Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альманах "Русский мир и Латвия" » №24, 2011

ЧАСТЬ V. ДОПОЛНЕНИЯ К ТОМАМ I и II
Просмотров: 1729

 В заключительной части настоящего издания помещаются дополнения. Первая их часть представляет собою дополнения к предшествующим двум томам. Поскольку, как уже отмечалось мною ранее, материалы архивного фонда архиепископа Иоанна в основном не разобраны, не систематизированы и перепутаны, не трудно было пропустить и сразу не заметить какой-либо документ, тематически относящийся к вошедшим в первые два тома подборкам материалов. Кроме того и объем томов был также ограничен, что вынуждало порою сокращать уже подготовленный к публикации материал и чем-то жертвовать. В этом случае сокращению подлежали прежде всего письма частного характера, посвященные личным проблемам их авторов. Однако, как было отмечено еще в предисловии к первому тому, подобные документы также достойны обнародования, ибо способствуют воссозданию неповторимого портрета эпохи, и даже самые, на первый взгляд, безыскусные из них дописывают штрихи, без которых такой портрет был бы неполным.
     Материал, приведенный в этой части «Дополнений», систематизирован по странам (включая колонии), откуда он был отправлен в Ригу.
         Во втором отделе помещены обнаруженные в архиве черновики писем архиепископа Иоанна, адресатов которых (кроме одного случая) с полной точностью не удалось определить. 

I

ПОЛЬША  

        <Письмо В.Богдановича>
        
Ваше Высокопреосвященство,
        Дорогой Владыко, о. Иоанн.
        Давно меня тянуло написать Вам письмо, что бы поделиться с Вами различными церковными известиями, вопросами и мыслями, но отчасти по недосугу, отчасти по обычной человеческой (русской) слабости — склонности к откладыванию дел — до этого времени не собрался. Некоторым толчком к тому явилась одна просьба, обращенная ко мне, а через меня к Вам, вернее, две просьбы, которые я, пожалуй, и передам Вам в начале письма, чтобы потом уже не возвращаться.
        1. Одни оч<ень> хорошие русские православные люди обратились ко мне с просьбой помочь им переслать в Россию письмо к Высокопреосв<ященнейшему> Серафиму 1, арх<иепископу> Тверскому, о кот<ором> они имеют сведения, что он находится в Москве в Донском монастыре. Зная мое знакомство с Вами, они просили это сделать через Латвию, так как письма между Польшей и Советами ходят не особенно «аккуратно». Ради Бога простите, Владыко, что я обращаюсь к Вам с такой просьбой, я понимаю, что это даже не совсем вежливо обращаться к Вам с такими мелочными просьбами, но что делать, – живем в такие времена, когда еще не совсем и не везде обеспечены вполне культурные способы сообщения.
        2. Другая просьба, пожалуй, еще хуже. Из Вашей Латвии обращаются ко мне за протекцией. Родственница моей жены Анна Одельская обратилась чрез жену ко мне с просьбой ходатайствовать пред Вами, чтобы Вы вместо ее покойного мужа, который был настоятелем двинского каф<едрального> собора, назначили или о<тца> Михаила Савицкого, мужа ее сестры, или ее брата о<тца> Василия Смирнова, причем по некот<орым> соображениям чисто хозяств<енного> свойства она предпочитает первого. Я, владыко, оч<ень> всегда затрудняюсь пред выполнением роли лица, могущего устроить протекцию, так как не люблю затруднять и засорять соображения административной мудрости какими-либо личными отношениями, и потому не осмеливаюсь и теперь выступать с какою-либо настойчивою просьбою, если указанные назначения не совпадают с Вашими намерениями. Делаю это именно на тот счастливый случай, если такое счастливое совпадение окажется налицо, так как не могу отказать в просьбе ввиду находящейся, по ее словам, в крайне бедственном и душевном (сиротство) и материальном положении. Если, повторяю, такое совпадение совершится, буду, конечно, оч<ень> благодарен. Что касается самих кандидатов, то о<тца> Василия я хорошо знаю. Он мой товарищ, начиная от 2 кл<асса> дух<овного> учил<ища>, где я его догнал, до 4-го (кажется) кл<асса> семинарии, где он отстал. Это оч<ень> тихий, скромный, спокойный, честный и благодушный по характеру человек, по умств<енным> способностям из тех, о которых говорят, что они «пороха не выдумают». Слышал о нем, что он был оч<ень> хорошим приходским священником (<«Экимань» ?> около Полоцка). Другого, Мих<аила> Савицкого, вовсе не знаю. Знал одного Савицкого старше меня на курс по Витеб<ской> Семинарии, потом окончившего академию и бывшего преподав<ателем> Рижской Семинарии, но это, верно, не тот.
        Покончив с самым тяжелым, преступлю к изложению наших церк<овных> событий. Наша церковная смута продолжается, хотя с внешней стороны и все обстоит благополучно: официальная, хотя и неканоническая иерархия на местах. Оппозиция в числе четырех иерархов частию в заточении, частию выслана. Оппозиция из низшего духовенства и мирян тоже понемножку разгоняется или прибирается к рукам. Скоро, кажется, я останусь чуть ли не «один в поле воин», до которого еще не добрались, потому что он забронирован пока в депутатскую неприкосновенность. Как создалась наша митрополия и митрополит всея Польши, Вы это, думаю, знаете. Не обошлось даже без в некотором роде подделки документов. После смерти Георгия 2, конечно, не стало лучше. Его преемник Дионисий 3 чувствовал еще меньше канонической почвы под ногами. Чтобы подкрепить несколько шаткое избрание себя Синодом, который в свою очередь избран митрополитом, он обратился к Константинопольскому Патриарху. Правительство по испытанному греко-русскому обычаю подкрепило обращение суммою 20.000 франков (1.700.000.000 пол. мар.) — из-за этого мы в сенате чуть не провалили бюджет на 1923-й г<од> (не хватило 4-х голосов). Хитрый грек прислал ничего не значащую с строго юридической точки зрения поздравительно-благословительную телеграмму «согласно с волей брата нашего патриарха Тихона». Эта телеграмма провозглашена была высшею церковною санкцией наличного порядка. Распоряжением Синода стали в церквах поминать рядом двух патриархов Тихона и Мелетия 4. Но… вдруг Мелетий скомпрометировал себя «конгрессом» в духе живоцерковном, а потом изгнан был из К<онстантинопо>ля. Опять митрополитство Д<ионии>сия стало под вопросом. «На беду» как раз в это время освободили из заточения Патриарха Тихона. Логика вещей требует, чтобы немедленно обратиться к нему и доложить «о всех сих приключшихся». Но здесь-то преосв<ященный> Дионисий такой поспешности не проявляет. Синод по поводу известий об освобождении патриарха постановил вступить с ним в общение «при первой возможности», однако этой возможности доселе, очевидно, не находит. Так и до сего времени мы висим в воздухе. Одно время поднят был вопрос о Соборе, отпечатана была его программа и правила, но теперь после опыта с Виленским еп<архиальным> собранием, по-видимому, и собор никогда не соберут или соберут, когда обеспечат себе большинство. Это, кажется, и делают. Вслед за братом удалился в Литву свящ<енник> о<тец> Ал<ександр> Левицкий 5 на днях принудительно выехал за границу Вл<адимир> Кл<ементьевич> Недельский 6. Кроме того и судьба помогает (воля Божия!). Умер Вас. А. Предтеченский 7, умер о<тец> Евгений Белованцев. Понемножку сиротеем…
        Лично я живу хорошо. Дети, кроме младшего (5 л<ет>), учатся. Жена шлет Вам глубокий поклон. Живу я пока в том же здании семинарии, которое от нас отбирают, в двух (трех) задних комнатах.
        Будьте здоровы, Владыко; прошу молитв и благословения Божия и остаюсь Ваш слуга и раб Божий Вячеслав
        10/ II 1924.
        Что-то непонятное творится в Русской Церкви. Патриарх, очевидно, стеснен там до крайности. Недавно он, однако, прислал на имя Владимира Гродненского 8 указ с возведением в архиепископство.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 44. Л. 5-6. Автограф.

<Письмо А.Свитича (Туберозова) >

        5 ноября 1926 г.
         Высокопреосвященнейшему архиепископу ИОАННУ
         ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО,
         ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ ВЛАДЫКО.
        
Преклоняясь пред Вашим Святительским служением на пользу Православной Церкви в Латвии, я позволил себе посвятить одну из своих очередных статей по церковным вопросам Вселатвийскому поместному собору.
        Направив одновременно с сим заказной бандеролью 10 экз. номера газеты «За свободу», где указанная статья напечатана, на милостивое благоусмотрение ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА и, испрашивая Ваших Святительских молитв и благословения, остаюсь ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА
        нижайший послушник Туберозов

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 136. Машинопись. На бланке газеты «За свободу!». Курсивом в данном случае отмечено вписанное от руки. Помещенное в нижней части страницы имя адресата перенесено в начало документа. Автор письма — известный среди русской эмиграции журналист, писатель (печатался под псевдонимом Туберозов). Был членом редакции газеты «За свободу», сотрудничал также и с другими эмигрантскими изданиями. В 1930-1933 был редактором еженедельника «В ограде церковной». С 1950 проживал в США. Скончался 17.08.1963.

<Письмо игумении Нины >

        М<олитвами> С<вятых> О<тец> н<аших> Г<осподи> И<исусе> Х<ристе> Б<оже> н<аш> п<омилуй> н<ас>!

        Ваше Высокопреосвященство,
         Преосвященнейший Владыка Иоанн!
         Земно Вам кланяемся, целуем руку и просим Вашего благословения и Святительских молитв. Вы, наверно, нас забыли, Святый Владыка: пользуясь удобным случаем, я осмеливаюсь напомнить Вам о нас грешных – игумении Нине с сестрами Виленского Мариинского Женского Монастыря в 1910 году посещавших храм Свято-Троицкого монастыря, где Вы изволили быть в то время настоятелем и ректором семинарии;лишившись своей обители, мы, вот уже 8-й год проживаем в стенах этого монастыря в б<ывшем> семинарском лазарете. Мы хорошо Вас помним Владыка: целую весну и лето по будничным дням мы отправляли службу и пели в храме Свято-Троицкого монастыря, а по праздничным дням молились вместе с Вами; Промыслом Божиим мы и теперь обслуживаем этот св. храм вот уже 8-й год; подробно о нашем житье-бытье расскажет Вам Евг. Евг.
         В молитвенную память о нас грешных просим принять прилагаемый парамон (работа сестер). Не взыщите, Владыка, – что нашлось готового, то и посылаем от любви сестринской.Затем имеем честь остаться греш. игумения Нина с сестрами
         1926 г<ода> ноября 1/14 дня
         г<ород> Вильно
         Остробрамская улица № 9 Свято-Троицкий монастырь.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 138-139. Автограф.

ФИНЛЯНДИЯ 

<Письмо М.Дахина >

        Териоки, 1 июня 1927 года
         Ваше Высокопреосвященство!
         Слыша о Вас не только как о ревнителе и защитнике родного и дорогого для нас русских Православия, но и как о добром и отзывчивом человеке, всегда готовом охотно протянуть руку помощи ближнему, я дерзнул обратиться к Вам, прося Вашего ходатайства в Министерство внутренних дел о понижении с меня и моей жены гарантии, требуемой при визе с лиц по нансеновскому паспорту, до минимального размера, т<о> е<сть> до 200 лат, если не ошибаюсь, а, если возможно, то въезда в Латвию без гарантии. Прошлое лето я лечился в Кеммерне (от 21 июля по 14 октября) при визе на 3 месяца мне пришлось внести 500 лат гарантии, теперь же я этого сделать не могу, а мне по отзыву доктора лечение в Кеммерне необходимо, жена же моя порывается свидеться со своею матерью, 85-летнею старушкою, проживающею в Гольдингене, где она, т<о> е<сть> моя жена и родилась и росла до 23-летнего возраста. После 1913 года, когда она была со мною последний раз в пределах нынешней Латвии, она с матерью не имела возможности видеться и теперь, может быть, в виду преклонного возраста близкой смерти старушки им хотелось бы повидаться, а моей жене получить последнее материнское благословение, кроме того. В анкетах поданных нами Латвийскому послу в Гельсингфорсе, как на поручителей – латвийских граждан я указал на Иванова Николая Афанасьевича, Кеммерн, Новая улица 4 и Лившиц И., Известковая улица, 10 в Риге, директора товарищества «А.Морозов и Ко». Первый – мой хороший знакомый по Петрограду, а второго я знаю только как сотоварища по торговле Александра Дмитриевич Морозова (оптовая торговля пряжею и шерстью), Морозова – моего друга с детства.
         Прошлый год за меня и хлопотал и поручался Петр Иванович Станкевич, бывший начальник 9-го полицейского участка на московском форштадте Риги, но он в мае прошлого года скончался, и я рискнул обратиться теперь к Вашему Высокопреосвященству, заранее прося простить, что отнимаю дорогое время.
         Мое имя: Дахин Михаил Михайлович. Православный. Родился в Петербурге 29 апреля 1871 года. Бывший петербургский купец, а теперь эмигрант в Финляндии с 1918 года. Жена моя Берта Иогановна, урожденная Церпе, Родилась в Гольдингене 28 марта 1870 года. Лютеранка.
         Мать ее, живущая в Гольдингене, Минна Церпе, Бочарная улица, собственный дом.
         Если же можно миновать гарантии, то попасть к бабушке хотелось бы и моим двум дочерям.
         Татьяна, род. 7 ноября 1901 года,
         Ольга, род. 25 февраля 1903 года,
         обе православные и родились в Петербурге. Если же попасть в Латвию без гарантии нельзя, то они останутся здесь, в Финляндии, так как и на нас двоих с трудом гарантию добудем.
         В Русском эмигрантском комитете, Мариинская 4 кв. 7, Рига, есть член Смоленков Иван Степанович, с ним в Кеммерне и в церкви у вышеназванного Иванова, я часто встречался, и он может дать Вам сведения о мне, если Вы этого пожелаете, кроме Морозова А.Д., Известковая, 10. Верю, что если это угодно Господу, Вы сможете помочь попасть нам в Латвию, а если это не угодно Ему, то да пусть будет Его святая воля. Прося Ваших молитв и Вашего благословения, остаюсь искренно уважающий Вас
         Михаил Дахин.
         P.S. Если Вас не затруднит, – просьба покорнейшая, сообщите: возможно ли надеяться на благоприятное решение.
         Дахин
         Мой адрес : Finland, Terijoki Villa Flemning M.Dahin.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 44-46. Автограф.

ФРАНЦИЯ  

<Письмо А.Карташева >

        1 февр<аля> нов<ого> ст<иля> 1924.
         Ваше Высокопреосвященство.
         Пользуясь случаем отъезда в Ваши края генеральн<ого> секретаря нашего Русск<ого> Нац<ионального> Комитета, Юлия Фед<оровича> Семенова 9, через которого я имел удовольствие получить приветствие от Вас из Риги, с ним же посылаю и это письмо к Вашему Высокопреосвященству.
         Трудно и смутно в Церкви Православной. Сатана перепутал и пересоблазнил многих. Столпы колеблются… Тем отраднее видеть непоколебимых. Благодатиею Божией к ним принадлежите Вы, и да сохранит Вас и впредь Господь на радость святому православию право правяща Слово Его Истины.
         Смиряемые странствиями нашими, скудостию и падением братий, с восхищением созерцаем Вашу героическую борьбу за достоинство Православной Церкви, ее права и ее достояний и Ваши жертвы, приносимые Вами лично в этой борьбе. Да пошлет Вам Господь скорую и большую победу и ослабу в личном житии.
         Окрыляемся надеждой в этом году после смерти «их» «красного царя» вновь видеть на Руси поворот к свету разума и совести и к концу гонений на Церковь – и не только в сбесившейся России, но и в иных хвалящихся свободою государствах…
         Помяните, Владыко, меня в Ваших святительских молитвах. Ваш искренний почитатель
         Антон Карташев

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 229. Автограф. В левом верхнем углу штамп: « A. V. Kartachoff. Paris – 7- e 63 Rue de Grineile». Автор письма – Антон Владимирович Карташев – историк Церкви, богослов, общественный и государственный деятель. С августа 1917 он был оберпрокурором Синода, после его упразднения возглавлял министерство исповеданий в правительстве А.Ф.Керенского. В 1919 эмигрировал. С 1925 был профессором Богословского Института в Париже.

<Письмо П. Бывальского (? )>

        Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Архипастырь.
         Пользуясь случаем, что едет в Ригу светл<ейший> князь Анатолий Павлович Ливен 10, прошу его передать мое письмо, в котором испрашиваю Вашего Архипастырского благословения, свидетельствую свое глубочайшее почтение и благодарю за радушный прием во время моего проезда через Ригу. Я писал Вам, но боюсь, что, так как последние годы мне очень не везло, постепенно пропадало все мое имущество, пропадали и письма.
         Вот уже год живу в Париже. Тираж русских книг будто бы развивается, расширяется: 3 ежедн<евных> газеты, 2 еженедельных, предполагается еженедельный журнал, есть ежемесячник; существуют разные организации русские – но впереди как-то ничего светлого не видно. Нет единения, нет тесной связи, нет единого руководителя, не видно сильной воли, а может быть и ума. Действуют уже у нас пропедевтические духовные богословские курсы, а м<ожет> б<ыть> в октябре откроется и академия. Не пришлете ли и Вы своих студентов? Существует ли в Вашем округе какая-нибудь духовная школа? Интересно бы знать, как идет духовная жизнь Православной Церкви в Латвии, Литве; из Польши еще имеются кое-какие газетные сведения, а из Литвы ничего; многие обещали писать, но молчат.
         Из Вильны иногда еще пишут, но мало, тем более, что прежние сходят со сцены; скончались прот<оиерей> Голенкович 11, Плисс 12, действует, по-видимому, о<тец> Гапонович 13. А теперь в газетах сообщили об особой общине в Вильне 14.
         Живется здесь неважно; в мои годы трудно найти работу. Рассчитывал (на старости) немного отдыхать и заняться подведением итогов виденного и пережитого, но лишен возможности, так как совершенно ограблен большевиками. Некоторое время было два урока, а теперь нет. Немного, хоть очень мало, зарабатывал в газете «Вечерн<ее> Врем<я>». Хотел бы хоть изредка корреспонд<ировать> вашу к<акую>-нибудь русскую газету, выходящую в Польше или Литве. Прошу об этом между прочим и едущего в Ригу теперь Ливена. Желаю Вам всего доброго. Удалось ли получить обратно архиерейский дом или же живете все в том же помещении?
         Испрашивая святительских молитв Вашего Высокопреосвященства, имею честь быть с глубоким уважением и преданностью покорнейший слуга П <Бывальский ?>
         14 <июня ?> 1925
         6 rue < Davy ?> Paris XVII

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 54-55. Автограф.

<Переписка А.М.Валуева с архиепископом Иоанном>

                                                <Письмо А.М.Валуева>

        Аркадий Михайлович
         Валуев
        
5, rue Montparnasse,
        Hôtel Notre Dame des Champs.
        Paris VI
        
14/27 дек<абря> 1925 г<ода>.
        
Его Высокопреосвященству, архиепископу Иоанну.
        
Ваше Высокопреосвященство
        
«Идеже бо еста два, или трие
        собрании во имя мое, ту есмь
        посреде их» (Мф. 18:30).
        И хотел бы иной раз русский человек почитать Библию, да объем ее отпугивает его. Другой и возьмется с твердым намерением дочитать ее до конца, а как дойдет до подробностей родословных, обрядовых, устройства храма и иных и охладеет к чтению. Так иногда и не могут осилить ее.
        И живем мы в массе и по сей день не как добрые христиане, а «как сказано древним» – («око за око» и пр.), к религии нередко вовсе безучастны, или ограничиваемся лишь формами внешнего благочестия.
        И вот народ наш, по существу добрый и ищущий Бога, пережил зверскую революцию. 8-й год томится он под несносным игом богоотступников. Все кары Господни налицо: болезни, голод, пожирание детей родителями, рассеяние между народами, робость оставшихся, потеря способности к сопротивлению, начальствование и глумление молодежи над старшими и простолюдинов над вельможами и гнет одних над другими.
        Средство избавиться от бедствий одно – всенародно покаяться и обратиться к Богу.
        Я хотел бы в годину народных бедствий посильно послужить Господу и моему многострадальному народу.
        Материально я ничуть не заинтересован.
        С целью помочь русским людям познать Законы Господа, сделать первые шаги к Библии и, так сказать, популяризировать среди русских людей ее этические заветы, я написал прилагаемую книжечку «Поучения и заветы Библии». Причем ради легкости усвоения (а не для литературных целей) я изложил ее по возможности ближе к славянскому подлиннику простым народным языком, взяв за образец стих нашего простолюдина Кольцова.
        Если книжечка может быть полезна русским людям, не откажите, ради Господа, сообщить мне Ваше мнение и оказать зависящее содействие к ее распространению.
        Если же по несовершенству своему я заблуждаюсь, укажите мне ошибки мои в назидание.
        Пошли Вам, Господи, здоровья и сил на Ваше многотрудное дело.
        Испрашиваю молитв Ваших
        Аркадий Валуев
        
P. S. Склад книжечки – Lettonic. Riga. Past. Kast. 679.

<Ответное письмо архиепископа Иоанна >

        Ваше Сиятельство!
         Ваше почтенное письмо от 14/27 декабря 1925 года и Ваше произведение «Поучения и заветы Библии (два экземпляра) я получил и волю Вашу посильно исполнил. Как отнесется православный читатель к Вашему опыту, предсказать трудно. Православные авторы последнего времени редко прибегали к избранному Вами способу популяризации истин Слова Божьего. Опыты этого рода у неправославных авторов, пишущих по-русски, явно выдают нерусское происхождение писателей и заставляют русского читателя относиться опасливо и к содержанию и к целям их произведений. Русское почтенное имя Вашего Сиятельства, может быть, расположит читателей отнестись к Вашему произведению как своему родному, православному, русскому. Было время, когда именно этого рода произведения составляли любимое чтение православных русских людей. Такие светила ка<к> св. Димитрий Ростовский 15, св. Иоанн Тобольский (Максимович) 16 и мн<огие> другие усердно трудились над стихотворным изложением Божественных истин. Общеизвестны и некоторые опыты этого рода у светских русских поэтов. Красота некоторых произведений этого рода классическая, общепризнанная. Но былой любви к духовным стихам воскресить не удалось. Синод предпринял целый ряд изданий «псальмов» и «кантов», популяризировал их в школах, но прочно привить их народу так и не удалось. Дух времени противоборствовал. Вам, конечно, все это не безызвестно. Тем приятней приветствовать Вашу настойчивость и пожелать Вам св<ятого> мужества и успеха в борьбе с этим неблагоприятным духом времени.
         Призывая на Вас Божие благословение, честь имею быть Вашим смиренным богомольцем.
         Рига, 1926 года 10 января.

<Письмо А.М.Валуева >

        Аркадий Михайлович
         Валуев
         9 февраля 1926 г <ода >.
         5, rue Montparnasse,
         Paris VI.
         Его Высокопреосвященству, архиепископу Иоанну.
        
Ваше Высокопреосвященство.
         Позвольте принести Вам мою искреннюю признательность за благожелательное отношение к моей попытке, т<ак> сказ<ать>, популяризировать Библию. Высокополезны для меня те историко-литературные справки, которые Вы мне соблаговолили преподать; в этой области я человек совершенно темный.
         Сердечно желая Вам счастья увидеть, наконец, свою родину избавленной от бедствий, испрашиваю молитв Ваших
         Аркадий Валуев.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 66-67; 84. Письмо А.М.Валуева – ротационным способом размноженная машинопись; ответ архиепископа Иоанна – машинопись (копия под копировальною бумагу); второе (ответное) письмо А.Валуева – автограф. Курсивом в данном случае выделен текст, вписанный от руки. Имя адресата в письмах А.Валуева, помещенное на полях в нижней части первой страницы, вынесено в начало документа. Автором писем, очевидно, является генерал-лейтенант Аркадий Михалович Валуев (1861-1935) – с 1905 военный губернатор и начальник войск острова Сахалин, затем с 1910 по 1913 военный губернатор Амурской области. В июне 1915 был определен на службу исполняющим обязанности Архангельского генерал-губернатора, с ноября 1915 назначен инспектором запасных войск Северного фронта. Умер в Югославии.

<Письмо Н.Зернова >

        Ваше Высокопреосвященство.
      Посылая Вам этот первый номер «Вестника», отпечатанного в типографии, я хочу вновь просить Вас помочь нам в этом деле издательства журнала, которое все более и более становится ответственным и важным. Зная все многочисленные Ваши занятия, я решаюсь просить Вас об этом ввиду ясного сознания, насколько нам нужна Ваша помощь и как трудно нам, молодежи, одним справляться с поставленной жизнью задачей. Наш журнал все больше и больше становится журналом не только освещающим жизнь Движения, но и отражающим современное Православие; и для того чтобы говорить о Церкви, мы действительно должны заручиться помощью лиц, имеющих для этого знания и опыт.
         Поэтому я убедительно прошу Вас присылать нам статьи на всевозможные темы, касающиеся церковной жизни, а также помочь нам суровой критикой содержания журнала.
         В заключение не могу не указать Вам еще на одну сторону нашего журнала. Не имея собственных средств, мы получили финансовую поддержку от YMCA Пресс для начала издательства. Поэтому мы обязаны выплачивать YMCA Пресс за каждый выпущенный номер, и в случае, если мы не получим за него денег с подписчика, мы должны будем внести из кассы самого Движения. Зная Ваше сочувствие нашему делу привлечения к жизни в Церкви русской молодежи, мы обращаемся к Вам с просьбой помочь нам в указании адресов лиц, могущих подписаться на «Вестник». В случае, если и Вы пожелаете внести подписную плату, мы будем Вам очень благодарны. Сознавая всю необычайность этой просьбы, я решаюсь ее высказать, веря, что Вы поймете наше трудное финансовое положение.
         Прошу Ваших Святых молитв
        
Н.Зернов

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 24. Машинопись (копия под копировальную бумагу), на бланке РСХД. Выделенное в данном случае курсивом вписано от руки. Письмо не датировано, но по времени выхода первого номера «Вестника РСХД» (декабрь 1925 г.) его можно отнести к концу 1925 или началу 1926 года. Автор письма – Николай Михайлович Зернов был активным членом Русского студенческого христианского движения, одним из его секретарей. С 1926 по 1929 Н.Зернов совместно с И.Лаговским издавал «Вестник РСХД». Впоследствии проживал в Англии. Доктор философии Оксфордского университета. Преподавал основы восточной православной культуры.

<От YMCA- Press>

1

        27-го января 1926 г<ода>
         Его Высокопреосвященству
         архиепископу Иоанну.
         Рига.
        
Ваше Высокопреосвященство!
        Одновременно посылаем Вам новые книги: только что переизданный чрезвычайно ценный труд Вл. Соловьева «Духовные основы жизни» и № 2 журнала «Путь».
        Выражая Вам благодарность за Ваш интерес к нашей работе, пребываем с совершенным почтением
        pp. Paul B. Anderson 17
        N.Klepinin 18

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 80. Машинопись. На бланке YMCA- Press. Выделенное курсивом в данном случае отмечает вписанное в машинописный текст от руки.

2

        30 января 1926
         Его Высокопреосвященству
         архиепископу Иоанну.
         Рига.
        
Ваше Высокопреосвященство!
        Мы позволяем обратиться к Вам с покорнейшей просьбой.
        Главной задачей нашего издательства является, по возможности и силам, восполнить тот пробел в религиозной православной литературе, который так резко теперь ощущается. Гонение на Церковь в России не только совершенно прекратило издание религиозных книг, но в значительной мере уничтожило уже ранее напечатанные. С другой стороны и эмигрантские издательства почти не издают подобных книг. Как Вам, наверное, известно, издание русских книг за границей почти не может себя окупить, книги же религиозные приносят теперь чистый убыток. Поэтому заграничные издательства почти совсем лишены возможности их издавать. Эта настоятельная нужда в книгах при постоянно растущем живом интересе к гонимой Православной Церкви побуждает нас издавать возможно более насущные и необходимые книги.
        Издавши эти книги, мы, конечно, должны стремиться возможно шире их распространить, во-первых, для того, чтобы эти книги действительно исполнили свое назначение и дошли до людей, живущих религиозной жизнью, а во-вторых, для того, чтобы покрыть хоть часть расходов по печатанию и улучшить и увеличить книгоиздательство. Распространение этих книг в настоящее время дело нелегкое и поэтому мы берем на себя смелость обратиться к Вашему Высокопреосвященству с покорнейшей просьбой о помощи.
        Наша просьба состоит из трех пунктов:
        1) Посылая Вам каталог, мы просим Ваше Высокопреосвященство, в случае если это не составит для Вас трудности, сообщить нам имена и адреса тех лиц, которые этими книгами могли бы заинтересоваться, также имена тех русских союзов и учреждений, которые эти книги могли бы купить. В дополнение сообщаем, что каталог содержит все изданные YMCA- Press книги, находящиеся в настоящее время в продаже; причем первое время тип книг, пригодных для русских читателей, не был выяснен и потому издательство выпустило наряду с техническими книгами книги религиозного типа, издававшихся на других языках. Благодаря этому некоторые из прежде изданных книг не могут удовлетворить требованиям православного читателя. С течением времени, однако, выяснилось, что самая насущная помощь русским эмигрантам заключается в издании книг православных и потому в настоящее время все усилия издательства обращены именно в эту сторону. На прилагаемом каталоге мы пометили чернилами книги, изданные в этом направлении, и просим Вас обратить на них Ваше внимание.
        2) В очень многих русских приходах во Франции, Германии и Сербии наши последние издания, отмеченные в прилагаемом каталоге чернилами, продаются в церквах у свечного ящика до и после богослужения, наряду с другими книгами, иконами, молитвенниками и т.п. Тем приходам, которые покупают у нас книги для продажи, мы уступаем книги на льготных издательских условиях, т<о> е<сть> с 30% скидки, кредитом на 2 месяца и с пересылкой на наш счет, давая, таким образом, возможность приходу получить небольшую прибыль на продаваемых книгах. Такое непосредственное и прямое общение с приходами чрезвычайно для нас ценно. Поэтому мы позволяем себе просить Вашего благословения на такое начинание и с приходами Вашей епархии, а если возможно, то и Вашего содействия в этом деле. В случае Вашего согласия для того, чтобы не затруднять Вас, мы просим сообщить нам имена и адреса настоятелей церквей или церковных старост, и тогда мы бы обратились непосредственно к ним.
        3) Как Вам известно, русская эмиграция, покупающая религиозные книги, в большинстве своем принадлежит к интеллигентному кругу, а поэтому и книги наши приноровлены к этому типу. Они носят религиозно-философский характер и хотя не специальны и не очень сложны, все же предполагают некоторую образованность читателя и поэтому для читателя совсем простого в значительной степени окажутся непонятными. Мы очень хотим издавать наряду с книгами религиозно-философского типа также и книги более простые, более дешевые, небольшого объема (1-2 печатных листов, т<о> е<сть> 16-32 стр<аниц>), книги, которые были бы одинаково пригодны как для читателя образованного, так и для читателя простого. Мы представляем себе эти книги в типе афонских изданий. Их темой должно быть простое жизнеописание святых, преимущественно русских (для того чтобы издание носило не только религиозный, но и национальный характер): св<ятого> Александра Невского, преп<одобного> Феодосия Печерского, преп<одобного> Кирилла Белозерского и др<угих>, выдержки из творений св<ятых> Отцов о молитве, о вере, о постах и т<ому> п<одобное>, последование определенных церковных служб и т<ому> п<одобное>.
        Однако мы можем приступить к изданию таких книг только при уверенности в том, что такие книги будут покупаться, что они не останутся бесцельно лежать на складе. Поэтому сами собой возникают вопросы, для каждой данной страны: могут ли идти подобные книги? Ощущается ли там в них потребность? Какое приблизительно количество может там распространиться?
        Доводя о всем вышесказанном до сведения Вашего Высокопреосвященства, мы просим Вашего благословения нашему начинанию. Далее мы осмеливаемся просить и Вашей помощи по всем вышеупомянутым пунктам, особенно же в третьем пункте, в смысле освещения наших вопросов в пределах Вашей епархии. Как мы уже указывали выше, мы тотчас приступим к изданию нового типа религиозно-церковных книг, если только у нас будет уверенность, что эти книги действительно будут распространяться. Так как эти книги предназначены именно для твердо верующих православных людей, нам думается, что и распространение их должно идти не столько обычным торговым путем через книжные магазины, сколько непосредственно через приходы. Для успеха этого начинания прежде всего и раньше всего нужна помощь и содействие русских православных иерархов, как в смысле советов о выборе тем для книг, так и в смысле распространения их среди верующих. Поэтому мы и осмеливаемся беспокоить Ваше Высокопреосвященство нашей просьбой и спешим заверить Вас, что всякое Ваше указание, совет и содействие будут нами приняты с глубочайшей благодарностью.
        Испрашивая Вашего архипастырского благословения, в ожидании Вашего ответа пребываем
        с совершенным почтением
        Ник. Клепинин

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 82-83. Машинопись. На бланке YMCA- Press. Выделенное курсивом в данном случае отмечает вписанное в машинописный текст от руки.

                                                                                3

        11-го марта 1926 г<ода>
         Его Высокопреосвященству
         архиепископу Иоанну
         Рига.
        
Ваше Высокопреосвященство!
        Мы имели честь препроводить Вам экземпляр только что вышедшей из печати книги проф. Бердяева – «Константин Леонтьев».
        Надеясь, что эта книга заинтересует Вас, пребываем
        С совершенным почтением
        Ник. Клепинин

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 97. Машинопись. На бланке YMCA- Press. Выделенное курсивом в данном случае отмечает вписанное в машинописный текст от руки.

        <Письмо М.Н. Бардыгина >
        
Михаил Никифорович
        Бардыгин
        Ницца
        Февраля 25 – 10 марта 1926
        ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ
        Иоанну
        
архиепископу Латвийскому и Рижскому
        
Рига.
        
ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО!
        Сегодня я выслал ВАМ заказною бандеролью экземпляр составленной и изданной мною книги «СОЗВУЧИЯ НОВОГО ЗАВЕТА». Выпуск первый. <«>ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ».
        Позвольте просить ВАС принять ее от меня в дар и, по ознакомлении с нею, не отказать сообщить мне искренне ВАШЕ о ней суждение, а равно и указать мне все ошибки, пропуски и тому подобное, поскольку ВЫ таковое в ней найдете.
        Желая ВАМ в милости БОЖИЕЙ здоровия, спасения и во всем благопоспешения, прошу ВАШЕЙ за меня святой молитвы и имею честь пребывать
        ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА
        слугою благопокорнейшим
        Михаил Бардыгин.
        
Michel N. Bardryguine
        Villa Alhambra, Boulevard de Cimiez?
        Nice, A.-M. France

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 95. Машинопись (копия через копировальную бумагу). Выделенное курсивом в данном случае отмечает вписанное в машинописный текст от руки. Автор письма – Бардыгин, Михаил Никифорович — крупный фабрикант, общественный деятель и меценат. В 1923 году эмигрировал во Францию. Книга М.Бардыгина «Созвучия Нового Завета» получила благожелательную оценку многих зарубежных русских иерархов.

                                <Письмо псаломщика Алексея Шевченко >

        Ваше Высокопреосвященство,
         Досточтимейший Владыко!
         Благословите обратиться к Вам со смиреннейшей просьбой. Я, пишущий Вам, есть тот молодой человек – псаломщик, бежавший из совдепии и неоднократно обращавшийся к Вам и благодаря Вам, Владыко, получивший визу для въезда во Францию.
         Уезжая из Латвии, я Вас просил, Владыко, дать мне от Вас бумагу к Высокопреосвященнейшему митрополиту Евлогию, и Вы, Владыко, сказали, что напишите за меня Высокопреосвященнейшему митрополиту Евлогию, когда будете писать ему. Уже будучи во Франции, я получил письмо от семьи Клявиных, из которого узнал, что Вы уже написали о мне Высокопреосвященнейшему митрополиту Евлогию.
         Месяц тому назад, когда Высокопреосвященнейший митрополит Евлогий 19 приезжал в Париж, я лично обращался к нему и очень просил Его дать мне возможность получить духовное образование в его Богословском институте или же указать мне одно из духовных учебных заведений и оказать мне содействие для поступления в таковое. Когда я Ему сказал, что я тот псаломщик Шевченко, недавно бежавший из совдепии, и о котором Вам писал Высокопреосвященнейший архиепископ Иоанн; Высокопреосвященнейший митрополит Евлогий был удивлен и сказал мне, что он не получал от Вас письма, в котором бы Вы писали Ему о мне. Я стал было уверять Высокопреосвященнейшего митрополита Евлогия и показал даже письмо в котором мне Фотиния Павловна Клявина писала, что говорила с Вами и что Вы, Владыко, ей сказали, что за меня Вы уже написали Высокопреосвященнейшему митрополиту Евлогию. Высокопреосвященнейший митрополит Евлогий на мои уверения сказал, что хотя Вам и писали Ваши знакомые так, но все же от архиепископа Иоанна я не получал никаких сведений о Вас.
         Я понял, что вышло какое-то недоразумение очень неприятное для меня, так как Высокопреосвященнейший митрополит Евлогий в разговоре мне сказал, что если бы он получил что-либо от Вас о мне, то – его слова: «Тогда мож<н>о было бы что-либо сделать для Вас».
         В Богословский институт я не мог бы<ть> принят, так как образование мое оказалось недостаточным, но мне Высокопреосвященнейший митрополит Евлогий сказал, что для меня есть выход, обратиться к Преосвященнейшему епископу Дамиану 20, под ведением которого в Болгарии в гор<оде> Станимака в монастыре Св<ятого> Кирика находится Пастырско-богословский институт, куда я могу быть принят, так как там имеются подготовительные годичные курсы для не окончивших среднего образования. Сейчас я жду ответа от Преосвященнейшего епископа Дамиана на посланную мною ему покорнейшую просьбу, в которой я просил его сообщить мне о возможности и условиях поступления во вверенный ему Пастырско-богословский институт и также очень просил его принять меня в оный.
         Ради чего я осмеливаюсь беспокоить Вас, и моя покорнейшая просьба к Вам, Высокопреосвященнейший Владыко, состоит в том, что я очень прошу Вас написать вторично о мне Высокопреосвященнейшему Евлогию, дабы он знал, что я действительно говорил Ему правду, что Вы Владыко писали Ему о мне.
         Очень прошу Вас, Высокопреосвященнейший Владыко, не отказать в моей просьбе и так уж очень прошу Вас простить меня за причиненное Вам беспокойство моей к Вам просьбой, Высокопреосвященнейший Владыко! Прошу Вашего Архипастырского благословения и Ваших святых молитв о мне грешном, дабы через Ваше Святое Архипастырское благословение и Ваши Святые молитвы. Господь мне помог и дал бы мне возможность получить духовное образование.
         Ваш покорный проситель
         псаломщик Алексей Шевченко
         France
         <Iens ?> (Yonne)
         156 Grande Rue
         14 ноября 1926 года

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 157. Автограф

<Письмо Ф.Гонцова >

18/ XI <19>26 г<ода>

        Ваше Высокопреосвященство,
         Глубокоуважаемый Владыка!
         Не знаю, слышали Вы или нет о моем переселении из Риги в Париж – наполовину, конечно, вынужденном, наполовину добровольном.
         Добровольном потому, что при борьбе я мог бы еще достаточно защищать свои позиции и, м<ожет> б<ыть>, довольно успешно; вынужденном потому, что так напряженно жить этот последний год в условиях мирного времени, но как на войне, я больше уже не хотел и, можно сказать, добровольно отступил на заранее подготовленные позиции.
         Теперь припоминаю, что точно при таких же условиях я лишился своей московской квартиры (в своем же доме), а вместе с нею и своего последнего благосостояния, когда разумом единожды решил, что, квартиру защищая, душу гублю. Решил и… бежал из Москвы, вторично решил и… отступил от Риги.
         Ах, Владыка, если бы Вы знали, сколько нравственных пыток и унижений приходилось ежемесячно переносить от господ <Людыней ?>, – а за что? За то, что я, быть может, лучше других знаю свое дело и больше других люблю его, и за это в буквальном смысле мне не давали жить или, что еще хуже, – отняли у меня все то, для чего я жил и учился, запретив мне и выступать и преподавать. Такого заушения я, разумеется, снести не мог и в течение лета сумел немного окопаться в Париже, дабы покинуть Ригу, как свою постоянную базу.
         Больше всего жаль мне Ригу из-за сына, т<ак> к<ак> столь высоко поставленного школьного дела, как в немецких школах, во Франции не найти, и это для меня поистине большое горе, кот<орое> я буду чувствовать, должно быть, всю жизнь, ибо такого священнодействия в преподавании, как в школе моего сына, в наших школах я и в <нрзб.> не видел. Здесь он поступил в русскую гимназию с прекрасным составом преподавателей, каждый из них – бывш<ий> профессор какого-либо высшего учебн<ого> заведения, но духа той серьезности, того священного подхода, как у немцев, тут искать не приходится. Чувствуется какая-то беженская разболтанность, заставляющая и на дело образования детского здесь смотреть как на что-то временное, а отсюда – нет единой сильной непреложной воли, каковая должна чувствоваться у настоящего хозяина положения.
         Самочувствие у меня неплохое, деятельность же моя здесь, надо полагать, несколько видоизменится и будет направлена в сторону оперных и концертных выступлений и выступлений в салонах, что здесь очень теперь в моде. Это в свою очередь даст мне возможность больше работать над собой и в этом находить большое удовлетворение. В Риге же, зарывшись в педагогическую деятельность, я совершенно отстал как вокалист.
         На днях еду на 2 концерта в Женеву, а несколько позже в Мадрид. Конечно, нечего и говорить, что здесь поле деятельности и шире и много интереснее и, полагаю, что через 2-3 месяца я вполне войду в художественную жизнь Парижа. И вдобавок здесь есть чему и у кого поучиться, что страшно радует, т<ак> к<ак> стремление к самоусовершенствованию, мне кажется, живет в человеке до самой смерти.
         Итак, дорогой и незабвенный Владыка, позвольте попросить у вас благословения на новую и, м<ожет> б<ыть>, трудную жизнь
         Искренно преданный Вам
         Ф. Гонцов
         107 rue de Sevres. Paris

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 160-163. Автограф. Письмо принадлежит пользовавшемуся в свое время известностью певцу Ф.Гонцову. Ф.Гонцов был женат на известной певице М.Куренко (Куренковой). Их дом на Тверской в Москве охотно посещали друзья – музыканты, певцы, художники, актеры и среди них – корифеи Московского Художественного театра К.Станиславский и И.Москвин, Л,Леонидов и В.Качалов (см. об этом подробнее: http://aleho.narod.ru/book/kuprin.htm [на 08.12.09]).

<От особого комитета по делам общежития русских мальчиков>

        Особый комитет
         По делам общежития
         Русских мальчиков
         в г. Париже
        350
        
19 ноября 1926 года.
         19 place du Commerce
        
Paris, XV, France

        Высокопреосвященнейшему архиепископу Иоанну.
        
Ваше Высокопреосвященство,
        Всемилостивейший Архипастырь.
        На основании постановления Правления ОСОБОГО КОМИТЕТА от 26 августа за № 16, ст. 2, позвольте, Высокопреосвященнейший ВЛАДЫКА, почтительнейше просить ВАС войти в состав ОСОБОГО КОМИТЕТА на правах его действительного члена и тем самым помочь ему осуществить христианское его великое начинание.
        Из прилагаемых при сем воззваний Вам благоугодно будет усмотреть цели и задачи ОСОБОГО КОМИТЕТА, его состав, а из выпущенной однодневной газеты «Русскому мальчику» – ту отзывчивость, с которой отнеслись представители Православной ЦЕРКВИ, представители русского творчества и науки и общественные деятели к великим нуждам наших страстотерпцев – русских мальчиков.
        Из природы русского православного человека явствует, что он шагу не сделает, прежде чем не обратиться к БОГУ. Так и мы, члены ОСОБОГО КОМИТЕТА, начали свое дело и продолжают под водительством Православной ЦЕРКВИ, которая только и поможет через своих пастырей осуществить христианское русское дело. И действительно, только наши православные иерархи и наши православные общины и помогли ОСОБОМУ КОМИТЕТУ, и помогают и ныне: Высокопреосвященнейший МИТРОПОЛИТ ЕВЛОГИЙ, Высокопреосвященнейший МИТРОПОЛИТ ПЛАТОН 21, архиепископы ВЛАДИМИР 22, МЕФОДИЙ 23, ВЕНИАМИН 24, белое духовенство принимали самое деятельное участие в деле оказания помощи русским мальчикам. И вот, была пуста касса ОСОБОГО КОМИТЕТА, а ныне – и деньги есть, и дом снят. Во всем чувствуешь БОЖЕСТВЕННЫЙ промысел, во всем чувствуешь целый ряд каких-то случайностей, которые в итоге приближают затею ОСОБОГО КОМИТЕТА к осуществлению.
        На основании изложенного и памятуя ВАШ, ВЛАДЫКО, авторитет среди русского и туземного населения, глядя на ВАС как на ревностного защитника и поборника Русского Православия в борьбе с темными силами, ОСОБЫЙ КОМИТЕТ не мыслит успешного развития общего дела без ВАШЕГО СВЯТИТЕЛЬСКОГО участия.
        Спасти русскую Православную Веру, укрепить ее, внедрить и развить основы русского самобытного творчества и уклада русской жизни в душе русского мальчика и сделать его достойным наследником всех русских духовных ценностей с тем, что по достижению возмужалости он станет верным Сыном России, – вот основная задача ОСОБОГО КОМИТЕТА. И вот на основании каких стремлений ОСОБОГО КОМИТЕТА его правление и постановило почтительнейше просить ВАС, Всемилостивейший АРХИПАСТЫРЬ, войти в состав КОМИТЕТА и не отказать ему в ВАШЕЙ СВЯТИТЕЛЬСКОЙ помощи.
        Твердо веря, что ВЫ не откажете в нашей просьбе помочь христианскому начинанию, позвольте же, ВЛАДЫКА, просить ВАС принять прилагаемые при сем 100 экземпляров газеты «Русскому мальчику» и не отказать в ВАШЕМ СВЯТИТЕЛЬСКОМ содействии к распространению среди ВАШЕЙ епархии.
        Вместе с сим на том же заседании постановлено было просить ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО не отказать по примеру ФРАНЦИИ и АМЕРИКИ сказать слово в храме о нуждах русских мальчиков и произвести в пользу их сбор.
        ОСОБЫЙ КОМИТЕТ, постановивши открыть общежитие для русских мальчиков, приобрел дом и теперь приступил к его оборудованию. Но средств не хватает.
        21 ноября, в день «ВВЕДЕНИЯ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ», правление ОСОБОГО КОМИТЕТА будет проводить по всем странам русского рассеяния «День русского мальчика». В настоящее время правление разрабатывает программу этого дня, и когда она будет одобрена, копия ее будет представлена на благоусмотрение ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА.
        Считаю долгом сообщить, что «День русского мальчика» согласились проводить: в АФРИКЕ – генерал А.Ф.Забелин 25, в АМЕРИКЕ – комитет под руководством МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА, в АЗИИ – редактор-издатель «Шанхайского Нового Времени» М.А.ЗВЕЗДИЧ 26, в ДАНИИ – протоиерей о<тец> Леонид КОЛЧЕВ 27, духовник ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ ФЕДОРОВНЫ; из остальных стран официального ответа еще не получено.
        На основании изложенного позвольте, Всемилостивейший ВЛАДЫКА, надеяться и верить, что ВЫ, разделяя ХРИСТОВО начинание, не отклоните нашу просьбу и окажете ВАШУ СВЯТИТЕЛЬСКУЮ помощь страдающим от физического и духовного голода нашим родным мальчикам, обессиливающим в непосильной борьбе.
        Призывая ВАШЕ СВЯТИТЕЛЬСКОЕ благословение на дело ХРИСТОВО и испрашивая ВАШЕ АРХИПАСТЫРСКОЕ благословение, почтительнейше прошу принять уверение в чувствах нашего глубокого уважения и христианской преданности.
        Приложение: Копия воззвания и 100 экземпляров газеты «Русскому мальчику»./
        ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОСОБОГО КОМИТЕТА, <подпись>
        Светлейший князь Михаил Константинов<ич> ГОРЧАКОВ 28.
        Генеральный секретарь ОСОБОГО КОМИТЕТА, <подпись>
        Николай Павлович БУЛЮБАШ
        P. S. Всю простую и заказную корреспонденцию надлежит направлять на имя Генерального секретаря Н.П.БУЛЮБАША, а денежную – на имя хранителя сумм ОСОБОГО КОМИТЕТА профессора Мих<аила> Владимир<овича> БЕРНАЦКОГО 29, в обеих случаях по одному и тому же адресу, что на бланке.
        Цена отдельного номера газеты «Рус<скому> мальчику» – 2 фр<анка> 75 сант<имов>.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 156. Машинопись. Выделенное курсивом в данном случае отмечает вписанное в машинописный текст от руки.

<Письмо священника Андрея Мишина >

        Лион 27- V-1927
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Владыко!
         Я позволю себе обратиться к Вам с почтительнейшей просьбой по делу моего прихожанина Петра Петровича Зубкова, проживающего в Десин’е ( Isè re) и имеющего в Риге двух малолетних детей: Алексея 7 лет и Кирилла 3-х лет, которых он желает привезти во Францию. Затруднения, связанные с получением визы, не позволяют ему самому перевезти детей в Лион. Он просил меня обратиться к Вам, Владыко: не найдете лм возможным отправить его детей с каким-либо попутчиком во Францию до Парижа или в Лион. Он может выслать деньги на билет детям на Ваше имя, Владыко, с тем, чтобы их вручить попутчику, надежному человеку, который мог бы привезти детей во Францию.
         Если невозможно отправить детей таким образом, то, может быть, Вы посодействуете ему в получении визы в Ригу на короткое время, чтобы привезти детей. Похоронив свою жену в прошлом году, г<осподи>н Зубков находит единственное утешение теперь в детях.
         Вдова Орлик живет на том же месте в Десин’е ( Isè re). Старшего мальчика ее зачислили в русский пансион в Каннар кандидатом. Я буду просить в Париже, чтобы его непременно приняли в этот пансион. Надеюсь, что это будет так. Простите, Владыко, что я затрудняю Вас этою просьбою.
         Испрашивая Ваших святительских молитв, честь имею быть смиренным послушником Вашего Высокопреосвященства, всегда готовым к услугам.
         Настоятель Покровской церкви г<орода> Лиона священник Андрей Мишин.
         Мой адрес :
         R.P.Michine. Croix-Russe, Place <Gabereau ?> Passage Cuzin № 1 Lion (Rhône) IR La France.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 43. Автограф. На письме помета рукой архиепископа Иоанна: «Отв. 17/ VI 1927».

<Письмо П.Зубкова >

        Ваше Высокопреосвященство!
         В последних числах июня я был у священника Андрея Мишина, который прочел мне Ваше письмо, за которое я очень Вам благодарен, и если мои хлопоты окончатся неудачно о переезде моей родственницы со всей семьей во Францию, то поступлю, как советываете Вы. Написав Вам письмо и не получая долгое время ответа, я снова обратился к моему директору с просьбой выписать мою родственницу с семьей по контракту на работу на фабрику, и он согласился и послал об ней запрос к министру труда в Париже, прошел месяц и не было ответа, сегодня же пришла бумага из министерства об присылке адреса родственницы, т<ак> к<ак> теперь вышло новое правило для въезда иностранцев во Францию на работы; дают разрешение в исключительных случаях и для этого нужно: свидетельство от доктора по указанию консула о состоянии здоровья и трудоспособности, политическая благонадежность и материальное состояние, последнее требуется для того, что многие состоятельные люди приезжают сюда как рабочие, отбывают контракт и открывают свои предприятия, конкурируя с французами, пользуясь льготами как рабочий. Директор высказался, что раз министерство запрашивает их адрес, то министр труда, по-видимому, дал согласие на их приезд и теперь остается выполнение формальности. Ввиду вышеуказанного я обращаюсь, Ваше Высокопреосвященство, к Вам с покорнейшей следующей просьбой: родственница моя приехала из России, кажется, в 1923 году и до сего числится советской подданной, но паспорт у нее просрочен уже около года, т<ак> к<ак> она не хотела возобновлять последний год продления паспорта из-за тяжелого материального состояния, т<ак> к<ак> с нее брали дорого, и надеясь выхлопотать себе латышское гражданство, т<ак> к<ак> муж ее был латыш, который умер от тифа, состоя на службе в г<ороде> Симферополе в кооперативе и поехал для закупки продовольствия, в дороге заболел тифом и был помещен, кажется, в киевском госпитале, где и умер; а в Латвии находятся его родственники, и именно в Риге брат и сестра, и оставшись там без всяких средств, она с семьей переехала к ним, но здесь, хотя сын ее и имеет место, но их 4 чел<овека>, и другой ее сын учится, а она сама не имеет постоянного заработка, то им очень тяжело жить, но, как я знаю, ее хлопоты об подданстве тоже находятся в плохом состоянии из-за закона о подданстве, то я ее уговорил в конце концов переехать во Францию ко мне, т<ак> к<ак> если здесь иметь работу, то можно жить очень хорошо, а завод, где я служу, очень хорошо относится к русским, и т<ак> к<ак> нас будет 4 рабоч<их>, то мы будем жить, имея хорошую квартиру со всеми удобствами, как она не жила в России в старое время, и, вот, вечно нуждаясь в Латвии она согласилась на мои доводы и я начал хлопотать о их переезде, и я ей написал, чтобы она пошла к Вам и попросила бы, чтобы Вы помогли бы ей получить Нансеновские паспорта, т<ак> как, если будет дано разрешение им сюда ехать, то как подданным советов в силу создавшихся политических осложнений, т<ак> к<ак> и Франция тоже накануне разрыва, сопряжено с большими хлопотами, да и она сама не хочет возвращаться в советское подданство. У нас нансеновские паспорта даются без всяких хлопот, а у Вас, я узнавал, выдают очень туго, но она уже живет 3 с лишком года в Риге, политически вполне благонадежна, т<о> е<сть>, если Вы, Ваше Высокопреосвященство, похлопочете, то ей его выдадут. Для их переезда сюда с моими детьми нужно не менее 2500 фр<анков>, и эту сумму должен достать я, т<ак> к<ак> там ей никто не может помочь, но и мне не легко достать такие деньги, и вот я еще об одном прошу Ваше Высокопреосвященство, помогите им получить в Германском консульстве бесплатные визы, как получил я, и я знаю по наведенным справкам здесь в Германском консульстве, что если русские беженцы едут по контракту на работы и бедные (не имеют средств), то германское консульство выдает бесплатную визу и удешевленный проезд по германской территории как рабочим, едущим на работы, приравнивая их к своим рабочим. Это и здесь у нас тоже казенные дороги безработным выдают билеты по льготному тарифу. Мне сказали здесь в Германском консульстве, что для этого нужно, чтобы за них попросило лицо, пользующееся доверием, и консул выдаст, тогда мне легче будет достать денег им на проезд, т.к. понадобится меньшая сумма. Не откажите, Ваше Высокопреосвященство, в моих просьбах и помогите нам соединиться и жить тихо и спокойно, вечно благодаря Господа Бога, что Он услышал наши молитвы и быть благодарными Вам за Ваши хлопоты, а нам, работая, ждать благополучного возвращения на нашу родину. Если же почему-либо мои хлопоты окончатся неудачно, то я поступлю с моими детьми, как советываете Вы. Заочно прошу Вашего благословения и остаюсь глубоко преданный и искренне почитающий Вас Ваш раб Петр Зубков.
         Адрес моей родственницы, если Вы пожелаете убедиться, как им тяжело живется при сем прилагаю: Рига Schreienbusch, Gaujas iela, д. № 1-а кВ. 33. Ольга Андерман
         9/ VII 27
         France Dé sine ( Izè re)

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 75-76. Автограф.

<Письмо Г.Олсуфьева >

        Адрес : A.O.F. via Marscille. Haute Volta. Ouagadougou.
         20 VII/1927.
         Многоуважаемый Владыко ,
         Высокоуважаемый Архипастырь.
         Сколько воды утекло, сколько времени прошло с тех пор, как я приходил в Вашу скромную келью под колокольней в Пензе… Давно собирался вам написать тем более, что неоднократно вижу Ваше благословенное имя на страницах газеты*, из коей узнаю, что Вы продолжаете Вашу борьбу со злом и с антихристом (= большевизм).
         Про себя мог бы много вам рассказать – ведь мы расстались с Вами в 1921 году – Вы уехали в Ригу, а я в Питер – откуда в начале 1923 года уехал с женой за границу. В 21-22 г<оды> я служил в качестве энтомолога на царскосельской опытной станции защ<иты> растений от вредителей – учреждение чисто научное, без единого большевика даже на горизонте (вроде нашего Пензенского музея), читал кое-где лекции, прирабатывал при Музее Акад<емии> Наук слегка, и хотя получал «ученый паек», нередко голодал. Сын Вася был в Петербурге с нами, а Ника был отправлен мною в Туркестан на борьбу с саранчой – с тех пор пошел по этой отрасли, и хотя недавно перешел, увы, в комсомол – но по службе (б<ывший> Департ<амент> земледелия в Петербурге) идет хорошо – за ним наблюдают мои коллеги и друзья по энтомологии.
         В конце 1923 года я поссорился с своим начальством и буквально в тот же день получил письмо от своего младшего брата из Баварии, куда он меня звал, и выслал деньги на проезд. В марте 23 г<ода> я отправил Васю в Москву к матери (брать с собой было немыслимо) и с Нат<альей> Петр<овной> мы уехали в Ревель (довольно легко, быстро без всяких расходов достал паспорта), откуда дальше морем в Германию – в Мюнхен. Брата уже не застал – он уехал по делам службы в Китай с женой, где он и пребывает по сих пор. В Мюнхене провел почти год и нигде не мог пристроиться. Спасибо брату и его торговому дому (русское предприятие было, к<отор>ое потом лопнуло, увы) и мне целый год платили жалование, что было очень кстати, т<ак> к<ак> мы пережили в Германии этот кошмарный период падения марки (1923 год). В 24 г<оду> я переехал во Францию, где работал сперва как энтомолог, сперва в Rennes, а позже в Париже. В 1925 г<оду>, во второй половине лишился места и очень бедствовал, пока, наконец, с марта 1926 г<ода> не подписал контракт с Упр<авлен>ием Западн<ой> Франц<узской> Африки (переписка длилась с августа 25 по февраль 26) на два года в качестве помощн<ика> инженера общественных работ в колонии Haute Volta, и в мае двинулся сюда, где, как видите, уже сижу 2-ой год. В мае 28-го г<ода> получу платный отпуск на 6 м<есяцев> в Европу и возобновлю контракт. Платят здесь недурно, но жизнь очень дорога, и в общем сюда попасть можно только по протекции (у меня была таковая)… По карте увидите, что «город», где я живу – Уагадугу – столица H. Volta – помещается почти в центре Западн. Фр<анцузской> Афр<ики>, в 800 верстах от ближайших ж<елезных> д<орог> станций (Бамако на Нигере или Ниангбо на C. d’ Ivoire 30 – в 12º от экватора. Несмотря на тропическое расположение, здесь нет той роскошной тропической флоры, к<отор>ую видишь на фотографиях, т<а> к<ак> здесь высокая сухая саванна (лесостепь – мимозы и колючки), сильно возделанная – густое черное население сеет просо, кукурузу, орешки, хлопок (скверный) и пр<очее>.
         Город наш широк и велик по площади, но белых не больше 250 чел<овек> (почти исключ<ительно> чиновники и их жены). Есть нечто вроде русской колонии – правительство охотно (еще бы, платит мало!) приглашает русских на службу, гл<авным> обр<азом> врачей: здесь в H. Volta русских 11 человек – все на казенной службе (кроме жен). Кроме меня с женой – на западе, в уездном центре Дедугу врач Попов с женой, на востоке в Дери д<окто>р Мальцев и в Фада д<окто>р Горкин. Здесь в Уага<дугу> два врача, – хирург Хардин уезжает на днях в ½-год<ичный> отпуск) и Фрейд (недавно прибыл). Затем в колонии еще три молодых русских агронома – один уже в отпуску в Париже, другие двое на югозападе, их не знаю. Агрономы кончили во Франции правительств<енную> колониальную школу.
         В общем ничего, т<ак> к<ак> б<олее> и<ли> м<енее> сухо. Сейчас период дождей – лето с европ<ейской> точки зрения. Все невозможно растет, трава доходит до 3 м<етров> <Стлишты ?> – грозы с ливнями проходят очень часто. Перед грозой удручающая жара (35 в тени), но после дождя очень хорошо. В октябре конец дождям и начинается сухой сезон – очень жарко и невозможно сухо, ночью немного легче, а в Декабре (в особенности к концу) ночи очень свежие (10-12º С), но днем дует ужасный сухой восточный ветер.
         С февраля по конец апреля очень сухо и жарко. И, наконец, в апреле начинаются (не всюду) первые дожди – в мае и июне уже как следует – весна с мая. Лихорадок в Уагад<угу> мало – санитарное состояние и надзор очень хорошие – но вообще есть, в особенности на юге, где есть и сонная болезнь (среди черных).
         Жизнь здесь дорогая, т<ак> к<ак> нет ни овощей, ни фруктов. Есть казенный огород, но плоховат – дает <ежедневно ?> горсточку салата, зеленый перец, иногда огурец и т<ому> п<одобное>. С этой стороны совсем неорганизовано. На базаре можно достать всегда мяса (волов<ину> и баран<ину>), но яйца не всегда. Молоко получаем в виде контрибуции, и правительство принудило одно кочевое (семитское!) племя доставлять всем белым по 1 литру ежедневно. Европейские продукты (мука, сахар, вино и пр<очее>) очень дороги. Рис сеют где-то на востоке отсюда, а здесь не достать <вовсе ?>.
         Начальство (губернатор) хорошее, хотя непосредственный начальник сильно хамоват. Общество остальное чиновников приятное, в общем, – есть славные люди. Я лично работаю по гидрологии (колодцы, плотины и т<ому> п<одобное>) т<ак> к<ак> здесь сильный недостаток воды, в особенности зимой – колодцы пересыхают к февралю-марту.
         Вот и все пока про меня. Если это письмо до Вас, Владыко, дойдет, не откажите черкнуть пару слов – сообщите мне, пожалуйста, что делается в Пензе – Вы, возможно, имеете оттуда сведения. Не сможете ли Вы узнать, где вдова Еллиса и ее сынишка (один остался, другой умер еще в Пензе при мне). А также где некий Владимир Шапошников. Там ли еще Виктор Ив<анович> Макаров, сын священника из <Новгорода ?>?
         Я свято храню маленькое Евангелие, к<отор>ое Вы мне подарили – оно всегда около меня…
         Испрашивая Вашего святого благословения мне и жене, прошу принять уверение в моей к Вам глубокой преданности.
         Ваш Григ<орий> Вас<ильевич> Олсуфьев
         * Получаю регулярно «Возрождение» из Парижа

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 108-109. Автограф.

<Письма графа Н.Сиверса >

1

        France, Menton, A.M. Maison Franco-Russe
         24 декабря 1927 / 6 января 1928
         Глубокопочитаемый и дорогой Владыка.
         Издалека шлю Вам мои сердечные поздравления с великим праздником Рождества Христова и предстоящим церковным Новым годом, пошли Вам Господь на долгое время силы для руководства паствы Вашей, больше желать не смею, т<ак> к<ак> Господь благословил Вас полными силами и силою духа для того, чтобы указывать нам грешным путь к нему.
         Простите, что пишу Вам после стольких лет, но боялся беспокоить вас, зная, как у Вас мало свободного времени, а теперь очень уж нужно мне Ваше благословение, благословите меня, дорогой Владыко, пошлите хоть одно слово. Я постоянно вспоминаю наши с Вами беседы, так бы хотелось еще побеседовать с Вами и я верю, что Господь благословит меня на это.
         Я почти сейчас после приезда сюда сломал себе ногу около бедра и пролежал 3½ месяца в постели из коих 3 месяца с грузом, довольно большим 10-15 килогр<амм> для вытягивания ноги, и все-таки она у меня на 3 сантиметра короче другой. Господь меня благословил это время, направляя мои мысли почти исключительно к Нему, и с тех пор точно предо мною открылась дверь, меня земное мало привлекает и все думаешь о том, как прийти на Небесную нашу родину, велики, очень велики грехи мои, но для меня так очевидно, что Господь ведет меня, как и в течение всей жизни, что я твердо верю в его милосердие, твердо верю, что Он примет меня окаянного в светлые свои обители.
         Неизмеримо тяжела господствующая у нас церковная разруха, страшно тяжело, что люди разделились и хулят своих христовых служителей, образовались 2 партии, наш священник сторонник митрополита Антония 31. Мне это невыносимо тяжело, я прямо болен от этого. Христос сказал «не судите, да не судимы будете», что же мы-то делаем! Митрополит Евлогий во время болезни моей навестил меня и был, конечно, очень добр, и понятно, что сердце мое лежит к нему, но молюсь я за всех, и за Антония.
         Благословите, глубокоуважаемый и дорогой Владыко, меня недостойного и помолитесь, что Господь привел меня к Нему неосужденно.
         Ваш духовный сын
         граф Николай Сиверс.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 110. Автограф.

2

        С. Мишель с. Орж, 13 Декабря 1928
         Высокопочитаемый и дорогой Владыко.
         Примите наши глубоко-сердечные поздравления с праздником Рождества Христова, молю Господа, да ниспошлет Он Вам к Великому Празднику полные духовные и физические силы на благо паствы Вашей и всей страны.
         Со времени последнего письма в жизни нашей произошли большие перемены: южный климат оказался неподходящим моему здоровью, сердце начало сильно пошаливать, и я мало выходил из дому, да и служба жены по дому была ей не по силам; просили мы кн<ягиню> Мещерскую 32 принять нас в Русский дом в С. Женевьев под Парижем, но все не удавалось, уж очень много кандидатов было; на наше счастье помогли знакомые, обратясь к Великой Княгине Елене Владимировне (греческой) 33 и та замолвила за нас словечко, и, конечно, мы были приняты немедленно и к тому же на полное бесплатное иждивение: как комната, так и пища; на дорогу нам помогли, снабдив нас маленькой суммой, и вот мы у пристани. Русский Дом – большое дело, устроенное молодой англичанкой незамужней; деньги она вложила громадные, купили большой дом, а т<ак> к<ак> помещения и там не хватило, то очень многие, в том числе и мы, размещены по хуторам, т<о> е<сть> по виллам. В большом дому устроен храм и отдельный священник, протоиерей Димитрий Троицкий, очень хороший и внимательный. Т<ак> к<ак> мне трудновато ходить, да и больных и старушек много, то присылают за нами автомобили, их при доме три. Здесь, милостию Господа, мы не замечаем раскола, кн<ягиня> Мещерская следит за этим. Нам это такая великая милость Господа, положение наше стало очень критическое, единственно, что у нас есть это ежемесячное пособие в 50 фр<анков> от комитета бывших пажей. Конечно, это страшно мало, не хватает на расходы (платье, белье мыло и т<ак> д<алее>), но Господь так милостив к нам, что дает нам всегда нужные силы и мы всегда благодарим Его, что Он нас не оставляет, и меня в особенности. У меня часто страх, за что я получаю милости Господа, Он положительно ведет меня, раскрывая понемногу мое духовное миросозерцание, а грешник же я ведь окаянный! Я часто, очень часто вспоминаю Ваши со мною беседы, дорогой Владыко, мне так отрадно это было, тоже великая милость Его. Теперь решаюсь обратиться к Вам, высокопочитаемый Владыко, с большою для меня просьбою: я читал здесь английскую книгу о России, написанную англиканским архиепископом для Северной и Центральной Европы, Гербертом Бюрри, в которой он очень сердечно и тепло отзывается про Вас; при книге чудная фотография Ваша. Пожалуйста, дорогой, дорогой высокопочитаемый Владыко, не откажите мне, благословите меня Вашей фотографией, это будет для меня великая радость и поддержка, в этом тоже будет милость Господа нашего Иисуса Христа.
         С нетерпением, но верою в милость Господа буду ожидать Вашего письма.
         Благословите меня грешного
         Граф Николай Сиверс
         Адрес мой:
         France St Michel sur Orge
        
Seine et Oise route Ste Genevieve 26

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 122. Автограф.

3

        St Michel sur Orge S/O 26 route Ste Genevieve
         Христос Воскресе!
         Дорогой Владыко, примите мои самые сердечные пожелания к празднику Светлого Христова Воскресения, пошли Вам Господь полные силы на долгие годы на благо паствы Вашей и всех любящих и глубоко почитающих Вас, к которым я позволю причислять и себя; простите, пожалуйста, что опоздал поздравлением, но я упустил из вида, что у Вас по новому стилю, и хорошо это очень, так тяжко праздновать большие праздники в разное время 34.
         Не знаю, получили ли Вы мое письмо, в котором я просил карточки Вашей, если да, то простите, пожалуйста, мою просьбу, я знаю, что у Вас и так времени мало, а тут и я еще обращаюсь с просьбами; оправданием может служить то, что я сохранил о Вас такое светлое воспоминание, что мне жаль терять связь с Вами, очень уж Вы близки мне духом, в особенности в молитвах. Мы живем здесь тихо и спокойно, я понемногу окрепаю, хотя, конечно, по сравнению с Ригой я сильно ослабел.
         Я не знаю, писал ли я Вам, какое учреждение здешняя русская колония: учредительница ее англичанка – девушка Доротея Педжет, которая в память матери своей задумала приютить пожилых (хотя есть и молодые); она вложила большие деньги в это, и дело развивается дальше; в основном доме (куплен ею) устроена домовая церковь, а за живущими по хуторам, за неимением места в доме, присылают автомобиль на церковные службы.
         Великая это милость Господа, что нас приняли сюда и приняли бесплатно, так как у нас решительно никаких денег нет, и чтобы было в противном случае, страшно подумать даже.
         Меня Господь благословляет идти понемногу по пути к Нему; в Нем теперь вся моя жизнь, и, несмотря на частые духовные падения, я вижу все-таки, что Господь ведет меня!
         Простите, пожалуйста, за небрежно написанное письмо, но у меня сильно болит (подагрически) большой палец правой руки и очень трудно писать.
         Я не помню, знаете ли Вы жену мою? Она присоединяется к моим поздравлениям.
         Кончаю свое письмо, глубокопочитаемый и дорогой Владыко, прошу Вас очень, не забывайте всем сердцем и душой преданного Вам духовного сына. Благословите нас!
         Глубоко почитающий Вас и всей душой любящий Вас
         граф Николай Сиверс.
         Адрес: France Seine & Oise route St Michel sur Orge, 26 route Ste Genevieve, Comte Nicolas Sivers.
         Вместо длинного названия департамента можно писать две заглавные буквы.
         Гр <аф > Н.Сиверс.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 125. Автограф. Письмо не датировано, но время его написания легко устанавливается по предыдущему письму (упоминание о просимой фотографии) – конец апреля - начало мая 1929 г. (Пасха в 1929 году приходилась на 5 мая по новому стилю).

4

        St Michel sur Orge S&O 26 rue Ste Genevieve. 25 декабря 1929 г.
         Высокопочитаемый и дорогой Владыка,
         От всей души и сердца поздравляю Вас с праздником Рождества Господа нашего Иисуса Христа и наступающим Новым годом и молю Бога, да ниспошлет Он Вам нужные силы на благо и спасение паствы Вашей и всех любящих и почитающих вас, к которым позволяю себе причислить и меня грешного. Я часто, очень часто вспоминаю Вас, дорогой Владыко (Вы ведь позволите мне именовать так?), мне такую великую помощь оказывали наши беседы, так легко становилось на душе! Господь ниспослал мне их как помощь на жизненном пути, в той школе, в которой мы теперь находимся, чтобы стать достойным прийти домой в небесную нашу родину. Одно из сильнейших испытаний моих это то, что мне не с кем здесь побеседовать, а обмен мнениями о духовных наших нуждах, о религиозно-философских вопросах – это для меня громаднейшая помощь, но я вижу, что и эта невозможность великое испытание, ниспосланное мне Господом! Мне теперь Господь указал, что за все испытания, за все, с нашей точки зрения, невзгоды и беды нужно всегда благодарить Господа! Это проявление Его великой к нам милости, и как легко и светло становится тогда на душе. Мы теперь 1½ года живем под Парижем на хуторе (как у нас называют) при Русском доме в « St. Genevieve des Bois». Живем мы на полном содержании и это великая милость Господа, т<ак> к<ак> у нас, кроме 50 фр<анков> ежемесячного пособия от комитета бывших пажей, ничего нет; жена по мере сил, насколько глаза позволяют, подрабатывает! Учреждение Русского дома обязано одной англичанке, молодой барышне, которая в память покойной своей матери устроила это святое дело, ее имя Доротея Паджет.
         Помолитесь за нас, высокопочитаемый и дорогой Владыко, за рабов Божиих Николая и Александру и пошлите на<м> свое благословение. Я всегда усердно поминаю Вас в своих молитвах.
         Глубоко любящий и высоко почитающий Вас граф Н.Сиверс
         Простите, Владыко, намаранное письмо и приписку, но мне трудно писать, голова идет кругом.
         Гр<аф> Н.Сиверс

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 136. Автограф.

<Письмо Константина Михайлова >

        16/ IV-<19>30 г<ода>.
         Париж
         Ваше Высокопреосвященство,
         Глубокочтимый Владыко!
         Сердечно поздравляю с радостным Праздником Воскресения Христова и в своей немощной молитве прошу у Всевышнего даровать Вашему Высокопреосвященству в эти светлые дни премного духовных радостей! Примите же от меня, находящегося с Вашего Архипастырского Благословения в далекой Франции, мое «Христос Воскресе!» Ныне для меня первая Пасха вне родной Латвийской Церкви. Однако, будучи духовно связан с нею, присоединяю свое ликование к ее ликованию в день «Праздника Праздников». Да сохранит Господь Ваше Высокопреосвященство с Вашей богоспасаемой паствой на многая лета!
         Для себя же прошу Ваших Архипастырских св<ятых> молитв.
         Хочу поделиться кое-чем, но прежде очень и очень прошу извинить мое долгое молчание. Эту вину я переживаю до боли. Простите меня, ибо до сего времени я чувствовал себя еще новичком на новом моем учебном поприще, – но вот теперь я обосновался. Благодарю Господа Бога за избранный мною духовный путь – ведущий к будущему пастырскому служению. Во дни здешнего пребывания я много думал и пережил и результатом стало мое окончательное решение с помощью Божией твердо идти по тому пути, который указал мне Господь, ибо факт поступления в Институт я считаю уже для себя предназначением, если Господь удостоит меня. Я уверен лишь в одном смысле хр<истианской> жизни, жить для Господа, пещись о Царствии Небесном. Но этот путь лежит чрез св<ятую> Православную Апостольскую Церковь. Я ее всегда безотчетно горячо любил как свою родную веру, но теперь я еще более стал ценить ее, ибо постепенно узнаю такие духовные неисчерпаемые богатства, как святоотеч<еские> творения, жития святых, песнопения и т<ак> д<алее> и т<ак> д<алее>, что, кажется, невозможно за всю жизнь все это изучить.
         Слава Богу за все! Институтом я вполне доволен, хотя и с старой Академией равнять нельзя, но из существующих теперь Парижский институт является самым образцовым. Духовное воспитание вверено Преосвященному Вениамину.
         Из предметов меня наиболее интересует Св<ященное> Писание: Новый и Ветхий Заветы, в связи с ними я думаю изучать греч<еский> и др<евне>еврейск<ий> языки, дабы специализироваться в этих предметах. Но боюсь, чтобы не было слишком много. Не лучше ли избрать один Новый Завет? И мне бы очень хотелось знать мнение Вашего Высокопреосвященства. Я бы не прочь заняться и церковным уставом или литургикой, но предпочтение даю Св<ященному> Писанию. Думаю, что в Латвии много лютеран и сектантов, а посему знание Св<ященного> Писания, Нового Завета имеет и практическое значение.
         Но это лишь мое мнение, которое передаю на Ваше Архипастырское усмотрение.
         Еще раз поздравляю Ваше Высокопреосвященство с праздником св<ятой> Пасхи, прошу Ваших Архипастырских благословений и молитв
         Ваш недостойный послушник
         Константин Михайлов

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 146. Автограф.

ГЕРМАНИЯ

<Переписка с миссионерским союзом «Свет Востоку»>

<Письмо пастора В.Жака архиепископу Иоанну>

        Его Высокопреосвященству Архиепископу Иоанну
         Рига
        
Православный собор.
        Ваше Высокопреосвященство,
        Глубокоуважаемый Владыко.
        Задавшись целью содействовать распространению Евангельской истины среди русского народа, независимо от особенностей различных церквей, Общество наше особенно печется о том, чтобы дать возможность русским людям получить писанное Слово Божие, ибо в нем кроется Божественная сила для духовного возрождения как отдельной человеческой души, так и целого народа (1 Петра 1:23). У нас на складе имеются Библии, Новые Заветы и отдельные евангелия на русском языке, перепечатанные с издания Св<ященного> Синода, и благодаря помощи друзей нашего общества, мы можем предоставить Вам некоторое количество их для даровой раздачи.
        Не откажите, поэтому сообщить нам, какое количество священных книг Вы бы желали от нас получить. О даровой раздаче книг мы обязаны представить отчет жертвователям, почему просим Вас по раздаче сообщить нам некоторые данные.
        Почтовые расходы по пересылке книг мы, однако, к сожалению, не можем взять на себя, почему просим Вас их нам вернуть.
        Нам хотелось бы уже в эти дни великого праздника Воплощения Бога Слова иметь возможность прислать Вам священные книги, почему ждем Вашего ответа в ближайшее время.
        С пожеланием, чтобы Христос Бог воплотился бы через Слово Свое и в сердцах русского народа, просим, глубокоуважаемый Владыко, Ваших молитв и Вашего содействия в предпринимаемом нами деле.
        С любовью Христовой
        *Русский Миссионерский
        Союз Свет Востоку
        Инспектор миссии* 35
        В.Л.Жак

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 20. Машинопись. На бланке миссионерского союза «Свет Востоку». Письмо не датировано, но время его написания – декабрь 1924 / январь 1925 г. (судя по содержанию, оно написано в период празднования Рождества) – можно определить по публикующемуся ниже письму В.Ассура. Миссионерский союз «Свет Востоку» (позднее переименованный в «Свет на Востоке») был создан вскоре после первой мировой войны протестантскими пасторами Яковом Крекером и Вальтером Жаком. Задачей союза первоначально являлась миссионерская и благотворительная деятельность в лагерях русских военнопленных в Германии. Впоследствии союз занимался изданием и распространением Библии в России.

<Ответ архиепископа Иоанна >

        Милостивый Государь, Господин В.Жак
         Ваше любезное предложение принести чрез меня в дар моим пасомым Слово Божие я – служитель Слова Божественного – разумеется могу только приветствовать и я и моя паства за такой священный дар были бы Вам и Вашим друзьям несказанно благодарны. На основ<ании> Вашего почтеннейшего письма я позволю себе догадываться, что Вам не вполне известен состав моей паствы: мою паству составляют не только православные русские, но и православные латыши, причем количество приходов латышских почти равно количеству русских приходов. Поэтому было бы желательно, если это возможно, чтобы и мои пасомые латыши не были бы обойдены Вашим вниманием. К сему долгом почитаю присовокупить, что мои русские прихожане в истекшем году уже имели счастье получить свыше десяти тысяч Новых Заветов от Американского союза молодежи, что дало мне возможность одарить Новыми Заветами почти всю русскую учащуюся молодежь в Латвии, следовательно, и почти все те русские семьи, в которых имеются учащиеся. Латышская же половина моей паствы осталась без такого священного дара, ибо в складах Американского Союза молодежи не оказалось Новых Заветов на латышском языке. Если бы Вы и Ваши друзья нашли бы возможность, хотя отчасти удовлетворить жажду Слова Божия и среди моих пасомых латышей, Ваш дар был бы особенно ценен и для меня и для моей паствы. Большинство православных латышей принадлежат к самым бедным слоям местного населения. Так как латышских Новых Заветов Синодального издания нет, то с глубочайшею благодарностью мы приняли бы и Новые Заветы иного изд<ания>. Местными средствами обеспечить православную латышскую учащуюся молодежь и семьи Словом Божиим я не имею решительно никакой возможности. В далеких заграничных кругах Америки и Англии не всегда знают не только о существовании православных латышей, но и вообще о существовании латышей как отдельной нации. Если бы Вы и Ваши друзья нашли бы способы предоставить Слово Божие и православным латышам, то ценность этого дара еще увеличилась бы оттого, что он явился бы, так сказать, первоапостольским, что до Вас православным латышам книг Слова Божия никто еще не дарил.
         О количестве экземпляров я не осмеливаюсь ничего писать, ибо не имею сведений, каким бы количеством Вы могли бы располагать для одарения местной паствы.
         Раздачу Слова Божия пасомым я обычно произвожу самолично при объездах приходов за архиерейскими богослужениями, к каковым богослужениям нарочито приводятся учащиеся для получения священного дара. При этом я всегда разъясняю и значение дара и указываю, кто дарители. Введение Слова Божия в семьи чрез учащихся детей считаю целесообразным, с одной стороны, потому что в простых малограмотных семьях дети потом являются чтецами-благовестниками Слова Божия для взрослых простецов и для того, чтобы приковывать к Слову Божию прежде всего внимание детей, которых дух времени стремится отдалить от Христа.
         Само собою понятно, что отчет о раздаче Священных Книг я почел бы своим долгом представить Жертвователям.
         Раздачу Священных Книг ввиду того, что зимние праздники уже миновали, можно бы приурочить к Св<ятой> Пасхе и связанным с ней весенним праздникам.
         С искренним пожеланием успеха святому делу распространения Слова Божия
         <Подпись на копии отсутствует>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 21. Машинопись (копия, сделанная под копировальную бумагу). Письмо не датировано, но, как следует из публикуемого ниже письма В.Ассура, было написано 7 января 1925 года.

<Письмо В.Ассура архиепископу Иоанну>

        <Wernigerode a/Harz. ?>
         Kaizerstr. 4.
         W. Assur.
         Миссионерское О-во «Свет на Востоке»
         «Licht im Osten»
         Вторн<ик>, 9 марта 1925 г<ода> н<ового> ст<иля>
         Ваше Высокопреосвященство,
         Глубокоуважаемый Владыко!

        Давно уже мне было поручено пастором Жаком ответить Вам на Ваше обстоятельное письмо от 7 янв<аря> с<его> г<ода> Пастор просил сообщить Вам, что он обратился к английскому Обществу для распространения Свящ<енного> Писания «Scripture Giff Mission», бесплатно раздающему свящ<енные> книги, не может ли оно выслать Вам некоторое количество свящ<енных> книг на латышском языке. Если это общество имело в своем распоряжении такие книги, то, надеемся мы, оно уже их Вам выслало.
         Задержка с настоящим ответом произошла потому, что мне хотелось воспользоваться случаем письменного к Вам обращения, чтобы написать Вам более пространное письмо, а для этого все у меня недоставало времени.
         Этим письмом мне хотелось бы прежде всего засвидетельствовать Вам, Глубокоуважаемый Владыко, мое почтение и уважение. Хотя мы лично друг друга не знаем, но Вы близки мне как духовный вождь православного населения Латвии, а я, во-первых, принадлежу к православной церкви и люблю ее, а, во-вторых, и латвийский гражданин с 1921 года. Хотя я и не родился в Латвии и почти не говорю по-латышски, но я с 1909-1915 гг. был на русской государственной службе преподавателем митавского реального училища. Последнее в 1915 г. было эвакуировано во внутренние губернии России. С 1917-1920 г<од> я был преподавателем в Пятигорске на Кавказе. В виду ничтожного жалования мне пришлось продавать вещи, белье и платье. Осенью 1920 г<ода>, не видя впереди ничего отрадного, если я останусь в России, я воспользовался условиями мира между сов<етской> Россией и Латвией, заключавшихся, как Вам известно, между прочим, в том, что все уехавшие после 1915 г<ода> из Латвии в Россию, прожившие в Латвии несколько лет, имеют право вернуться на правительственный счет обратно и получить латвийское гражданство. В янв<аре> 1921 г<ода> я с женой и сыном прибыли в Ригу. Вскоре я получил место преподавателя русск<ого> и латинского яз<ыков> в гимназии в Алуксне (Мариенбург), где я и работал 1 ½ года (до ноября 1922 г<ода>). Моим коллегой в этой гимназии оказался священник о<тец> Андрей Янсон, которого Вы, конечно, знаете и которому я Вас прошу при случае передать мой теплый привет. Мне разрешили в этой гимназии преподавать латинск<ий> яз<ык> с помощью русск<ого> яз<ыка>, но при этом было заявлено, что с течением времени мне надо будет сдать экзамен в знании латышск<ого> яз<ыка>. Я уже принялся готовиться к этому экзамену, но в министерстве просвещения помощн<ик> директора департамента напугал меня словами, что я, лишь только найдется препод<аватель>, знающий латышский яз<ык>, могу во всякое время быть смещен с должности. Потом я узнал, что это не было так страшно (вероятно, помощн<ик> дир<ектора> департ<амента> хотел этими словами побудить меня скорее сдать этот экз<амен>), но тогда, летом 1922 г<ода>, я, считая мою должность крайне непрочной и имея семью, стал усиленно искать другого места, в русск<ой> и немецк<ой> гимназиях Латвии и в Германии. В Латвии я не нашел другой должности, но из Германии от миссионерского о<бщест>ва «Свет на Востоке», руководителей которого я знал уже прежде, я получил приглашение на должность преподавателя в семинарии о<бщест>ва, готовящей духовных (христианских работников для русского народа и других народов, населяющих территорию бывшей Российской Империи. Учредители этого общества – протестанты: очень известный проповедник и духовный писатель Крекер ( Krö ker), живший до 1910 в России и родившийся там, и пастор Жак, окончивший богословский факультет в Германии, но живший 12 лет в России и говорящий по-русски (потомок французских гугенотов). Цель о<бщест>ва – содействовать и способствовать распространению Евангелия в России и религиозному пробуждению, охватившему ее. О<бщест>во желает работать в Церковном, вероисповедном отношении беспристрастно, поддерживая всюду истинную духовную христианскую жизнь, в какой бы то ни было церкви. Этим и объясняется, что я, будучи членом Православной Церкви, могу быть здесь преподавателем.
         Хочу Вам, глубокоуважаемый Владыко, кое-что сообщить о своем религиозном развитии. Моя мать – русская, православная (отец был лютеранин, родившийся в Петербурге) была глубоко религиозной женщиной и умерла как святая, к сожалению, когда мне было только 3 года. Близость Божией благодати я ощущал еще в детском возрасте. Я охотно читал молитвенник и Новый Завет, который у меня даже отнимали, находя, что это еще рано. Хотел поступить в духовную семинарию, но отец был против этого, и я окончил гродненскую гимназию. Благодетельное влияние на нас, детей, оказывала сестра отца, которая дарила нам много детских и юношеских книг христ<ианского> направления. В 1902 г<оду> я поступил в Петербургский историко-филологический институт. Здесь я попал в студенч<еский> христ<ианский> кружок, основанный покойным бароном Николаи 36. В 1905 г<оду> я думал перейти в Духовную Академию, но все же не осуществил этого намерения и окончил курс Института. Во время моего студенчества я познакомился со многими выдающимися духовными деятелями неправославными по церковной принадлежности, но я тогда убедился, что Дух Божий действует «идеже хощет», и его действие не ограничивается рамками одной какой-нибудь церкви. Много духовного благословения я получил от этих людей, но, тем не менее, любви к Православной Церкви не потерял. В бытность мою преподавателем реальных училищ и затем гимназии в Алуксне я вел религиозную работу среди моих учеников и учениц, о чем может Вам кое-что рассказать и о<тец> Андрей Янсон. Снабженный его рекомендацией, я на Пасху 1922 г<ода> отправился в русские деревни около ст<анции> Пыталово (около последней станции до Пыталово, считая от Vēz-Gulbene), проповедуя Слово Божие в избах крестьян и даже в храме с разрешения о<тца> Николая (фамилию забыл). Если его увидите, передайте ему от меня сердечный привет и скажите ему, что я его поминаю в молитвах.
         По переезде в Германию на должность, мною ныне занимаемую, мне пришлось много передумать касательно ценностей православия. На съездах русских студ<енческих> кружков в Германии и Чехии я познакомился с выдающимися православными деятелями, как напр<имер>, епископы Вениамин, Сергий 37, проф<ессор> о<тец> Сергий Булгаков 38, проф<ессор> Зеньковский 39, Бердяев 40, Вышеславцев 41, Франк 42 и др<угие> Благодаря этому я лучше оценил те заветы и духовные богатства, которые Христос вверил именно православию. В должности преподавателя (мои ученики и ученицы здесь б<ольшей> ч<астью> немцы из России) я могу содействовать взаимному сближению и пониманию между верующими протестантами и православными, что для меня является радостным служением. И на правление о<бщест>ва, не так уж хорошо знающее православие, я могу оказать некоторое влияние, внушая им уважение к ценностям восточной церкви.
         Русская Православная Церковь с 1917 г<ода> переживает потрясающий кризис. Церковь вернулась к состоянию правовой необеспеченности, бывшей во времена до Константина В<еликого>. Огромное религиозное брожение наблюдаем мы в России, а также и среди русской эмиграции. Широко распространились по России советской и зарубежной (напр<имер>, в Польше) также общины т<ак> н<азываемых> «евангельских христиан» и баптистов, явление, несомненно имеющее громадное церковно-историческое значение и много положительного (проповедь Евангелия, христианское общение). Но и руководители нашего о<бщест>ва не думают, что это последнее движение есть последнее слово в образовании возрожденной Русской Церкви. И они сознают великие ценности православия и верят, что из сложения (синтеза) ценностей того и другого церковного типа вырастет та будущая Русская Церковь, о которой пророчески говорил В.С.Соловьев 43 в своей «Повести об Антихристе».
         Близко моему сердцу все происходящее ныне в Церкви Христовой. Не желаю я забвения великих ценностей восточного христианства, так хотелось бы больше поработать над строительством «Дома Божия». Близка мне и вверенная Вашему попечению Православная Церковь Латвии. Да возгорится вся она светом Христовой любви и правды, да даст Вам Господь самоотверженных и идейных помощников в многотрудном Вашем служении!
         Мне кажется, что было бы очень полезно, если бы в каждом православном приходе истинно верующие сплотились бы вместе в живое ядро, от которого исходило бы действие и на омертвевших членов Церкви (Откр<овение> 3, ст<их> 2), чтобы члены этого живого ядра под руководством священника устраивали евангельские беседы, изучали сокровища православия, посещали других членов и т<ак> <алее>. Это было бы и самым благородным средством состязания или конкуренции с инославными общинами. Надо превзойти их святостью, любовью! Такого рода состязание советует и апостол Павел (1 Кор. 9, 24).
         Простите, глубокоуважаемый Владыко, что я затруднил Ваше внимание столь длинным письмом, но мне хотелось поделиться с Вами своими мыслями и чувствами, вступить с Вами в духовное общение хоть на расстоянии. Прошу Ваших священнических молитв за меня грешного, да поможет мне Христос и в семье и по должности и да даст Он мне помазание Святого Своего Духа, чтобы мне быть во всем христианином. Молюсь и о Вас почти ежедневно. В ответственное время мы живем. Началась новая эпоха в истории мира и Церкви… Да поможет нам Господь исполнить наше призвание!
         Сообщите, получили ли Вы латышские свящ<енные> книги.
         Сообщаю имена мое и семьи (Владимир, Нина [жена], Андрей [7 ¾ лет], Вера [5 лет] и Леонид [9 месяцев]).
         Христос да пребудет с Вами!
         Ваш о Христе и Церкви
         В.Ассур
         P.S. Я преподаю здесь церковную и всемирную историю, русский яз<ык> и литературу и греческий яз<ык>. Учащихся у нас в этом году лишь 26 чел<овек>, из них 8 сестер. Имеются 2 класса (курс 2-3 года). Преподавание на русском и немецк<ом> яз<ыках>.

 ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 93-95. Автограф.

<Письмо Д.Ишевского >

         Берлин, 1 сентября 1925.
         Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему
         Архиепископу Иоанну.
         г<ород> Рига
         ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО,
         Милостивейший Архипастырь и Отец!
         На мою долю выпало большое счастье по мере своих скромных сил и возможностей информировать большинство зарубежных русских национальных газет о жизни Российской и заграничной Православной Церкви.
         Эта моя церковно-публицистическая деятельность удостоилась быть отмеченной особой высокомилостивой благословенной Грамотою в Бозе ныне почившего Святейшего Патриарха Московского и всея России ТИХОНА, текст коей опубликован в № 9-10 (76-77) «Церковных Ведомостей» – официального органа Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей. Но после кончины Святейшего Исповедника моя связь с его Патриаршим Синодом сделалась настолько затруднительной, что я вынужден теперь силою этого прискорбного обстоятельства прибегнуть к Вашему Высокопреосвященству с всепокорнейшей и усерднейшей просьбой: придти мне на помощь и сделать зависящее от Вашего Высокопреосвященства распоряжение Вашему Синоду о снабжении меня всеми, по возможности, исходящими от Высокопреосвященнейшего Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра, церковными распоряжениями, посланиями и воззваниями, какие только становятся известными Латвийскому Православному Синоду.
Также точно покорнейше прошу сообщать мне для печати и тот церковно-информационный материал Латвийской Православной Церкви, какой Вы, Владыко, найдете нужным опубликовать в русской и иностранной заграничной прессе.
         Так только на этих днях мне стал известен текст протеста Латвийского Православного Синода по поводу перехода 10 средних школ г<орода> Риги в ведение еврейского училищного отдела. Тотчас же этот протест был мною передан в газеты.
         Прошу святых молитв Ваших и Архипастырского благословения.
         Вашего Высокопреосвященства усерднейший почитатель и верный духовный сын
         Д.Ишевский
        
Адрес для почтовой корреспонденции: Herrn D. Ischewsk.
         Berlin – Charlottenburg, 2. Schliessfach Nr. 58.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 37. Машинопись. В левом углу листа типографским способом отпечатано: «Д.А.Ишевский. Журналист» внизу машинописью означен, очевидно, исходящий номер – 741. Подпись – автограф, в публикуемом тексте отмечена курсивом.

<Письмо протоиерея П.Адамантова>

         4 июня 1926 года.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Многоуважаемый Владыко!
         Осмеливаюсь почтительнейше обратиться к Вам с нижеследующею личною просьбою.
         На днях в русской газете «Час», издающейся в г. Риге, была напечатана возмутительная корреспонденция о висбаденских приходских делах за подписью князя Д.Оболенского. В этой корреспонденции мало того, что все представлено в извращенном виде, поносятся настоятель висбаденского прихода – Ваш покорный слуга и мой епархиальный владыка – митрополит Евлогий. В виду того, что газеты «Час» в Европе не достать (мы знаем об упомянутой корреспонденции только по слухам), я осмеливаюсь покорнейше просить Вас через Ваших подручных людей достать для нас экземпляра три или четыре соответствующего номера газеты и выслать по моему адресу:
         Wiesbaden, Martinstr. 9. Priester Paul Adamantoff.
         На расходы прилагаю при сем десять франков.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 108. Автограф. Автор письма протоиерей (впоследствии протопресвитер) Павел Григориевич Адамантов – выпускник Казанской духовной академии в 1896 г. он был направлен псаломщиком в Дрезден в Свято-Симеоновский храм. В 1897 рукоположен в диаконы, в 1908 переведен в Свято-Елизаветинский храм в Висбадене. В 1921 году рукоположен митрополитом Евлогием в священники, с этого же года он настоятель висбаденского храма, в 1926 возведен в сан протоиерея. Под давлением нацистских властей был вынужден перейти в юрисдикцию Русской Православной Церкви за границей. В 1954 году возведен в сан протопресвитера. Скончался в 1960 году.

<Письмо Л. Сенько-Поповского >

         Hamburg 21
         Zimmerstrasse 2
         Его Высокопреосвященству архиепископу Иоанну
         Ваше Высокопреосвященство,
         Высокопреосвященнейший Владыко.
         Приходской Совет русской православной церкви в Гамбурге берет на себя смелость обратиться к Вам с большой и усердной просьбой, не найдется ли в православных церквах Латвии какого-либо лишнего облачения для священника, которое они могли бы уделить бедной нашей церковке, в начале этого года пострадавшей от пожара. Не откажите в просьбе прихода и помогите нам.
         Призывая на себя благословение Ваше, имею честь быть Вашего Высокопреосвященства покорный слуга
         Л. Сенько-Поповский
         11 июня 1926 г <ода >
         № 1276

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 109. Автограф. В левой верхней части листа угловой штамп: «Приходской Совет при русской православной церкви Св. и Чудотворца Николая в гор. Гамбурге. Имя адресата, помещенное в оригинале в нижней части первой страницы перенесено в начало документа.

АНГЛИЯ

<Письма протодиакона В.Феокритова 44 архиепископу Иоанну>

1

        26, Dukes Avenue.
         Chiswick. London. W. 4.
         7-го марта 1923 г<ода>.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивейший Архипастырь и Владыко.
         По поручению и с благословения Высокопреосвященнейшего митрополита Евлогия обращаюсь к Вам, Ваше Высокопреосвященство, с почтительнейшей просьбой препроводить прилагаемые при сем двадцать пять фунтов стерлингов секретным путем (если можно, через посредство Латвийского официального представительства в России) в Петроград проректору Петроградского богословского института И.П.Щербову 45 – 3, Троицкая ул<ица>, второй двор – с указанием, что означенная сумма предназначается на удовлетворение нужд Богословского института. Деньги эти собраны среди англикан, а посему было бы желательно получить от г<осподина> Щербова расписку в получении их. В недалеком будущем надеюсь получить еще некую сумму на это же дело, и я был бы весьма благодарен Вам, Владыко, если бы Вы позволили мне вновь прибегнуть к Вашему посредству.
         Вашего Высокопреосвященства Милостивого Архипастыря и Владыки нижайший послушник
        
Протодиакон Владимир Феокритов
        
P.S. По просьбе Секретаря Anglican and Eastern Churches Association отправляю Вам сегодня бандеролью № 1 журнала «The Christian East» за текущий год. Редакция журнала была бы рада получать в обмен на свой журнал официальный орган Латвийской Православной Церкви. Адрес главного редактора журн <ала > «The Christian East»
        
The Rev-d. a. Donglas, B.D.
        
II, Commercial Road
        
Peckhem.
        
London S.E. 15

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 135. Машинопись. Выделенное курсивом вписано от руки. Весь печатный текст черного цвета, адрес впечатан фиолетовой краской.

2

        Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивейший Архипастырь и Владыко.
         Вновь осмеливаюсь беспокоить вас покорнейшей просьбой, препроводить секретным путем прилагаемые при сем пятнадцать фунтов стерлингов в Петроград Проректору тамошнего богословского института И.П.Щербову (3, Троицкая улица, второй двор) на нужды руководимого им Петроградского богословского института.
         Эти деньги, как и прежние 25 ф<унтов>. собраны среди англикан, вследствие чего необходимо получить от г<осподина> Щербова расписку в получении их.
         Простите, Владыко, за доставленное беспокойство и благословите
         Вашего Высокопреосвященства
         нижайшего послушника
         протодиакона Русской Православной Церкви в Лондоне
        
Владимира Феокритова.
        
12/25 марта 1923 г.
        
Мой адрес: 26, Dukes Avenue. Chiswick. London. W. 4.

ЛГИА . Ф . 7131. Оп. 1. № 26. Л. 136. Машинопись. На листе рукой архиепископа Иоанна отмечено: «Ответ послан 16/V 1923 за № 102». Выделенное курсивом вписано от руки.

3

Заказное

        26, Dukes Av. Chiswick. London W. 4.
         3-го августа 1923.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивейший Архипастырь и Отец.
         Благодарю Вас за письмо от 4 июля с<его> г<ода> за № 173 и за расписки в получении £ 51. Прилагая при этом еще £ 28, убедительно прошу Вас, Владыко, препроводить их в Петроград на нужды Богословского Института. Благодарю Вас и за Вашу готовность устроить у себя моего брата Павла, если бы он смог прибыть в Ригу. Об этом я осторожно уведомил брата. Хотелось бы получить фотографии видных представителей «Ж<ивой> ц<еркви>» с их биографиями. Если это не затруднит Вас, Владыко, то я и издатель англик<анского> журн<ала> «The Christian East» были бы Вам очень благодарны. Здесь <печатаются ?> сведения, что Св<ятейший> Патриарх вновь взят чекистами на Лубянку. По освобождении из Чека (в июне) Его Святейшество жил в Донском монастыре, куда его почитатели ежедневно доставляли ему разного рода приношения, в том числе и пищу. Однажды ему была доставлена рыба, покушав которой, Патриарх занемог и впал в обморок. Прибывшие чекисты тотчас арестовали патриаршего повара, вскоре доказавшего свою невиновность и освобожденного, – а Патриарха, после оказания ему медицинской помощи опять увезли в Чека. Известно ли Вам что-либо про это, Владыко?
         Здешняя большевистская торговая делегация пытается через Брит<анское> м<инистерство> и<ностранных> д<ел> на основании Русско-британского торгового договора захватить имущество русского православного храма в Лондоне. Весьма возможно, что дело дойдет до суда, так как мы не собираемся выполнить желание большевиков и церковного имущества, никогда русскому государству не принадлежавшего, добровольно никому не отдадим. Нельзя ли, Владыко, в Риге купить Четьи-Минеи, хотя бы в редакции Св. Димитрия Ростовского, а также и Добротолюбие? Я давно хочу купить эти книги, но нигде не нахожу. Если в Риге эти книги имеются, то сколько они стоят? Мне не хотелось бы много расходовать на покупку их. Простите, Владыко, за причиненное и ипричиняемое беспокойство и благословите
         Вашего Высокопреосвященства нижайшего послушника
         протодиакона Владимира Феокритова.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 149. Автограф. В верхней части листа помета рукой архиепископа Иоанна: № 255 16/VIII 23. Очевидно исходящий номер и дата ответного письма.

4

        Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Архипастырь и Отец.
         В газ<ете> The Daily Telegraph от 3 июня была помещена заметка от собств<енного> корреспондента из Риги о прибытии туда из Москвы некоего архиеписк<опа> Николая 46, направляющегося во главе делегации большевистского синода в Америку для «ознакомления братьев во Христе о действительном положении Православной Церкви в России». Едет делегация сия с документами от евдокимовского 47 синода, сносится с методистами в Америке и одновременно с сим выдает себя за нижайших послушников Свят<ейшего> Тихона, браня на чем свет стоит большевиков и их приспешников живцов.
         Сегодня в газ<ете> The Daily Mail помещена новая заметка тоже от собств<енного> корреспондента из Риги, сообщающая кратко содержание отправленного арх<иепископом> Николаем письма на имя архиепископа Кентерберийского.
         Сегодня после литургии я виделся с почитателем нашего Патриарха и преданным другом Правосл<авной> Церкви англик<анским> священником J.A.Donglas’ом. Он убедительно просил меня дать ему возможно подробные сведения об арх<иепископе> Николае на тот случай, если бы таковые понадобились в Lambeth Palace.
         Будьте добры, Владыко, сообщите мне телеграммой Ваше мнение о сем архиепископе. Сведения, полученные от Вашего Высокопреосвященства, будут рассматриваться строго конфиденциальными. На телеграфные расходы прилагаю 10 шил<лингов> Мой адрес Theokritoff. 26 Duke’s avenue, Chiswick, London. Газ<ета> «Последние новости» сообщила о том, что Патриарх будто бы вступил в общение с Красницким 48. Правда ли это?
         На прошлой неделе я просил, чтоб приняли меры к освобождению митр<ополита> Кирилла Киевского 49, моего хорошего знакомого по Петрограду.
         Простите, Владыко за беспокойство и благословите Вашего Высокопреосвященства нижайшего послушника
Протодиакона Владимира Феокритова
         5 июня 1924 г<ода>

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 44. Л. 26. Автограф.

5

        26, Dukes Av. Chiswick. W. 4.
         19 сент . 1924.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивейший Архипастырь и Отец!
         Два № журнала «Вера и Жизнь» 50, а равно и сообщение о Николае Соловье я получил своевременно. благодарю Вас. До сих пор не написал Вам, Владыко, потому что только недавно возвратился из госпиталя где мне была сделана 10 июля серьезная операция черепа позади левого уха. Теперь я почти здоров, хотя рана еще инее совсем закрылася и я каждое утро хожу в больницу на перевязку. Надеюсь при помощи Божией недели через 2-3 начать служить в храме. Помолитесь о мне, Владыка святый.
         Сию минуту я отправил Вам № еженедельника «The Church Times», очень распространенного среди церковно настроенных англикан, на 315 странице которого найдете статью, посвященную рижскому соборному погребу 51. Если Вы получаете еще журнал «The Christian East» - орган Anglican & Eastern Churches Association, то на 142 стр<анице> его выпуска № 3 найдете заявление секретаря Константинопольского Патриаршего Синода, опровергающее сообщение советских газет об «увольнении» Вселенским Патриархом нашего Св. Тихона на покой 52…
         Что слышно о нашем Патриархе Тихоне и вообще о Русской Церкви? Буду очень благодарен Вам, Владыко, если сочтете возможным поделиться со мной имеющимися у Вас сведениями.
         Испрашивая молитвенного благословения, остаюсь Вашего Высокопреосвященства Милостивого Архипастыря и Отца, нижайший послушник
         Протодиакон Владимир Феокритов
         P.S. Не желаете ли, Владыко, вступить в A<nglican> & E<astern> C<hurches> A<ssociation>?

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 176-177. Автограф.

6

        3 окт<ября> 1924.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Архипастырь и Отец.
         Препровождаю Вам при сем вырезку из сегодняшнего № еженедельника «The Church Times». На мой взгляд г<осподин> Бессенек, стараясь опровергнуть заметку от 19 сент<ября>, тем самым лишь подтвердил справедливость жалобы православных Латвии.
         Если Вы в свою очередь пожелали бы поправить г<осподи>на посланника, то Вы могли бы написать несколько слов в редакцию журнала.
         Если находите писать мне сюда почему-либо неудобным, то можете направить корреспонденцию через митрополита Евлогия (12 rue Daru, Paris) с просьбой переслать ее мне, а я в свою очередь постараюсь повлиять на редакцию через моих знакомых.
         Было бы хорошо, если бы «The Church Times» поместило в следующую пятницу выдержку из речи депутата Сейма А.С.Бочагова 53, где он говорит о погребе.
         Испрашивая молитв и благословений святительских, остаюсь Вашего Высокопреосвященства Милостивого Архипастыря и Отца нижайший послушник
         Протодиакон Вл. Феокритов

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 172-173. Автограф.

                                                                                7

        10 окт<ября> 1924.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Архипастырь и Отец.
         Препровождаю Вам при сем вырезку из здешнего еженедельника «The Church Times» от сегодняшнего числа с ответом моего друга, священника лондонской православной церкви о. Вас<илия> Тих<оновича> Тимофеева 54 г<осподину> Бессенеку. На прошлой неделе я послал Вам через Берлин помещенное в «The Church Times» опровержение латвийского посланника в Англии. Получили ли Вы его?
         Известно ли Вам Владыко что-либо о соглашении Св. Патриарха Тихона с Красницким? Принят ли он в церковное общение? Мы здесь ничего не знаем. На этих днях в Париж прибывает митр. Платон Американский он отправляется вместе с нашим митрополитом в Сербию для участия в обсуждении некоторых церковных вопросов.
         Испрашивая молитв и благословения Вашего, остаюсь Вашего Высокопреосвященства, Милостивого Архипастыря и Отца нижайший послушник
         протодиакон Вл. Феокритов.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 169-170. Автограф.

8

        26 Dukes Av. London W. 4.
         5. XII. 1924
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Архипастырь и Отец.
         Препровождаю Вам при сем выдержку из еженедельника «The Church Times» от 5 с<его> м<есяца> с письмом А.С. 55 в английском переводе. Редактор поместил его лишь после сильного на него натиска с двух сторон. Этим и объясняется то, что письмо не было напечатано на прошлой неделе, хотя оно и было доставлено ему заблаговременно...
         Сбор денег на открытие Дух<овной> Академии в Париже продолжается. До сих пор собрано до 250.000 фр<анков>. Работает в этом направлении и образовавшийся здесь английский Комитет с лордом <Шафтесбурн ?> во главе. Не знаю, откуда возьмет м<итрополит> Евлогий профессоров. Есть за границей 3-4 человека, читавших лекции в Академиях, но все они состоят теперь на постоянной службе в Болгарии и Сербии и вряд ли согласятся на переезд в Париж, где не известно, как еще пойдет дело в Академии. Я всей душой сочувствуя сему начинанию, делаю со своей стороны все, чтобы начинание Владыки увенчалось успехом. Знаете ли Вы, Владыко, что-либо о газ<ете>. «Христианин», органе американских живцов? Если нет, то я могу выслать Вам один № его.
         С пожеланием всего лучшего и испрашивая молитв и благословения Вашего Высокопреосвященства, остаюсь Ваш нижайший послушникПротодиакон В.Феокритов
         P.S. Где теперь еп<ископ> Григорий, викарий Пензенский 56? Остался ли он православным или стал живцом?

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 2. Л. 53-54. Автограф.

БЕЛЬГИЯ

<Письмо Ф.Беккета >

        Ваше Высокопреосвященство.
         Осмеливаюсь переслать Вашему Высокопреосвященству пробный номер нашего скромного журнала поставившего себе за цель как можно ближе и лучше ознакомить христиан Запада с религиозной жизнью христианского Востока и в особенности с жизнью Православной Русской Церкви. Мы желаем осветить нашим читателям как можно лучше и точнее религиозную жизнь Православной Церкви во всех ее проявлениях и таким образом по возможности устранить незнания и ошибочные мнения у католиков о православии и наоборот. Мы стремимся к более тесному и христианскому сближению последователей обеих Св<ятых> Церквей для совместной работы и нахождения путей в деле примирения и воссоединения двух величайших ветвей христианства – Востока и Запада. В виду всего выше сказанного покорно прошу Ваше Высокопреосвященство на замену нашего « Irenikon 57 – <нрзб.>» с Вашим религиозно-нравственным органом «Вера и жизнь». В случае получения нами просимых номеров Вашего журнала немедленно высылаем недостающие 3 номера « Ireniko-на».
         Будем несказанно благодарны Вашему Высокопреосвященству, если наша просьба будет услышана, так как гораздо приятнее и полезнее пользоваться сведениями о интересующем предмете из первоисточников, чем из вторых и даже третьих рук и при том часто подающиеся сведения перемешанные с субъективными и не всегда справедливыми освещениями. Поэтому будем рады каждой присланной книге, брошюре, календарю, листку и т<ак> д<алее>, дающих возможность ближе знакомиться и знакомить других с жизнью глубоко уважаемой нами Церкви.
         В ожидании Вашего любезного ответа остаюсь заранее благодарный Вашему Преосвященству слуга во Христе Иисусе
         Фома Беккет
         Иеромонах ордена Св<ятого> Венедикта
         22/ VIII 26Покровский монастырь монахов единенияАмэ . Бельгия 58
         Prioré d’Amay S/Mense
         Belgique

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 115. Автограф. В левой части страницы типографским способом отпечатано: « UNION DES É GLISES»; в правой – «PRIEURÉ D’ AMAY (Belgique)». В конце документа печать.

<Письмо протоиерея Петра Извольского >

        29 rue du Chevaliers Bruxelles
         3 февраль 1927 года
         Высокопреосвященнейший Владыко
         Милостивый Архипастырь.
         Приемлю смелость обратиться к Вашему Высокопреосвященству с усердной просьбой.
         Один из моих добрых прихожан, Алексей Алексеевич Городецкий, бывший обер-секретарь Сената, внук Киевского митрополита Платона 59, здесь, в изгнании, весь отдался Церкви, изучал Церковный устав и пение; его мечта потрудиться в качестве псаломщика и желание его только что осуществилось. Митрополит Сев<еро>американский Платон предоставил ему место псаломщика при русской церкви в одном из городов Соед<иненных> Штатов (<гор. ?> Garfield N. Y.).
         Он сколотил нужные средства для проезда с женою и пятилетним ребенком и готов был ехать. Но в последнюю минуту ему отказали в визе вследствие отзыва заведывающего русской квотой Американского консульства в Риге, который приравнял обязанности псаломщика Православной Церкви к должности кантора еврейской синагоги, не дающей права въезда в Соед<иненные> Штаты.
         Мне кажется, что такое заключение основано на незнакомстве консула с православною Церковью. Псаломщик – не только певец: он – необходимый участник богослужения как церковнослужитель, он – ближайший помощник священника; он должен основательно знать Церковный устав и богослужебные книги. В должность чтеца он посвящается особым церковным чином. Таких лиц в Соед<иненных> Штатах мало, и потому митрополит Платон должен искать кандидатов в Европе. Запрещение въезда в Соед<иненные> Штаты может поставить наши церкви в этой стране в затруднительное, даже безвыходное положение.
         Решаюсь просить Ваше Высокопреосвященство, не признаете ли возможным поддержать этого доброго сына Православной Церкви и, выяснив американскому консулу истинное значение должности псаломщика, испросить для него разрешение на въезд в Соединенные Штаты. Этим Вы поддержите <и утешите ?> очень доброго, достойного человека: разрешение же принципиального вопроса принесет большую пользу нашей заграничной Церкви, которая ныне единственное утешение русских изгнанников.
         Извиняясь за причиняемые беспокойства, с совершенным почтением и преданностью имею честь быть Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник
         протоиерей Петр Извольский
         Настоятель церкви св<ятого> Николая Чудотворца в Брюсселе.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 5. Автограф. В левом верхнем углу печать: «Русский православный приход в Брюсселе». Об авторе письма см. в сн.8 к ч. II.

<Письмо А.Городецкого>

        Bruxelles. 8/ II – 1927 г <ода >.
         Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Владыко!
         Указом Его Высокопреосвященства митрополита Платона я назначен на должность псаломщика Гарфильдской русской Церкви Североамериканской эпархи. Тотчас же по получении о сем уведомления я направился к местному американскому консулу для получения визы на въезд к месту назначения.
         Американский консул, справившись с законом, нашел, что правом свободного въезда в Сев<ерную> Америку пользуются лица духовного звания, кои совершают св<ященное> Таинство Евхаристии, и лица, ведущие Божественную службу, но, принимая во внимание, что в упомянутом законе нет точного указания, кого считать, кроме священника, за лицо необходимое и ведущее Божественную службу и что до сего времени у него не было прецедента с выдачей визы назначенному на должность в Америку православному псаломщику, обратился за разъяснением указанного случая к рижскому американскому консулу.
         24 января с<его> г<ода> за № 8/117 от рижского консула был получен ответ, в котором консул, указывая, что псаломщики православной церкви приравниваются к канторам еврейской синагоги, кои свободного въезда не имеют, в визе мне отказал. После сего отказа отец настоятель брюссельской церкви, протоиерей Петр Извольский, меня направил со своим письмом к американскому консулу в Бельгии. Последний заявил, что все дело о въезде русских в Сев<ерную> Америку сосредоточено в руках рижского консула, являющегося в данном вопросе самостоятельным и подчиненным лишь м<инист>ру Иностранных дел, и что в настоящем случае отказ основан, видимо, на недоразумении и незнании рижским консулом служебного назначения православного псаломщика в Церкви. Вместе с тем посол посоветовал ходатайствовать перед Вашим Высокопреосвященством об авторитетном разъяснении рижскому американскому консулу служебного назначения псаломщика как лица необходимого при совершении различных Божественных служб. Сегодня, получив вновь из консистории подтверждения о моем назначении с предложением ускорить по возможности приезд в виду настоятельной нужды в псаломщике, я снова был у американского консула. Последний, узнав, что я записался еще в прошлом году здесь, в Бельгии, в квоту въезда мне в Америку, посоветовал мне просить рижского американского консула в виду моего назначения на должнось предоставить мне номер визы из квоты на настоящий год, добавив, что всего лучше было бы, если бы это ходатайство было возбуждено со стороны Вашего Высокопреосвященства с указанием на необходимость моего незамедлительного прибытия к месту службы.
         Глубокоуважаемый Владыко, почтительнейше прошу Вас не оставить меня и мою семью своею милостию и помощию. Ведь у нас бесправных здесь за границей нет никого, кроме наших архипастырей, у кого мы могли бы найти защиту и помощь в нашем горе.
         Путем упорного и долгого труда, терпя всякого рода лишения я, дополнил теоретически и практически имевшиеся у меня ранее необходимые для псаломщика знания (я происхожу из духовной семьи) и благодаря Милости Божией я получил, наконец, назначение на должность церковного служителя и вот вся радость и надежды разбиваются об одно препятствие – отказ рижского консула в визе, от которого зависит все. Ваше Высокопреосвященство, Вы являетесь для меня в настоящем моем горе единственной надеждой и последним прибежищем, т<ак> к<ак> Высокопреосвященнейший митрополит Платон уведомил меня, что, к сожалению, в виду тяжелого положения Православной Церкви в Америке он не в силах достать мне визу. Возможно, что благодаря Вашему заступничеству за меня рижский консул выдаст мне визу и вне квоты, но, если бы мне он в этом отказал, то не найдет ли он возможным в виду моего назначения выдать мне номер квотной визы на текущий год. Простите великодушно, Высокопреосвященнейший Владыко, за беспокойство, но повторяю, что Вы, Владыко, являетесь для меня единственным и последним прибежищем. Рижскому ам<ериканскому> консулу сегодня посылаю письмо с подробными сведениями по данному вопросу и с приложением указа о назначении и перевода указа на английский язык.
         Почтительнейше испрашивая Вашего святительского благословения мне и моей семье, остаюсь душевно благодарным – смиренный послушник Вашего высокопреосвященства
         Алексей Городецкий
         Bruxelles. 2 rue Jenner (< Ixelles>)
         (Belgique)

ЛГИА . Ф . 7131. Оп . 1. № 28. Л. 8. Автограф.

<Ответное письмо архиепископа Иоанна протоиерею Петру Извольскому. >

        Ваше Высокоблагословение
         Достопочтимый Отец протоиерей.
         Российские законы делят членов клира на священнослужителей и церковнослужителей, и лишь священнослужители являются совершителями богослужений и таинств и потому юридически подходят под статью американского закона, которая определяет духовных лиц, имеющих право на внеквотный въезд в С<оединенные> Штаты. Такая установилась практика. Если под помянутую ст<атью> закона имелось бы ввиду подвести и псаломщиков-церковнослужителей, то для этого надо бы обратиться в Министерство иностранных дел С<оединенных> Штатов, где восточным отделом ведает друг русских г<осподин> Юнг. Рижский консул, хотя тоже не относится к числу противников русских, не вправе своею властью расширять вопреки принятой практике объем этой ст<атьи> закона включением в нее не только священнослужителей, но и церковнослужителей, которые доселе не мыслились в этой статье. Призывая на Вас Божие благословение, честь имею быть Вашим смиренным богомольцем
         Архиепископ Иоанн
        
1927. 18/ II
        
Г<ород> Рига.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 48. Л. 37. Машинопись. На бланке архиепископа Иоанна. Явно оригинал – на документе собственноручная подпись автора. Взоможно письмо не было отправлено, или был отправлен другой его вариант.

ИТАЛИЯ

<Письмо Н.Жевахова >

        Ваше Высокопреосвященство,
        
Прошел 1 год с момента выпуска прилагаемого при сем воззвания, а в положении Барградского Подворья мало что изменилось. Богослужение, хотя и стало совершаться в нижнем, наскоро оборудованном храме, но редко случайно приезжающими священниками, ибо постоянно живущего в Подворьи пастыря еще нет, покрыта лишь 1/6 часть тяготеющего над подворьем долга и требуется еще много денег для погашения долгов для достройки главного храма, где нет ни полов, ни дверей, ни иконостаса, для срочных ремонтных работ храма и здания Странноприимного Дома, стоящих свыше 10 лет без всякого ремонта… Мало что, или совсем ничего не изменилось и в России, где сатанинское засилье крепнет, а русские люди вымирают. Никогда еще в истории России не было более ужасного горя и страданий, и странно подумать, что никогда еще русские люди не были разъединены между собою так, как теперь, когда единение и дружная, совместная работа особенно нужны. А наряду с этим в Филадельфии жиды приступили к постройке Соломонова храма, собрав, как сообщают газеты, 900 миллионов долларов! Это ли не ужас? Это ли не ответ на вопрос, почему Россия так долго мучится и стонет под сатанинским игом, а мы, беженцы русские, уже девятый год живем в рассеянии. А у жидов нет ни Господа нашего Иисуса Христа, ни Божией Матери, ни Святителя Николая, которые помогают нам, и которые осуществили бы всякое наше благое начинание, если бы мы сами этого захотели, сознали бы свой долг к Ним и к Ним обратились. Недавно итальянское правительство объявило подписку на покрытие миллиардного долга Америке, предложив каждому желающему внести в казну 1 доллар, и этот долг был покрыт с быстротою молнии, ибо каждый итальянец признал такой взнос своим долгом пред родиною, выполнял этот долг как свою государственную повинность. Таким долгом нашим, такою государственною повинностью мы должны признать нашу лепту Барградскому Подворью Св<ятителя> Николая, ибо Он, Святитель Николай, был и остался Заступником и Покровителем России, к Нему надо идти, Его надо просить о помощи, а для этого, в первую очередь, спасти Подворье от долгов и обеспечить регулярное богослужение в храме. Без Святителя Николая России не спасти и это великое дело нужно начинать отсюда. А здесь-то почти ничего не сделано. Здесь слабо мерцающая лампада, где почти нет масла, тогда как должна гореть денно и нощно, как средоточие всех молитв русского беженства, возносимых к Престолу Всевышнего о спасении России.
         Умоляю Вас, глубокочтимейший Владыка, сделайте, что можете и что найдете нужным, объявите церковный сбор в своей епархии, привлеките частных лиц, отдельных прихожан, хотя бы и иностранцев, ибо Святителя Николая все любят и никто не откажет Угоднику в лепте, но только не забудьте нашей горячей просьбы и отзовитесь на нее. Не смущайтесь размером лепты, как бы скудна она ни была. Обратитесь с воззванием к Вашей пастве, кликните клич, и Сам Спаситель пошлет Вам Своих друзей, которые придут к Вам, как только услышат Ваш архипастырский призыв. Прилагаю освященные на мощах Святителя иконки. Раздавайте их жертвователям. Если нужно, пришлю еще.
         Пожертвования можно высылать: мелкие суммы заказными письмами по указанному выше адресу, а денежные переводы и чеки чрез отделения имеющихся в Бари банков: Banca di Roma, Credito Italiano, Banca Commerciale, Banca d’ America e d’ Italia и др. Будьте благополучны и хранимы Богом. Помолитесь за Подворье.

Вашего Высокопреосвященства покорный слуга
        
Кн<язь> Николай Жевахов.
        
Уполномоченный Православного Палестинского Общества в Италии и Управляющий Барградским Подворьем.
         Бари, 16/29 ноября 1925 года.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 63. Машинопись. В левом углу угловой штамп: PRINCIPE N. D. GEWAKHOW Chiesa Russa Carrassi BARI ( Italia). Вписанное в машинописный текст от руки отмечено курсивом. Автор послания – князь Николай Давидович Жевахов (Джавахишвили). С 15 сентября 1916 по 28 февраля 1917 он занимал должность товарища оберпрокурора Синода, занимался также литературным трудом. Был участником право-монархического движения, членом Русского Собрания. Значительную роль в формировании взглядов Н.Жевахова сыграли сочинения С.А.Нилуса, с которым он был лично знаком. Был сторонником теории всемирного еврейского и масонского заговора. В 1919 эмигрировал. Первоначально жил в Сербии, В 1920 назначен заведующим подворьем святителя Николая в Бари, которое являлось собственностью Императорского Православного Палестинского Общества.

<Письмо архимандрита Симеона >

        Рим, 29 дек<абря> <19>27
         Ваше Высокопреосвященство,
         глубокочтимый Архипастырь!
        Третьего дня я схоронил здесь профессора Рижского Университета Арсения Викторовича Старкова 60, скончавшегося внезапно по дороге из Риги в Рим, к семье на праздники. После покойного осталась вдова с двумя сыновьями, из которых старшему 14 лет, младшему 8 лет. Нет ли возможности испросить у Латвийского правительства маленькую пенсию г<оспо>же Старковой, хотя бы на пять-шесть лет, до того времени, когда старший сын станет на ноги? Не откажите, Владыка, помочь ей в удовлетворении ее просьбы Вашим содействием и Вашим предстательством пред властями. Она без средств, заработка здесь никакого, помощи ждать неоткуда.
         Простите меня за докуки.
         Приходская жизнь у нас в Риме (я здесь с 1916 г<ода>), благодарение Богу, идет мирно, спокойно, но живем в скудости. Церковь в жалком положении, за которое приходится платить 30.000 лир в год. Католики не одолевают, и общения с ними нет. С родины вестей не имею с начала революции. Чувствую лишь, что там в церковно-общественном отношении большой сдвиг, нам зарубежникам мало понятный и, может быть, чуждый.
         Еще раз простите, Владыка, за беспокойство, простите и благословите!
         Вашего Высокопреосвященства, Милостивого Архипастыря и Отца
         покорный послушник
         архимандрит Симеон
         настоятель русской православной церкви в Риме.
         Archimandrita Simeone
         Chiesa Russa. Piazza Cavour, 34. Roma.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 48. Л. 208. Автограф. Автор письма – Симеон (Нарбеков), архимандрит - окончил Московский университет (1907) и Московскую духовную академию (1911). В 1916 г. в сане архимандрита прибыл в Рим. Долголетний настоятель посольского Свято-Николаевского храма в Риме (1916-1963).

<Письмо Татьяны Варшер >

        Ваше Высокопреосвященство!
       Я не буду уверять Вас, что долго колебалась — писать ли Вам. Это было бы лицемерием. Наоборот, как только мысль о том, что Вы можете помочь, пришла мне в голову, я взялась за перо, чтобы писать Вам.
         Ваше Высокопреосвященство! Только раз я имела случай беседовать с Вами в Вашей подвальной комнатке. Мы оба кутались в шубы от холода и сырости. Но беседа с Вами одно из ярких воспоминаний в моей жизни. Вы дали мне благословение Ваше на дальнейшую борьбу с большевизмом теми средствами, которыми я владею: словом и пером. Я от этого не отступаю. Мои антибольшевицкие статьи переведены целиком на норвежский, отчасти на немецкий и английский языки. Не отхожу я и от науки. После личной катастрофы — расстрела самого дорогого человека — у меня ничего не осталось кроме науки. Богу было угодно помочь мне: на международном конкурсе ученых женщин в Америке я получила первую премию и денежную награду. Эта премия уже прожита, а я все живу и не голодаю благодаря добрым людям и продолжаю работать дальше. Это доброе отношение людей ко мне не позволяет мне равнодушно относиться к горю ближнего. А тут сейчас в <Риме ?> г<оспо>жа Старкова и ее двое сыновей переживают ровно то же самое, что и я переживала почти 40 лет тому назад: смерть отца и грядущую нищету.
         Профессор Старков проработал лет 30 среди трупов для того чтобы облегчать жизнь живым людям. 30 лет неустанного труда, всегда связанного с опасностью для жизни. Во время войны он, опытный хирург, спас не одну человеческую жизнь. И вот он внезапно умирает в вагоне где-то около Вены. Здесь жена его, только что похоронившая мать, ждала его с двумя сыновьями; ждали радостно и волнуясь, приготавливали подарки, а дети — ждали, что покажут отцу, что за его отсутствие кое-чему и научились. Теперь в понедельник прибудет прах мужа и отца. Таковы будут их рождественские каникулы.
         Не знаю по каким соображениям проф<ессор> Старков не принял латвийского подданства тотчас же — вероятно, были какие-либо формальные затруднения. Во всяком случае он умер накануне перехода его в граждане Латвийской Республики и последние годы своей жизни посвятил обучению юных латвийских граждан. По формальным причинам его вдове и детям могут не дать пенсии. Но кому как не Вам, архипастырю, не знать, что формальный закон должен быть преодолен учением о любви, что выше всех формальных законов стоит закон моральный. Вы, Ваше Высокопреосвященство, соединили в лице своем пастырское служение с политическо-общественной деятельностью, и я думаю, трудно провести демаркационную линию: где Вы архипастырь, а где Вы депутат от русского населения Риги. Знаю только по газетам о Вашем огромном влиянии. Знаю, что за служением общерусскому делу Вы не забываете об отдельных лицах.
         Теперь представь<те> себе весь ужас положения г<оспо>жи Старковой. Ей надо поднять на ноги двоих сыновей... и никаких средств! Старший ее мальчик — ему 12 лет — не по летам развит, даровит и прилежен. Он лучший ученик в французском лицее, я приложу все свое старание, чтобы его освободили от платы за правоучение. Младший, поскольку можно судить о шестилетнем ребенке, очень умен и с прекрасными задатками. Печальное детство — старший хорошо помнит ужасы большевизма — уже и так наложили на них печать, они знают, что дед их — отец матери — зверски убит большевиками. Они оба не по летам серьезны и как-то печальны. Теперь смерть отца!
         Надо помочь матери воспитать их. Здесь, в русской колонии Рима такая нищета, что о помощи Старковым не может быть и речи. Красный крест дает немногим обеды, может дать иногда пособие в 100 лир и раздает работы (кустарные вышивки, рисование и т<ак> д<алее>), кот<орые> оплачиваются мизерно. Вся надежда на Латвию. Неужели Старковым откажут в пенсии? Неужели не дадут хотя бы единовременного пособия только потому, что смерть застала мужа и отца ранее, чем они формально перешли в латвийское гражданство?
         Я себе так ярко представляю, что предстоит детям Старкова, если их не поддержат. Никакие несчастья: ни расстрелы дорогих людей, ни голодовка, ни дуло револьвера перед лицом — не выжгли из меня горьких воспоминаний сиротского детства. Эти потрепанные учебники, за которыми мать бегала по знакомым, эта невозможность купить лишнюю тетрадку, чужие обноски, вечная боязнь стоптать башмаки или потерять <теплые ?> перчатки! Как все это ужасно ложится на детскую душу. Как легко могут закрасться в душу и злоба, и зависть, и чувство несправедливости судьбы. Взрослые и то не свободны от этого — где же устоять ребенку?
         И вот чтобы из Олега и Георгия Старковых вышли не озлобленные неврастеники, а здоровые духом и телом энергичные люди, чтобы они могли развить свои таланты, а обещают они много, надо поддержать их. Нужно, чтобы они вышли русскими людьми, и мать их приложит все усилия, чтобы сделать из них честных русских людей, безразлично, где бы им ни пришлось впоследствии работать.
         Ваше Высокопреосвященство!
         С нетерпением буду ждать ответа Вашего. Простите великодушно, что длинным письмом отняла у Вас много времени. Но мне хотелось изложить Вам все, что я думаю и чувствую по поводу смерти профессора Старкова. Не настолько озлобили меня еще большевики, чтобы проходить молча мимо чужого несчастья, а главное, несмотря ни на что, не потеряла я еще веры в людей.
         Прошу архипастырского благословения Вашего и остаюсь наипреданнейшей
         Татьяной Варшер

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 58. Л. 60-63. Автограф.
Автор письма Варшер Татьяна Сергеевна (1880-1960) — археолог, историк античности; была также корреспондентом рижской газеты «Сегодня», автор книги «Виденное и пережитое в Советской России» (Берлин, 1923).

<Письмо Ольги Старковой >

        Вашее Высокопреосвященство,
         позвольте выразить Вам мою глубокую благодарность за Ваше доброе, отеческое отношение ко мне и к моим сироткам-мальчикам. Постоянно слыша о деятельной агитации в нашу пользу, я радуюсь, что на свете есть ходатай и заступник за нас, и тогда не так страшно и одиноко жить…
         А как мне еще благодарить Ваше Высокопреосвященство за Ваш щедрый подарок – денежное пожертвование, которое я получила от Вас, сколько радости принесло оно нам, великое спасибо, что не забываете нас сирот.
         Прошу Ваших святых молитв и Вашего Архипастырского благословения.
         Вашего Высокопреосвященства Милостивого Архипастыря и Отца покорная слуга
         Ольга Старкова
         4.I.<19>29
         Roma, Via Nomentana 187.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 126-127. Автограф.

АМЕРИКА

<Письмо протоиерея Г.Прозорова>

        11 Oct. 1926.
         Его высокопреосвященству
         Высокопреосвященнейшему Иоанну,
         архиепископу Латвийскому и Рижскому.
         Милостивейший Владыка.
         Настоящим имею смелость обратиться к Вашему Высокопреосвященству с покорнейшей просьбой – будьте добры, Милостивейший Владыка, переслать прилагаемое письмо Преосвященному Филиппу (Ставицкому) 61, бывшему епископу Аляскинскому, о настоящем местопребывании которого здесь не так давно прошел слух, что он занимает Смоленскую кафедру… Но, быть может, это другой еп<ископ> Филипп (не Ставицкий).
         В течении 10 лет от него не было никаких известий и все мы считали его погибшим во дни революции. И вдруг такой слух – возможно, что это и так.
         Проверить отсюда достоверность указанных слухов довольно трудно и почти невозможно – а посему-то я по рекомендации преосвященного Амфилохия 62 и имею смелость в данный момент обратиться к Вашему Высокопреосвященству с вышеизложенной покорной просьбой.
         Содержание письма очень важно для епископа Филиппа, совершенно аполитично и носит личный характер. На почтовые расходы прилагаю при сем 1 ам <ериканский > доллар.
         Покорнейше прошу Вас, Милостивейший Владыка, простить меня за причиняемое беспокойство.
         Вашего Высокопреосвящнства нижайший послушник
         протоиерей Гр. Прозоров настоятель Ситхинского кафедрального собора.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 136. Машинопись. В верхней части страницы: изображение храма, а также типографским способом напечатано: « St. Michael’ s Cathedral. Sitka. Alaska. U. S. A. REV. G. G. PROSOROFF. Курсивом в данном случае отмечена собственноручная подпись.

                                        <От Russian Church Assistance Fund>

        Октября 4, 1927.
         Его Высокопреосвященству Иоанну,
         Архиепископу Латвийскому.
         Ваше Высокопреосвященство
         Глубокочтимый Архипастырь.
         Послание Патриаршего Синода, возглавляемого Митрополитом Сергием, рассматривается здесь как документ, могущий быть использованным нами в судебной тяжбе, которую мы ведем с живоцерковником Кедровским в судах США.
         К сожалению, мы не имеем официальной копии с него для предоставления в суде. Также здесь нельзя достать номера 188 Московских Известий от 19 августа, где оно напечатано вместе с «Беседою с митрополитом Сергием».
         Кроме того, в газетах писали, что имеется особая объяснительная записка к этому посланию. Якобы тоже в свое время выпущенная в России.
         Наконец, газеты упоминают о письме митрополита Сергия одному из живоцерковных епископов, в коем он признает их состоящими под запрещением.
         По указанию Его Высокопреосвященства митрополита Платона и свидетельствуя Вам его приветствие, я имею честь просить Ваше Высокопреосвященство помочь нашей Церкви высылкою мне означенных документов: либо путем удостоверения за Вашею печатью и подписью правильности тех копий документов, которые Вы нам перешлете, или высылкою нам номеров советских газет, содержащих эти документы.
         Если приобретение, снятие копий и пр <очее > вызовут расходы, таковые мы возместим.
         Испрашивая святительских молитв Ваших, с предваренною благодарностью пребываю
         Ваш покорный слуга
         секретарь Фонда, присяжный поверенный Мих. Почковский

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 96. Машинопись. На бланке : RUSSIAN CHURCH ASSISTANCE FUND. Курсивом в данном случае отмечены слова, вписанные от руки.

                                <Письмо протоиерея К.Изразцова (Аргентина)>

        26 июля / 8 августа
         Ваше Высокопреосвященство
         Милостивейший Владыка и Архипастырь!
         Из газет узнал я об оскорблении, которое было нанесено Вашему Высокопреосвященству в Латвийском парламенте членами социал-демократической партии за Ваше стойкое и прямое открытое обличение в причастности их к большевизму.
         Протестую против такого варварского способа действий против своего обличителя; выражаю Вам чувства своего глубокого уважения как твердому защитнику правды и истины, борцу за идеалы и испрашиваю Вашего Архипастырского благословения и Святительских молитв. Пусть мой слабый голос из далекой Америки послужит для вас маленьким утешением за понесенное оскорбление и подкрепит Ваши силы в борьбе за правду.
         Вашего Высокопреосвященства
         Милостивого Архипастыря
         Покорнейший слуга и богомолец
         пртоиерей К.Изразцов

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 174. Автограф. На бланке храма, № 641. В нижней части первой страницы вычеркнуто: Его Высокопреосвященству Выысокопреосвященнейшему Архиепископу Иоанну Рижскому (возможно, потому что автор письма не знал точного титула). Письмо написано в 1931 году. Дптируется по упомянутому в нем эпизоду – нападение, совершенное социал-демократами – депутатами Сейма, на архиепископа Иоанна во время его речи 3 июля 1931 г. (см.: Небывалый скандал в Сейме // Сегодня. 1931. 4 июля; Речь архиепископа Иоанна в Сейме 3 июля 1931 г. при обсуждении вопроса о пенсии духовенству // Вера и жизнь. 1931. № 8. С. 121-132).

II

<ЧЕРНОВИКИ ПИСЕМ АРХИЕПИСКОПА ИОАННА>

1

        Ваше Преосвященство
         Милостивый Архипастырь и Владыка.
         Вашу просьбу в настоящее время могу исполнить лишь отчасти. Православная Церковь в Совдепии в настоящее время, как и в 23, 22, 21, 20 и 19 г<одах> лишена возможности иметь какие бы то ни было периодические православно-церковные издания. Вообще, она лишена возможности по своему произволению и надобности пользоваться печатным словом. Посему ничем официально-церковно-печатным снабдить Вас не могу. Церковь поставлена в условия первохристианские: она для своих надобностей вынуждена пользоваться (и то не свободно) только устным и писанным словом. Даже самые важные распоряжения Св<ятейшего> Паиртарха и высших Церковных коллегиальных органов за исчисленные годы распространялись почти исключительно только в рукописи, машинописи, путем канцелярских пакетов, передаваемых «через верные руки», «оказии». Пользование почтой почти исключено вследствие особых свойств сов-почты. О ведении печатной летописи церковной жизни не может быть и речи. Полная и правдивая картина мученической жизни Русской церкви за советские годы ведома одному Господу Богу.
         Мы грешные ведаем только отдельные эпизоды, да и то не без примеси иногда благочестивой, а иногда и злочестивой легенды. И самая жизнь в эти годы какая-то невероятная жизнь, больше похожая на фантастическую легенду, чем на реальную жизнь в том ее виде, как мы привыкли ее воспринимать, представлять и переживать. Когда я оглядываюсь на круг тех событий, свидетелем и участником которых я в течение трех лет и восьми месяцев был в Совдепии, мне виденное и пережитое кажется кошмарным сном, в котором нелегко разобраться, а описать его почти невозможно, и потому что он очень уж сложен, и потому что писать и говорить про него тяжело, больно. Особенно, когда переберешь в памяти длинный ряд годов, предшествовавших кошмарным годам, то молчишь о годах терзаний и скорби по правилу пр<аведного> Иова «неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов. II, 10). Ни друзья, ни недруги, ни нынешний мир, ни грядущие потомки никогда в полной мере не узнают пережитого Русскою Прав<ославною> Церковью в эти годы испытаний, ибо ей присуще это св<ятое> сознание Иовле. Она страдает и смиренно молчит.
         Связывает ее уста и любовь к своему народу: ее бьют, а она не стонет, ибо бьют ее свои же. Когда Св<ятейшему> П<атриарху> Тихону гонители предложили выехать за границу, он, несмотря на то, что за границей ему сулили и покой и почет, что в Москве ему предстояли новые унижения и страдания, грозившие закончиться казнью, не колеблясь твердо и решительно ответил мучителям: «Никуда я не поеду, что бы мне Господь не судил, я до конца останусь со своим народом». Это подвиг не только христианский, но и национальный. Скитальчеством на чужбине, хотя бы и самой дружественной чужбине, Св<ятейший> Т<ихон> не захотел увеличивать бремя позора своей родины и родного народа и родной Церкви. Уже в настоящее время можно совершенно определенно сказать, что этот подвиг Св<ятейшего> Т<ихона> оценен и принес плоды самые благоприятные для Церкви и в России и за границей. К молчаливо страждущему среди народа своего Патриарху стали возвращаться несметные толпы тех, кто уже стали было колся в вере, а твердые в вере объединились вокруг него еще плотнее, чем прежде. Иностранные друзья, жаждавшие спасти Патриарха от большевиков и приютить его у себя, ныне, побывав в Москве и увидев, какое значение имеет пребывание страждущего Патриарха среди страждущего народа своего, свидетельствуют, что Патриарх в данном случае избрал путь единственно правильный и в церковном и в национальном отношении. Ныне П<атриарх> Т<ихон> и в глазах своего народа и в глазах иностранцев великий исповедник объединяющий центр, опора веры, а если бы он тогда уехал бы из России, и его заклеймил бы русский народ кличками, какими он клеймит оставивших свои паствы пастырей (их в России ныне зовут «страстобежцами» [искаж<енное> страстотерпцы,] 63 «исповедниками шкуры» [вм<есто> исп<оведников> веры]).

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 29-30. Автограф. Кому адресовано это письмо с полной уверенностью сказать нельзя, хотя можно предположить, что его адресатом являлся епископ Досифей (см. его письмо от 10-23 I. 1924, помещенное в ч. I настоящего тома), интересовавшийся и возможностью получения российской церковной прессы и вопросами календарной реформы (о чем идет речь во втором черновике, который, очевидно, является вариантом того же письма). Но ни один, ни другой черновик по своему содержанию все-таки не является прямым ответом на указанное письмо епископа Досифея. Тем не менее, в пользу высказанного предположения, в свою очередь, свидетельствуют и введенные автором в текст вариантов письма разъяснения к характерным народным выражениям, которые не было необходимости вводить для русского адресата.

2

        Ваше Высокопреосвященство,
         Милостивый Архипастырь и Владыка.
         К глубокому сожалению, никаких официальных изданий ни периодических, ни единовременных православная церковь в России давно уже не имеет, поэтому и распоряжения Свят<ейшего> Патриарха Тихона распубликовываются ныне путем писем, иногда даже путем устной передачи и лишь изредка чрез советскую печать. Что такой порядок создает громадные неудобства, понятно само собой. Особенно ярко эти неудобства сказались в календарном вопросе. Россия продолжает быть необъятно великой по пространству. Письменные распоряжения Св<ятейшего> Патриарха о календаре почтой шли медленно, а телеграфные распоряжения и извещения Соввласти и Совпечати по этому же вопросу (в связи с соответствующим посланием Патриарха), хотя и приходили своевременно (более или менее), но широкими массами принимались с недоверием, даже <враждебно ?>. Народ подозревал, что в календарном вопросе большевики провоцируют, распространяют именем Патриарха распоряжение Патриарху не принадлежащее. Кое-где на этой почве были печальные недоразумения. Но то несомненно, что на основании постановления сентябрьского (1923 24/18) постановления московского собора православных архиереев Св<ятейшим> Патриархом Тихоном было разослано во все концы России послание с категорическим призывом перейти на новый стиль с сохранением старой пасхалии.
         Это послание проникло и за границу и попало в пересказе на страницы некоторых эмигрантских газет. (см. Руль № 868/1923 г<ода>, Последние новости № 250/1923 г<ода>и мн<огие> др<угие>). Распоряжения Св<ятейшего> Патриарха Тихона по стильному вопросу, посланные Финляндской Церкви напечатаны целиком в Руле № 885/1923 и в др<угих> газетах. Форма этих распоряжений достаточно определенна, чтобы назвать ее категорической. Насколько мне известно, и из печати и из иных вполне достоверных источников, Св<ятейший> Патриарх Тихон своего распоряжения о введении нового стиля с старой пасхалией доселе, по крайней мере, не отменял, а лишь несколько смягчил его категоричность в том смысле, что допус<тил> для желающих и старый стиль. И это второе распоряжение Св<ятейшего> Тихона попало целиком на страницы эмигрантской прессы. Новый стиль не запрещен, не отменен, а лишь допущена постепенность в деле проведения нового стиля. Чем вызвано второе распоряжение? С одной стороны обстоятельствами текущей русской жизни в Совдепии. Об этих обстоятельствах отчасти я говорил уже выше: примитивность способов распубликования распоряжения самим Патриархом (распростр<анение> распоряжения по телеграфу и через свою прессу – ее нет – Св<ятейшему> Патриарху недоступны); недоверие масс к советским сообщениям и распоряжениям по сему делу, смущение масс и нерешительность. Мне достоверно известно, что некоторые епархии посылают к патриарху «ходоков» (пеших посланцев) для того, чтобы лицем к лицу удостовериться, что распоряжение о стиле действительно принадлежит Патриарху. Удостоверившись в подлинности и неподневольности распоряжений Патриарха, ходоки возвращались «восвояси» и сразу вносили успокоение в умы и сердца.
         О второй причине вызвавшей второе распоряжение Св<ятейшего> Патриарха Тихона и говорить и слышать больно. Имя этой причины – низкая интрига. С самого дня восшествия Свят<ейшего> Тихона на патриарший престол были люди, которые полагали, что Свят<ейший> Тихон занял место, на котором они умели бы и стоять и сидеть и действовать лучше, чем Бл<аженнейший> Тихон. В надежде сесть на место Бл<аженнейшего> Тихона, если он будет или убит, или заточен, или низвергнут, с самого начала патриаршества Бл<аженнейшего> Тихона интригуют против него. Каждый шаг, каждое слово Бл<аженнейшего> Тихона выслеживают, каждое обстоятельство норовят использовать для своей цели, т<о> е<сть> освобождения для себя Патр<иаршего> престола. Подлая гибкость совести этих людей меня поражает. Было время, когда эти люди и прямыми и косвенными путями и сами и через послушных лиц и организаций твердили пред лицем всего мира, а главное пред лицем советской власти, что Патриарх Тихон и его Церковь монархичны. Цель казалось, близка: вняв доносам, Бл<аженнейшего> Тихона большевики арестовали, составили «обвинительный акт», больш<ую> часть которого заняли факты, якобы свидетельствующие о монархичности Бл<аженнейшего>. Тихона, казалось казнь Бл<аженнейшего> Тихона неизбежна. Интриганы 64

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 31-32. Автограф.

3

        Вероятно и Вы уже изволили получить приглашение на Всемирную конференцию христианских конфессий в августе 1925 г<ода> в Стокгольме 65. Полагаю, что Вы на нее не поедете из канонических побуждений. Но кроме прямых канонических побуждений для воздержания от поездки на конференцию могут служить еще и данные изложенные в прилагаемом проекте заявления конференции. Таким заявлением был бы нанесен сугу<бый ?> удар той группе методистов, которая всеми способами стремится поддержать «жив<ую> церк<овь>» (в широком смысле) и была бы поддержана та группа методистов, к<ото>рая ставит своей задачей <поддержание ?> <нрзб.> представителей канонической Церкви Прав<ославной>. Я приглашения на конф<ернцию> получил и означенное заявление в президиум конференции препровождаю. О смерти Свят<ейшего> Патриарха исчерпывающие сведения были даны в газетах, в частности, в рижских и ревельских и некоторых американских и англ<ийских>. Исповедник, несомненно, кончил жизнь мученически. Завещание <поддельно ?>. Пост местоблюстителя занял м<итрополит> Петр. Лично мне он мало известен, <так как как ?> Вам. Сов<етские> газеты за него. Некоторые заграничные газеты дали о нем сведения, которым не хочется верить. Вести, полученные от него непосредственно, общего характера, не позволяющие иметь определенное суждение о его позиции. Конечно, хочется верить, что он, ближайший сотрудник П<атриар>ха в последние годы, не снидет с пути намеченного семью годами патриаршества. Письма из совдепии в последнее время систематически «не доходят» по адресу. Это признак тревожный. Сов<етские> газеты церк<овный> вопрос стараются замалчивать.

<Проект заявления Стокгольмской конференции ?>

        В течение последних лет православные с удивлением и смущением наблюдают, что, невзирая на всегдашние лояльные взаимоотношения церквей православной (греко-восточной и методистской епископальной, невзирая на официальные предостережения высшего управления ( Boord) методистской епископальной церкви, имевшие место, между прочим, и на страницах официального печатного органа сей церкви Christian Adv< ocate>, мая 1923, некоторые официальные представители м<етодистской> е<пископальной> церкви позволяли себе действия, явно направленные против почившего (8 апр<еля> 1925 года) главы Российской Православной Церкви Патриарха Тихона и св<ятой> Православной Российской Церкви и к поддержанию врагов сей Церкви и главы ее. В этом отношении особенно выделились: 1) епископ Эдгар Блэйк (в Париже) со своими выступлениями в Москве в 1923 году на соборе противников Патриарха и Православной Церкви и своими стараниями в печати (Известия №97 и 240 за 1923 г<ода> Central Chr< istian> Advocate May 9 and July 4 1923. Der Christliche Apologet Juni 13 und 20 1923. Northwessern*, 2) епископ Джон Нюльсен (Цюрих), использовавший свое служебное положение в целях поддержки врагов Патриарха и Православной церкви (см. **), 3) методистский пастор Dr. Теккер (Москва), открыто вступивший в сотрудничество с врагами Патриарха и Православной Церкви в Москве 31 I <1>924 Christ< ian> Advocate, 4) Dr. Ф.М.Нортс, как видно из методистских печатных органов*** повинный в финансировании враждебных Патриарху и Православной Церкви учреждений и деятелей****
         Разносторонний вред, причиненный сими лицами и их единомышленниками Патриарху и Православной Церкви неимоверно велик. В пределах Российской Церкви Православной ими поддержано пагубное разделение и разложение, умножены страдания Православной Церкви, ее главы и представителей. Вне пределов России действиями сих лиц нанесен трудно устранимый ущерб престижу Православной Церкви и ее представителей и вождей.
         Ныне печать огласила, что епископ Э.Блэйк (Париж), и Dr. Ф.М.Нортс (Нью-Йорк) имеют быть официальными делегатами на предстоящей в августе 1925 года в Стокгольме Universal Conference on Life and Work.
         Сим заявляем, что мы, православные, не считаем возможным для себя участие в конференции, в коей участвуют епископ Блэйк, епископ Нюльсен и Dr. Ф.М.Нортс и их единомышленники.
         Вместе с сим считаем своим долгом свидетельствовать о своем глубочайшем уважении к тем участникам конференции, кои с христианской любовию отнеслись и относятся к многострадальной Российской Православной Церкви и ее духовным вождям в годину тяжких испытаний и страданий. И к методистской епископальной церкви в ее целом мы искренне желали бы сохранить прежние лояльные отношения, ибо знаем, что наряду с перечисленными выше лицами, среди вождей и деятелей сей церкви обретаются лица, своими истинно-христианскими отношениями к многострадальной Православной Российской Церкви и ее Главе, заслуживающие всеобщую признательность православных. К числу таковых мы без колебаний относим:
         1) автора посвященной Патриарху Тихону книги: «Религия под гнетом Советской власти Dr. церковной истории, профессора епископа Кукка, в духе истинно-христианской любви и с научной объективностью освещавшего пред лицем всего христианского мира безмерные страдания Св<ятой> Православной Церкви и ее служителей под игом большевизма.
         2) Dr. Дж. Р. Мотта 66 (вождя YMCA), давшего научные доказательства христианского расположения к пастырям и пасомым Православной Церкви.
         3) Dr. Джемса Р. Джой, редактора Chr< istian> Adv< ocate> (в Нью-Йорке) не раз чрез свой орган становившегося на защиту гонимой в России Православной Церкви.
         4) Dr. Г.Саймонса, в течении более 10 лет возглавлявшего методистскую церковь в России и всегда являвшего высокий пример истинно христианского отношения к православным.
         Наличие сих и им подобных деятелей в недрах мет<одистской> еп<ископальной> церкви дает нам право надеяться, что мет<одистская> еп<ископальная> церковь в целом в своих отношениях к Православной Церкви не станет на тот ошибочный путь, на который стали ныне указанные выше ее представители еп. Блэйк, еп. Нюльсен и Dr. Ф.М.Нор<т>с с их единомышленниками.

* В Швеции , декабрь 2 1923; Nortwessern, Chr<istian> Advocate August 29 and September 5, 1923. The Christian Advocate January 31 1924.

** Швеция , сентябрь 26 1923; Nortwessern, Chr<istian> Advocate August 29, 1923.

*** Christian Advocate June 27 and July 18, 1923, Безбожник Май 13 и июль 22 1923;

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 122-126. Автограф. На Л. 122 угловой штамп на латышском языке: « Православной Церкви Архиепископ Рижский и всея Латвии». Кому точно адресовано письмо установить трудно. По содержанию (упоминание о Стокгольмской конференции и митрополите Петре) могут быть установлены связи с письмом митрополита Платона от 1 июня 1925 года. Но эти же темы могли тогда же обсуждаться (и обсуждались) в переписке с другими зарубежными русскими иерархами. Постольку переписка дошла явно не в полном объеме, в архиве не сохранилось письма, с которым бы этот черновик мог быть поставлен в непосредственную связь.

4

        Глубокочтимейший господин профессор.
         Приношу Вам сердечную благодарность за доброе сочувственное слово о мне в связи с моею речью в Сейме. Я посильно исполнил свой долг и только. К сожалению, некоторые мои земляки поняли основательность моих доводов только после заключения договора 67.
         По Вильне мы с Вами разминулись. Я уехал в Минск замещать больного архиепископа, а Вы приехали в Вильну. Но так как от Вильны до Минска «рукою подать», то, конечно, Вас знаю как доброго соседа. Соседями мы были еще и вторично: когда Вы профессорствовали в Новочеркасске, я был епископом Приазовским и Таганрогским. Профссор Юпатов искренне порадовался, что Вы вспомнили его и шлет Вам сердечный привет.
         Сердечное спасибо за оттиски Ваших речей.
         Призывая на Вас Божие благословение, честь имею быть Вашим смиренным богомольцем и покорнейшим слугой.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 58. Л. 177. Машинопись. На бланке архиепископа Иоанна. В отличие от предшествующих писем адресат в данном случае может быть определен точно – профессор В.Г.Алексеев (см. его письмо от 1 ноября 1927 года в ч. IV первого тома).

Комментарии

        1 Речь в данном случае идет об архиепископе Серафиме (Александрове), занимавшем с 1919 года Тверскую кафедру. С 1920 он был также членом Патриаршего Синода. Позже митрополит Саратовский (с 1928), затем Казанский (1933-1936).
         2 См. о нем в прим. 19 к ч. I .
         3 См. о нем в прим. 62 к ч. I .
         4 Патриарх Мелетий IV (1871-1935) — в 1921-1923 гг. занимал Константинопольскую кафедру; в 1926-1935 — Патриарх Александрийский.
         5Левицкий Александр, священник – первоначально был настоятелем кладбищенской церкви в Лиде. В 1923 был удален из прихода за непризнание польской иерархии. Состоял в виленской Екатерининской общине, сохранявшей верность Московской Патриархии. Сведения в письме В.Богдановича об отъезде в 1924 году о. А.Левицкого (по крайней мере, на постоянное жительство) в Литву ошибочны (см.: Серапинас Виталий, священник. Подвижник благочестия протоиерей Лука Голод: Подвиг жизни апологета канонической истины – http://www.orthodoxy.lt/index.php/where,history;sub,podv;sub3,597[16 .10.2010])
         6 Недельский Владимир Климентьевич (1869-1942) — окончил Киевскую духовную академию в 1894. Принимал участие в работе Московского Поместного Собора 1917-1918. До 1922 член Литовского епархиального совета и преподаватель Виленской духовной семинарии. За противодействие автокефалии Польской Православной Церкви был выслан из Польши. Преподавал в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже славянский язык и гомилетику (1927-1929). Скончался в Каунасе.
         7 Предтеченский В.А. – Преподаватель Виленской (Литовской) духовной семинарии. Был также членом Литовского епархиального совета.
         8 См. о нем в прим. 64 к ч. I .
         9 Семенов Юлий Федорович – журналист, общественно-политический деятель. В 1918-1919 был председателем Русского национального совета в Тифлисе. Участник белого движения. С 1920 в эмиграции в Париже. С 1924 генеральный секретарь Русского национального комитета. В 1926 председатель Русского зарубежного съезда в Париже. В 1927-1940 редактор газеты «Возрождение».
         10 См. о нем сн. 38 к ч. I .
         11 Протоиерей Михаил Голенкевич – проживал на территории Виленского воеводства. Митрофорный протоиерей. Скончался в 1924 г. Похоронен на православном кладбище г. Вильно.

12 Протоиерей Михаил Плисс – член Виленской духовной консистории (1922). Служил в кафедральном соборе в г. Вильно Скончался в 1924 г. Похоронен на Свято-Евфросиньевском кладбище в г. Вильно.
         13 Очевидно, речь идет о протоиерее Василии Гапоновиче (Гапановиче) – служил в Романовской церкви в г. Вильно, с 1928 по 1944 гг. настоятель церкви Св. Креста Господня в г. Белосток.
         14 Речь идет об общине св. Екатерины в Вильно, члены которой сопротивлялись польской автокефалии и сохранявшей каноническую связь с Московской Патриархией.
         15 Димитрий Ростовский, митрополит – известный русский духовный писатель, Русской Православной Церковью причислен к лику святых.
         16 Иоанн Тобольский (Максимович) – с 1711 года митрополит Тобольский. Известен своей миссионерской и богословской деятельностью, автор многочисленных поэтических сочинений. Русской Православной Церковью причислен к лику святых.

17 Anderson Paul B . – был международным секретарем YMCA для русской эмиграции, старшим секретарем YMCA для Европы (1938), членом исполнительного комитета издательства "YMCA-Press".
         18 Клепинин Николай Андреевич – участник белого движения. С 1920 в эмиграции первоначально в Белграде, затем (с 1926) в Париже. Участвовал в работе РСХД, был литературным редактором и секретарем по продажам в издательстве «YMCA-Press». Сотрудничал с зарубежными русскими изданиями, в частности, печатался в журнале «Путь». Вернулся в Россию (СССР) в 1937. Арестован 7.11.1939. Расстрелян 28.07.1941.
         19 См. о нем в сн. 7 к ч. I .
         20 Речь идет о епископе Дамиане (Говорове), бывшем Царицинском. Покинул Россию в 1920 г. Настоятель монастыря Св. Кирика в Болгарии. Основатель и ректор Русского пастырско-богословского училища при монастыре св. Кирика в мест. Станимака (Болгария).
         21 См. о нем в прим. 2 к ч. I .
         22 Имеется в виду архиепископ Владимир (Тихоницкий).
         23 Очевидно, имеется в виду архиепископ Мефодий (Герасимов) в то время Харбинский и Маньчжурский (позже митрополит).
         24 Имеется в виду в то время епископ (впоследствии митрополит) Вениамин (Федченков) (см. о нем в прим. 5 к ч. I ) архиепископом он в данном случае назван ошибочно.
         25 Очевидно, в данном случае имеется в виду Александр Федорович Забелин (1856—1933) — русский генерал, начальник Главного управления Военно-учебных заведений. Принимал участие в русско-турецкой, русско-японской и 1-й мировой войнах. Во время гражданской войны заведовал военно-учебными заведениями Вооруженных сил Юга России. После гражданской войны эмигрировал во Францию.
         26 Речь, по всей видимости, идет о поэтессе, журналистке Елене Константиновне Гедройц (урожд. фон Барт; псевд. Мария Зведич). С весны 1920 жила в Шанхае, вела русский отдел в одной из иностранных газет, сотрудничала во многих газетах и журналах, редактировала газету «Шанхайское новое время» (1921-1930).
         27 Колчев Леонид, протоиерей – в 1905 г. был зачислен в штат придворного духовенства. Эмигрировал из России. В 1920-1924 был священником в Константинополе. Некоторое время служил в Париже. Затем переехал в Копенгаген, где до своей смерти был настоятелем православной церкви и духовником вдовствующей императрицы Марии Федоровны.
         28 Горчаков Михаил Константинович – в эмиграции в Париже в 1920-е гг. основал издательство "Долой зло". Также финансировал издание журнала "Двуглавый орел" (под редакцией Н.Е.Маркова). Один из основателей в 1927 и многолетний староста синодальной церкви Знамения Божией Матери в Париже.
         29 Бернацкий Михаил Владимирович – профессор политической экономии, публицист. Читал лекции в петербургском Политехническом и Технологическом институтах. Сотрудничал в легальных марксистских изданиях. После февральской революции принимал участие в работе Временного правительства. Позже активно участвовал в борьбе против Советской власти. В 1918 – 20 министр финансов в правительствах А.И. Деникина и П.Н. Врангеля. В 1920 эмигрировал, жил в Париже.
         30 Côte d'Ivoire – Берег Слоновой кости, государство в Западной Африке. В прошлом французская колония, с конца XIX в. была включена в состав Французской Западной Африки.
         31 См. о нем в предисловии к. ч. I .
         32 Княгиня Вера Кирилловна Мещерская, урожденная Струве, фрейлина одной из великих княгинь. В 1927 г. под Парижем в городке Сент-Женевьев де Буа с помощью Дороти Пейджет, наследницы миллионного состояния, организовала дом для престарелых русских эмигрантов-аристократов – Русский дом.
         33 Романова Елена Владимировна – великая княжна, дочь великого князя Владимира Александровича, внучка императора Александра II. В 1902 г. вышла замуж за греческого королевича Николая.
         34 Это утверждение ошибочно. Хотя в то время в Латвии церковные праздники Православной Церковью отмечались по новому стилю (одновременно для желающих допускался и старый), но Пасха праздновалась в соответствии с православной пасхалией.
         35 Строки, помещенные между знаками *-*, отмечают текст, помещенный на находящемся в данном месте штампе.
         36 Николаи Павел Николаевич (ум. 1919) – организатор религиозной работы среди студентов в дореволюционной России, основатель внеконфессиональных библейских кружков.
         37 См. о нем в прим. 68 к ч. I .
         38 Булгаков Сергей Николаевич – видный русский религиозный философ, богослов. В 1918 принял духовный сан; в 1923 эмигрировал из России. С 1925 профессор Богословского Института в Париже, затем декан Института.
         39 Зеньковский Василий Васильевич – психолог, философ, богослов; профессор Парижского Богословского Института, бессменный председатель РСХД со дня его основания. В 1942 принял священство.
         40 Бердяев Николай Александрович – видный русский религиозный философ. В 1922 выслан из России. Стоял во главе Религиозно-философской Академии сначала в Берлине (1922-1926), затем в Париже (1924-1940). Главный редактор издательства «YMCA-Press». Редактор журнала «Путь».
         41 Вышеславцев Борис Петрович – видный русский религиозный философ. В 1922 выслан из России. Член Религиозно-философской академии в Париже. Сотрудник издательства «YMCA-Press». Соредактор журнала «Путь». Профессор Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже.
         42 Франк Семен Людвигович – видный русский философ, религиозный мыслитель. В 1922 выслан из России. До 1937 жил в Германии, затем во Франции (до 1945), позже переехал в Англию.
         43 Владимир Сергеевич Соловьев – русский философ, поэт, публицист, литературный критик конца XIX века. Пропагандировал идею соединения Восточной и Западной Церквей.
         44 Владимир Феокритов окончил Пензенскую духовную семинарию в 1902 году, служил в приходах Пензенской епархии, затем он становится певчим митрополичьего хора в Петербурге, был определен на церковную службу за границей. С 1908 по 1911 был псаломщиком посольской церкви в Лондоне, затем Св. Александро-Невского собора в Париже (1911-1914). В 1914 рукоположен в диаконы. Служил в Лондоне пребывал в юрисдикции митрополита Евлогия. В 1939 рукоположен во священники. В 1946 году перешел в Московскую юрисдикцию.
         45 Щербов Иван Павлович – выпускник Санкт-Петербургской духовной академии. С 1900 преподаватель основного и нравственного богословия в Санкт-Петербургской Духовной семинарии и, кроме того, преподавал Закон Божий в женском Исидоровском училище. С января 1920 до его закрытия в 1923 проректор Богословского института в Петрограде. Институт этот был основан в 1920 году и просуществовал всего 3 года. В состав его преподавателей входили как многие бывшие профессора прежней духовной академии (Н.Н. Глубоковский, А.И. Бриллиант), так и профессора Петроградского университета (Н.О.Лосский, С.С. Безобразов – впоследствии епископ Кассиан, М.Д. Приселков, Д.И. Абрамович, Л.П.Карсавин и др.).
         46 См. о нем в прим. 27 к ч. I .
         47 О Евдокиме (Мещерском) см. в прим. 29 к ч. I .
         48 Красницкий Владимир – бывший протоиерей, один из лидеров обновленческого движения – возглавлял «Живую церковь». Об истории попытки навязать Патриарху Тихону примирение с Красницким см. в прим. 34 к ч. I .
         49 Очевидно, в письме речь идет о митрополите Кирилле (Смирнове). См о нем в прим. 44 к ч. I . Митрополитом Киевским он назван в письме, вероятно, ошибочно.
         50 Духовный журнал «Вера и жизнь» – издание Латвийской Православной Церкви. Выходил в Риге с 1923 по 1940 г.
         51 Во время первой мировой войны в период немецкой оккупации здание архиерейского дома в Риге с прилегающим к нему Св.-Алексеевским монастырем было передано католической церкви. Впоследствии переход имущества был признан латвийским правительством, а затем и законодательно закреплен в связи с заключенным с Ватиканом. По прибытии в Латвию архиепископ Иоанн в знак протеста поселился в подвале рижского кафедрального Христорождественского собора. В организации публикаций о положении Православной Церкви в Латвии на страницах «The Church Times» принимал участие и Н.Н.Глубоковский. См. об этом в его письмах, помещенных во второй части настоящего тома. В приложении к этой же части опубликованы в переводе на русский язык и сохранившиеся в архиве архиепископа Иоанна статьи из этого английского еженедельника.
         52 В действительности Константинопольский Патриарх Григорий VII ради мира и единения Русской Церкви призывал Патриарха Тихона добровольно уйти на покой, полагая, что таким образом может быть преодолен возникший в России церковный раскол (см.: Цыпин В., прот. История Русской Церкви 1917-1997 // История Русской Церкви. Кн. IX. М., 1997. С. 112-113).
         53 См. о нем в прим. 16 к ч. II .
         54 Тимофеев Василий Тихонович – выпускник Санкт-Петербургской духовной академии (1902), был определен на службу певчим, затем псаломщиком в посольскую церковь в Лондоне. 21.01.1923 рукоположен во священники митрополитом Евлогием (Георгиевским). 1926-1929 настоятель Успенской церкви в Лондоне. В 1927 перешел в Карловацкую юрисдикцию. 1929-1949 настоятель Знаменской церкви в Париже. В 1945 перешел в юрисдикцию Московской Патриархии, затем в 1949 в юрисдикцию Константинопольской Патриархии.
         55 Бочагова.
         56 Григорий (Соколов) – архиепископ Краснослободский, викарий Пензенской епархии. С 14.01.1922 на покое; в 1922 перешел в обновленческий раскол.
         57 Irenikon – журнал, посвященный христианскому единству. Выходит в Бельгии с 1926 года (Амэ-Сюр-Мёз, затем Шевтонь).
         58 Католический бенедиктинский монастырь в местечке Амэ-Сюр-Мёз в Бельгии был основан в 1925 году о. Ламбером Бодуэном для того, чтобы служить достижению единства христиан. В 1939-м монастырь был перенесен в Шевтонь.
         59 Платон (Городецкий) - с 4 февраля 1882 г. – митрополит Киевский и Галицкий, член Св. Синода и священноархимандрит Киево-Печерской Успенской Лавры. Скончался 1 октября 1891 г. в Киеве.
         60 Речь идет о профессоре Арсении Викторовиче Старкове (1874-1927), российском анатоме и хирурге, академике АН Украины (1921). В 1912-1918 гг. он являлся профессором Московского университета, одновременно возглавлял в 1915-1918 гг. Институт топографической анатомии и оперативной хирургии при этом же университете. С 1922 г. — в эмиграции, в 1923-1925 гг. в Праге, затем в Риге. Ему принадлежат труды по хирургии и сравнительной анатомии. А.В.Старков внес значительный вклад в изучение нервов сердца. Автор двухтомного фундаментального труда по анатомии и хирургии таза (1912).
         61 Филипп (Ставицкий) – В 1915 году был направлен в Америку ректором Нью-Йоркской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. 6 августа 1916 года хиротонисан во епископа Аляскинского. В 1917 году вернулся в Россию. В самом начале обновленческого раскола примкнул к нему. Затем принес покаяние. В дальнейшем сменил ряд епархий, пережил аресты и ссылки. С 21 октября 1949 года архиепископ Астраханский и Саратовский. Скончался 12 декабря 1952 года в Москве
         62Амфилохий (Вакульский) (1862-1933) – епископ Аляскинский, православный миссионер в Америке, духовный писатель. В 1924 г. в то время еще архимандрит Амфилохий посещал Ригу, был лично знаком с архиепископом Иоанном.
         63 В данном случае квадратные скобки введены для разграничения двойных скобок, поскольку в черновике оказался второй ряд скобок, помещенных в уже в свою очередь открытые скобки.
         64 На этом месте текст обрывается, продолжение утрачено.
         65 О Стокгольмской конференции см. в сн. 30 к. ч. I .
         66 См. о нем сн. 1 к ч. II .
         67 Речь в данном случае идет о советско-латвийском договоре 1927 года, против которого выступал архиепископ Иоанн.

Архив журнала
№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2013№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба