Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альманах "Русский мир и Латвия" » №24, 2011

ЧАСТЬ III. ПЕРЕПИСКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПАТРИАРШЕГО МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЯ МИТРОПОЛИТА СЕРГИЯ (СТРАГОРОДСКОГО) С АРХИЕПИСКОПОМ ИОАННОМ
Просмотров: 1827

Помещенная в третьей части настоящего тома переписка митрополита Сергия (Страгородского) и архиепископа Иоанна связана с историей так называемой «Декларации» Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и временного при нем Синода, вызвавшей углубление и расширение возникших после революции расколов в Русской Православной Церкви.

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Сергий (Страгородский) был назначен Заместителем Патриаршего Местоблюстителя 10 декабря 1925 года. В июле 1927 года под давлением властей он был вынужден подписать «Послание», в котором декларировалось лояльное отношение Церкви к советскому правительству и советскому общественному строю. Кроме того, в тексте послания содержалось требование к заграничному русскому духовенству дать подписку о лояльном отношении к советской власти. Карловацким заграничным Синодом это требование было отвергнуто. Митрополит Евлогий (Георгиевский), управлявший в то время русскими православными приходами в Западной Европе ради сохранения канонических отношений с Московской Патриархией требуемое обязательство подписал. Формулировка им была выбрана компромиссная — как обещание не использовать амвон для политических выступлений. Тем не менее, и в таком виде она оказалась неприемлемой для части подчиненного ему духовенства и паствы, в результате перешедшей в Карловацкую юрисдикцию. Однако подписанное митрополитом Евлогием даже в компромиссной форме обязательство в конечном счете возможности сохранить связь с Москвой ему не дало. В 1930 году во время Великого поста англиканская церковь проводила по всей Великобритании моления о гонимой и страждущей Церкви Российской. В этих молениях принял участие и митрополит Евлогий, что, в свою очередь, было воспринято российской церковной властью как политическая акция. В результате 10 июня 1930 года Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий и его временный Синод издали постановление, согласно которому митрополит Евлогий увольнялся от управления русскими приходами в Западной Европе. Управление этими приходами временно передавалось архиепископу Владимиру (Тихоницкому), однако архиепископ Владимир принять это назначение отказался. Созванный митрополитом Евлогием съезд духовенства и мирян обратился к нему с просьбой своего поста не оставлять. Опираясь на решение съезда, митрополит Евлогий в свою очередь обратился в Москву с предложением временно установить самостоятельный статус русской Западноевропейской Церкви. Соответствующего согласия от Патриархии не последовало, митрополит Сергий лишь подтвердил увольнение митрополита Евлогия и передал управление Западноевропейскими приходами митрополиту Литовскому Елевферию (Богоявленскому). В результате митрополит Евлогий и большая часть подчиненного ему духовенства и мирян вышла из юрисдикции Московской Патриархии под омофор Вселенского Патриарха. Окончательно переход был закреплен грамотой Константинопольского Патриарха Фотия 17 февраля 1931 года. 30 апреля 1931 года постановлением митрополита Сергия и временного при нем Патриаршего Синода митрополит Евлогий и последовавшее за ним духовенство были запрещены в священнослужении. I

Вскоре после опубликования «Декларации» митрополит Сергий обращается с письмом и к архиепископу Рижскому и всея Латвии Иоанну. Целью письма было выяснить отношение архиепископа Иоанна к созданному в России церковному управлению, а также и к тексту «Декларации».

Ответ архиепископа Иоанна дипломатичен, но вместе с тем достаточно определенен и тверд. Признавая возможную целесообразность политики митрополита Сергия для Православной Церкви в России (хотя, как это демонстрирует переписка архиепископа Иоанна с митрополитом Литовским Елевферием, в целом последствия этой политики он оценивал достаточно скептически), Рижский архиепископ в категорической форме отказался дать подписку о лояльном отношении к советской власти, мотивируя это тем, что и он сам и основная часть его паствы являлись подданными независимого от советской России государства, имевшими гражданские обязательства перед своей страной. Что же касается отношений с Московской Патриархией – не отрицая свою связь с ней, архиепископ Иоанн в то же время настаивал на правах, определявшихся широкой автономией, которая была получена Латвийской Православной Церковью от Патриарха Тихона. В письме также содержится и явный намек на то, что в случае политического давления со стороны Москвы, Латвийская Православная Церковь может оказаться вынужденной выйти из ее юрисдикции: «данные документа были признаны удовлетворительными и пока <выделено мною – Ю.С.> не требующими обращения, по примеру наших соседей ко Вселенскому Патриарху». Хотя, казалось бы, в данной формулировке архиепископ Иоанн имеет в виду неизбежное давление на Православную Церковь Латвии, которое последует со стороны правительства в том случае, если Московской Патриархией будут предъявлены требования политического характера, тем не менее, как представляется, намек на возможность разрыва между Латвийской Церковью и митрополитом Сергием оказывается здесь заявлен недвусмысленно. В начале 1920-х годов (об этом свидетельствуют хранящиеся в архиве документы) к переходам в Константинопольскую юрисдикцию (Польская, Финляндская, Эстонская Православные Церкви) архиепископ Иоанн относился критически, к концу же 20-х, началу 30-х его позиция в этом вопросе несколько меняется. Так выход из Московской юрисдикции митрополита Евлогия нисколько не омрачит отношений с ним Латвийского архиепископа. II И это коснется не только лишь их личных отношений – и после перехода митрополита Евлогия в Константинопольский Патриархат в Парижском Богословском Институте будут продолжать свое обучение студенты-латвийцы, в то время как другие оставшиеся верными Московской Патриархии студенты и преподаватели института окажутся вынужденными оставить его стены. Более того, некоторые из студентов-латвийцев уже после запрещения в священнослужении митрополитом Сергием митрополита Евлогия с ведома и благословения Латвийского Владыки примут в Париже священный сан III.

Как свидетельствуют последующие события, данные в письме архиепископа Иоанна разъяснения митрополитом Сергиием, очевидно, были приняты. Во всяком случае, ни наложенных прещений, ни исключения архиепископа Иоанна из Московской юрисдикции в дальнейшем не последовало, несмотря даже на недвусмысленные антисоветские выступления Владыки как с амвона, так и с трибуны латвийского Сейма, включая и речь, произнесенную им 6-го ноября 1927 года перед всенародной панихидой по жертвам большевизма (в связи с 10-летием большевистского переворота), вызвавшую ноту протеста советского полпредства, а также и ответную речь архиепископа по поводу этой ноты на заседании Сейма 29 ноября 1927 г. IV

В приложении к основному тексту включенной в четвертую часть публикации помещена копия постановления Временного Патриаршего Синода о запрещении в священнослужении митрополита Евлогия. Этот документ был разослан митрополитом Елевферием находящимся вне пределов России архипастырям Русской Православной Церкви, также и предстоятелям автокефальных Православных Церквей. Тематически он связан с сюжетом, к которому относится публикуемая переписка, и представляет собой своего рода параллель к латвийской вариации подобного сюжета. Хотя текст самого постановления был сравнительно недавно опубликован V , тем не менее, представляется целесообразной и публикация хранящегося в архиве архиепископа Иоанна документа. Между опубликованным текстом постановления и текстом копии, рассылавшейся митрополитом Елевферием, имеются некоторые расхождения. В отдельных случаях расхождения эти скорее всего вызваны невнимательностью при снятии копии. Сюда же относятся и внесенные в документ для удобства восприятия текста разделяющие заголовками (эти мелкие разночтения в комментариях не оговариваются). Но кроме того, что особенно интересно, текст содержит в себе и определенные акценты – подчеркивания, выделения его частей, сделанные, очевидно, рукой митрополита Елевферия (в публикации они отмечены жирным шрифтом). Отмечены в комментариях также и пометы, сделанные при чтении документа архиепископом Иоанном (графически они отличны от акцентов, предположительно относимых нами к митрополиту Елевферию).

ПРИМЕЧАНИЯ

I Подробнее об этом см.: Цыпин В., прот. История Русской Церкви: 1917-1997 // История Русской Церкви. Т. I Х. М., 1997. С. 567-568; Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 1995. С. 138-139.
II Некоторою тень на их отношения несколько позже набросит лишь конфликт архиепископа Иоанна с руководством Русского Студенческого Христианского Движения (см. об этом: Сидяков Ю. Из архива архиепископа Иоанна (Поммера): Письма митрополита Евлогия (Георгиевского) к архиепископу Иоанну // Stanford Slavic Studies . 2004. Vol . 27: Балтийско-русский сборник. Кн. 1. C . 222-224).
III См., напр., письмо митр. Евлогия к архиеп. Иоанну от 18 ноября/1 декабря 1931 г.: Сидяков Ю. Из архива архиепископа Иоанна (Поммера): Письма митрополита Евлогия (Георгиевского) к архиепископу Иоанну. С. 218.
IV Информацию о событиях см. в газетах «Сегодня» — 1927. 7, 12, 24, 30 нояб. и «Слово» — 1927. 7, 12, 14, нояб. Тексты речей архиеп. Иоанна см.: Слово 1927. 30 нояб. и 1 дек.; Вера и жизнь. 1927. № 12. С. 7-8; 1928. № 1. С. 4-10.
V Церковь и время: Науч.-богосл. и церк.-обществ. журнал. 2000. № 3 (12). С. 321-328.

1

<Письмо митрополита Сергия>

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ
ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПАТРИАРШЕГО МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЯ
14 Сентября 1927 г.
№ 402
Москва

Его Высокопроеосвященству, Высокопреосвященнейшему Иоанну, Архиепископу Рижскому и Всея Латвии
ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ ВЛАДЫКО.
В силу грамоты Патриаршего Местоблюстителя Высокопреосвященнейшего Петра, Митрополита Крутицкого 1 от 6-го декабря 1925 г. я в том же декабре вступил в исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя. Вместе с этими обязанностями я унаследовал и заботы об установлении нормальных отношений нашей Православной Церкви Московского Патриархата к Советской Власти, чтобы тем обеспечить Церкви права легального существования и управления в пределах СССР. В настоящее время заботы эти начинают увенчиваться некоторым успехом. В мае мес<яце> с<его> г<ода> при мне как заместителе Патриаршего Местоблюстителя организовался Временный (впредь до избрания постоянного состава на Поместном Соборе) Патриарший Священный Синод, который, с официального разрешения подлежащей власти в том же месяце уже легально приступил к своей деятельности по управлению Православной Церковью Московского Патриархата. Так как ближайшею задачей новоорганизованного Синода является упорядочить церковное управление, начиная с центра и кончая епархиями и приходами, чтобы потом приступить к подготовке и созыву Второго Поместного Всеросийского Собора; то извещая о вышеизложенном, долг имею просить Ваше Высокопреосвященство осведомить меня, как о положении Православной Церкви в Вашей стране, об организации у Вас церковного управления, так, в частности, и о том, в каких канонических отношениях к Московской Патриархии признаете Вы состоящей возглавляемую Вами часть Церковного Тела.
Испрашивая молитв Ваших с совершенным почтением и братскою о Христе любовию остаюсь
Вашего Высокопреосвященства
покорнейшим слугою Сергий, м <итрополит> Нижегородский

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 43. Л. 19. Машинопись. Имя адресата по обычаю времени вписано на полях в левой нижней части страницы. Выделенное курсивом – вписано от руки. Под подписью в конце письма находится печать.

2

< Ответное письмо архиепископа Иоанна >

Ваше Высокопреосвященство, Милостивый Архипастырь и Владыка.
На № 402 от 24 сентября 1927 года честь имею уведомить, что с содержанием Обращения вр<еменного> Патриаршего Синода и я лично, и мои сопастыри и пасомые знакомы по Известиям ВЦК. Лежащее в основе этого обращения стремление обеспечить для Православной Церкви Российской нормированное государственными законами положение, дающее ей возможность в каноническом порядке осуществлять в пределах СССР лежащие на ней высокие и священные задания, нам кажется непререкаемым.
В той части обращения, которая определяет отношение Российской иерархии и ее пасомых к СССР и к предержащей в СССР власти, дано и определение наших отношений к Церкви Российской. Поскольку обращение требует от иерархов и пасомых Церкви Российской гражданской верности СССР и предержащей в СССР власти, мы, выбывшие из подданства СССР и связавшие себя скрепленным присягой обязательством верности Латвийской Республике, фактически должны почитаться выбывшими и из состава Церкви Российской, требующей верности СССР. Одновременная верность – верноподданность двум республикам абсолютно немыслима. Государственная граница, отделившая нас от вас в смысле гражданского подданства и по смыслу Вашего Обращения, и по смыслу древних канонов, стала для нас границею церковною. Еще в дни Святейшего Патриарха Тихона республики, образовавшиеся из окраинных областей б<ывшего> государства Российского, стали домогаться оформления самостоятельности тех частей Православной Церкви, которые вошли в границы новообразовавшихся республик по принципу: в самостоятельном государстве и Церковь должна быть самостоятельна. Молодым суверенным республикам церковная зависимость части их граждан от церковной власти, находящейся в гражданском подчинении у Москвы, казалась противоречащей понятию полной суверенности молодых республик и грозящей неблагоприятными политическими возможностями, хотя <не было> 2 таких политического порядка требований, какие ныне имеют место по отношению к иерархам и чадам Российской Православной Церкви в Обращении вр<еменного> Патриаршего Синода. Некоторые республики за оформлением самостоятельности расположенных в их пределах частей Вселенской Православной Церкви обратились к Вселенскому Патриарху. Мы почли канонически более правильным обратиться по сему острому и болезненному вопросу к главе той Церкви, от которой наши православные состояли в канонической зависимости. 6 (19) июля 1921 года с благословения Святейшего Патриарха Тихона в Москве на Троицком Подворье на соединенном заседании Священного Синода и Высшего Церковного Совета было вынесено нарочитое постановление о предоставлении Латвийской Православной Церкви, как Церкви расположенной в пределах самостоятельного государства, предусмотренной в канонах самостоятельности. Мне как главе этой Церкви тогда же был вручен соответствующий документ. По предъявлении мною сего документа сопастырям, представителям клира и мирян, а также предержащим властям Латвии, данные документа были признаны удовлетворительными и пока не требующими обращения, по примеру наших соседей ко Вселенскому Патриарху. До сего времени поводов для изменения такого нашего взгляда на дело не было и церковная наша жизнь в новом положении и условиях протекала и протекает, хотя в тяжелых внешних условиях, но внутренне нерушимо мирно. Самостоятельность наша зафиксирована в весьма решительной форме в гражданском законе о положении Православной Церкви в Латвийской Республике. По отношению к иерархии и чадам Российской Православной Церкви мы всегда питали и питаем чувства глубочайшей любви и почтения. Внешние не зависящие от Церкви обстоятельства нас внешне разделили, но духовное единение на почве исповедуемого и вами и нами неизменяемого вероучения и нравоучения и соблюдаемых и вами и нами священных канонов мы неизменно храним и будем хранить, решительно отметая общение с теми церковными <...> 3 нимаем, с одной стороны, потому что мы не эмигранты, с другой стороны, и потому что некоторые из этого рода затей считаем вредными и для православной эмиграции и для престижа Вселенской Православной Церкви и для Церкви пребывающей в пределах СССР.
Мои и моих пасомых отношения к СССР естественно зависят от того, каковы отношения между СССР и Латвийскою Республикою, верными гражданами коей мы состоим.
Испрашивая св<ятых> молитв Ваших, свидетельствую совершенное почтение и братскую о Христе любовь.
Вашего Высокопреосвященства, Милостивого Архипастыря и Владыки
<подпись отсутствует>
1927 года, октября <день отсутствует> дня
г. Рига
ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ, ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ СЕРГИЮ, МИТРОПОЛИТУ НИЖЕГОРОДСКОМУ, ПАТРИАРШЕГО МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЯ ЗАМЕСТИТЕЛЮ.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 43. Л. 20-21. Машинопись – копия, сделанная под копировальную бумагу.

Приложение

КОПИЯ

№ 4954 4
ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПАТРИАРШЕГО МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЯ И ВРЕМЕННЫЙ ПРИ НЕМ ПАТРАРШИЙ СИНОД С Л У Ш А Л И:
1. Доклад Преосвященного митрополита Литовского Елевферия 5 от 18/31 марта с.г. за № 81 о его поездке в Париж для личных переговоров с митрополитом Евлогием с целью предупредить окончательный его разрыв с Патриархией и об обстоятельствах неожиданного перехода митрополита Евлогия в юрисдикцию Константинопольского Патриарха с передачей последнему всех подведомых митрополиту Евлогию приходов и храмов со всем их имуществом и о принятии Патриархом Фотием митрополита Евлогия и русских приходов в Зап<адной> Европе в свое ведение; наконец, об устроении в Париже и Берлине общин, оставшихся верными канонической правде и Московской Патриархии; 2. Его же доклад от 17/30 марта с соображениями о епитимийном воздействии на митрополита Евлогия и об устроении управления русскими приходами в Зап<адной> Европе в дальнейшем. 3. Приложения к этим докладам А) – копии обращений митрополита Литовского к находящимся в Зап<адной> Европе русским а) архиереям, б) священникам и в) мирянам. Б) – копию обращения того же Преосвященного митрополита к предстоятелям автокефальных Православных Церквей; В) – копию письма епископа Вениамина бывш<его> Севастопольского 6 к митрополиту Литовскому; Г) – копию письма к нему же митрополита Евлогия; Д) – копию (фотографическую) томоса Патриарха Фотия от 17 февраля с<его> г<ода> за № 367 7 (на греческом языке) о принятии митрополита Евлогия и всех русских приходов в Зап<адной> Европе в его, Вселенского Патриарха, ведение; и Е) печатную брошюру, содержащую в себе <а)> русский перевод только что названного томоса б) Послание митрополита Евлогия пастве по поводу перехода в юрисдикцию Константинополя и в) постановление Епархиального Совета (в Париже) о совершении по церквам благодарственного молебна с возглашением многолетия Патриарху Фотию, Владыке-Местоблюстителю митрополиту Петру и митрополиту Евлогию и о том, что формула поминовения церковных властей за богослужениями останется прежняя (т.е. без упоминания о Константинопольском Патриархе).

С П Р А В К А:

I. Постановление Заместителя и Временного при нем Патриаршего Синода от 10 июня 1930 г. за № 108 об увольнении митрополита Евлогия от управления русскими церквами в Западной Европе и о поручении такового Преосвященному архиепископу бывш<ему> Белостокскому Владимиру 8.
II . Письмо Заместителя к митрополиту Евлогию от 28 октября 1930 года за № 4563, по поводу его отказа подчиниться названному постановлению.
III. Постановление от 24 декеабря 1930 года за № 261 об упразднении Парижского Епархиального Управления, о предании митрополита Евлогия суду архиереев с запрещением митрополиту Евлогию и единомысленным с ним архиереям участия в церковном управлении и совершении хиротоний с угрозой совершенного запрещения в случае дальнейшего неповиновения.
IV. Постановление от 1 июля 1927 года за № 95 о предложении митрополиту Евлогию и через него и прочим русским архиереям и священнослужителям в Зап<адной> Европе дать подписку о лояльности и об исключении не давших из состава клириков подведомственных Московской Патриархии, и письмо Заместителя от того же числа за № 96 о том же.
V. Телеграмма митрополита Евлогия от 23 августа 1927 года о «согласии дать подписку об устранении от всякой политики» и его же письмо от 12 сентября за № 1823 с просьбой несколько изменить текст подписки, а если неприемлемо, то «благословить, согласно постановлению Патриархии, на временное самостоятельное (автономное) существование в странах инославных и на подчинение Поместным Православным Церквам в странах православных».
VI . Письмо Заместителя Митрополиту Евлогию от 7 октября 1927 года за № 460 о согласии на изменение текста подписки, причем касательно автономного существования русских приходов в Зап<адной> Европе под управлением митрополита Евлогия Заместитель писал: «Необходимо иметь в виду, что в Зап<адной> Европе у нас нет ни епархий, ни архиерейской кафедры 9, а есть только несколько отдельных приходов, принадлежащих к Ленинградской (бывш<ей> Петербургской) епархии на ставропигиальных началах. Попечение об этих приходах, возложенное на Вас, имеет характер лишь временного поручения и отнюдь не означает учреждения в Европе епархии или архиерейской кафедры. С выходом Вашим из ведения Московской Патриархии прекращается и всякая каноническая зависимость заграничных приходов от Вашего Высокопреосвященства. Назначение заведующим этими приходами другого архиерея не будет назначением на живое место, ни вторжением в чужую епархию, если вновь назначенный архиерей поселится даже в том же Париже. И он будет иметь все права на каноническое послушание заграничных приходов и духовенства, в частности право увольнения и назначения членов клира. При таких данных выход Ваш в самостоятельное существование едва принесет с собою какое-либо улучшение в церковное положение заграничных приходов».
VII. Письмо митрополита Евлогия Заместителю от 12 сентября 1927 г. за № 1824 о происшедших у него разногласиях с Карловацкой группировкой архиереев и просьбой к Патриархии внести о сем свое компетентное суждение. В этом письме «точка зрения» митрополита Евлогия на отношение заграничных церквей к Патриархии, «в корне противоположная» Карловацкой, излагается в таких словах: «Я видел и вижу основное условие нашего церковного бытия за рубежом в органической связи с Матерью Церковью Всероссийской, в безусловном признании авторитета власти Московского Патриаршего Престола и в безоговорочном ему подчинении. Посему я не допускаю ни автокефалии заграничной Церкви, ни восприятия ею тех прав, кои принадлежат лишь Центральной Всероссийской Церковной Власти. Я почитаю заграничные наши церковные учреждения второстепенными, подчиненными органами, обладающими меньшим объемом канонических прав и более узким кругом действия. В частности я не допускаю изменений положений, установленных властью Патриархии, как например, изменение пределов епархий без волеизволения законных правоприемников Патриарха, т<о> е<сть> Местоблюстителя или Заместителя Местоблюстителя. Получив от Патриарха Тихона и митрополита Вениамина 10 Западно-Европейские приходы, я не имею права отдавать их, даже если бы и сам хотел этого, так как я нарушил бы тем волю Всероссийской Церковной Власти, что превышает полномочия как мои, так и всех других церковных органов, в том числе Архиерейского Синода и Архиерейского Собора. Изменить положение может лишь Всероссийская Власть, т<о> е<сть> в настоящее время Ваше Высокопреосвященство и временный Патриарший Синод». Заключение письма: «Изложив сущность происшедшего разделения, я почтительнейше прошу Ваше Высокопреосвященство и Временный Патриарший Синод как Высшую Всероссийскую Церковную Власть не отказать вынести свое суждение по настоящему моему представлению по вопросам: 1. Является ли Архиерейский Собор за границей и его орган Архиерейский Синод высшей церковной властью для русских зарубежных церквей и обладает ли полнотою канонической власти за границей. 2. Является ли законным и действительным постановление сего Архиерейского Собора 1926 г. о выделении Германских приходов в самостоятельную епархию. 3. Действительно ли наложение на меня Архиерейским Синодом запрещение в священнослужении и отстранение от управления вверенными мне церквами и передача моих прав архиепископу Серафиму 11. 4. Имеет ли право названный Собор заграничных русских епископов судить меня каноническим судом. По всем означенным пунктам я согласно Священным канонам апеллирую моему прямому каноническому начальству в лице Вашего Высокопреосвященства и временного Патриаршего Синода» (заключительные слова повторены и в письме митрополита Евлогия к Заместителю от 29 октября 1927 г. за № 2228).
VIII. Выданное митрополиту Евлогию из Патриархии по его просьбе удостоверение от 16 февраля 1929 года за № 205 о каноническом подчинении Митрополиту Евлогию русских заграничных церквей в Западной Евпопе, бывших в ведении Ленинградских митрополитов в виду пребывания (и под условием пребывания) Преосвященного митрополита Евлогия в каноническом ведении Московской Патриархии.
IX. Выданное митрополиту Евлогию, и точно также по его просьбе, в ограждении церковного имущества, принадлежавшего быв. братству Св. Владимира в Берлине, от посягательства представителей Карловацкой группы и согласно Постановлению от 8 марта 1929 г. за № 34 удостоверение о том, что зарегистрированное в Германии Русское Братство (<verein> 12) «может сохранить за собою свое качество продолжателя и правопреемника братства Св<ятого> Владимира в Берлине... лишь постольку и тех пор, пока и поскольку оно остается в тех же отношениях к Русской Православной Церкви в каких находилось братство Св<ятого> Владимира, т<о> е<сть> будет состоять в епархиальном ведении управляющего русскими церквами в Зап<адной> Европе Преосвященного митрополита Евлогия и в общей административно-канонической зависимости от Московской Патриархии».
*А. Принимая во внимание, что митрополит Евлогий с подведомыми ему архиереями и духовенством и по исконному каноническому положению русских заграничных церквей, и по своему свободному решению были и остались в составе клириков канонически подчиненных Московской Патриархии, признав Заместителя и временный Патриарший Священный Синод как «Высшую Всероссийскую Церковную Власть» своим «прямым начальством».
Б. – что в качестве таких клириков митрополит Евлогий и прочие с ним состояли и в момент постановлений о них Патриархии от 10 июня и 24 декабря 1930 года и, следовательно, означенные постановления имеют для Митрополита Евлогия и прочих полную каноническую силу и значимость.
В. – что к Константинопольской Патриархии митрополит Евлогий обратился уже после означенных постановлений о нем и, следовательно, находясь под частичным запрещением от своего «прямого канонического начальства» (запрещение принимать участие в церковном управлении и совершать хиротонии).* 13
Г. – что при таких данных принятие митрополита Евлогия в общение и снятие с него запрещения (предоставление ему права управлять и совершать хиротонии) Константинопольским Патриархом без сношения с Московской Патриархией представляется совершенно неприкрытым нарушением церковных канонов, по которым запрещенный одним Патриархом или, что то же, Предстоятелем автокефальной церкви должен оставаться запрещенным и для другого Патриарха или Предстоятеля (Собора в храме Премудрости пр<авило> 1), − епископ, презревший запрещение, наложенное на клирика его законной Церковной Властью, и принявший клирика в общение, сам подлежит запрещению, «яко учитель бесчиния» (Св<ятых> Ап<остол> пр<авило> 16); а все это дает основание думать, что принятие митрополита Евлогия объясняется только недостаточной осведомленностью Вселенского Патриарха относительно канонического положения заграничных русских приходов и, в частности, самого митрополита Евлогия.
Д. – что уже само обращение Митрополита Евлогия в Константинополь за обращением без благословения и даже ведома Заместителя и Патриаршего Синода (его «прямого канонического начальства», по его же собственному признанию) является проступком, предусмотренным церковными канонами, напр<имер>, Ап<остольское> пр<авило> 12, Карф<агенское> 32 (по русской Книге Правил или 23 – по Афинск<ой> Синтагме), и как таковое не только не делает недействительным предания его суду и наложенного на него запрещения, но не ограждает митрополита Евлогия от дальнейших действий законного церковного суда (в данном случае архиереев Московского Патриархата), и лишь усиливает ответственность митрополита Евлогия, как это видно из правила Карф<агенского> Собора 105 (по Афинск<ой> Синтагме, 118) гласящего: «Кто быв отлучен от общения церковного в Африке, прокрадется в заморские страны, дабы приняту быти в общение, тот подвергается извержению из клира», или по современной нашей терминологии, лишению сана с исключением из духовного звания.
Определением своим от 30 апреля 1931 года за № 75 ПОСТАНОВИЛИ:
1. В дополнение к уже состоявшемуся постановлению от 24 декабря 1930 года предать митрополита Евлогия суду архиереев за нарушение не только указанных в означенном постановлении церковных правил, но и правил Ап<остольских>. 12 и 16; Карф<агенских> 32 и 105, − и в виду продолжающегося неповиновения митрополита Евлогия, подвергнуть его совершенному запрещению в священнослужении впредь до соборного о нем решения или же (что да даст ему и нам Бог и что имеет в виду настоящее действие Патриархии) впредь до его раскаяния.
2. В виду увольнения митрополита Евлогия от управления русскими церквами в Зап<адной> Европе, считать его утратившим и всякие полномочия по распоряжению церковным имуществом, находящимся во владении русских приходов или подобных церковных учреждений, в частности, Благотворительного Братства в Германии (бывш<его> Владимирского Братства), и выданные митрополиту Евлогию удостоверения от февраля 1929 года за № 205 и другое удостоверение (по постановлению от 8 марта 1929 г. за № 34 14), не имеющими впредь законной силы.
3. Признать подлежащими одинаковому суду и запрещению и всех архиереев и прочих русских священнослужителей, которые вопреки настоящему постановлению будут сослужить митрополиту Евлогию, принимать от него Таинства и подчиняться <его> распоряжениям.
4. Все распоряжения и священнодействия митрополита Евлогия и прочих его последователей, совершаемые означенными лицами в состоянии запрещения, считать недействительными, наравне со всеми актами упраздненного Епархиального Управления при митрополите Евлогии в Париже.
5. Поручить Преосвященному митрополиту Литовскому и Виленскому Елевферию довести о настоящем постановлении до сведения Предстоятелей Автокефальных Православных Церквей, оповестив в то же время возможно широко и русские приходы в Зап<адной> Европе и вместе с тем обратиться к митрополиту Евлогию и к последовавшим ему Архиереям и священнослужителям с братским призывом к покаянию и с увещанием не увеличивать и без того великую смуту, от которой тяжко страждет Православная Церковь Русская, и из желания личных удобств и спокойствия не ставить Московскую Патриархию как бы в конфликт с Церковью Константинопольской, к искренней скорби всех нас, чад Церкви и к радости ее врагов.
6. Уполномочить Преосвященного митрополита Елевферия как временно управляющего Русскими Церквами в Зап<адной> Европе, при возможных обращениях к нему вышеуказанных запрещенных архиереев и священнослужителей (не исключая и самого митрополита Евлогия) с заявлениями о раскаянии, с любовью принимать их в общение и свое ведение и немедленно давать им разрешение, донося о состоявшемся Патриархии.
О чем посылается Вашему Преосвященству настоящий указ.
Мая 20 дня 1931 года 15
Подлинный подписал:
Заместитель Патриаршего Местоблюстителя
СЕРГИЙ М. НИЖЕГОРОДСКИЙ
Управляющий делами Патриаршего Священного Синода
ПИТИРИМ, ЕПИСКОП ДМИТРОВСКИЙ
С подлинным верно:
<Подпись отсутствует>
МИТРОПОЛИТ ЛИТОВСКИЙ И ВИЛЕНСКИЙ

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 43. Л. 27-28. Машинопись.

Комментарии

1 См. о нем в прим. 31 к ч. I .
2 Явно пропущенное слово дополнено для пояснения смысла.
3 Очевидно, в данном месте оказались утраченными две машинописных строки из-за неточно проложенной копировальной бумаги.
4 Очевидно, исходящий номер рассылаемой копии. В оригинале − № 75, при нем же дата: «от 30 апреля 1931 г.».
5 См. о нем в прим. 65 к ч. I .
6 См. о нем в прим. 5 к ч. I .
7 В публикации оригинала − № 346.
8 См. о нем в прим. 64 к ч. I .
9 Выделенное здесь и далее жирным шрифтом в тексте подчеркнуто, очевидно, митрополитом Елевферием.
10 Вениамин (Казанский) (1874-1922) — с 1910 еп. Гдовский, викарий СПб. епархии; с 6.03.1912 архиеп. Петроградский и Ладожский; с 13.08.1918 в сане митрополита. 29.05.1922 арестован и привлечен к суду по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей. 13.08.1922 расстрелян.
11 См. о нем в прим. 4 к ч. III .
12 Не вписанное в копию слово восстановлено по публикации оригинального текста документа.
13 *–* этими значками отмечены абзацы, отчеркнутые на полях архиепископом Иоанном.
14 В публикации оригинала − № 32.
15 Дата составления копии.

Архив журнала
№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2013№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба