Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альманах "Русский мир и Латвия" » №24, 2011

ЧАСТЬ IV. ЛАТВИЙСКАЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ
Просмотров: 1135

В четвертой части третьего тома мы обращаемся к материалу латвийскому. Переписка архиепископа Иоанна с корреспондентами, находившимися в Латвии, в отличие от переписки зарубежной, в архиве представлена беднее. Хотя она значительна в количественном отношении, но большей частью это личные прошения о помощи, и в основной своей массе эта часть архива особого научного интереса не представляет. Но и среди подобных материалов находятся также такие, которые помогают воссоздать историческую обстановку 1920-1930-х гг. в Латвии, передают колорит эпохи.

На первом месте представлена церковная корреспонденция, посылавшаяся архиепископу из разных городов Латвии. Представляется она не в полном объеме. Отобрано лишь наиболее значительное и характеристичное. Сгруппированы письма по городам и отправителям. Прежде всего, следует Рига. Здесь, во-первых, помещены два рапорта рижского благочинного протоиерея Николая Тихомирова (1863-1932). Протоиерей Николай Тихомиров окончил Рижскую духовную семинарию (1883). По рукоположении во священники служил в Илуксто-Гринвальдской церкви, а также состоял законоучителем и преподавателем в Илукстском при монастыре училище. В 1902 переведен в Ригу – сначала священником в женский монастырь, затем он был настоятелем Покровской церкви. С 1909 – благочинный рижскоградских церквей.

К отделу рижской корреспонденции отнесен и посланный архиепископу Иоанну протокол собрания членов рижского эстонского Петропавловского православного прихода, созванного в связи с попыткой вернуть отчужденный от Православной Церкови и перешедший к лютеранскому эстонскому приходу рижский Петропавловский собор.

Далее следует церковная корреспонденция из Даугавпилса – второго по величине и значению города в Латвии. К середине 1920-х гг. в Даугавпилсе действовали три прихода Александро-Невский, Борисо-Глебский и Успенский. В архиве сохранились письма к архиепископу Иоанну настоятелей всех трех упомянутых приходов.

Первый отдел здесь составляют письма настоятеля даугавпилсской Успенской церкви протоиерея Михаила Петерсона. Протоиерей Михаил Петерсон родился 24 июня 1873 г. Окончил рижскую духовную семинарию в 1893 году, первоначально работал учителем церковно-приходской школы в Юрьевском уезде. После вступления в брак в 1903 году был рукоположен митрополитом Агафангелом во священники. По рукоположении служил в скрудалинской церкви. 1 ноября 1904 был переведен в Айзпуте. 23 апреля 1915 эвакуирован в Россию. В Латвию вернулся в 1922 году. С 1 сентября этого же года определен настоятелем церкви в Салдусе. 15 сентября 1923 был переведен в Успенскую церковь в Даугавпилсе. С 1930 г. отец Михаил Петерсон служил в Александро-Невском соборе г. Даугавпилса. Затем был настоятелем Казанской церкви в Дзинтари. В 1943 г. был награжден митрой, 3 октября 1946 г. по собственному прошению переведен Илукстскую монастырскую церковь, где служил до 1949 года. Скончался 17 марта 1952 г.

В архиве сохранилось 5 писем отца Михаила Петерсона к владыке Иоанну. Три из них связаны с собственно церковными делами, два других следует скорее отнести к сфере политической: как следует из писем, отец Михаил принимал участие в предвыборной кампании 1931 года, в связи с подготовкой к выборам блока православных избирателей.

Во второй отдел включены письма настоятеля Борисо-Глебского собора протоиерея Иоанна Крампа. Протоиерей Иоанн Крамп родился 11 ноября 1872 г. в Сермукшской волости Цесисского уезда, окончил Витебскую духовную семинарию в 1896 г.; по окончании семинарии два с половиной года учительствовал. 2 февраля 1899 г. епископом Витебским Александром рукоположен во иерея и направлен для служения в село Харповичи. 1 июля 1925 г. прибыл в Латвию; с 6 июля по 10 октября 1925 г. служил в дубултской церкви, с 10 октября 1925 г. по октябрь 1941 г. в даугавпилсском Борисо-Глебском соборе. В октябре 1941 г. по собственному прошению в связи с преклонным возрастом и по состоянию здоровья вышел в заштат. Скончался 10 февраля 1945 г.

Оба из двух писем, включенных во второй отдел, непосредственно связаны с историей Борисоглебского прихода. Первое из них вместе с приложенными к нему документами связано с проблемами, которые возникли по поводу вопроса о праве собственности на даугавпилсское православное кладбище. Второй из сохранившихся документов – это подписанный настоятелем собора рапорт от имени Двинского Борисо-Глебского русско-латышского объединенного церковного совета. Поводом его написания явилась предпринятая в начале 1927 года попытка отчуждения здания собора у православной общины.

В третьем отделе помещены письма настоятеля даугавпилсского Александро-Невского собора протоиерея Евгения Свинцова. Хотя письма эти на первый взгляд носят сугубо частный характер и являются ходатайствами отца протоиерея за своих прихожан в связи с различными их жизненными трудностями, в которых архиепископ Иоанн, будучи депутатом Сейма, мог оказать им помощь. Тем не менее, думается, что и эти письма в настоящее время представляют значительный интерес как свидетельство о проблемах, перед которыми оказывались русские в Латвии в середине 1920-х годов, поскольку многое из упомянутого в письмах было типичным для того времени.

Первый и третий отдел содержат приложения, дополняющие сведения, содержащиеся в основной их части.

Далее следует письмо священника Владимира Летавета из Вентспилса и три письма протоиерея Григория Пономарева, служившего в то время в селе Ново-Троицком (Линава). Посвященные им биографические очерки помещены мной в книге «Покровское кладбище: Слава и забвение» (Рига, 2004, с. 62, 78).

Следующую главу составляют материалы, отражающие состояние русского образования, просвещения и культурной жизни в Латвии в 1920-е – начале 1930-х гг. Они преимущественно связаны с деятельностью архиепископа Иоанна в Культурном Фонде. Весь материал разделен на три отдела. В первый отдел включен лишь один документ — заявление в Думу Культурного фонда от членов Русской фракции Сейма о состоянии и нуждах русского просвещения в Латвии на 1926 год. В начале публикуемой подборки он помещен потому, что в нем нашла отражение достаточно целостная общая картина. Во второй раздел вошли документы, связанные с деятельностью русских культурно-просветительных обществ. В большей своей части это прошения о материальной помощи, однако через формулировки прошений в значительной мере раскрывается характер деятельности самих организаций. Наконец, в последний, третий раздел, включены материалы о судьбах латвийской русской школы. Часть из них относятся к 1922 г. и касаются материального положения ее воспитанников. Положение это по большей части оказывалось крайне бедственным. В архиве сохранился ряд прошений, направленных от рижских и провинциальных школ архиепископу Иоанну с просьбой оказать материальную помощь ученикам, лишенным одежды и вещей первой необходимости. Прошения эти посылались в связи с поступлением в распоряжение Православной Церкви в Латвии гуманитарной помощи от Американского Красного Креста (сведения об объеме этой помощи помещены в приложении к разделу). Наряду с подобными коллективными письмами в том же деле архивного фонда (№ 37) хранятся и прошения индивидуальные, посылавшиеся непосредственно родителями детей. Написаны они большею частью людьми потерявшими надежду найти какую-либо поддержку в их нуждах. Однако ввиду ограниченности объема издания и меньшей их важности индивидуальные прошения в состав данного раздела не включены.

Часть публикуемых в третьем разделе документов относится к началу 1930-х годов, ко времени в истории русской школы в Латвии достаточно тяжелому, так как в период экономического кризиса вынуждены были прекратить свое существование многие, главным образом, частные русские учебные заведения. Свидетельством об этом периоде, в частности, оказывается публикуемое здесь письмо заведующей известной в то время в Риге частной женской гимназии Л.И.Тайловой (№ 11), относящееся к периоду заката этого учебного заведения — в 1932 году гимназия была вынуждена закрыться. Долее других русских частных школ продержалась гимназия О.Н.Лишиной, также славившаяся весьма высоким уровнем преподавания, но и она прекратила свое существование в 1936 году (одно из писем О.Н.Лишиной также включено в подборку публикуемых материалов).

Тяжелый удар русской школе нанесло принятое правительством положение «О распределении учащихся по национальностям». Согласно этому документу дети латышей должны были учиться в латышской школе, даже если один из родителей был другой национальности. Дети же меньшинств могли учиться в школе народности, к которой принадлежали их родители только в том случае, если ребенок мог свободно выражать свои мысли на языке этой народности. Иначе он должен был посещать школу с государственным языком обучения I. Инструкция «О распределении учащихся по национальностям» вступила в силу в 1934 году. Тем не менее, как следует из публикуемых документов, притеснения в этом направлении, определенно начались уже ранее. Явно именно в связи с этими обстоятельствами в документах начала 1930-х годов уделяется столь большое внимание национальному составу конкретных учебных заведений (в этом отношении русская школа отличалась, как правило, большою пестротою).

Большой интерес представляют и публикуемая в третьем же разделе докладная записка заведующего Рижской русской ремесленной правительственной школы А.И.Виноградова, составленная незадолго до ее ликвидации, в которой подобно изложена история этого учебного заведения (№ 12), а также письмо архиепископу Иоанну председателя Педагогического Совета Е.Тихоницкого о судьбе Русских педагогических курсов (№ 13).

Включены в эту же главу и некоторые другие материалы, касающиеся культурной жизни русского, а также и белорусского национальных меньшинств Латвии.

Последняя глава условно озаглавлена «Из писем по различным вопросам». В нее вошли разнообразные по своему характеру документы – большей частью письма и прошения, обращенные к Владыке как предстоятелю Латвийской Православной Церкви и депутату Сейма. Подобных писем и обращений в архиве сохранилось много. Помещенный в настоящем томе материал в основном дает представление об этой части фонда. Для издания отобраны документы, отражающие наиболее характерные темы, а также материал по своему содержанию наиболее интересный. Большая часть публикуемых писем свидетельствуют положении русских беженцев, а также репатриантов из проживавших в Латвии русских, вынужденных покинуть страну в период первой мировой войны. Возможность вернуться на места своего прежнего жительства они получили в начале 1920-х годов. Некоторые из этих писем весьма богаты содержанием и отличаются яркостью изложения фактов. Кроме того, документы, помещенные в приложении к этой главе, являются своего рода образцами приемов политической борьбы, разворачивавшейся в Латвии в 1920-е – начале 1930-х годов – это своего рода «подметные письма» и листовки. Сведения, содержащиеся в них, явно не заслуживают особого доверия, но, тем не менее, сами по себе эти источники оказываются достаточно колоритными, отражающими породившую их историческую ситуацию. Думается, помещенный в этом отделе материал окажется полезным для изучения истории русской общины Латвийской республики 1920 – 30-х годов.

         Примечания

I Фейгмане Т. Русские в довоенной Латвии: На пути к интеграции. Рига, 2000. С. 258.

                                                      I. ЦЕРКОВНАЯ ПЕРЕПИСКА

         РИГА
        
< Рапорты протоиерея Николая Тихомирова >

1

ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ,
Высокопреосвященнейшему ИОАННУ, Архиепископу Рижскому и всея ЛАТВИИ.
Рижского Благочинного,
протоиерея Николая Тихомирова

рапорт.
Собором Латвийской Православной Церкви 30/Х – 2 / XI 1923 я избран членом ревизионной синодальной комиссии.
При незнании государственного языка я не имею возможности в должной мере исполнять свои обязанности и принужден ограничиваться только подсчетом записанных в книги сумм.
Вместе с тем, на заседаниях комиссии возникают иногда тормозящие дело пререкания, с которыми я иногда согласиться не могу, и при которых по слабости и болезненности сердца присутствовать затрудняюсь.
По сему усердно прошу ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО освободить меня от обязанностей члена синодальной ревизионной комиссии.
ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА
покорный послушник
Рижский благочинный, протоиерей Н.Тихомиров
№9
февраля 9 дня 1926 года.
Г. Рига.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 46. Л. 37. Машинопись. Курсивом в данном случае выделена собственноручная подпись.

2

ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ
ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ ИОАННУ,
архиепископу Рижскому и всея ЛАТВИИ,
Милостивейшему Отцу и Архипастырю.
Рижского благочинного,
протоиерея Николая Тихомирова

рапорт.
По поручению Вашего ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА я посетил приют по Госпитальной улице № 1 для детей русской национальности православного вероисповедания. В означенный городской приют принимаются только дети родителей латвийских подданных, проживающих в г<ороде> Риге, большею частию полные сироты или полусироты.
В настоящее время в приюте 31 мальчик и 31 девочка, всего 62 р<ебенка> По возрасту: 3 лет – 4 мал<ьчика>, 1 дев<очка>; 4 лет – 2 мал<ьчика>, 1 дев<очка>; 5 лет – 2 мал<ьчика>, 2 дев<очки>; 6 лет – 2 мал<ьчика>; 7 лет – 2 мал<ьчика>, 1 дев<очка>; 8 лет – 1 мал<ьчик>, 2 дев<очки>; 9 лет – 4 мал<ьчика>, 1 дев<очка>; 10 лет – 2 мал<ьчика>, 1 дев<очка>; 11 лет – 6 мал<ьчиков>, 3 дев<очки>; 12 лет – 2 мал<ьчика>, 4 дев<очки>; 13 лет – 2 мал<ьчика>, 3 дев<очки>; 14 лет – 2 мал<ьчика>, 4 дев<очки>; 15 лет – 6 дев<очек>; 16 лет – 2 дев<очки>. Все дети русские, в числе их 4 старообрядцев. Дети школьного возраста посещают IV городское Русское основное училище по Матвеевской улице № 37/39. Дети дошкольного возраста занимаются в приюте с учителем П.М.Ларионовым. Маленькие дети находятся под наблюдением няни и воспитательниц. 16-летние девочки назначены к выходу из приюта. 15-летние учатся шитью, кройке и вязанью в частных мастерских бесплатно. В внеучебное время дети занимаются повторением пройденного под наблюдением и руководством учителя и воспитательницы; в свободное время от учебных занятий – мальчики под руководством воспитательниц занимаются ручным трудом – переплетом, рисованием, выпиливанием и т<ому> п<одобным>, девочки починяют платья, белье и чулки. Малолетние под наблюдением воспитательницы – детской садовницы занимаются соответственным их возрасту ручным трудом и рассматриванием картинок с подобающим объяснением, а также полезными для здоровья играми.
Ежедневно утром и вечером, а также перед и после вкушения пищи бывают общие молитвы: старшие дети по очереди читают положенные молитвы и все, некоторые из молитв поют, причем в этом пении принимают участие и многие малолетние.
Во все воскресные и праздничные дни дети посещают Покровскую церковь, некоторые поют в церковном хоре.
В великом посту дети говеют, а малолетние причащаются в Пасхальную неделю.
Заведующая приютом Александра Спиридоновна Миранович. В воспитательной и учебной части ей помогают 3 воспитательницы и 1 учитель. Кроме того имеются няни, прислуга, швея, кухарки и др<угие> лица.
К сожалению, приходится отметить, что число детей приюта с каждым годом уменьшается. Раньше было 100 детей, в прошлом году 85, а теперь только 62. Можно предположить, что число нуждающихся детей уменьшается, но, как достоверно мне известно, многие русские православные дети помещены в приюты для детей латышской национальности и лютеранского вероисповедания. Желающим поместить детей в городской приют для русских заявляют, что приют переполнен и предлагают им поместить в латышский приют, причем требуют подписку о согласии на это. Многие, чтобы не оставить детей на улице, соглашаются на это и дают требуемую подписку. Понятно, что такие дети совершенно лишаются возможности сохранить свою национальность и, главное, вероисповедание. Позаботиться о детях православного вероисповедания в Отделе социального обеспечения некому, так как представитель от русских г<осподи>н Кудрешов только заботится о старообрядцах, совершенно не интересуясь приютом для детей православного вероисповедания. При этом ходит молва, что детей дошкольного возраста хотят соединить в общие приюты для малолетних. Если это будет выполнено, то наши русские православные дети совершенно лишатся приюта, так как город едва ли будет содержать приют для десятка-другого русских детей школьного возраста.

ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА
покорнейший послушник, Рижский благочинный,
протоиерей Н.Тихомиров
№ 58.
Августа 26 дня, 1926 г.
Г. Рига.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 46. Л. 237. Машинопись. Курсивом в данном случае выделена собственноручная подпись.

                  <Протокол собрания членов рижского эстонского
                           Петропавловского православного прихода>
         ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ
ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ АРХИЕПИСКОПУ РИЖСКОМУ И ВСЕЯ ЛАТВИИ
         ИОАННУ
         Перевод с эстонского.

ПРОТОКОЛ № 2
общего собрания членов рижского эстонского Петропавловского
православного прихода, состоявшегося 28-го декабря 1930 г<ода>,
после литургии на эстонском языке в рижской Троице-Задвинской
церкви в 2 ч<аса> 15 м<инут> пополудни.
Непосредственно после богослужения Председатель эстонского Петропавловского прихода Александр Оун 1 обратился к принимавшему участие в сослужении почетному гостю о<тцу> Иоанну Янсону 2 со следующими словами: Глубокоуважаемый отец ректор! Прихожане рижской эстонской Петропавловской православной церкви поручили мне передать вам искреннюю, сыновнюю во Христе благодарность за те святые мысли и надежды на светлое будущее возрождаемого рижского эстонского православного прихода, какими вы в своей проповеди сегодня обласкали страждущие сердца эстонцев, имевших возможность после 16-ти летнего перерыва слышать богослужение на родном языке. велика радость православного эста, но и велика Ваша заслуга перед Православною Церковью в деле установления цикла богослужений на эстонском языке. Вы – тот добрый пастырь, которого знают овцы и который знает своих овец. Ваша религиозная деятельность не ограничивается одною Латвиею, Ваше имя хорошо известно и за ее пределами: где собираются поговорить о Православной Вере и Церкви, туда неизменно и скромно пробираетесь и Вы. Честь и слава неутомимому работнику на ниве Христовой! На Вас, дорогой о<тец> протоиерей, оправдались вечные и меткие слова Апостола, что в Церкви Христовой несть эллина, ни иудея; и, правда, для Вас нет латыша, нет немца, нет русского, нет эстонца, Вам нужны только верующие. вы с легкостью преодолели трудности по организации богослужений на немецком языке… Когда к Вам поступил список православных эстов, просящих о службе церковной на эстонском языке и печаловавших, что у них нет священника, Вы ни на минуту не задумались и сказали: я буду служить… Православные эсты никогда не забудут такого чуткого внимания к верующим и это Ваше отношение объяснимо только истинным и высоким пониманием христианской морали.
Православные эсты рады, что Вы являетесь сегодня живым свидетелем их рвения и любви к Православной Церкви, о чем ярко говорит за себя та масса молящихся, которых перед собою видите и из которых около 20 человек причастилось Тела и Крови Христовых. Два месяца тому назад Вы, получивши список эстонцев, имели право думать, что это – вспашка малой группы жаждущих услышать богослужение на родном языке, сегодня же Вы воочию убедились, что эта группа определяется сотнями молящихся. Позвольте же после этого, многоуважаемый о<тец> ректор, просить Вас передать архиепископу Латвийской православной Церкви Иоанну сердечный привет от православных эстов и заверение их, что православные эсты рижского эстонского Петропавловского прихода вливаются сегодня в Единое Тело Латвийской Православной Церкви такими же верными и стойкими в своей вере, каковыми они были всегда и 16 лет тому назад, и что они не сочувствуют тем новаторским устремлениям, каковые оказались в соседней Эстонии, где даже изменено наименование Православной Церкви. Она именуется там так: Эстонская Православная Апостольская Церковь (Eesti õ igusi apostlik kirik). Позвольте пожелать Владыке и Вам многия лета для дальнейшей работы на ниве Христовой.
         На собрание явилось всего 45 прихожан и настоятель прихода протоиерей алуксненской (мариенбургской) православной церкви о<тец> Андрей Янсон.
Рижскоградский благочинный протоиерей о<тец> Николай Тихомиров на собрание не прибыл.
В начале заседания представитель прихода Александр Оун сделал следующее заявление: Дорогие друзья по вере! Из подлежащего оглашению здесь синодского распоряжения за № 3422 вы узнаете, что возложенная на нас (на меня и г<оспод> Михаила Ронка и Александра Маркуса) общим приходским собранием от 30 ноября с<его> г<ода> миссия нами исполнена и Синод назначил вам постоянного настоятеля в лице протоиерея о<тца> Андрея Янсона. Согласно § 162 уст<ава> Латв<ийской> Прав<ославной> Церкви, приходской священник является председателем общих приходских собраний, почему мы и слагаем свои дальнейшие полномочия. Настоятель прихода о<тец> Андрей Янсон в виду того, что он еще не успел ознакомиться с делами прихода, обращается к собранию с просьбою вновь избрать в председатели данного общего собрания Александра Оун, знающего приходскую жизнь. Г<осподин> Оун, единогласно избранный руководителем собрания, благодарит за оказанную честь и доверие и предлагает присутствующим начать свою ответственную пред Богом и церковью работу молитвою. Участники собрания пропели тропарь покровителям прихода Св<ятым> Ап<остолам> Петру и Павлу, а так же «Царю Небесный». После этого Михаил Ронк избирается секретарем собрания. Председатель Оун предлагает вниманию Собрания следующий порядок дня:
1. Заслушание постановления Синода Латв<ийской> Правосл<авной> Церкви, сообщенного отношением Синода от 22 декабря 1930 г<ода> за № 3422 представителям рижск<ого> эстонск<ого> Петропавл<овского> прихода в ответ на их доклад от 30 ноября 1930 г<ода>
2. Выборы 1) 5 членов приходского совета с 5 кандидатами к ним; 2) церковного старосты и помощника к нему; 3) трех членов ревизионной комиссии с 3 кандидатами к ним и 4) псаломщика.
3. Текущие дела
Предложенный порядок дня Собранием утверждается без возражений. Затем секретарь докладывает резолюцию архиепископа Иоанна, положенную 6 дек<абря> 1930 г<ода> на докладе приход<ских> представителей от 30 ноября с<его> г<ода> в том смысле, что вхождение восстановленного эстонского прихода в состав Латв<ийской> Правосл<авной> Церкви вполне соответствует церковн<ым> и гражд<анским> законам и что вр<еменное> заведывание приходом можно бы возложить на прот<оиерея> А.Янсона.
Далее секретарь читает на государственном языке распоряжение Синода Л<атвийской> Пр<авославной> Церкви от 22 декабря за № 3422, касающееся организационного устройства возрожденного Петропавл<овского> прихода. Непосредственно за сим секретарь вновь докладывает в переводе на эстонский язык этот важный синодский документ, заключающий в себе следующее ПОСТАНОВЛЕНИЕ:
1. Восстановить рижский эстонский Петропавловский православный приход.
2. Отдать в распоряжение и пользование возобновленного Петропавловского эстонского прихода рижскую Петропавловскую церковь
3. Назначить настоятелем названного прихода протоиерея Андрея Янсона, предложив последнему безотлагательно созвать общее приходское собрание членов возобновленного Петропавловского православного прихода для выборов: приходского совета, церковного старосты, ревизионной комиссии и псаломщика.
4. Причислить возобновленный эстонский Петропавловский приход к Рижскому благочинию.
Присутствующие выслушивают доложенный документ с редким глубоким вниманием и духовным подъемом: воцаряется абсолютная тишина, некоторые безмолвно встают со своих мест, иные тихо плачут. После прочтения его все еще находятся в каком-то странном оцепенении. Никакие вопросы не задаются, всем все ясно. Только протоиерей о<тец> Андрей, также заметно волнуясь и точно желая дополнить прочитанное, говорит, что правда Божия всегда восторжествует и обиженные православные эсты опять получат возможность возносить свои молитвы Богу в своем храме.
Затем председатель г<осподин> Оун оглашает поданный ему СПИСОК ПРИХОЖАН-КАНДИДАТОВ, намеченных присутствующими на следующие церковно-приходские должности, а именно:
         1. в члены приходского совета:
1. МАРКУС Александр; 2. КИВИ Александр; 3. СААР Михаил; 4. ЛУКШЕВИЦ Надежда и 5. ВЯЛЬВЕ Елисавета.
         2. в кандидаты к ним:
1. МИЛЛЬ Александр; 2. ЛУЙСК Августин; 3. СААР Елисавета; 4. ТОМСОН Лидия и 5. ОЛЬБЕРГ Юлия.
         3. в члены ревизионной комиссии:
1. РОКК Михаил; 2. РОЗЕНЛИЛЬ Владимир и 3. ЛИУС Анна.
<Л. 166> 4. в кандидаты к ним:
1. ОУН Николай; 2. СААР Евгений и 3. ВЕРНЕР Андрей.
         5. в церковные старосты:
1. ВЯЙН Алексей.
         6. в помощники старосты:
1. ТОМСОН Михаил.
         7. в псаломщики
1. ОУН Александр.
Настоятель прихода о<тец> Андрей Янсон предлагает означенный список дополнить должностью товарища председателя и выставляет кандидатуру Александра Оун. Это предложение принимается собранием единогласно.
После этого председатель Оун в кратких задушевных словах обращает внимание Собрания на то обстоятельство, что присутствующим предстоит сейчас решить очень ответственный вопрос в церковно-приходской жизни, а именно: избрать исполнительные органы для ведения приходских дел. Он далее говорит, что от правильного понимания основ Православия и преданности Церкви, от порядочности и честности лиц, изъявивших согласие баллотироваться на приходско-общественные должности, будет целиком зависеть будущее устроение приходской жизни, которая не должна быть запятнана интригами, несогласием между прихожанами и вообще неурядицами. Поэтому он просит всех без исключения еще раз трезво взвесить кандидатуру лиц, согласных баллотироваться. Он просит проверить, насколько все являются достойными занять приходские должности, и советует собранию приступить к оценке кандидатуры каждого отдельного лица. Собрание отклоняет последнее предложение и единогласно ПОСТАНОВЛЯЕТ принять к баллотировке оглашенный список кандидатов в полном объеме без изменений.
В связи с этим председатель Оун ставит на голосование целиком выше приведенный список прихожан, согласившихся баллотироваться на соответствующие церковно-приходские должности.
Собрание приступило к баллотировке и ИЗБРАННЫМИ ОКАЗАЛИСЬ все выставленные в выборном списке кандидаты на намеченные должности и в порядке, предусмотренном в списке, во главе с товарищем председателя.
Председатель благодарит собравшихся за столь серьезное отношение к выборам, отмечает редкое и стройное единодушие, с которым было приступлено к выборам, он приписывает это явление печальному 16-ти летнему странствованию православного эста по чужим приходам, научившему его быть солидарным между собою и общественно-спаянным, а это залог успеха в каждом начинании.
В порядке «ТЕКУЩИХ ДЕЛ» председатель знакомит собрание, с какими большими трудностями пришлось организовать небольшой любительский церковный хор, прекрасно справившийся со своей задачей. От имени собрания председатель горячо благодарит певчих: Надежду Лукшевиц, Лидию Томсон, Анну Лиус, Елисавету Саар, Елисавету Фегельман, Марию Федотову и Анну Клявинь.
Затем председатель докладывает собранию, что из дошедших до него слухов ему известно, что в деле передачи Петропавловской православной церкви лютеранам решающую роль сыграла какая-то согласительная комиссия из трех православных эстов и трех лютеран-эстов, члены которой подписали соответствующий акт о передаче церкви. Ввиду того, что имена означенных членов скрываются, но они, безусловно, известны эстонскому обществу, председатель просит присутствующих сообщить ему необходимые сведения по данному вопросу. Были названы тут же следующие лица: Иван Вяльбе (уже умерший), Кузьма Рейнгольд – проживающий в Риге по Бл. Лагерной ул<ице> № 62 – из православных. Из лютеран были названы: Ардон – проживающий в Ревеле, Бирк – домохозяин по Мирной ул<ице> в Риге; Тиннов – фотограф в Риге по Ключевой ул<ице> (угол Матвеевской и Ключевой ул<ицы>), а также лютеранский пастор Тальмейстер – как организатор передачи церкви. Затем были названы лютеране г<оспо>жа Фридолин – проживающая по Бл. Лагерной № 62, и домохозяин Фальк – проживающий в Риге по Госпитальной улице № 37. Последних два лица назвали как ярых противников продажи нашего церковного имущества пастором Гейслером.
После этого председатель Оун благодарил за полученные ценные сведения и просил всех и впредь интересоваться больным вопросом о передаче лютеранам Петропавловской церкви и в случае обнаружения нового материала немедленно сообщать ему.
Настоятель прихода о<тец> Янсон доложил Собранию, что служить в Риге по воскресеньям он не может, так как он занят в других приходах. Он мог бы приехать для службы на второй неделе Великого Поста, в среду (25 февраля) и в посту он мог бы уделить еще один воскресный день; а затем может служить в третий день Пасхи.
С благословения настоятеля прихода о<тца> Андрея Янсона председатель Оун объявил собрание закрытым в 3 ч<аса> 30 м<инут> попол<удни>. Председатель приходского совета рижского Петропавловского православного прихода настоятель – протоиерей А.Янсон Председатель общего приходского собрания
товарищ председателя приходского совета Ал. Оун
Секретарь общего приходского собрания М.Ранк.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 58. Л. 164-168. Машинопись. Курсивом в данном случае выделено вписанное от руки и скрепляющие документ собственноручные подписи.

                                                               ДАУГАВПИЛС (ДВИНСК)

Письма протоиерея Михаила Петерсона

1

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Иоанну
Архиепископу Рижскому и Всея Латвии,
Двинской Св<ято>-Успенской ц<еркви>
протоиерея Михаила Петерсона,

рапорт

31 марта с<его> г<ода> представлена была мною о<тцу> благочинному I Двинского округа о<тцу> Августину Петерсону 3 на ревизию книга протоколов Успенского приходского совета и чрез несколько дней получена обратно с поправками, сделанными красными чернилами. Поправки состояли в приписках к подписям председателя совета слова «товарищ». Приписка сопровождалась красным предписанием «исправленному верить». И не красных убеждений человек о<тец> благочинный, а ревизуемые книги пестрят красными заметками. Очевидно, привычка обращаться с детскими тетрадками одолевает, и о<тец> благочинный взрослых людей не прочь поставить на одну доску с детьми. По существу же его поправки нахожусь вынужденным дать следующее объяснение.
Руководствуясь многими соображениями пользы дела, я предоставляю председательство в приходском совете мирянину А.С.Зацепину. Вопрос о председательстве в приходском совете – не канонический, а уставом о приходских попечительствах 1864 года допускались председатели попечительств из мирян, не говоря уже о западно-русских братствах XV и XVI в<еков>, оказавших такое могучее влияние на устойчивость православия в борьбе с католичеством.
Не имея канонического значения, Устав Православной Церкви в Латвии не есть в то же время и непререкаемая во всех п.п. юридическая норма, на манер «Уложения о наказаниях». В § 95, разд. V п. 9 Устава предусматривается в качестве прерогативы правящего Архипастыря «временное допущение изменений и восполнений Устава».
Если принять красную поправку о<тца> благочинного к исполнению то Успенский совет лишается всякого председательства, так как я не избран приходом, а командирован Синодом в Двинск «для временного исправления обяз<анностей> священника при Двинской Успенской церкви» 16/XI–1923 г<ода> № 2789), в должности же настоятеля Успенского прихода я до сих пор официально не утвержден, а только словесно Вашим Высокопреосвященством, но словесно Ваше Высокопреосвященство в бытность в приходе осенью 1925 года, приняв во внимание мои объяснения, согласились на предоставление мною председательства в совете А.С.Зацепину.
Ревнуя по отношению ко мне об исполнении буквы Устава, вопреки неоднократным моим представлениям и объяснениям, о<тец> благочинный сам нарушает Устав в §§ 105 и 116 весьма существенных и жизненных, потому что, если их откинуть, то что же останется от самого благочинничества, кроме красных заметок и карающей десницы.
Не человекоугодничество и не желание популярности (в чем склонен, кажется, обвинить меня о<тец> благочинный), не стремление переманить прихожан из богатых храмов города в тесную убогую Успенскую церковь (в чем, может быть, подозревает меня о<тец> благочинный) понуждают меня предоставлять председательство в совете мирянину-прихожанину, а внутреннейшее убеждение моей души, от которого я не могу отказаться, как не могу отказаться от самого себя.
§ 183 Устава, вменяющий настоятелю в обязанность председательство в совете, имеет двоякую цель: с одной стороны – поднять достоинство священника в глазах народа, с другой – возложить на него ответственность в случае злоупотреблений. Как эти цели достигаются применительно к обстоятельствам Успенского прихода?
Что может прибавить к моему достоинству протоиерея, духовного руководителя, настоятеля прихода председательство в совете? Ровно ничего. А убавить, и не только убавить, но даже положить черное пятно на мою чистую ризу священника это председательство, в обстоятельствах жизни Успенского прихода, очень даже может: когда ко мне как к председателю совета приступят с требованиями и претензиями – вдова священника, квартиранты, даже псаломщик (ибо и он, в сущности, работает за квартиру), то я не посмею, как делаю это теперь, сослаться на председателя совета.
К священнику применяются исключительно нравственные требования, и это совершенно понятно и очень ценно, ибо это – признак его авторитета: что для мирянина считается не только допустимым, но даже похвальным, то же самое для священника может оказаться непростительным грехом, уголовным преступлением. Иллюстрирую это одним из десятков житейских примеров – историей прошлогодней продажи Успенским советом остатков разрушенного домика: запродав развалины <за> 8000 руб<лей> и взяв при этом с покупателя задаток, члены совета сумели устроить переторжку и содрали (иного слова не подберу) с покупщика вместо 8000 р<ублей>, как было установлено, 10500 р. Что сказали бы о священнике, ободравшем покупателя на 2500 р<ублей>? В лучшем случае смешали бы его с грязью. А для совета, возглавленного мирянином, это – просто удачный коммерческий прием.
А при ремонтах, которых в Успенском приходском хозяйстве очень немало, мне, протоиерею, придется стать в непосредственные отношения работодателя к рабочим; а в чем в настоящее время эти отношения выражаются – это всем известно. Может быть, в других приходах такого положения можно избегнуть созданием комиссий, но при наличии состава Успенского прихода таких комиссий создавать не из кого.
Что касается гарантии против злоупотреблений, то о<тец> благочинный прекрасно знает, как дело обстоит с этой стороны в Успенском приходе. Как пример приведу ремонт в доме кладбищенского арендатора. Когда, в прошлом году, в доме кладбищенского арендатора были капитально починены полы, двери, окна, штукатурка стен, заново сделаны и застеклены рамы, положены новые подоконники, переложена с фундамента русская печь, заново устроен щит, выправлен и поднят опустившийся потолок и полностью заново произведена наружная облицовка стен, и все это стоило только 8500 руб<лей>, причем только дерево и кирпич были свои, а остальные материалы все покупались, – то посторонние делу лица удивлялись дешевизне ремонта и оценивали его в 25000 р<ублей>. Или, напр<имер>, в этом году – рабочий из мастерских с сыном целую половину лета послеобеденные часы паяли и клепали фигурную покрышку церковной башни между куполом и крышею церкви за 2000 руб<лей>, между тем, если перевести работу на рабочие дни и часы, то такая работа стоила бы, самое малое, вдвое дороже.
Всякую ответственность за возможность злоупотреблений я всецело принимаю на себя, и вот почему: я всецело вхожу в работу совета; в хозяйственных вопросах я признаю опытность и авторитет председателя совета А.С.Зацепина и других членов совета, и это развязывает мне руки в духовном руководительстве приходском; в свою очередь А.С.Зацепин и все члены совета признают мой безусловный авторитет, и в этом взаимодействии (Гал. VI, 2) 4 и только в нем, а не в канцелярских отписках я вижу цель и значение и смысл приходской жизни. Во всяком случае, не председательство в совете ставит меня фактически выше совета. Если о<тец> благочинный так болеет душой об Успенском председательстве, то как же он игнорирует то обстоятельство, что тот же А.С.Зацепин состоит председателем Двинского кладбищенского совета, в составе которого три протоиерея (в том числе и сам отец благочинный) и над ними председатель – мирянин. Где последовательность?
Часть изложенных соображений высказал Вашему высокопреосвященству (как я уже выше упоминаю), в бытность Вашего Высокопреосвященства осенью 1925 года в Успенском приходе и Ваше Высокопреосвященство изволили согласиться на председательство А.С.Зацепина. Это было совершенно достаточно для нашего внутриприходского обихода. Но так как о<тец> благочинный снова и снова подымает этот вопрос, то я снова вынужденным нахожусь обеспокоить Ваше Высокопреосвященство почтительнейшею просьбою в изъятие § 183 Устава, разрешить мне председательство в Успенском приходском совете предоставить мирянину Александру Степановичу Зацепину, или, если в такой форме этот вопрос по каким-либо соображениям не может быть разрешен, – почтительнейше и сыновне прошу Ваше Высокопреосвященство взять свое слово обратно и отменить мое утверждение в должности настоятеля Успенской церкви с тем, чтобы не возлагать на меня обязанностей председателя совета, исполнение которых я считаю для себя нравственно непосильным, а для материального благополучия прихода гибельным.
Двинской Св<ято>-Успенской церкви
Протоиерей Михаил Петерсон
№ 41
Апреля 15 дня 1926 года

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 46. Л. 102-105. Автограф.

2

27 июня 1926
№ 68
Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему Иоанну
Архиепископу Рижскому и Всея Латвии,
протоиерея Двинской Св<ято>-Успенской церкви
М.Петерсона,

рапорт

На днях явился ко мне Агапитов. Вид его был настолько жалкий, что у меня не хватило духу изобличить его. Я сделал вид, что не узнаю его. Он просил милостыню и как удостоверение своей личности он предъявил мне документ: наклеенный на лист бумаги портрет Агапитова и по нем подпись: митрополит Агафангел-Агапитов. под портретом удостоверение полиции, что подпись митрополита Агафангела-Агапитова сделана им собственноручно; на обороте листа форменное за № и печатью удостоверение какого-то учреждения Красного Креста с просьбой ко всем врачам и больницам Кр<асного> Кр<еста> Латвии оказывать митрополиту Агафангелу-Агапитову амбулаторную помощь. Думается мне, что полицейский подсвидетельствовавший подпись «митрополита Агафангела» не настолько наивен, чтобы не отличить бродяги от митрополита, и документ из рук бродяги следовало бы изъять, чтобы не пачкалось имя популярного иерарха 5.
Вашего Высокопреосвященства
покорнейший слуга и послушник
Протоиерей М.Петерсон

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 46. Л. 185. Автограф.

3

Ваше Высокопреосвященство,
Милостивейший Архипастырь и Отец!
Не могу умолчать по поводу жалоб на священника о<тца> Бороздинского. Когда мне пришлось с Вами говорить о нем, Вы изволили отозваться о нем, как о человеке корыстолюбивом. Я не посмел ничего возразить Вам на это, хотя знал Бороздинского уже лет 25 тому назад как сослуживца моего отца. Годы и обстоятельства меняют людей. Может быть, подумал я, и о<тец> Бороздинский переменился.
И вот я стал наводить о нем справки. Поговорил с крустпильцами. Говорят: «Нет, уж своекорыстия в нем нет. Бедняков даром хоронит». Поговорил с прежним благочинным. Говорит: «Есть в нем недостатки, но корыстолюбия нет. Когда есть нечего было, он на свои собственные бедные гроши приезжал на пастырские собрания». О<тец> Лелмеж выразился еще определеннее: «Если уж Бороздинский корыстолюбив, то что же сказать про остальных. Ведь он свои земельные приходу уступает».
О<тец> Лелмеж предупредил меня, что на о<тца> Бороздинского поступит «пьяная» жалоба. «Разве он стал пить?» – спросил я – «Нет, человек он трезвый, а жалоба все-таки поступит». Относительно Креера о<тец> Лелмеж сообщил, что раньше Креер был членом Св<ято>-Духовского совета, и когда от него освободились, то очень обрадовались, потому что он неспокойный вздорный человек.
Все это понуждает меня ходатайствовать пред Вашим Высокопреосвященством за о<тца> Бороздинского.
Нельзя оставить без воздействия наветы Креера. В первой жалобе он оскорбляет о<тца> Бороздовского, ибо если для него председатель совета – священник является «господином» Бороздовским (а это он дважды повторяет и говорит это вовсе не от неумения выражаться; напротив, – он выражается тонко и ирония у него обдуманная), то какой же он член совета. Если такие жалобы оставлять без воздействия, то благочинному придется запустить всю деловую работу и задохнуться на одном только разбирательстве подобного рода жалоб.
Вашего Высокопреосвященства покорный послушник
Благоч<инный> прот<оиерей> М.Петерсон
20/ I 1927 года.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 48. Л. 13-14. Автограф.

4

Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему Иоанну,
архиепископу Рижскому и всея Латвии.

Ваше Высокопреосвященство,
Всемилостивейший Архипастырь и Отец!
Посылаю Вам подписки по Земгалии. По достоинству порядок кандидатов таков: Мустерман, Коношенок, Василенок — это центр, Блажевич и Бесекирский — окраина. О<тец> Трубицын для списка полезен.
Подписки латгальские посылаю г<осподину> Мельникову 6 Недостает подписки Щежова, а он по <Малиновке ?> очень нужен. Вашего Высокопреосвященства всепокорнейший послушник
Прот<оиерей> М.Петерсон
5/VIII 1931 г<ода>.
P.S. Подписки собраны в разное время и при разных обстоятельствах, а потому разношерстны.
Прот. М.П.
P.P.S. Так к<ак> согласие подписавших обусловлено возглавлением списков В<ашим> В<ысокопреосвященством>, то посылаю Вам и те подписки, которые думал послать Мельникову.
Прот<оиерей> М<ихаил> П<етерсон>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 20. Л. 41. Автограф.

5

Ваше Высокопреосвященство,
Всемилостивейший Архипастырь и Отец!
У нас в Двинске вызывает немалое огорчение то обстоятельство, что не прошел в сейм наш кандидат П.И.Мельников. Не только для Двинска, но и для большей половины Латгалии было бы приятно видеть в качестве депутата г<осподина> Мельникова ввиду его доступности, и, конечно, как мы, двинчане, не видали г<осподина> Корнильева 7 в прошлую сессию, так не увидим его и впредь.
Если бы можно было, путем переговоров и соответствующих материальных компенсаций придти к соглашению с г<осподином> Корнильевым об уступке им депутатских полномочий г<осподину> Мельникову, то это дало бы двинчанам большое удовлетворение.
Вашего Высокопреосвященства покорнейший послушник
протоиерей М.Петерсон
23 октября 1931 года
гор<од> Двинск

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 20. Л. 109. Автограф.

                                                      < Приложение >

Копия, заверенная для учреждений освобожденная от сбора за печать.
Копия с копии 8.

                                                               СВЕДЕНИЯ
о прохождении службы по духовному ведомству митр<ополитом> АГАФАНГЕЛОМ.
Митрополит Агафангел, в мире Павел Михайлович Агапитов, родился 1882 года сентября 28-го дня в городе Яронске, Вятской губ<ернии> от мещанина. Холост. Среднее образование получил в Вятской духовной семинарии, а высшее – на историческом отделении историко-филологического факультета Казанского университета. В последний год прохождения наук в университете состоял также вольнослушателем ч<астных ?> высших миссионерских курсов, кои и окончил одновременно с университетом в 1905 г<оду>.
По окончании наук с осени того же года отбывал воинскую повинность вольноопределяющимся в войсках Саратовского гарнизона и по выслуге установленного срока службы в 1906 году уволился в запас. В 1907 году по прошению преосвященным Гермогеном 9, епископом Саратовским и Царицинским, назначен псаломщиком в Покровской церкви села Чихонастовки, 4-го благочиннического округа Камышинского уезда с возложением и исполнением обязанностей окружного миссионера в благочинии. В 1908 году епархиальным училищным советом назначен заведывающим Чихонастовской церковно-приходской школы. В 1909 году на благочинническом съезде духовенства единогласно избран в делегаты на епархиальный съезд духовенства. В 1909 году на благочинническом съезде духовенства единогласно избран на трехлетие в члены ревизионной комиссии по проверке сумм и отчетности эмеритальной и похоронной касс. В том же году епархиальным училищным советом назначен наблюдателем церковно-приходских школ Камышинского уезда. В 1911 году за примерное и безукоризненное поведение и ревностное служение церкви Божией на благочинническом съезде духовенства единогласно избран в члены благочиннического совета с возложением обязанностей помощника благочинного по округу и обязанностей секретаря в совете.
С прохождением службы по духовному ведомству занимал с разрешения епархиальной власти также должности и по выборам в крестьянских учреждениях, а именно: председателя Чихонастовского ссудо-сберигательного товарищества Романовской вол<ости> как инициатор и организатор такового; почетного председателя Романовского с<ельско>хоз<яйственного> общества по разведению племенного скота и птицеводства и распространению заграничных образцовых с<ельско>х<озяйственных> машин и орудий и посевных семян среди населения крестьян, как инициатор и организатор такового. Почетного члена Таловского общества покровительства животным Камышинского уезда как инициатор и организатор такового. Почетного председателя Камышинского братства Св<ятого> Креста как инициатор и организатор такового. Члена ревизионной комиссии по проверке сумм и отчетности Камышинского уездного градского православного попечительства о бедных. За ревностное служение Церкви Божией, труды по миссионерству и народному образованию ежегодно преподавалось архипастырское благословение в грамотах. В 1913 году журнальным постановлением епархиального училищного совета за труды по народному образованию выражена сердечная благодарность и выдана денежная награда в размере 100 рублей. В 1914 году за примерное поведение, заботы, старания и за проявленные труды в служении по духовному ведомству выражена сердечная благодарность и преподано благословение Святейшего Синода в грамоте. В 1910 году за образцовую организацию Романовского с<ельско>х<озяйственного> общества г<осподином> управляющим земледелием и государственными имуществами Саратовской губ<ернии> выражена сердечная благодарность в грамоте и пожалован золотой с<ельско>х<озяйственный> значок для ношения на груди с надписью «за усердие и труды Р.С.Х.О.». В 1911 году за организацию общества покровительства животным, личные труды, старания и заботы для общества, выразившиеся в оборудовании при обществе ветеринарной лечебницы для бесплатного лечения крестьянских животных г<осподином> Саратовским губернатором выражена сердечная благодарность и пожалована при грамоте для ношения на груди на Анненской ленте малая серебряная медаль с надписью «за труды по улучшению к.с.х.б.». В 1913 году за организацию братства Св<ятого> Креста, личные труды, старания и заботы, выразившиеся в оборудовании при братстве бесплатной чайной для бедных и неимущих, приюта для детей-сирот на 12 человек, богадельни для старых неимущих на 20 человек и дешевой столовой для бедной учащейся молодежи и безработных удостоен Высочайше благодарности и пожалован при грамоте из собственной канцелярии малой золотой медалью для ношения на груди на Аннинской ленте с надписью «за труды и заботы о призреваемых». В 1914 году при объявлении мобилизации как состоящий в запасе армии призван в ряды 12-ой действующей армии с<еверо>-з<ападного> фронта и зачислен в 14-ый Сибирский стрелковый полк для исполнения обязанностей полкового квартирмейстера. В 1917 году при занятии города Риги немцами взят в плен. В 1918 году по возвращении из плена в г<ород> Саратов рукоположен во священника, в том же году в городе Москве Святейшим Патриархом Тихоном пострижен в священно-архимандрита с именем Агафангела и назначен настоятелем Троице-Сергиевской лавры с откомандированием за границу на Запад для исполнения миссионерских обязанностей и борьбы с расколом. В 1924 году хиротонисан во епископа. В том же году за проявленные труды, старания и заботы о Церкви Христовой и энергичную борьбу с расколом за границею возведен в сан архиепископа. В 1926 году за проявленные труды и борьбу с расколом с великою пользою для Церкви Христовой награжден и возведен в сан митрополита – с оставлением в должности того же Троице-Сергиевой Лавры настоятеля с исполнением обязанностей по кафедре митрополита Виленско-Литовского.
Митрополит Агафангел.

         По реестру № 17166

Я, нижеподписавшийся, удостоверяю, что документ этот собственноручно подписан в присутствии моем Петра Соцкого, исполняющего должность Рижского Нотариуса Андрея Мейке в конторе его в Риге по Известковой улице № 1 лично мне известным митрополитом Агафангелом Агапитовым, жительствующим в Науенской волости в деревне Жинди Двинского уезда, доказавшим свою самоличность удостоверением, выданным ему помощником начальника I участка Двинского уезда 3 июля 1926 года за № 20 Рига 23 июля 1926 г. И.д. нотариуса (подпись) 10
Консульство Союза Советских Социалистических Республик в Двинске настоящим удостоверяет подлинность подписи рижского нотариуса Соцкого П. на удост. о прохождении службы митр. Агафангелом. Консульский сбор согласно 10-а ст. тарифа в размере 40 л. рбл. и 10 % в пользу Рос. общ. Красн. Кр. 40 л. руб. итого 445 л. руб. взыскан г. Двинск 30-го июля по реестру № 301 Консул (подпись) (М.п.)
Регистр № 5038. Я, Алукснинский нотариус Якоб Индрикович Алтрокс, чья контора находится в Алуксне, на Школьной улице № 1 удостоверяю соответствие с оригиналом копии, которую мне представил митрополит Агафангел Агапитов, проживающий в селе Жидини Нуенской волости Даугавпилсского уезда. Свидетельствую, что копия заверенная для учреждений не содержит стертых, добавленных и вычеркнутых слов, а также никаких других нарушений, кроме как в оригинале перед словом «известный» стерто «не», но неоговорено. (М. п.)
Оригинал оплачен сбором за печать в размере Ls 0.40 в Алуксне 2 ноября 1926 года. Нотариус (подпись) 11

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 46. Л. 297-298. Машинопись.

                                    <Письма протоиерея Иоанна Крампа>

1

Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему Иоанну
Архиепископу Рижскому и всея Латвии

Осмеливаюсь представить Вашему Высокопреосвященству на предмет личного осведомления резолюцию I Двинского благочиннического собрания от 9 июля сего 1926 года по вопросу о кладбище Двинской православной общины с особым мнением по сему вопросу; протокол благочиннического собрания с указанной резолюцией и особым мнением представляется председателем этого собрания протоиереем о. Евгением Свинцовым официальным порядком в синод.
Прилагаемая резолюция собрания с особым моим мнением представляется Вашему Высокопреосвященству по той причине и с тою целию, чтобы засвидетельствовать, что мое особое мнение не есть мое личное только мнение, но это есть мнение всех делегатов бывших на собрании от Борисо-Глебского прихода, а равно мнение всего Бор<исо>-Глеб<ского> церк<овного> совета, который как неучастник собрания не мог представить своего мнения вместе с материалом благочиннического собрания.
Все приведенные в особом мнении данные высказаны на основании имеющейся переписки тогдашней Двинской Бор<исо>-Глеб<ской> общины с Синодом, материала ликвидационной комиссии, – членам церковного совета и прихожанам церкви.
Всепочтительнейше осмеливаюсь обратить внимание Вашего Высокопреосвященства на нижеследующее.
Самовольная вырубка 15 шт<ук> сосновых деревьев советом Александро-Невского собора вызвала новое дело – дело искусственно созданное с претензией Ал<ександро>-Нев<ского> совета о «бесспорной юридической собственности» на кладбище с его имуществом, — дело пристрастно проведенное на благочин<ническом> собрании протоиереем о<тцом> Евгением Свинцовым ради своей реабилитации. Вследствии этого дело «общественного характера» перешло на почву личной борьбы настоятеля Ал<ександро>-Нев<ского> собора с представителями Бор<исо>-Глеб<ского> собора, что явно проявилось и ясно определилось на благочинническом собрании в учинении разных препятствий представителям Бор<исо>-Глеб<ского> собора при защите своих прав и обязанностей. Есть основание ожидать в будущем дискредитирования совета Бор<исо>-Глеб<ского> собора, в особенности меня как настоятеля его перед латвийской высшей церковной властью.
В виду этого осмеливаюсь засвидетельствовать пред Вашим Высокопреосвященством по-иерейски, что я, защищая по обязанности и интересы своего прихода всецело буду стоять на почве единственно пастырского долга и делания полного иерейского почитания и подчинения Вашему Высокопреосвященству как своему Архипастырю и в этом направлении в деле приходского строительства буду стараться ставить и деятельность и церк<овного> совета прихода.
Свидетельствуя о сем, всепокорнейшее прошу Ваше Высокопреосвященство не изволить сомневаться в этом и в справедливости сего убедиться в будущем.
Вашего Высокопреосвященства
всепокорнейший послушник
Пртоиерей Иоанн Крамп
1926 года
25 июля

Особое мнение
настоятеля Двинского Борисо-Глебского собора протоиерея Иоанна Крампа по поводу резолюции, предложенной настоятелем Двинского Александро-Невского собора председателем I Двинского округа от 9 июля сего 1926 года — протоиереем Евгением Свинцовым, — резолюции принятой собранием большинством голосов по вопросу о юридическом праве собственности Александро-Невской и Успенской церквей г. Двинска на Двинское кладбище с состоящей при нем землей, лесом, церковию с ее имуществом и находящимися на участке домами для сторожей.

Архив журнала
№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2013№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба