Американский Консул
место печати

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 44. Л. 60. Автограф. Копия сообщения Американского консульства: ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 182. Автограф.

5

16/ XII -24
Ваше Высокопреосвященство.
Наконец-то я добрался до Софии, но с какими это было сопряжено хлопотами и расходами!
Прежде всего, при выезде из Латвии меня чуть-чуть не вернули назад, потому что я не прописался в рижской полиции. Приняли меня за госторговца Попова и хотели сорвать. Но когда я доказал, что я Попов да не тот, меня отпустили, сказав: «Ну, если бы был коммунист, то мы получили бы, а раз Вы священник и сами пострадали от коммунистов, то поезжайте с Богом...»
В Берлине все сошло гладко. На вокзале меня встретили и все устроили без всяких с моей стороны хлопот и расходов. Все визы у меня были, кроме сербской, а ее я рассчитывал беспрепятственно получить в Вене. Но это оказалось не так легко. Серб<ское> консульство и посольство решительно отказались поставить визу на советский паспорт. Попробовал, нельзя ли проехать чрез Венгрию, но и там с совет<ским> паспортом не пропускали. Я все сидел и ждал – да и ждать-то было уже, по-видимому, нечего, так как отказ был решительный и бесповоротный. Думал уже, что придется ехать назад или в Америку. Для последнего не было ни визы, ни денег на дорогу.
Пробыл в Вене 13 дней в бесплодных хлопотах и уже терял всякие надежды, как вдруг в одно утро еще в 8 ч<асов> является ко мне русский беженец-офицер и заявляет: «Я привез Вам паспорт и деньги для проезда в Софию». И действительно Николай Никанорович с попутчиком послал мне болгарский паспорт, деньги и письмо от Серб<ского> посольства в Софии в Серб<ское> венское посольство. С этими документами я получил визу через ½ часа – и через 2 дня был уже в Софии, куда прибыл 10/ XII .
Как видите, при выезде из России без помощи Вашего Высокопреосвященства мне было бы не выбраться, а здесь без помощи Николая Никаноровича в Софию было бы не попасть. Посему позвольте еще раз выразить Вашему Высокопреосвященству искреннейшую благодарность за оказание мне содействия.
Здесь, в Софии, я пока отдыхаю. София после Берлина и Вены похожа на большую деревню – значительно уступает Риге... Русских здесь масса, но живут они неважно и впечатление производят тяжелое своею трагическою судьбою беженцев без отечества и без надежд на лучшее будущее.
Искренне благодарный Вашему Высокопреосвященству
Протоиерей К.Попов
16/ XII 24. София.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 151-152. Автограф.

6

Ваше Высокопреосвященство.
В прошлом году осенью я беспокоил Вас хлопотами о визе для меня. Теперь еще хочу беспокоить Вас. Простите великодушно. Знаю и понимаю, что не имею на то никакого права, но имею почему-то твердую уверенность, что по своей доброте Вы и теперь не откажете помочь.
Дело в следующем. Сын мой Борис К<онстантинович> Попов студент Горного института в Ленинграде 7 в 1924 г<оду> уволен из института с III курса как сын священника. Для продолжения образования он желает ехать в Америку и уже принят на III курс Горной академии в < Buttol ?>, Montana. Получил и заграничный паспорт в России, но не может получить визы американской. В рижском консульстве требуют с него в виде гарантии указать 1000 дол<ларов> или чек на 1000 дол<аров> и поручителей. Конечно, таких денег нет. А поручителей – где их найти?
Нельзя ли устроить получение визы без представления денег и поручителей?
Когда я был в Риге и в Америк<анском> посольстве виделся с лицом, на которого Вы указали как на Вашего знакомого (забыл его имя – говорил немного по-русски); он относительно Бориса сказал, что как родившийся в Америке он может ехать туда даже и вне квот.
Родился Борис в Соед<иненных> Штатах, в городе Osceola-Mills, Pao 6 фев<раля> 1899 г<ода> и жил там до 23 мая 1907. Метрич<еское> свидетельство, выданное из православной консистории в Н.Йорке, он имеет на руках.
Очень прошу Вас сделать, что возможно, по данному делу.
С совершенным почтением и искреннею благодарностию
Протоиерей Константин Попов
София. Площадь св<ятой> Недели 22 (Духовная академия).
31 мая 1925

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 28. Автограф. На одном листе с письмом Н.Глубоковского, датированного тем же числом.

< Письма протопресвитера Г.Шавельского >

1

Ваше Высокопреосвященство,
Глубокочтимейший, дорогой Владыка.
При чтении Вашего письма я пережил минуты, каких давно не переживал. Оно до глубины души тронуло меня Вашей чуткостью и неподдельной архипастырской любовью. Земной поклон Вам за него.
Я никогда не был искателем и от жизни никогда многого не требовал, – поэтому еще раз повторяю: готов служить Вам на всяком месте, лишь бы была там возможность делать дело Божие. Родился я в Городокском уезде Витебской губ<ернии> 6 янв<аря> 1871 г<ода>. Служил псаломщиком (с авг<уста> 1891 г<ода> по февр<аль> 1895 г<ода>) и священником (с марта 1895 г<ода> до сент<ября> 1898 г<ода> в Городок<ском> и Лепельском у<ездах> той же губ<ернии>. С 1912 г<ода> состою почетным членом двинского Алекс<андро->Невского братства. Остальная моя служба протекала вне пределов Полоцкой епархии.
Сил и энергии у меня еще очень много. Сейчас несу очень много работы: читаю в унив<ерсите>те на бог<ословском> фак<ультете> 6 лекций в неделю (по Св<ященному> Писанию В<етхого> З<авета>), имею 8 уроков в р<усской> гимназии, несу очередную седмицу в церкви, состою председателем Братства, членом епарх<иального> совета. В последнее время при всем этом успел написать две небольших книжки – о св<ятом> Афанасии Алекс<андрийском> и против Толстого – о непротивлении злу. В деле нет недостатка и нужды не терплю. Но... тянет на родную землю; хочется ей отдать последние силы, приобретенные знания и нажитый опыт. Вы понимаете, дорогой Владыка, меня.
Н.Н.Глубоковский низко кланяется Вам. Оба мы сердечно благодарим Вас за внимание, оказанное А.П. Рождественскому.
Храни Вас Господь всегда и во всем на многия лета!
Прошу Ваших молитв и благословения.
Глубоко чтущий Вас и благодарный
Протопресвитер Георгий Шавельский
6/19. XI . 1924.
София. Площадь св<ятой> Недели, Духовна академия.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 160-161. Автограф.

2

Ваше Высокопреосвященство,
Глубокопочитаемый Владыка.
Примите мое искреннее сердечнейшее приветствие с проходящими праздниками и наступившим новолетием. Всемогущий Господь да ниспошлет Вам все нужное для Вашего блага и для славы возглавляемой Вами паствы.
Не забывайте в молитвах искренно преданного и чтущего Вас протопресвитера Георгия
17. I. 1925

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 2. Автограф.

3

Ваше Высокопреосвященство,
Глубокочтимый, дорогой Владыка.
Приветствую Вас со светлым праздником. Пошли Вам Господь все лучшее, светлое и истинно радостное!
Мы издали наблюдаем Ваши великие, мужественные труды и искренно радуемся Вашим успехам. Среди тех нестроений и разнообразных печалей, которые разъедают нашу Русскую Прав<ославную> Церковь, церковное дело в Латвии – одна из самых светлых точек, на которых с успокоением душевным можно остановиться.
О нашей беженской смуте церковной Вы, конечно, осведомлены. Пока она не стихает, а разрастается. Сейчас в Лондоне антониевский архиепископ и два евлогиевских священника; в Бельгии – о<тец> Извольский 8 евлогиевец, а недавно туда прибыл и антониевец и т<ак> д<алее>. Я не успеваю отвечать на запросы своих знакомых из Франции, Бельгии, Германии: как им быть, к какому священнику приставать, где искать правды. Ах, м<итрополит> Антоний 9! Еще не этого надо ждать. В близких к нему кругах давно ходит мысль: объявить его Всероссийским Патриархом. Недавно эта мысль облечена в печатную форму в варшавском «Воскресном чтении» за 27 февр<аля> этого года.
Дорогой Владыка, надо принимать решительные меры к прекращению этой смуты! Иначе скоро начнутся отпадения, м<ожет> б<ыть>, массовые от Прав<ославной> Церкви. Мне думается, что всем этим руководит враждебная рука (не знаю только – римская или московская) чрез своих агентов. И я думаю, что эти агенты тут, у нас в Софии, где завелась настоящая распутинская клоака.
Земно кланяюсь Вам за поданную надежду перетащить меня. Пошел бы к Вам на какое угодно место и на любую работу.
Прошу Ваших молитв и благословения.
Глубоко чтущий Вас и всецело преданный
Протопресвитер Георгий Шавельский
20. IV. 1927.
София, Пресна 1.
P.S. Летом собираюсь печатать книжку «Пастырское богословие» – курс лекций моих, читанных здешним студентам-богословам. Не выпишет ли кто из Ваших св<ященнико>в (на рус<ском> языке).

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 37-38. Автограф.

< Письмо протоиерея П.Попова >

Ваше Высокопреосвященство,
Высокопреосвященнейший Владыко!
Простите великодушно, Владыко, что я «некто из неизвестности» решаюсь писать Вам; пишу, потому что чувствую в том душевную потребность!
Принято считать, что война – радость героев!
Мы, русские люди, пережили не только великую войну с бесчисленными жертвами, но и великую революцию, разрушившую наше отечество, но эти страшные потрясения, давшие такое богатство впечатлений и материалов для человеческого творчества, не дали нам вождей человеческой мысли и действования.
Война не родила нам ни одного выдающегося полководца, чудо-богатыря: нет славных гениев – Суворова, Кутузова, Скобелева!
Мы не слышим вдохновенных звуков гения-поэта!
Не слышим огневых призывов к здоровой жизни наших писателей-классиков!
Но мы, служители Церкви, с благородной гордостью можем сказать, что православная Церковь в лице Вашего Высокопреосвященства имеет церковно-общественного витию по мужеству и силе слова равного тем столпам Церкви, имена коих незабываемы в истории Церкви и человечества!
Ваше мужественное выступление в Сейме против большевизма 10, Ваша речь необычайной красоты по стилю, неотразимой логики и несокрушимой аргументации (перепечатанная в европейской печати) приковала к себе внимание всей русской эмиграции и дала удовлетворение изболевшемуся оскорбленному национальному русскому чувству сознанием того, что православно-русское духовенство живо, что оно в тяжкие годины, как и встарь, жертвенно исполняет свой долг, защищая права человека!
А ваши слова и речь с церковной кафедры, вызвавшие дипломатическую переписку совдепии с Вашим правительством?!
В лице Вашего Высокопреосвященства русские люди обрели высокого защитника правды Божией на земле и живой пример мужественной борьбы с большевизмом как общечеловеческим злом.
Смею заверить Вас, Владыко, что так мыслят вместе со мною и все русские люди «в рассеянии сущие».
Вот что дало смелости мне, скромному иерею, обратиться к Вам, Владыко, с изъявлением Вам чувств глубочайшей благодарности за защиту «русского дела» и пожелать Вам в наступающем новолетии сил и здоровья для дальнейшей борьбы со злом, разлагающим человечество!
Вашего Высокопреосвященства преданный слуга
Протоиерей Павел Попов (законоучитель русской гимназии в г<ороде> Варна)
Болгария, г<ород> Варна, ул<ица> Канальская, 25
1928 г<од>. 21 декабря.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 123. Автограф.

< Письмо П.Пакулина >

Bulgaria
град Провадия
<гора ?> «Добрина»
за <русиака-боядчiия ?>
Пантелеймона Пакулина

Ваше Высокопреосвященство.
Прошу простить меня за то, что я принужден обратиться к Вам с нижайшей просьбой.
Сам я казак Сибирского казачьего войска, был в плену в Германии 3 года и 4 мес<яца>, дальше был в армии Деникина и впоследствии армии Врангеля, а в данное время эмигрант в Болгарии, живу в маленьком болгарском городке. Во время германской войны был ранен и в данное время потерял 80 процентов трудоспособности. Жить приходится буквально впроголодь своим трудом, но не всякий день приходится работать, так как здесь большая безработица, и труд оплачивается очень мизерно, чтобы одеться нужно работать и работать усиленно и знать какую-нибудь специальность. Наш Красный крест ликвидировался и вообще в Болгарии помощи ждать неоткуда. А потому обращаюсь к Вашему Высокопреосвященству с просьбой, походатайствуйте перед Русской колонией или существующим у Вас там комитетом о помощи. Я совершенно нахожусь в плачевном состоянии, в данное время срам, да обращаюсь с просьбой, но, поверьте, Ваше Высокопреосвященство, что принужден по необходимости. Нет одежды, и питаюсь буквально впроголодь, и взять негде. Убедительно прошу Вас, походатайствуйте перед нашим обществом за помощью. Надеюсь, Ваше Преосвященство, Вас не затруднит – а сделайте одно добро для меня. Ваше Преосвященство, десять лет скитальчества и жить впроголодь, совершенно жизнь опостылила, но живу надеждой, авось скоро вернемся на Родину.
Еще раз прошу Вас, Ваше Высокопреосвященство, походатайствуйте, жду Вашей милости.
Покорный слуга Вашего Высокопреосвященства и духовный сын хорунжий
Пантелеймон Пакулин
Болгария 10/ I <19>28 год.


ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 111-112. Автограф.

< Письмо Е.Ховрина >

Болгария, Град Шумен, 1928 г. октября 18 дня.
Его Высокопреосвященству Иоанну архиепископу Рижскому.
Ваше Высокопреосвященство
Всемилостивейший Архипастырь!
Простите, что я позволяю беспокоить Вас настоящим письмом. Я беженец Полтавской губ<ернии> города Кобеляки. До переворота Вы, будучи епархиальным архиереем 11, были в доме отца моего Иулиана Ховрина (ныне умершего) по Покровской улице при освящении устроенного им иконостаса в соборную Крестовоздвиженскую церковь при настоятельстве отца Николая Пирского (ныне епископа Живой церкви) 12. Сестра моя монахиня и бывшая казначея Козельщанского монастыря м<ать> Виктория, другая сестра за священником о<тцом> Андреем Трипольским, почему я и обращаюсь к Вам как к бывшему своему архипастырю. Мне с помощию Божию удалось уйти с Родины с женою и детьми. На первых порах прожили 2 года и 2 месяца на острове Кипре, потом переехали в Болгарию. Слава Богу, несмотря на теперешнюю крайнюю бедность и лишения, дети наши пока учатся (мы бежали из дому только в том, во что были одеты). Старший сын Петр на 4-м курсе физико-математического факультета, средний Григорий кончает гимназию и поехал в Софию с намерением устроиться учиться в университете, и младшая дочь Наталия в 6 классе гимназии. Но горе наше в том, что мы при настоящей нашей бедности в настоящее время не в состоянии их содержать в Софии без постоянной помощи, получаемого же жалования едва хватает на личное существование, я в беженстве научился сапожному ремеслу и работаю при гимназии, а жена моет белье, только крайняя нужда заставила меня обратиться к Вам, Святителю Божий, с смиреннейшею просьбою, не найдутся ли у Вас, Святителю Божий, добрые люди, которые могли бы помочь сыну моему Петру докончить факультет высылкой хотя бы небольшой помощи для содержания его в Софии. За Ваше архипастырское содействие буду премного сердечно и молитвенно благодарен.
Не думалось, Владыко Святый, что на старости лет жизнь моя и моей семьи будет поставлена в такие условия, что вынужден буду просить у добрых людей пособия для образования своих детей. Стипендий в данное время даются очень мало.

Ваше Высокопреосвященство!
При Вашем архиерейском доме жил иеромонах Дионисий, он до поступления в монашество (мирское имя – Даниил) жил в Козельщанском монастыре за заведывающего хозяйством и полеводством монастыря. Разведшись с женою, он поступил в монастырь и с переходом Вашим в Ригу он тоже перевелся к Вам. Жив ли он, он мой старый приятель, – если жив и находится при Вас, передайте ему почтение, пусть откликнется письмом, буду очень рад.
Смиреннейше прошу святых молитв и архипастырского благословения.
Беженец Ефрем Ховрин
Адрес мой: Болгария, Град Шумен, Равненска часть № 532, Ефрему Иулиановичу Ховрину.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 50. Л. 43. Автограф.

<От Бюро объединенных русских общественных организаций и союзов в Болгарии>

19 I 1929 г < ода >. София
Газеты оповестили, что в Латвийской и Эстонский парламенты внесены предложения об уничтожении православных соборов в Риге и Ревеле.
Объединение 25 русских организаций и союзов в Софии (Болг<ария>) не допускает мысли, чтобы культурные Латвийская и Эстонская нации в просвещенный ХХ век могли решиться на такое кощунственное по существу, недостойное христианских народов, оскорбительное для верующих, в частности, крайне обидное для русских дело.
Объединение взывает к благородству Латвийского и Эстонского парламентов, твердо веруя, что они без колебания отвергнут указанные позорные предложения, невызываемые нуждою народной, вредные и опасные для мирного сожительства народов.
Председатель <подпись>
Секретарь <подпись>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 129. Машинопись. На бланке Бюро объединенных русских общественных организаций и союзов в Болгарии.

ПРИЛОЖЕНИЕ

<Публикации из газеты «The Church Times» о положении Православной Церкви в Латвии>

1

1924. 3 октября.
ПРАВОСЛАВНЫЕ В ЛАТВИИ.
Сэр, выпуск Вашей уважаемой газеты от 19 сентября содержит статью «Православные в Латвии», в которой дано, выражаясь деликатно, весьма одностороннее освещение реального положения дел. Статья заканчивается следующими словами: «Преследование их (Православной) Церкви в России отличается от ситуации в Латвии лишь жестокостью». Но давайте будем справедливы.
Утверждая, что в XVII и XVIII веках «значительный приток русских и массовое обращение в православие многих округов и деревень добавили третий религиозный элемент (помимо лютеранского и римско-католического)», – пишущий забывает упомянуть о той роли, которую сыграл обман в этом «массовом обращении». История повествует о случае во время голода в середине прошлого столетия, когда жители нескольких деревень выразили желание получить землю, чтобы выращивать на ней свой собственный урожай, и тогда один чрезмерно ревностный православный священник обещал им землю и достаток на юге России в том случае, если переселенцы примут православие. В надежде на это обещание около ста тысяч семейств последовали полученному совету, но когда после долгого ожидания они послали делегацию к русскому губернатору с просьбой, чтобы он дозволил это переселение, делегацию высекли и вернули с наставлением, что священник обещать землю права не имел и что никакой свободной земли не имеется. Поскольку соглашение было нарушено священником, население хотело вернуться к прежней религии, но оказалось, что по существующему закону: однажды православный – навсегда православный, следовательно, они сделать этого не смогли. После опубликованного в 1905 году закона о свободе совести многие из потомков этих обращенных оставили Православную Церковь 13.
Прилив же русского населения главным образом состоял из русских чиновников и военных, для которых русское правительство приказало местному населению выстроить церкви. После провозглашения независимости Латвии, которая, кстати сказать, по территории вдвое больше Бельгии, эти чиновники и солдаты покинули страну, и выстроенные для них церкви оказались практически пустыми, так как нынешнее русское населении Латвии (к тому же не все русские – православные) составляет только около 3 процентов 14. Я присутствовал на службе в рижском кафедральном соборе и видел лишь 60-70 посетителей, в то время как вместительность здания раз в двадцать превышает это число. Пустующие военные церкви, выстроенные для русских солдат русским правительством, теперь с полным правом переданы латвийской армии 15 – главным образом лютеранам, в определенной мере и католикам, для которых церквей не было.
Мне ничего не известно о преследованиях православного архиепископа Рижского Иоанна, если не считать разногласий в рижской православной пастве, часть которой утверждает, что их церковь используется в качестве платформы для политической антигосударственной пропаганды. Латвийское правительство не принимало никакого участия в этой газетной полемике, полагая, что лучше всего дать прихожанам самим уладить их собственные разногласия.
Что касается «архиепископа в погребе», то корреспондент, кажется, упустил из виду факт, что Латвийское правительство предложило архиепископу взамен прежнего архиерейского дворца дом, по мнению экспертов, вполне подходящий для этой цели, но по причинам, лучше всего известным ему самому, архиепископ Иоанн отклонил это предложение и предпочел остаться в подвале. За что же винить Латвийское правительство?
Г.В.Биссенек
Латвийский посол в Лондоне
Латвийское посольство. S.W. 5.

2

1924. 10 октября.
ПРАВОСЛАВНЫЕ В ЛАТВИИ
Сэр, позволите ли Вы мне сказать несколько слов относительно письма господина Биссенека, опубликованного в Вашем последнем номере?
Оставляя в стороне его исторические наветы, которые отнюдь не бесспорны, и его аргументацию, которая в ее дальнейшем логическом развитии могла бы привести нас к методам введения христианства, употребляемым Ливонскими рыцарями и к соответствующим заключениям, оставляя все это в стороне, давайте обратимся к нынешнему положению Православной Церкви в Латвии.
Каково в самом деле это положение?
Картина, нарисованная Вашим корреспондентом в статье, против которой возражает господин Биссенек, в действительности является неретушированной фотографией существующего положения вещей. Но раз Господин Биссенек возражает, давайте послушаем, что было сказано депутатом Латвийского парламента господином Бочаговым 16 на пленарном заседании Парламента 9 мая 1924 г.
«Меня как представителя православного населения Латвии особенно огорчает то, что наше правительство еще не уничтожило постыдного памятника, оставленного кабинетом Ульманиса-Мейеровица, – я имею в виду подвал, в котором живет глава Православной Церкви. Это наследие оставшееся от Ульманиса и Мейеровица символизирует положение Православной Церкви в Латвии. Православные лишены своих церквей, Духовной семинарии, школ, архиерейского дома. Для них закрыты источники духовного наставления. С одной стороны, мы видим, что имущество, принадлежащее архиерейскому дому было беспощадно конфисковано. Шмарденское 17 имение было приобщено к земельному фонду даже без оставления центра (предусмотренного законом), вальвенская мельница близ Вендена 18 вместо того, чтобы быть взятой для нужд государства или для недостаточно обеспеченных землей мелких владельцев, была передана генералу для его личного владения, поскольку Церковь была лишена права протеста. С другой стороны, мы замечаем, что римско-католическому монастырю в Аглоне совершенно вне всякой нормы (предусмотренной законом) из земельного фонда были предоставлены громадные земельные угодья... Но я надеюсь, что таковое ненормальное положение, в котором находится Православная Церковь и ее глава, не будет продолжаться долго, ибо этот памятник политики Ульманиса-Мейеровица является оскорблением не только для православных, но и для всех граждан Латвии.
Б . Тимофеев
188, Buckingham Place-road, S.W. 1.

3

1924. 17 октября
ПРАВОСЛАВНЫЕ В ЛАТВИИ
Сэр, будьте любезны, позвольте мне сказать еще несколько слов о Православной Церкви в Латвии, в ответ на письмо господина Б.Тимофеева в Вашем номере от 10 октября.
Господин Тимофеев цитирует фрагмент речи господина А.С.Бочагова (кстати сказать, пострадавший в переводе) в Латвийском Парламенте, произнесенной 9 мая, которая, будучи заявлением ex parte , является достаточно односторонней. Ни для кого не является секретом, что Православная Церковь в Российской Империи пользовалась огромными привилегиями, в то время как другие вероисповедания в связи с этим оказывались в неблагоприятном положении. Латвия, будучи демократическим государством, упразднила все привилегии и даровала всем жителям Латвии равные права. Естественно, что в подобном процессе в то время, как что-то выделялось притеснявшимся ранее, имевшие привилегии вынуждены пострадать. По этой причине, а также в связи с уменьшением православного населения Латвии некоторые из православных церквей с принадлежащей им землей были переданы правительством в качестве компенсации другим вероисповеданиям, на нужды которых прежде не обращалось внимания и которые не имели возможности удовлетворить свои возрастающие потребности.
Что же касается вынужденного жить в подвале архиепископа, для сведения господина Тимофеева, могу сослаться на мой вопрос в предшествующем письме: «Почему архиепископ Иоанн отказался сменить этот подвал на подходящий дом, когда подобный дом был ему предложен?»
Г.В.Биссенек
Латвийский посол в Лондоне.

4

1924. 5 декабря.
ПРАВОСЛАВНЫЕ В ЛАТВИИ
Сэр, прежний Латвийский посол, господин Биссенек, в письме в газету «The Church Times» от 17 октября, подвергает сомнению предмет моей речи в Латвийском парламенте 9 мая сего года, ввиду чего я прошу Вас позволять мне сделать следующее заявление 19.
Все, что я сказал относительно положения Православной Церкви в Латвии, а также положения ее архиепископа, было основано на тщательно проверенных фактах и документах. Они таковы, что дают полное право говорить о преследовании Церкви и ее архиепископа. Эти факты были, очевидно, неизвестны господину Биссенеку, иначе он не дезинформировал бы тех, среди кого был официальным представителем Латвии.
Он, по всей видимости, не знал, например, что Алексеевский монастырь, который был отнят у православных и передан римским католикам, был единственным монастырем в Латвии 20 и что ввиду его потери монах-архиепископ был лишен его единственно возможной установленной канонами резиденции. Очевидно, господин Биссенек не знал также, что эта резиденция была отобрана у православных в 1921 году всего лишь за несколько дней до прибытия архиепископа в Латвию, что несмотря на письменное прошение Синода Православной Церкви о предоставлении архиепископу другого жилого помещения, мало того, что ничего для этого не было сделано, но и до сего дня Синод не получил никакого ответа.
Ни Синоду, ни архиепископу правительством не было предложено новой, соответствующей канонам, резиденции; предложения же, исходившие от частных лиц, все без исключения были абсолютно неприемлемыми – одни по каноническим причинам, другие же преднамеренно или непреднамеренно, по незнанию, оказывались унижающими сан. Я категорически утверждаю, что проживание архиепископа в течение трех лет в подвале было вынужденным.
Очевидно, господин Биссенек не знал также, что Духовное училище и Семинария с их церквами и библиотеками были единственными духовными образовательными учреждениями в Латвии для подготовки священнослужителей Православной Церкви и что без них Православная Церковь в Латвии не имеет возможности обеспечить себя духовенством.
Пределы письма не позволяют мне во всей полноте представить вызывающее тревогу положение Православной Церкви в Латвии. Но и приведенных фактов достаточно, чтобы свидетельствовать о том, что господин Биссенек или не имел представления или забыл о реальном положении вещей, что может быть подтверждено многочисленными фактами и документами.
А.Бочагов
Член Латвийскго парламента
Рига

ЧЕХОСЛОВАКИЯ

< Письмо профессора Д.Вергуна >

Прага,
Kral. Vinohrady. Tylovo nam
Hôtel Beranek, 207

Ваше Высокопреосвященство!
Поздравляю Вас с наступающим Новым годом и желаю в этом году добиться своих прав. Не получая никакого ответа из Москвы на письмо пересланное при посредстве Вашем от блаженного патриарха я не знаю, что и сообщить моим землякам в Америке. Арх<иепископ> Евлогий 21 не поехал в Америку. Митр<ополит> Платон 22 на Собор «всезаграничной» <иерархии ?> в Карловцах не приезжал. Я на собор не поехал по другим соображениям: в Берлине я узнал, что Марков 2-ой 23 затевает там политическое « pronunciamento » 24, а я враг вмешательства политики в церковные дела. Собор по американским делам, кажется, никакого постановления не принял. Там, как мне передавали, избрали «заместителя патриарха» м<итрополита> Антония, причем участники собора рассказывают, будто слышались нарекания на Патриарха Всероссийского, что он «большевицкий патриарх».
Что мне говорили, я и Вам пишу, ибо знаю, что Вы также поболезнуете, думаю, об этом как и я сам. «Карловацкие люди» и представления не имеют о борьбе Святейшего с агентами большевиков вроде Путяты 25, Варнавы, а о тонких сетях Сергия Финляндского 26 они по-видимому совсем не в курсе. Я этим только и объясняю политику Собор<а> «рассудку вопреки,

Наперекор стихиям!..» 27
Сведения о соборе я получил о<т> В<ысоко>преос<вященного> Досифея 28 епископа Нишского и «карпаторусского» человека, просвещенного и <деликатного ?>. К сожалению, он уезжает отсюда в Женеву, где он назначен представителем Югославии в международном <комитете ?> р<усских> беженцев. Карпатороссы осиротели и чувствуют это тем более, что арх<иепископу> Евлогию был дан совет чехословацким правительством уехать из Праги на следующий день, как только он на обратном пути из Карловцев в Берлин приехал в Прагу. Этот скандал будет иметь еще последствия. Говорят, виною тому то обстоятельство, будто арх<иепископ> Евлогий назначил в Прагу свящ<енника> Стельмашенка 29, не известив об этом чехословацкое правительство, а у с<священника> Стельмашенка с управляющ<им> М.<В. ?>Д. д<октором>ром <Гиреком ?> еще <счеты из ?> Киева, где оба подвизались еще до войны. Во всяком случае, православие от этого очень страдает. Митр<ополит> Антоний ставит открыто на Маркова 2-го, <к которому ?> в последнее время присоединился и гр<аф> В.А.Бобринский 30, купивший себе в Нов<ом> Саде дом (напротив Карловцев) и влияющий на церков<ные> дела.
Зато рост православного движения среди чехов усиливается. Епископ Горазд 31 произвел на меня прекрасное впечатление. Это настоящий подвижник и он завоюет Моравию из Оломуца. В самой Праге дела обстоят хуже. Тут сильное влияние методистов и англикан вообще. Но простонародье, кроме слав<янского> православия о других новшествах и слышать не хочет.
Испрашивая Ваших молитв, прошу принять уверения в искренней преданности
проф<ессор> Дм<итрий> Вергун

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 9-10. Автограф.

РУМЫНИЯ

Письмо митрополита Бесарабского Гурия и редакционного комитета журнала «Миссионер» («Misionarul» )

ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО, ВОЗЛЮБЛЕННЫЙ О ХРИСТЕ БРАТ.

Сердечно приветствуя Вас с праздником Рождества Христова и наступающим Новым 1930 годом, обращаемся к Вам с нижеследующей просьбой:
Культурно-просветительный отдел Кишеневского епархиального совета, преодолевая большие трудности материального характера начал издание периодического ежемесячного журнала, посвященного вопросам миссии, в виду исключительной важности миссионерского дела в переживаемое время.
Необходимость такого журнала ощущалась еще с первых дней образования всерумынской объединенной национальной Церкви после войны 1914-1918 г<одов> На это обратил внимание и первый всерумынский миссионерский съезд, заседавший в Октябре 1928 года в гор<оде> Араде.
Кишиневский епархиальный совет взял на себя осуществление тяжелой задачи издания миссионерского периодического органа приблизительно по образцу журнала «Миссионерское обозрение», выходившего до 1918 года в Петрограде 32.
Второй всерумынский миссионерский съезд, состоявшийся осенью текущего года в Кишиневе под Нашим председательством восторженно встретил и всецело одобрил № 1 нашего журнала «Миссионер» (« Misionarul » ), постановив, чтобы все румынские православные епархии абонировались на него по мере возможности.
В настоящее время вышел № 3 журнала и большинство епархий уже абонировалось.
Редакционный комитет питает надежду сделать этот журнал живым центром, вокруг которого группировались бы все деятели румынской православной миссии, служа для них, а равным образом и для всего духовенства Румынии и источником вдохновения, и средством для взаимного усовершенствования, для богословских исследований, для братского общения. Главным нервом журнала, по мнению редакционного комитета, для того, чтобы таковой смог успешно выполнять свое назначение, должен стать информационный отдел внутренней и внешней хроники, посредством которого можно было бы ознакомить читателей с течением миссионерской и вообще церковно-общественной жизни внутри страны и за границей.
Посему обращаемся к Вам с сердечной просьбой посодействовать нашему начинанию, уполномочив кого-либо из просвещенных клириков-богословов возглавляемой Вами Православной Церкви в Латвии принять на себя труд быть постоянным корреспондентом нашего журнала, сообщая нам к первому числу каждого месяца текущие новости из области миссионерской и общественной жизни в Латвии.
Одновременно просим Ваше Высокопреосвященство распорядиться о сообщении редакции нашего журнала адресов всех духовно-просветительных и богословских периодических изданий, выходящих на территории Латвии, на каковые редакция желает абонироваться.
Присылаемые нам статьи и информации могут быть составлены на языках: румынском, русском или французском.
В надежде, что Ваше Высокопреосвященство окажете содействие предпринятому нами трудному делу, приносим Вам искреннюю благодарность и братски приветствуем вас о Христе.
Gurie , Arhiepiscopul Chi ş in ă ului & Mitropolitul Bosarabiei 33
Председатель ред<акционного>. комитет<а> прот<оиерей> Влад. <Буринаковский ?>
Секретарь, св<ященник> <Н. ?><Сквозников ?>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 50. Л. 72-73. Машинопись. Курсивом в данном случае выделены собственноручные подписи и вписанное латинским шрифтом название журнала. В левом верхнем углу помета, сделанная рукой архиеп. Иоанна: «Отв. 1930 27/ I ».

<Письмо О.Окулич>
4/ IX 1921
Ваше Высокопреосвященство.
Помня Ваше хорошее отношение к моему покойному отцу Якову Егоровичу Эрдели и ко всей нашей семье, я решаюсь обратиться к Вашему Высокопреосвященству с большой просьбой.
Отец мой был убит большевиками летом 1919-го года в гор<оде> Елисаветграде. После его смерти моя мать прожила одна там же почти год, так как вся наша семья разбрелась в разные стороны, но в 1920 году моему брату удалось ее привезти в Москву, где жил он сам и сестра с мужем. Несколько раз писала я туда через Швейцарию, Берлин и Ригу, но ответа не получила. Правда, определенного адреса я не знаю; знаю только, что в 1918 году муж сестры, Николай Александрович Сулейман 34, читал лекции в военной академии, куда я и посылала письма.
Моя просьба к Вашему Высокопреосвященству состоит в том, чтобы, если Вы найдете возможным, снестись с Москвой и узнать через Н.А.Сулеймана, адресуя в военную академию, или через Ксению Александровну Энгельгардт 35, служащую в Большом театре, жива ли и здорова мать моя, Вера Петровна Эрдели, брат – Егор Яковлевич и сестра, Раиса Яковлевна Сулейман, и сообщить им, что вся семья наша и второй брат мой живы и здоровы.
Кроме того, прошу Ваше Высокопреосвященство не отказать сообщить мне, нет ли возможности каким-нибудь образом вывезти мою мать из Москвы, если она еще Жива, в Ригу и оттуда к нам в Бесарабию, или переслать ей через Красный крест продовольствие. Средства нужные на это я перешлю сейчас же, если Вы, Ваше Высокопреосвященство, возьметесь помочь мне в моем горе.
Простите, что я Вас беспокою такой трудной просьбой, но судьба матери моей, которой уже 65 лет и которой пришлось столько ужасного пережить, меня так мучает, что я решаюсь обратиться к Вам, тем более что помню, в каких хороших отношениях Вы были с моим отцом и с каким уважением он всегда отзывался о Вас.
Прошу Вас принять уверение в моем к Вам глубоком уважении и искренней привязанности.
Ольга Окулич
Адр<ес>: Roumanie, Bessarabie, Boudaki .

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 26-27.

ПИСЬМА С БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

I . ИЕРУСАЛИМ

<Письма архиепископа Анастасия>

1

Его В<ысокопреосвящен>ству Высокопреосвященнейшему Иоанну Архиепископу Рижскому
Ваше Высокопреосвященство
Милостивый Архипастырь!
Имею честь препроводить при сем копию послания Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского 36 «Всему Православному Русскому Народу», написанного на русском языке и лично врученного мне его Блаженством 4/17 сего сентября.
Испрашивая Ваших архипастырских молитв, с глубоким почтением остаюсь Вашего Высокопреосвященства усерднейшим слугою
Архиепископ Анастасий
1925
2/7 сент. Иерусалим.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 39. Автограф. Имя адресата, помещенное в нижней части первой страницы, перенесено в начало.

2

Ваше Высокопреосвященство,
Досточтимый Владыко!
Вы находитесь ближе всех нас к России и несомненно имеете общение с нашими Владыками, стоящими ныне у кормила церковного правления.
Это побуждает меня обратиться к Вам с настоящим письмом, чтобы обстоятельнее осведомить Вас о том печальном событии, слух о коем несомненно уже дошел до Вас, т<о> е<сть> о признании Патриархом Дамианом обновленческого Синода в России 37.
Блаженнейш<ий> Дамиан вступил в каноническое общение с живоцерковниками в июле месяце настоящего года, когда отправил на имя «Святого Синода Православной Российской Церкви» мирную грамоту в ответ на присланное ему послание, в котором «Синод» уверял его в своей непоколебимой верности учению Православной Церкви. Патриарх не имел недостатка в предупреждениях относительно истинной сущности обновленческого движения в России и однако послал его представителям свои приветствия и благословения, желая чрез них снова восстановить прерванное общение с Русской Церковию. Он не хотел скрыть от меня предпринятого им шага и сам вручил мне копию своего послания обновленцам. Из этого я заключаю, что он едва ли отдавал себе полный отчет в значении совершенного им акта. Однако, став однажды на ложный путь, он не хотел сознаться в сделанной им ошибке и пытался оправдывать и защищать предпринятую им меру соображениями церковной икономии. Он неоднократно старался уверять меня, что главным мотивом для отправления послания у него было желание внести мир и единение в расколовшуюся ныне Русскую Церковь, всех членов которой он признает «православными».
Самое разделение внутри Церкви он готов считать делом личной борьбы между иерархами, среди которых он не хочет различать законных и незаконных.
«Я всех считаю православными», – неоднократно повторял он мне. «Однако Вы адресовали Вашу грамоту на имя обновленцев, которые и постарались использовать ее в свое оправдание и против тихоновцев?» – спросил я. Патриарх ответил, что его не поняли и он не отвечает за искажение смысла его грамоты. На самом деле, однако, его послание носит характер документа, благоприятного только для обновленцев; о тихоновцах там совсем не упоминается. Не подлежит сомнению, что оно внушено чисто практическими мотивами – желанием приобрести чрез обновленческий Синод благоволение советской власти и возвратить конфискованное имущество Сионской Церкви в Москве и Таганроге.
Конечно, этот расчет ошибочен, а между тем на сближение Патриархии с обновленцами обратили внимание все представленные в Иерусалиме инославные церкви и английское палестинское правительство. Отрицательное отношение к большевизму в Англии дает нам основание надеяться, что живоцерковникам не будут переданы наши владения в Св<ятой> Земле. Но, конечно, поручиться за будущее никто не может, ибо политика всегда может изменить свой курс в зависимости от новых обстоятельств или общественных настроений. Мы все живем теперь настоящим днем, поручая наше будущее Божественному провидению.
По доходящим до нас глухим сведениям Вашему Высокопреосвященству также приходится вести напряженную борьбу за права Православной Русской Церкви в родной Вам стране. Помоги Вам Бог!
Будем все стоять на страже врученного нам церковного достояния до тех пор, пока Господь не изречет мир на люди своя.
Испрашивая архипастырских молитв Ваших, с душевным почтением и братскою о Христе любовию остаюсь Вашим усерднейшим слугою
архиепископ Анастасий
1926. 29 окт<ября>/4 ноября. Иерусалим.
P.S. Наше печальное иерархическое разделение за границей не может, конечно, способствовать укреплению нашего положения среди окружающих нас враждебных сил; надо приложить все старание для того, чтобы возвратить утраченное единство.
Не ограничиваясь только устной полемикой с Бл<аженнейшим> Патриархом, я вручил ему и письменный протест против признания им обновленческого Синода. Если Вам потребовалось бы иметь копию последнего, я готов, конечно, выслать ее.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 150-155. Автограф.

II . КОНСТАНТИНОПОЛЬ

<От приходского совета церкви св. Николая >
Приходской совет церкви св. НИКОЛАЯ, что на Хабрие, приветствует
Православные общины Латвии
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Гонение на православную Церковь в Советской России, унося много мученически погибших жертв, не только не убило, благодаря Бога, религиозности в русском народе, но еще усилило ее подъем, как это видно из доходящих до нас известий.
Советская власть старается теперь захватить в свои руки управление Церковью, внося разложение в самый состав духовенства и приходы, для чего пользуется недостойными своего сана пастырями. В этом отношении достигнут советскою властью некоторый успех: высокочтимый страдалец за веру и Церковь отец наш Патриарх Тихон уже осужден за якобы противореволюционные деяния и участь его разделяют все те иерархи, кои являются его единомышленниками.
Предстоящее в Москве церковное собрание, именуемое «Красным Собором» 38, будет происходить при участии лиц исключительно сочувствующих советской власти, а постановления того собора, включающего в свою программу как вопросы догматические, так и вопросы, относящиеся до переустройства церковного уклада, внесут новую смуту в жизнь Православной Русской Церкви.
Как видно из прилагаемого обращения к православным русским людям и общинам за рубежом России приходская Православная церковная община церкви св. НИКОЛАЯ, что на Харбие, решается высказать свое суждение о незаконности проектированного советскою властью собрания и подвинуть все православные зарубежные общины на борьбу с надвигающимся новым злом. Православная община церкви св. Николая надеется, что ее обращение будет принято православнымиобщинами Латвии сочувственно и он<и> присоедин<я>тся к ее голосу, причем одним из первых практических шагов должно быть обращение с заявлением во Временный архиерейский синод Православной Церкви за границей (Сербия, Сремски Карловцы) о полной солидарности с мнением нашим относительно незаконности Красного Собора.
Трудно сказать, в чем проявится дальнейшее участие в Латвии православных общин, но, несомненно, что с <их> стороны будут использованы все благоприятные местные условия.
Приходской совет церкви св. Николая, что на Харбие, твердо надеясь на Божию помощь, глубже верит, что при общем дружном содействии собравшиеся над Православною Русскою Церковью тучи будут ко благу многострадальной Родины рассеяны, а красному собору будет дана надлежащая оценка.
Настоятель Свято-Николаевской Церкви, что на Харбие и председатель Приходского совета
Протоиерей Леонид Колчев
Член Приходского совета священник Александр Калашинский <?>
Делопроизводитель <подпись нрзб.>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 142-143. Машинопись. Курсивом в данном случае отмечено вписанное от руки. В левом углу письма неясно отпечатанный штамп «Приходской СОВЕТ русской церковной общины при церкви Св. Николая мая 1923 № 35. Констано<поль> ХАРБИЕ». На письме рукою архиепископа Иоанна синим карандашом надписано: « Konstantinopole».
<Письмо И.Л.Клочко, старшего начальника Всероссийской Организации Юных Разведчиков>

№ 40
16/29 марта 1925.
Царьград. Ваше Высокопреосвященство,
Милостивейший Архипастырь и Отец!
Из прилагаемого проспекта Ваше Высокопреосвященство изволите ознакомиться с организацией, ставящей себе целью воспитание в духе Св<ятой> Православной Церкви и здорового русского национализма грядущего молодого поколения. До сих пор в сознании русской эмиграции вопрос этот не занимал главного внимания, а между тем дети наши, т<ак> ск<азать>, единственное конкретное будущее, от мировоззрения и миросозерцания коего будет зависеть и будущая история России. Попытку в этом направлении в деле воспитания и берет на себя организация юных разведчиков, включающая в себя всю молодежь: от 8-12 лет – детский кружок, от 12-15 лет – сами разведчики (как противовес пионерам). от 15-21 – ст<аршие> разведчики или братство русских юношей (противовес комсомолу и всяким «христианским» союзам Y . M . C . A .). К сожалению, организации, юным разведчикам, приходится преодолевать немало препятствий в своем развитии вообще, в частности же, мне как ст<аршему> начальнику приходится быть сугубо осторожным в доверии этого дела на местах, т<ак> ск<азать>, новым людям. В силу сих причин и в Латвии не представилось возможности основания ячеек юных разведчиков. Полагая, что Вашему Высокопреосвященству прекрасно известны люди, как преданные Церкви нашей, так и национальным задачам России, я обращаюсь к Вам с усерднейшей дерзновенной просьбой о рекомендации лица, кое могло бы принять на себя труд организации и руководства юными разведчиками в Латвии. Я питаю горячую уверенность, что Вы, Владыко Святый, не откажите в Вашем Святительском покровительстве делу, созданному здравым русским смыслом и давнешней потребностью того воспитания, коему мы, увы, почти не уделяли внимания, пожиная теперь горькие плоды нашей русской беспечности в отношении подрастающего поколения.
Я буду весьма рад дополнительно сообщить все интересующие Ваше Высокопреосвященство данные и пр<очие> сведения касательно организации юных разведчиков.
Испрашивая Святительских молитв Ваших и Архипастырского благословения, с глубоким уважением имею честь быть
И.Клочко
Мой адрес
Via London
Turquie
Constantinopole
Jean Klotchko
Conseil Episcopal
Peŕa 132 rue Tarla-Bachi

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 10-11. Автограф. Отпечатанный типографским образом угловой штамп: «Иоанн Лаврентиевич Клочко. Старший начальник Всероссийской Организации Юных Разведчиков»

III . ГАЛЛИПОЛИ

<Письмо архимандрита Антония>

Ваше Преосвященство,
Высокочтимый Владыко!
Вы, вероятно, теперь и не вспомните меня, но, тем не менее, я пишу Вам. В Одессе, когда Вы были у нас викарием (временно), я часто встречался с Вами, будучи студентом Петр<оградской> Академии; в соборном алтаре. Вы также не раз беседовали со мной и т<ак>д<алее>. Но это неважно. Окажите, пожалуйста, содействие шт<абс>-капит<ану> Сиферсу, направляющемуся в Россию из рус<ской> армии в Галлиполи, а если возможно, то и в вопросе пересылки моих писем Вл<адыке> Патриарху, архиеп<ископу> Финл<яндскому> Серафиму 39 и еп<ископу> Алексию 40 в Одессу. Этим меня и все русское дело Вы крайне обяжете. Святители наши на страже и дело делается: 8 ноября Церк<овный> Собор в Сербии; дальше в феврале большой Серб<ский> собор с участием представителей всех прав<ославных> Церквей и т<ак> д<алее> Верим в воскресение.
Вашего Преосвящ<енст>ва богомолец смир<енный> архим<андрит> Антоний
P.S. Я здесь состою главным свящ<енником> 1 Арм<ейского> Корпуса, – всей нашей гордости и надежды.
Архим<андрит> Антоний
4 окт<ября> 1921 Гал<липо>ли

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 66-67. Автограф.

<Приложение>

Его Высокопреосвященству
Архиепископу Иоанну Рижскому
Прошу не отказать принять и выслушать г<осподи>на Сиферса.
Кн<язь> А.Ливен
21 марта 1922

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 70. Автограф.

Комментарии

1 Mott John Raleigh (Мотт Джон Рейли) – в то время Генеральный секретарь Международного комитета YMCA. Активно поддерживал русское православие в эмиграции.
2 Hollinger Ralph W (Холлингер Ральф В.) – также принимал участие в оказании помощи русскому православию в эмиграции, участвовал в организации Русского студенческого христианского движения. С 1928 г. – секретарь Центрального региона Национального совета YMCA США.
3 Рождественский Александр Петрович, протоиерей – был профессором Священного Писания Ветхого Завета Санкт-Петербургской духовной академии. С 1920 г. в эмиграции в Болгарии. Профессор богословского факультета Софийского университета. По болезни вышел в отставку в 1923 г. Скончался в 1930 г. в Чехословакии.
4 Вопрос задан в связи с переходом в это время некоторых Православных Церквей на новый календарный стиль. В Латвии допускались оба календарных стиля.
5 Имеются в виду торжества по случаю празднования 1600-летия I -го Вселенского собора, состоявшегося в Никее в 325 году.
6 Речь идет о Н.Н.Глубоковском.
7 Название «Ленинград» Н.Н.Глубоковским исправлено на «Петроград»; им же в этом месте сделана в письме сноска, в которой дописано: «Не выношу этих проклятых слов».
8 Извольский Петр Петрович, протоиерей – Обер-прокурор Синода (1906-1909). Член Государственного Совета (1912-1916). Эмигрировал в 1920 г. в Константинополь, затем переехал в Париж. В начале 1920-х гг. – член церковно-приходского совета церкви св. Александра Невского в Париже. Принял священство в эмиграции в 1922 г. В том же году был назначен настоятелем Свято-Николаевского храма в Брюсселе.
9 Антоний (Храповицкий), митрополит – см. о нем в предисловии к ч. I .
10 Здесь и далее говорится об инциденте, возникшем в связи с речью архиепископа Иоанна, произнесенной им 6-го ноября 1927 г. перед всенародной панихидой по жертвам большевизма (по поводу 10-летия большевистского переворота) и вызвавшей ноту протеста со стороны советского полпредства. В своей беседе с корреспондентом газеты «Слово» и в еще более резкой форме в речи на заседании Сейма 29 ноября 1927 г. архиепископ Иоанн обвинил правительство СССР в стремлении ограничить свободу слова в Латвии (информацию о событиях см. в газетах «Сегодня» – 1927. 7, 12, 24, 30 нояб. и «Слово» – 1927. 7, 12, 14, нояб. Тексты речей архиеп. Иоанна см.: Слово 1927. 30 нояб. и 1 дек.; Вера и жизнь. 1927. № 12. С. 7-8; 1928. № 1. С. 4-10).
11 Письмо адресовано архиепископу Иоанну (Поммеру) ошибочно, Полтавской епархией он не управлял. Определенно автор письма имел в виду архиепископа Иоанна (Смирнова) занимавшего Полтавскую кафедру с 1904 по 1910 г., затем переведенного в Ригу и покинувшего ее во время эвакуации в 1915 г.
12 Николай (Пирский) – был хиротонисан во епископа Кобелянского, викария Полтавской епархии 3 января 1923 г. С 1927 г. – епископ Роменский, викарий Полтавской епархии, с 1931 г. – архиепископ Новоградволынский, с 1932 г. – архиепископ Полтавский. Скончался 9.06.1935. В «Справочных материалах» об архиереях Русской Православной Церкви ничего не говорится о его уклонении в обновленческий раскол (См. История Русской Церкви. Кн. 9. М., 1997. С. 754).
13 Переход многих латышских крестьян в православие имел гораздо более сложную историю, чем это изображено автором статьи. Да и трудно себе представить, как, благодаря обещаниям всего лишь одного священника, в православие могло обратиться, говоря словами самого же автора, «около ста тысяч семейств». О массовом переходе в православие латышских и эстонских крестьян в середине XIX в. см. подробнее: Гаврилин А.В. Очерки истории Рижской епархии: 19 век. Рига, 1999. С. 109-182.
14 В действительности общее число православных в Латвии в это время (включая и православных латышей) составляло 9,1% – 167 538 человек (данные на 1925 г – время близкое к публикации статьи). См.: Озолиньш К. Положение Латвийской Православной Церкви в 20-е годы ХХ века // Православие в Латвии. Исторические очерки: Сб. ст. Вып. 2 / Под ред. А.В.Гаврилина. Рига, 1997. С. 15.
15 Сведение ложное. Отобранные у православных церковные здания для латвийской армии не предназначались (кроме того, большинство построенных на территории Латвии православных храмов не были предназначенными специально для военных). Основанием для подобного заявления автора послужила, очевидно, судьба рижского кафедрального собора и церкви Алексеевского монастыря в период оккупации немецкими войсками Риги во время Первой мировой войны, когда оккупационными властями они были обращены соответственно в лютеранскую и католическую церкви немецкого гарнизона.
16 Бочагов А. – один из видных русских общественных деятелей в межвоенной Латвии. Один из руководителей Русского национал-демократического союза, впоследствии образовал свою собственную партию – Русский трудовой союз в Латвии. В оригинале имя искажено – Bogatcheff . В других статьях публикуемой полемики названо правильно.
17 Шмарден – современное название – Смарде.
18 Венден – современное название – Цесис.
19 В архиве архиепископа Иоанна сохранилось письмо протодиакона В.Феокритова от 5 XII 1924 г., в котором содержатся сведения о затруднениях, возникших в связи с публикацией ответа А.Бочагова Г.Биссенеку. Приводим соответствующий отрывок из этого письма: «Ваше Высокопреосвященство, Милостивый Архипастырь и Отец. Препровождаю Вам при сем вырезку из еженедельника « The Church Times » от 5 с<его> м<есяца> с письмом А.С. <Бочагова> в английском переводе. Редактор поместил его лишь после сильного на него натиска с двух сторон. Этим и объясняется то, что письмо было напечатано на прошлой неделе, хотя оно и было доставлено ему заблаговременно...» (полный текст письма см. в дополнениях к первому и второму тому, помещенных в данном издании).
20 Точнее следовало бы в данном случае сказать: «единственным мужским монастырем».
21 См. о нем в сн. 7 к ч. I .
22 См. о нем в сн. 2 к ч. I .
23 Марков Николай Евгеньевич (Марков 2-й) – председатель Высшего монархического совета (до 1931 г.). Ранее член Думы крайне правого направления. Видный участник Зарубежного Собора в Сремских Карловцах (1921).
24 Слово употреблено в том виде, в каком оно употребляется в английском языке и обозначает политическое выступление, прокламацию.
25 См. о нем в сн. 14 к ч. I .
26 Речь идет о Сергии (Страгородском), будущем митрополите, заместителе Патриаршего местоблюстителя, затем Патриархе Московском и всея Руси. См. о нем подробнее в предисловии к ч. III настоящего тома.
27 Цитата из комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума».
28 См. о нем в предисловии к ч. I настоящго тома.
29 Стельмашенко Михаил, прот. – Окончил Киевскую духовную семинарию и историко-филологический факультет Киевского Университета. Эмигрировал в Чехословакию. Настоятель русского православного прихода в Праге (1921), позже переехал в Италию.
30 Бобринский Владимир Алексеевич - российский политический деятель. Депутат II, III и IV созывов Государственной Думы, лидер группы прогрессивных националистов. В 1919 эмигрировал, в 1921 г. член Первого Всезаграничного Карловацкого Церковного Собора.
31 Горазд (Павлик) - первый предстоятель вновь образованной Чехословацкой Православной Церкви в юрисдикции Сербской Православной Церкви. Во Время второй мировой войны расстрелян немцами. Сербской и Чешской Православными Церквами причислен к лику святых.
32 Журнал «Миссионерское обозрение» с 1896-го года выходил в Киеве, затем с 1899 года его издание было перенесено в Петербург. Редактором и издателем журнала был В.М.Скворцов (см. о нем в ч. I настоящего тома).
33 Гурий (Гросу) из местного духовенства, ревностный сторонник воссоединения Бессарабии и Румынии. 21.02.1920 был избран архиепископом Бессарабским, 28.04.1928 возведен в сан митрополита. занимал Кишиневскую кафедру до 11.11.1936, когда был отправлен на покой,
34 Сулейман Николай Александрович – генерал-майор. Добровольно вступил в Красную армию. С 12.10.1918 преподавал в Академии Генштаба; Начальник Военно-Хозяйственной Академии. В 1920-е гг. преподаватель по военному хозяйству Военной Академии. В 1938 – комбриг, инспектор боевой подготовки Сухопутных войск, репрессирован, умер в заключении в 1942 году.
35 Очевидно, речь здесь идет об известной русской арфистке, впоследствии профессоре Московской консерватории Ксении Александровне Эрдели (бывшей замужем за офицером Н.Н.Энгельгардтом, потомком друга М.И.Глинки). С 1918 по 1938 год К.А.Эрдели была солисткой оркестра Большого театра.
36 Речь идет о патриархе Дамиане, занимавшем Иерусалимский Патриарший Престол с 1897 по 1931.
37 Патриарх Дамиан 9.07.1926 г. послал обновленческому Синоду грамоту, в которой по сути признавались его полномочия (текст грамоты см.: Обновленческий раскол: Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики / Сост. И.В.Соловьев. М., 2002. С. 458-459). Однако уже в 1927 году законным возглавителем Русской Православной Церкви им был признан Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола митр. Сергий (Страгородский) (см.: Цыпин В., прот. История Русской Церкви: 1917-1997. // История Русской Церкви. Кн. 9. М., 1997. С. 163).
38 Речь в данном случае идет о подготовке в Москве обновленческого собора.
39 Серафим (Лукьянов) – С 17.01.1918 епископ Финляндский и Выборгский; в 1920 возведен в сан архиепископа. В 1923 был сведен с Финляндской кафедры за нежелание перейти в юрисдикцию Константинопольского патриарха. С 1927 по 1945 принадлежал к Карловацкой юрисдикции. В 1945 воссоединился с Московской Патриархией. Скончался в сане митрополита 18.02.1959.
40 Алексий (Баженов) – с 1917 епископ Елизаветградский, викарий Одесской епархии; с 1921 епископ Тираспольский, временно управляющий Одесской епархией. С 1922 в обновленческом расколе.

Архив журнала
№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2013№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба