Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Свободная мысль » №3, 2013

Юрий Князев
Словения в тисках экономического кризиса
Просмотров: 2183

Судьба Словении, небольшой по территории и численности населения страны в центре Ев­ропы, весьма показательна для пони­мания современных процессов в мире и роли в них отдельных государств. Глобальный финансово-экономи­ческий и долговой кризис вскрыл не только порочность нынешней неоли­беральной модели глобализации, но и несостоятельность бездумной ори­ентации стран на встраивание нацио­нальной экономики в существующую систему мирохозяйственных связей. Словенский пример наглядно проде­монстрировал хрупкость казавшего­ся успешным развития, основанного на иностранных заимствованиях и глубоком инкорпорировании в ев­ропейские экономические и полити­ческие структуры.

Достигнутые успехи в хозяйствен­ном и социальном развитии, сделав­шие это самое развитое постсоциа­листическое государство объектом восхищения и подражания среди переходных стран, не уберегли его от глубочайшего экономического спада на пике кризиса. Символично, что ВВП высокотехнологичной Сло­вении и преимущественно сырьевой России снизился в 2009 году на одни и те же 7,8 процента. Это свидетель­ствует о том, что как сырьевая, так и любая другая чрезмерная зависи­мость страны от экспорта становится катастрофической с наступлением мировых катаклизмов. Более того, путь к послекризисному восстанов­лению Словении оказался гораздо более тернистым в сравнении с боль­шинством других стран. Поэтому несомненный интерес представляет анализ причин столь парадоксаль­ной ситуации, в которой оказалась эта страна, вновь столкнувшаяся с экономической рецессией на четвер­том году неутихающего кризиса.

1Состояние экономики и социаль­но-экономическая политика прави­тельства Словении всецело определя­ются в настоящее время неотложной необходимостью регулярного об­служивания государственного дол­га и предотвращения дальнейшего увеличения внешней задолженности страны, уже намного превысившей объем годового ВВП. Необходимость сокращения дефицита государствен­ного бюджета, разросшегося в ре­зультате проведения антикризисных мер, заставила в 2012 году проводить курс жесткой экономии бюджетных средств, последствия которого ока­зались неутешительными. Ограниче­ние бюджетных расходов сказалось на снижении покупательной способ­ности домохозяйств в обществен­ном секторе и сокращении государ­ственных инвестиций, что привело к уменьшению внутреннего потребле­ния и рыночного спроса, и без того сузившегося по причине кризисной стагнации. Все это наряду с ухудше­нием внешнеторговой конъюнктуры привело к снижению годового объ­ема словенского ВВП, то есть к возоб­новлению экономической рецессии, наступившей после двухлетнего не­значительного оживления хозяйст­венной активности.

В феврале 2012 года, за год до ис­течения мандата, ушло в отставку правительство Б. Пахора из-за неспо­собности провести две важные ре­формы — пенсионную и трудового законодательства. Но и пришедший ему на смену коалиционный кабинет, который возглавил бывший премьер Я. Янша, отправленный в отставку в конце 2008 года, не смог предло­жить ничего нового для ликвидации последствий кризиса. Будучи в оп­позиции, Янша в пылу политической борьбы способствовал провалу в 2011 году референдумов о проведении вы­шеупомянутых реформ, что только осложнило ситуацию. Откладыва­ние пенсионной реформы привело к появлению 15 тысяч новых пенси­онеров, оставивших досрочно свои рабочие места по причине кризиса и увеличивших расходы бюджета на 1  процент ВВП в год. В середине 2013 года необходимо  будет заплатить 2  миллиарда евро в счет погашения основного долга и годовых процен­тов. Слова нового премьера о том, что без принятия срочных мер это будет невозможно, немедленно облетели весь мир и заставили международных экспертов заговорить о Словении как об очередном финансовом пациенте Евросоюза.

Придя к власти во второй раз, Я. Янша вынужден был пожинать пло­ды семян, посеянных им же за время своего первого мандата. В годы пред­кризисного ускоренного экономи­ческого роста не были созданы ре­зервы на будущее. Более того, была запущена программа повышения зар­плат в государственном секторе, за­вершение которой из-за начавшегося кризиса приостановлено. Для выпол­нения всех государственных обяза­тельств необходимо было бы увели­чить ежегодные бюджетные расходы почти на 1 миллиард евро. Предсто­ящая санация банков и предприятий потребует около 9 миллиардов евро (5 миллиардов на оказание помощи банкам и 4 миллиарда — на покрытие долгов предприятий)1.

Дефицитность государственного бюджета и долговое бремя

Проблема растущей дефицитности государственного бюджета обостри­лась еще в предкризисные годы, ко­гда высокие темпы экономического роста и завидный уровень народно­го благосостояния поддерживались преимущественно за счет обильных внешних заимствований. С наступ­лением кризиса эта проблема пре­вратилась в постоянный источник головной боли для правящих элит, столкнувшихся с невозможностью дальнейшего финансирования бюд­жетного дефицита за счет иностран­ных кредитов и займов.

Министр финансов Я. Шуштер-шич признал, что Словении в 2013 году потребуется найти 4 миллиар­да евро сверх обычных бюджетных доходов. В связи с этим остро встает вопрос о мобилизации всех ресурсов для пополнения бюджета. В частно­сти, довольно велики потери от не­дополученных налогов. По статис­тике, «серая» экономика в Словении оценивается в10 миллиардов евро. В ее сферу входят в основном само­занятые лица и малые предприятия, имеющие до трех наемных работни­ков. Такие предприниматели обычно регистрируют лишь 55 процентов своих чистых доходов. Общая задол­женность по собираемым налогам составила в 2012 году 809 миллионов евро, половина этой суммы прихо­дится на строительство и предпри­ятия перерабатывающей промыш­ленности.

Бюджетные расходы в предкризис­ные и первые кризисные годы посто­янно увеличивались, и лишь в 2011 году произошло их небольшое сни­жение, продолжившееся в 2012—м (на 2 процента). Доходы же росли только до 2008 года, в 2009-м они резко снизились и затем не намного увеличились в 2010 и 2011 годах, а в 2012-м остались на уровне предыду­щего года.

1После весьма успешного в финан­совом отношении 2007 года, когда сложился небольшой профицит го­сударственного бюджета, и предкри­зисного 2008-го, закончившегося примерно с таким же дефицитом, в 2009 году бюджетный дефицит вы­рос сразу в 20 раз — почти до 2 мил­лиардов евро (5,5 процента ВВП). Это произошло вследствие резко сни­зившихся налоговых поступлений и выросших расходов на проведение антикризисных мер. Несмотря на все усилия по некоторому ограничению государственных расходов, бюджет­ный дефицит снизился в 2010 году лишь незначительно. В следующие два года он уменьшался ежегодно на сумму, равную 1 проценту ВВП, но в 2012-м оставался на весьма внуши­тельном уровне в 3,2 процента ВВП (см. Табл. 1).

Покрывался дефицит все эти годы преимущественно за счет внешних заимствований, которые постоянно возрастали и приводили к увеличе­нию государственного долга, возрос­шего за последние четыре года на 43 процента, почти до 20 миллиардов евро в 2012-м (см. Табл. 2).

Хотя общий объем госдолга пока не превышает Маастрихтского лими­та в 60 процентов ВВП, его обслужи­вание стало уже неподъемной зада­чей, так как новые заимствования за границей практически невозможны, а мобилизация валютных средств пу­тем выпуска гособлигаций (евробон-дов) затруднена и обременительна из-за растущих расходов на выплату доходов по ним иностранным ин­весторам. В последние годы сравнительно высокий уровень благосо­стояния словенцев поддерживался с помощью ежегодных иностранных заимствований в размере примерно 2 миллиардов евро. Сейчас же при­ходится экономить внутри страны за неимением возможности делать новые заимствования за рубежом. Но появились и новые траты валютных средств: Словения обязана внести 342,4 миллиона евро в 60-миллиард­ный антикризисный фонд ЕС, пред­назначенный для спасения банков. Для мобилизации средств Мини­стерство финансов в 2012 году раз­местило на еврорынке гособлигации на сумму 1,5 миллиарда евро, несмот­ря на слабый интерес покупателей и чрезмерно высокую доходность этих долговых бумаг.

С учетом корпоративных долгов ва­ловая внешняя задолженность Слове­нии достигла по состоянию на 31 де­кабря 2012 года40 632 миллиона евро, превысив 120 процентов ВВП. Высо­кий уровень внешней задолженности и отсутствие значительных золотова­лютных резервов (в 2012 году они со­ставляли всего 722,2 миллиона евро) заставляют международные рейтин­говые агентства понижать уровень кредитоспособности страны, что еще больше затрудняет получение иност­ранных заемных средств. Снижение рейтинга Словении с АА- до А+ озна­чало потерю в 500 миллионов евро, так как государство, банки и пред­приятия должны будут теперь полу­чать иностранные кредиты под более высокую процентную ставку, которая и без того на 2 процента превосхо­дит среднеевропейский уровень. Но проблема состоит в том, что и таких дорогих кредитов просто неоткуда взять. Поэтому переходное техниче­ское правительство было вынуждено принять решение о сокращении бюд­жетных расходов в 2012 году с 10,3 до 9,6 миллиарда евро.

Проведение политики жесткой экономии

В этих условиях единственным способом избежать грозящего дефол­та стало всемерное сокращение бюд­жетных расходов, к чему и приступи­ло новое словенское правительство. Ради снижения бюджетного дефици­та была принята программа жесткой экономии государственных расходов, затронувшая большинство финанси­руемых из бюджета организаций и практически всех получателей зара­ботной платы и социальных пособий от государства.

Переговоры между правительст­вом и профсоюзами о снижении за­работных плат бюджетников прохо­дили очень тяжело. Правительство намеревалось снизить оплату их тру­да на 15 процентов и отменить мно­гие субсидии и другие льготы, с чем решительно не соглашались профсо­юзы. После третьего круга перегово­ров напряженность во взаимоотно­шениях не ослабла. 15 апреля прошла предупредительная забастовка учи­телей, полицейских и таможенников, в которой приняли участие более 100 тысяч человек. Профсоюзы вы­ступили против рестриктивных мер правительства, посчитав их наруше­нием конституционного положения о социальном государстве и перекла­дыванием на трудящихся тягот кри­зисной ситуации, в которой виноваты банки и финансовая сфера в целом.

Правительство пошло на уступки и снизило планировавшееся уменьше­ние зарплат до 10 процентов, однако это не остановило волну сопротив­ления. Проявляя твердость, премьер-министр Я. Янша в своем обращении к парламенту сказал, что если предло­жения правительства не пройдут сей­час, то через год придется принимать гораздо более «тяжелый» пакет мер. Министр экономики Р. Жерьяв заявил: «Мы все вместе должны будем за мень­шую плату работать еще больше»2. У правительства, сказал он, нет иного выбора, так как в 2012 году необходи­мо сократить бюджетные расходы на 817 миллионов, а в 2013-м — еще на 950 миллионов евро. Не сделав это­го, Словения попала бы под санкции еврозоны в размере 60 миллионов евро, именно такой штраф могла на­ложить намеченная на май инспек­ция ЕЦБ и МВФ.

В заключительной фазе перего­воров, в мае 2012 года, профсоюзы согласились на сокращение зарплат сначала на 5, а затем — на 8 процен­тов. Было принято во внимание, что за три кризисных года (2009—2011) средняя зарплата в общественном секторе выросла на 10 процентов, на что было израсходовано в общей сложности около 1 миллиарда евро. Согласно принятому парламентом Закону о бюджетном балансирова­нии уровень заработной платы в об­щественном секторе был снижен с июня 2012 года в среднем на 8 про­центов. Однако с учетом того, что од­новременно состоялось повышение зарплат бюджетников по программе выравнивания оплаты труда в обще­ственном и частном секторах, факти­ческое сокращение заработков соста­вило всего 3,1 процента, а в расчете за весь год — 2,3 процента.

Закон предусматривает эконо­мию бюджетных средств по трем направлениям в следующих объ­емах: внутренние расходы гос­аппарата — 120 миллионов, фи­нансирование государственного сектора — 402 миллиона, социальные программы — 295 миллионов евро. В общей сложности сокращение ут­вержденных ранее бюджетных рас­ходов составило 817 миллионов евро. Правительство обосновывало свое ре­шение необходимостью выполнения строгих требований ЕС и опасностью дальнейшего снижения кредитного рейтинга страны, после чего занимать деньги за границей пришлось бы по более высоким процентным ставкам.

Со второй половины 2012 года 170 тысяч занятых в общественном секторе и 26 тысяч пенсионеров на­чали получать урезанные зарплаты и пенсии. Премьер Я. Янша не стал исключением — его валовой ме­сячный доход сократился с 6238 до 5981 евро. Пенсионеры, получающие более 622 евро, лишились прежней доплаты на ежегодный отдых. Сокра­щение коснулось военных ветеранов, заслуженных спортсменов и деятелей культуры, чьи пенсии уменьшились на 350 евро.

Занятые в сфере дошкольного вос­питания и образования теперь полу­чают меньше на 4,3 процента из-за пересчета прежних надбавок. В сфере культуры и науки снижение составило всего 1,5 процента, поскольку раньше им доплачивали меньше других. Вете­раны Второй мировой войны посчи­тали уменьшение своих пенсий поли­тической местью, так как сокращения не коснулись участников 10-дневной войны за независимость Словении. Многие словенские граждане лиши­лись государственной поддержки и льгот. Сильно уменьшились или были отменены многие субсидии и допла­ты, суточные, пособия по безработи­це и при рождении ребенка, дотации на питание в школах и институтах, субсидии в дошкольных учреждени­ях, льготы для пенсионеров. Напо­ловину снижены налоговые льготы, касающиеся доходов от временной работы студентов и от сверхурочной работы.

Помимо сокращения размеров за­работной платы и отмены ряда льгот и социальных выплат было урезано финансирование государственных учреждений, что вызвало недоволь­ство их персонала. Резкое сокраще­ние бюджетных расходов коснулось таких крупных организаций, как Люблянский университет, словен­ский олимпийский комитет, туристи­ческий союз и многих других. Меры бюджетной экономии вынуждают вузы отказываться от подготовки до­кторов наук, театры — ограничивать свой репертуар, телевидение — уре­зать программы.

Активная борьба профсоюзов про­тив снижения зарплат в обществен­ном секторе не поддерживалась ра­ботниками бизнес-структур, которые в кризис часто оставались без работы. Они указывали на то, что если заня­тые в реальном секторе вынуждены улучшать работу и сокращать издер­жки, то в госсекторе сохраняется дублирование обязанностей, лишние работники не увольняются, а лишь переводятся с одного рабочего места на другое — происходит неэффек­тивное расходование средств, люди медленно приспосабливаются к но­вой ситуации и перекладывают от­ветственность друг на друга. В стране, по их мнению, существуют как бы два мира: один приноравливается к но­вым условиям, а другой препятствует изменениям, диктуемым кризисом.

Наряду со снижением зарплаты бюджетникам правительство повыси­ло налоги на доходы и имущество. До­ходы свыше 69 313 евро в год теперь облагаются на 50 процентов более высоким налогом. Повысились ставки налога с каждого метра длины и каж­дого киловатта мощности плавучего средства. Автомобили, имеющие дви­гатели свыше 2,5 тысячи кубических сантиметров, облагаются налогом в размере 8 или 16 процентов. С целью повышения производительности тру­да и в соответствии с европейским трудовым законодательством прави­тельство Словении сократило на два дня первомайские и новогодние праз­дники (теперь каждый будет отме­чаться по одному дню). Вместе с тем словенское социальное государство пытается хоть как-то помогать остро нуждающимся гражданам. В частно­сти, оно решило скупать свободные квартиры и сдавать их внаем за при­емлемую арендную плату, доплачивая семьям с низкими доходами.

Экономические и социальные последствия проводимого курса

1Проведение мер строгой экономии бюджетных средств снизило внут­ренний   платежеспособный спрос, включая инвестиционный, что отри­цательно сказалось на общей хозяй­ственной активности и результатах экономического развития. Внутрен­нее потребление сократилось в целом на 6 процентов, на столько же снизи­лось и конечное потребление домо­хозяйств. ВВП страны уменьшился в 2012 году на 2,3 процента, полностью нивелировав прирост, полученный за предыдущие два года, когда насту­пило некоторое деловое оживление после серьезного спада на пике кри­зиса в 2009 году (см. Табл. 3).

Объем промышленного произ­водства, сократившийся в 2009 году на 17,7 процента, в 2010-м вырос на 5,9, однако в следующем году при­рост затормозился до 2,8 процен­та, а в 2012-м он составил симво­лические 0,4 процента. При этом в перерабатывающей промышленно­сти произошел спад на 0,5 процента. В глубоком кризисе уже четвертый год находится строительство. Объ­ем строительных работ после со­кращения в 2009 году на 21 процент снизился в 2010-м еще на 17 процен­тов, а в 2011-м и того больше — на 25,6 процента. Падение продолжи­лось и в 2012 году — на 16,8 процен­та. Транспортные перевозки, объем которых уменьшился в 2009 году на 19,6 процента, в следующем году вернулись на докризисный уровень и в 2011-м выросли еще на 8,2 про­цента, однако в 2012-м темп прирос­та был нулевым. Объем розничной торговли сократился в 2009 году на 10,6 процента, в последующие два года практически стагнировал, а в 2012-м уменьшился на 2,3 процента3.

Четвертый год подряд сокраща­лись капиталовложения в основной капитал, на этот раз они уменьши­лись на 9 процентов. Наибольшее снижение инвестиций произошло в строительстве (-16,8 процента). Вложения в оборудование снизились на 2,7 процента после некоторого роста в предыдущем году. Особенно сильно уменьшилось финансирова­ние жилищного строительства в свя­зи с наличием множества непродан­ных квартир. Инвестиции в бизнесе сократились по причине отсутствия банковского кредитования и песси­мистических ожиданий предприни­мателей.

За 2008—2011 годы располагаемый доход домохозяйств сократился на 2,4 процента вследствие уменьшения на 7,7 процента числа лиц, получаю­щих заработную плату. Располагае­мый доход был на 34,5 процента мень­ше валового, из которого вычитались налоги на доходы физических лиц и на собственность, а также взносы на социальные нужды. 80,1 процента всех номинальных доходов составля­ли заработки, полученные от труда.

В 2012 году располагаемый до­ход домохозяйств снизился еще на 3,3 процента в результате уменьшения средней заработной платы, сокраще­ния занятости, уменьшения расходов на пособия по безработице, а также ограничения бюджетных трансфер­тов. Сокращение зарплат и уменьше­ние числа занятых в общественном секторе, снижение государственных льгот (субсидий и компенсаций) для работников, уменьшение бюджетных расходов на потребляемые государ­ством товары и услуги привели к со­кращению общественного потребле­ния на 3,4 процента.

Средняя номинальная заработ­ная плата увеличилась в 2012 году на 0,5 процента при росте в частном сек­торе на 1 процент и снижении в об­щественном секторе на 2 процента. Валовая зарплата в Словении состав­ляла в среднем 1526 евро, а чистая (за вычетом налогов) — немногими более 1 тысячи евро. Впервые за последние 20 лет реальная зарплата в среднем не только не выросла, а даже сократи­лась на 2,5 процента.

Численность занятых упала за год на 1,7 процента — особенно сильно в строительстве и больше, чем в пре­дыдущем году, в перерабатывающей промышленности. Среднегодовое число зарегистрированных безра­ботных составило 109,7 тысячи. В те­чение года численность безработных колебалась от 106 тысяч в августе до 116 тысяч в январе. Норма безрабо­тицы (отношение численности без­работных к активному населению) повысилась до 9 процентов, а по сло­венский методике (отношение числа зарегистрированных безработных к численности занятых) — до 13 про­центов. Бюро по трудоустройству все больше предлагают временную рабо­ту, после окончания которой работ­ники снова становятся безработны­ми. За десять месяцев 2012 года таких было зарегистрировано 40 тысяч. Из предлагаемых вакансий 83 процента приходится именно на временную работу.

Накопленная за двенадцать меся­цев 2012 года инфляция составила 3,3 процента, а в среднегодовом ис­числении — 2,9 процента. Росли в ос­новном цены на энергию (на 8,5 про­цента) и продукты питания, в то время как на остальные товары и услуги они повышались умеренно (на 1,5 про­цента). Цены на энергию росли под влиянием мировых цен и повышения акцизов внутри страны на жидкое топливо. Цены на продовольствие увеличивались по причине неблаго­приятных погодных условий, сни­зивших урожаи сельскохозяйствен­ных культур. Этому способствовали также отмена с сентября субсидий на школьное питание и повышение ак­цизов на табачные изделия в октябре 2012 года. Указанный выше рост цен считается в Словении умеренным в условиях снизившейся деловой конъ­юнктуры и не столь опасным в срав­нении с 2007 годом.

Заметно ухудшились в 2012 году показатели внешнеторговой деятель­ности. Общий экспорт увеличился всего на 0,3 процента, экспорт това­ров сократился на 7 процентов, а ус­луг — вырос примерно на 2 процен­та. Товарный экспорт оказался самым низким с 2009 года, преимущественно из-за его сокращения в страны ЕС на 2,1 процента. Особенно уменьшился экспорт электротоваров и автомоби­лей. Снизился также вывоз электро­энергии и сельхозпродукции против сравнительно высокого уровня пред­шествующего года, когда увеличив­шийся рост экспорта этих товаров вносил свой положительный вклад в достижение общего хозяйственного результата. Снижение экспорта в ЕС несколько компенсировалось ростом вывоза товаров в другие страны на 6,1 процента.

Уменьшение внутреннего потреб­ления сказалось на сокращении со­вокупного импорта, снизившегося на 4,3 процента. Особенно сильно уменьшился импорт товаров — на 16 процентов. Потребительских то­варов было ввезено на 5 процентов меньше из-за сокращения внутрен­него спроса. Намного меньше было импортировано товаров производ­ственного назначения по причине значительного снижения хозяйствен­ной активности.

В условиях общего сокращения внешнеторговой деятельности почти выровнялся баланс обмена товарами. За год было экспортировано товаров на сумму 21 446 миллионов, а им­портировано — на 21 741 миллион евро. Дефицит в торговле товарами составил всего 295 миллионов евро (снижение на 70 процентов). Зато в торговле услугами был получен про­фицит в размере 1698 миллионов евро, главным образом благодаря чистому притоку валюты от туризма (1296 миллионов) и транспортных перевозок (619 миллионов). Совокуп­ный экспорт составил 26 531 милли­он, а импорт — 25 128 миллионов, следовательно, образовался внеш­неторговый профицит в размере 1403 миллионов евро (3,8 процента ВВП)4.

Баланс счета текущих операций был также положительным, увели­чившись с 2 миллионов в 2011 году до 874 миллионов евро (2,4 процента ВВП) в 2012-м. Этому способствовали доходы от продажи компьютерных и информационных услуг, лицензий и патентов, от валютных переводов словенцев из-за границы, а также поступления средств из фондов ЕС. В то же время сохранился дефицит капитального счета вследствие отто­ка иностранного капитала и увели­чившихся процентных платежей по государственным и корпоративным облигациям.

Эксперты отмечают, что в словен­ском экспорте слишком мала доля добавленной стоимости и продук­ции высокой степени обработки. Тем не менее экспорт — единствен­ный компонент ВВП, который еще растет. Велика разница между им­портными и экспортными ценами не в пользу последних. Импортные цены выросли в 2011 году на 38 про­центов, а экспортные — вполовину меньше (на 17,6 процента). В усло­виях ограничения внешнего спроса в Словении ставят задачу расшире­ния географии внешней торговли. В стране насчитывается 13 тысяч экспортных организаций, но 10 ты­сяч из них экспортируют только в страны бывшей Югославии. Страны БРИКС занимают лишь 4,8 процен­та совокупного экспорта страны, и внимание к этим партнерам сейчас усиливается.

Системные недостатки и паралич банковского кредитования

Возобновившаяся в 2012 году эко­номическая рецессия высветила си­стемные слабости, накапливавшиеся в Словении в течение многих лет и скрывавшиеся за высокими темпами роста экономики и материальным благополучием населения. Оказалось, что в кризисе повинны не только внешние факторы, но и сложившаяся в стране хозяйственная система, пло­хо стимулировавшая рост внутрен­ней эффективности и внешней кон­курентоспособности производства и других сфер деятельности. Кризис­ные трудности заставляют обратить внимание на очевидные недостатки работы во многих областях и нахо­дить пути их преодоления.

1Словенцы считают, что попали в худшую ситуацию в сравнении со своими соседями потому, что в пред­кризисные годы легко тратили сред­ства, которые можно было без труда заимствовать как внутри страны, так и за ее пределами. В словенской эко­номике на 1 евро собственных вло­жений приходится 1,5 евро заемных средств. В строитель­стве собственные средства составляют всего 18 процентов. Долгами опутаны торговля недвижимо­стью, общественное питание, транспорт и складское хозяйство. Основная причина этого в том, что, как сказал комментатор «Finance» У. Урбаса, «словенцы получают слишком много за то, что они делают, и занято их на произ­водстве больше, чем нужно»5.

Оказалась ошибочной стратегия стимулирования потребления путем увеличения бюджетного дефицита и внешнего долга. Сейчас государство вынуждено только на уплату процен­тов за кредиты расходовать 3 про­цента ВВП. Такая практика дальше не может продолжаться, так как просто негде брать те 2 миллиарда евро, кото­рые ранее ежегодно поступали по ли­нии внешних заимствований. Нынеш­няя ситуация требует одновременно строгой экономии и инвестирования в развитие — а это совместить весьма трудно.

Продолжающаяся в Словении кри­зисная рецессия заставляет общество предъявлять счет государству за бес­помощное поведение. Правительство уже длительное время не может эф­фективно решить проблему возник­шего в стране кредитного спазма и ничего не предпринимает для спасе­ния попавших в финансовые затруд­нения фабрик и заводов. Такая прак­тика наносит экономике огромный ущерб.

Кризис сильно ударил по словен­ской банковской системе. Из-за не­возврата выданных ранее кредитов банки стали неликвидными и ока­зались на грани банкротства. В 2011 году банки Словении понесли чис­того убытка на сумму 356 миллионов евро. Несмотря на значительные вливания бюджетных средств в дока-питализацию крупных банков, они практически отказываются креди­товать реальный сектор экономики. Полученные от государства средства не доходят до предприятий и остают­ся в ликвидных резервах банков. Да и сами предприятия уже не обращают­ся за заимствованиями на новые ин­вестиции, а в кредитах на погашение долгов им отказывают из-за отсут­ствия залогового имущества.

В тяжелом положении оказал­ся крупнейший в Словении Новый Люблянский банк (НЛБ). Вопрос о его докапитализации был решен пу­тем привлечения средств двух па-рагосударственных фондов — KAD и SOD, которые сами были совсем недавно санированы из бюджетных средств. НЛБ имеет кредитные тре­бования в сумме около 3 миллиар­дов евро, просроченные более чем на 90 дней. Считается, что банку не­обходимо около 1 миллиарда евро для нормализации работы. За полу­ченную докапитализацию Брюссель потребовал продать до июня 2013 года государственную долю активов другому собственнику. Проблем­ной оказалась и доля бельгийского банка КВС в размере 435 миллионов евро (одна треть капитала НЛБ). Из-за кризиса КВС попросил помощь от бельгийского государства, которая была предоставлена с условием, что его доля будет продана до конца 2012 года. В результате разных маневров в процессе докапитализации доля КВС снизилась с одной трети до 22 про­центов. В абсолютных числах она уменьшилась на 334 миллиона евро и составляет сейчас 101 миллион евро, тогда как общий объем активов НЛБ, по подсчетам КВС, составляет всего 473 миллиона евро.

Трудности испытывают даже ра­ботающие в Словении иностранные банковские организации. Так, словен­ские отделения «Райффайзен банка» и «Райффайзен лизинга» к 2015 году на­мереваются сократить занятый пер­сонал до одной трети от сегодняш­него из-за уменьшения масштабов их деятельности.

Для санирования ситуации в бан­ках решено создать государственный банк, на который будут перенесены все «плохие» активы вместе с долга­ми. Этому воспротивились профсо­юзы, пригрозившие собрать 40 тысяч подписей избирателей для вынесения этого вопроса на референдум. Вместе с рядом влиятельных финансистов и экспертов они считают, что долги всех банков не должны социализи­роваться независимо от того, как они создавались и кто несет за них от­ветственность. Профсоюзы требуют разбирательства по каждому банку в отдельности, которое должно вы­явить недостатки в приватизации и деятельности чиновников, потвор­ствовавших такой неэффективной приватизации.

Банки вынуждены ужесточать тре­бования к должникам. Составляют­ся списки тех, чьи долги превышают 5 тысяч евро и кто не выполняет свои долговые обязательства в течение трех месяцев. Но вернуть долги час­то не представляется возможным, так как банковские счета предприятия от­крывают не в Словении, а в соседних Австрии и Швейцарии. Не имеют рас­четных счетов в Словении 4474 инди­видуальных предпринимателя и 5802 торговых общества. По сведениям на­логовых органов Словении, ее гражда­не имеют за границей 10 420 счетов, объемы депозитов на которых не раз­глашаются. О том, что многие держат средства на счетах в Швейцарии, гово­рит тот факт, что в 2012 году эта стра­на перечислила в словенский бюджет 440 тысяч евро, составляющих часть налога на проценты по вкладам сло­венских граждан в местных банках (Швейцария оставляет себе 25 про­центов такого налога, а 75 процентов перечисляет в Словению). 

Неплатежеспособность и банкротство предприятий и фирм

Нарастающие трудности сбыта продукции и нехватка оборотных средств ставят многие предприятия в безвыходное положение. Только за восемь месяцев 2012 года обанкро­тились 369 словенских предприятий и 51 индивидуальный предпринима­тель. Их долги в общей сложности со­ставляли 1,6 миллиарда евро. Список производственных объектов, прекра­тивших работу или переживающих процедуру банкротства, постоянно увеличивается. Прекратили свою де­ятельность многие строительные фирмы, деревообрабатывающие и мебельные фабрики, ряд спортивных обществ, лишившихся спонсоров6. К примеру, во втором по величине словенском городе Мариборе в одних только строительных организациях СРМ, «Конструктор», «Ставбар» и МТВ работу потеряли 1100 человек. В ян­варе 2012 года норма безработицы в этом городе достигла 17 процентов.

Крупнейшая словенская торговая сеть «Меркатор» переживает острый кризис, имея долговых обязательств на общую сумму 1117 миллионов евро, для выполнения которых у нее нет средств. Выплатив банкам в июле 2012 года 62 миллиона евро, она в то же время увеличила на 77 миллионов свои долги поставщикам. Объем про­даж только в Хорватии снизился на 6 процентов. Спрос на продаваемые «Меркатором» бытовую электротех­нику, спортивные товары и модную одежду резко упал. Только на курсовой разнице по отношению к куне и дина­ру потери филиалов в Хорватии и Сер­бии составили 11 миллионов евро.

В компании «Цимос» долги бан­кам составляют 350 миллионов евро. Банки согласны на репрограммиро-вание задолженности, но выдвигают два условия: продать высокодоходное дочернее предприятие «Литострой Power», производящее гидротурби­ны и другое энергетическое обо­рудование, и внести 20 миллионов евро в качестве докапитализации от крупнейших собственников. Интерес к покупке проявили семь известных в мире компаний.

Авиакомпания «Adria Airways» в 2011 году получила от государства 50 миллионов евро (25 миллионов на оплату долгов банкам, 20 миллионов на оплату поставщикам и 5 миллионов на санацию), которые были быстро потрачены, и теперь компания сокра­щает полеты в зимнее время и вновь находится на грани банкротства.

Кризис переживают не только про­мышленность и строительство, но и сельское хозяйство, нуждающееся в дополнительном финансировании. В 2011 году словенское Агентство сельскохозяйственного рынка и раз­вития села выплатило разных аграр­ных субвенций на сумму 252 милли­она евро, из которых 110,5 миллиона в качестве погектарных субсидий, 38,9 миллиона на финансирование экологических программ и 17,4 мил­лиона на увеличение поголовья круп­ного рогатого скота. На обустройство сел было направлено 44,1 миллиона евро.

В 2012 году сельское хозяйство пострадало от засухи, но правитель­ство не нашло средств на возмещение ущерба, вынуждая сельхозпроизво­дителей идти на разного рода нару­шения условий конкуренции. Пред­приятия общественного питания заявили о нелояльной конкуренции со стороны сельских туристических хозяйств, которые официально не регистрируются и не платят налоги. В ответ на это в Министерстве сель­ского хозяйства и окружающей среды подготовили приказ, обязывающий такие хозяйства продавать не меньше 30 процентов продуктов собственно­го производства.

Оставшиеся полностью или час­тично в государственной собствен­ности предприятия также не пока­зывают хороших результатов в своей хозяйственной деятельности. 90 та­ких предприятий, стоимость кото­рых оценивается в 8,5 миллиарда евро, принесли государству в 2010 году всего 33,6 миллиона евро в ка­честве дивидендов, то есть их норма прибыли составляла лишь 0,4 про­цента. На эти предприятия прихо­дится 40 процентов всей словенской экономики7. Причина плохого хо­зяйствования — некомпетентное уп­равление, чему способствует частая смена руководителей, назначаемых заново новыми властями. Крупней­шие госпредприятия — «Телеком», порт Копер, «Интеревропа» и НЛБ — страдают от сомнительных инвес­тиций и некондиционных поставок кооперантов.

Государство за неимением средств вынуждено переводить свои прежние кредитные гарантии на сами пред­приятия. В закон об энергетике вне­сена поправка, предусматривающая, что гарантией для инвестиций долж­на быть недвижимость самих элект­ростанций. Теперь возвращение кре­дита в размере 440 миллионов евро, выданного Европейским инвести­ционным банком на строительство 6-го блока ТЭС Шоштань, должна гарантировать сама электростанция, так как у государства либо нет на это средств, либо это противоречит но­вым мерам ЕС об усилении финансо­вой дисциплины государств-членов. Однако новое правительство Я. Янши вынуждено было срочно заняться этим вопросом и выдало-таки госу­дарственную гарантию по кредит­ной сделке.

Переживаемый в Словении кри­зис далеко не только финансовый, он охватил многие другие сферы. Оказалось, что для освоения новых инвестиций банально не хватает инженеров. На каждого выпускника электро-инженерного факультета приходится с десяток вакансий. Если в период распада Югославии на вы­пускников технических факультетов приходилось 35 процентов, то сей­час — всего 17,6 процента общего числа закончивших университеты. Из 26 тысяч инженеров лишь 26 про­центов занято в промышленности, остальные — в обслуживании биз­неса и непроизводственной сфере. Усилился отъезд специалистов за границу. Только за один год после либерализации с 1 мая 2011 года рынка труда в ЕС работу в соседней Австрии нашли 2160 работников из Словении.

Словению вместе с Грецией, Кипром и Латвией называ­ют «четырьмя европейски­ми больными», переживающими на­ибольшее падение ВВП. Весной 2012 года авторитетный Институт макро­экономических исследований и раз­вития (IMAD) прогнозировал, что и этот год будет потерян для развития Словении, которая, однако, не хочет попасть в положение Греции и Кипра и постарается преодолеть трудности своими силами. Этот прогноз полно­стью оправдался. Перспективы эко­номического восстановления в бли­жайшие годы весьма неутешительны и зависят от постепенного улучшения ситуации в Европе и мире, от ослабле­ния долгового кризиса в зоне евро и стабилизации мировых финансовых рынков. Меры строгой экономии в самой Словении неизбежно будут и впредь негативно сказываться на ее экономическом развитии.

Размышляя о дальнейшей про­изводственной стратегии страны, словенские эксперты призывают лучше приспособиться к мировому рынку, а именно — «полнее исполь­зовать то, что сегодня имеем и что лучше других умеем». Они считают, что нужно развивать медицинский туризм, энергосберегающие тех­нологии производства и потребле­ния, инженерные новшества, выпуск уникальных изделий в станкострое­нии, медицинской аппаратуры и по­луфабрикатов для электротоваров с высокой добавленной стоимостью. Только при условии качественно­го улучшения хозяйствования и ис­пользования всех имеющихся внут­ренних резервов Словения сможет прервать затянувшуюся рецессию и снова выйти на траекторию эконо­мического роста.



Другие статьи автора: Князев Юрий

Архив журнала
№6, 2017№1, 2018№5, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№11-12, 2012№9-10, 2012№7-8, 2012№5-6, 2012№3-4, 2012№1-2, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба