Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Свободная мысль » №3, 2013

Эльдар Касаев
Россия — Турция: непрерывный диалог
Просмотров: 3286

Многогранные российско-турецкие связи отнюдь не всегда характеризуют­ся положительно, поскольку по не­которым злободневным вопросам двустороннего партнерства стороны никак не могут прийти к компромис­су, разрубив за столом переговоров гордиев узел совместных претензий и противоречий. Тем не менее все же не следует сгущать краски и гипербо­лизировать взаимные распри. Таков закон международных отношений — тем субъектам, которым многое дано (речь идет о ресурсах, экономиче­ском росте, политической зрелости и т. д.), как правило, с трудом удается из­бежать острых углов в процессе взаи­модействия друг с другом, но, пройдя через горнило этих столкновений, они становятся еще мощнее и даль­новиднее в политическом и экономи­ческом смыслах.

В последние годы активный поли­тический диалог Москвы и Анкары является прочной основой разви­тия их эффективного торгового и инвестиционного сотрудничества. Начиная с 2004 года прошло более 30 встреч между президентами и премьерами России и Турции. В 2012 году состоялись визиты турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву, а также россий­ского президента Владимира Пути­на в Стамбул. В ходе двусторонних переговоров особое внимание было уделено перспективам экономиче­ского партнерства обеих стран в раз­личных областях.

Одной из перспективных целей обоих государств является сущест­венное увеличение взаимной торгов­ли и прямых иностранных инвести­ций в экономики друг друга в течение ближайших лет. Достичь этого сто­роны намерены посредством реали­зации различных государственных стратегий и программ, рассчитанных на средне- и долгосрочный период. В частности, в декабре прошлого года были подписаны программа торгово-экономического и научно-техниче­ского сотрудничества обеих стран до 2015 года, а также ряд других важных двусторонних документов.

Каково же нынешнее положение дел в торговом и инвестиционном партнерстве этих государств? И чего ожидать в перспективе?

 

Анализ товарооборота

После двухлетнего спада, обуслов­ленного влиянием мирового финан­сово-экономического кризиса, в 2011 году торговля между государствами продолжила поступательную дина­мику, и взаимный товарооборот, по данным российской статистики, со­ставил 32 миллиарда долларов при положительном сальдо для России в 19 миллиардов долларов (российский экспорт — около 25,5 миллиарда, им­порт — около 6,5 миллиарда).

Однако, несмотря на количест­венное увеличение товарооборота в 2011 году, Турция спустилась на стро­ку вниз в рейтинге основных торго­вых партнеров России, заняв 7-ю по­зицию (см. Табл. 1)


Из данных, помещенных в Табли­це 1, видно, что незначительное по­нижение турецкой доли в совокупном объеме российской внешней торгов­ли было частично обусловлено его серьезным увеличением в 2011 году: экспорт и импорт России суммарно выросли более чем на 31процент, при­чем роль Турции в этом не стоит недо­оценивать. Что касается статистики, полученной из турецких источни­ков, то она разнится с приведенными выше данными, но в целом отражает наметившиеся тенденции роста дву­сторонней торговли (см. Табл. 2).

Как видно из Таблицы 2, в 2008 году товарооборот составил почти 38 миллиардов долларов. По всей ви­димости, вновь этой показатель будет достигнут, а возможно и превышен, лишь по итогам 2013 года.

По данным Минэкономразвития России, за три квартала 2012 года объ­ем двусторонней торговли составил 25,5 миллиарда долларов, что позво­ляет ожидать по итогам года показа­теля в 34—35 миллиардов долларов1.

В сентябре 2012-го Турция хоть и осталась на 7-й строчке в рейтинге ос­новных торговых партнеров России, но начиная с января 2013-го товаро­оборот между странами вырос более чем на 14 процентов. Тем не менее даже эти высокие показатели не по­зволяют в полной мере рассчитывать на то, что запланированный властя­ми России и Турции объем взаимной торговли в размере 100 миллиардов долларов будет достигнут к 2015 году(скорее всего, для этого потребуется еще как минимум пять—семь лет).


Основной причиной, по которой этого тяжело будет достичь в пятилет­ний срок, является особенность взаим­ной торговли на нынешнем этапе — ее несбалансированность по объемам и по структуре. Дисбаланс в пользу российской стороны туркам в определен­ной степени удается компенсировать доходами от туризма, «челночной» торговли, денежными переводами от своих граждан, а также турецких стро­ительных и других фирм, работающих в России (по экспертной оценке — по­рядка 4—5 миллиардов долларов).

Помимо этого, существуют другие проблемы в области двусторонней торговли. Например, турецкая сторо­на в нарушение международных пра­вил и норм в области специальных защитных мер, а также имеющихся двусторонних договоренностей регу­лярно вводит заградительные пошли­ны против ряда российских товаров (в частности, плоского стекла), по­ставляемых на турецкий рынок.

Вызывают беспокойство и осу­ществляемые  сегодня посредством карго-перевозок (то есть крупнотон­нажных контейнерных перевозок, для которых таможенное деклари­рование товаров осуществляется за 1 килограмм веса, а не по фактиче­ской номенклатуре изделий и их сто­имости) поставки в Россию. Это впол­не способно создать благоприятные условия для нелегального ввоза на российскую территорию товаров из Турции по заниженной стоимости, и соответственно, отличающихся низким уровнем качества.

В российском экспорте домини­руют энергоносители (в том числе природный газ, нефть, нефтепродук­ты, уголь), черные и цветные металлы и изделия из них, а также продукция лесной, нефтехимической, целлю­лозно-бумажной промышленности, зерно и др. (см. Рис. 1).

На Рисунке 1 показано, что природ­ный газ составляет почти половину всего российского экспорта в Турцию. Объем поставок нефти также весьма серьезен — 18,7 процента от общего экспорта. Совокупно энергоносители составляют более 70 процентов рос­сийского экспорта в Турцию.

Основными компаниями-постав­щиками являются «Газпром», «Лукойл», «Роснефть», «Татнефть», «Сибнефть», «Норильский никель», «Северсталь», «Сибирский алюминий», «Нижне-камскнефтехим», «Сургутнефтегаз», «Магнитогорский металлургический комбинат», «Алмазы Якутии».

В российском импорте из Турции основное место занимают продо­вольствие, текстиль, оборудование, транспортные средства (см. Рис. 2).

На Рисунках 1 и 2 подробно пока­зано процентное соотношение раз­личных товаров, которые государства поставляли друг другу в 2011 году.

1Говоря об основе турецкого экс­порта в Россию — продуктах питания, следует отметить, что в связи со стаби­лизацией ситуации в Турции по грип­пу птиц Россельхознадзором с 1 фев­раля 2010 года отменены временные ограничения на ввоз в Россию с тер­ритории Турции мяса птицы и всех видов птицеводческой продукции. Турция как государство — пользова­тель российской национальной схе­мы преференций для развивающихся стран имеет возможность поставлять свою продукцию как в рамках, так и вне квоты по преференциальной ставке ввозной пошлины, составляю­щей 75 процентов от ставки, установ­ленной Единым таможенным тари­фом Таможенного союза.

В Таблице 3 более обще представ­лена структура турецко-российской торговли в указанный период.


Возрастающий объем взаимопо-ставляемых грузов требует модерни­зации и дальнейшего развития транс­портной инфраструктуры. Для этого сторонами ведется работа по органи­зации смешанного международного железнодорожно-паромного сооб­щения.

В 2012 году автор беседовал с за­местителем советника по торговле посольства Турции в Москве Муратом Несимоглу который, характеризуя се­годняшние экономические связи обе­их стран, особо отметил значимость подрядных и субподрядных услуг, оказываемых турецкими гражданами, для дальнейшего роста показателей товарооборота (см. Табл. 4).

Развивая эту мысль, следует заме­тить, что в последнее время Турция стремительно прогрессирует в на­званной области. Так, по заявлению министра экономики Турции Зафера Чаглаяна, в 2012 году турецкие под­рядные фирмы выполнили проекты общей стоимостью более 26 милли­ардов долларов, что является рекор­дом государственной экономики3.

В Таблице 4 показано, что в 2005— 2006 годах были показаны весьма се­рьезные результаты: при реализации 70 и 61 проекта было выручено более 2,4 миллиарда и 2,7 миллиарда долла­ров соответственно.

Наивысший показатель как в коли­чественном, так и в стоимостном ис­числениях был достигнут в 2007 году,когда турецким подрядчикам удалось осуществить свыше 100 подрядных проектов общей стоимостью почти 6 миллиардов долларов. Затем насту­пил ожидаемый спад, который, как уже отмечалось ранее, явился резуль­татом кризиса мировой экономики. Однако в 2011 году вновь наметилась тенденция роста подрядных услуг, поскольку количество проектов бо­лее чем удвоилось по сравнению с 2010-м, а общая их стоимость замет­но превысила соответствующие по­казатели 2009—2010 годов.

Турецкие строительные фирмы уже зарекомендовали себя как добротные и честные подрядчики, ведущие свою деятельность во многих регионах России. Эти компании широко пред­ставлены в жилищном строительстве, на объектах промышленности и инф­раструктуры России. Начиная с 2000 года ими построено и сдано в эксплуа­тацию более 600 объектов, включая 50 высокотехнологичных предприятий, наиболее значительными из которых являются электростанции «Терешко-во» и «Кожуково» с газотурбинными блоками (холдинг «Зорлу»), а также «Яйвинская» («Энка»). Консорциумом в составе турецкой компании «Гамма» и американской «Дженерал электрик» ведется строительство двух электро­станций в Сургуте и получен заказ на строительство энергоблока в Шатуре.

Примечательно, что в частичном финансировании строительства не­которых объектов участвовали рас­положенные в России отделения семи турецких банков. Так, при их поддер­жке возводились заводы по произ­водству холодильников, телевизоров, стиральных машин и другой бытовой техники, деталей для автомобилей, текстиля, сантехники, бытовой хи­мии, продовольствия, строительных материалов; а также гостиницы, тор­говые и деловые центры, предпри­ятия бытового обслуживания.

В обозримой перспективе запла­нирована реализация проектов по строительству заводов по произ­водству стеклотары в Новосибирске и Краснодарском крае (суммарный объем инвестиций составляет около 200 миллионов евро), ковров и ковро­вых изделий в Ростове-на-Дону, сбор­ке сельхозтехники в Краснодарском крае, а также металлургического заво­да в Ростовской области (130 милли­онов долларов).

По информации Мурата Насимоглу, сегодня в России работает около 2 ты­сяч турецких фирм и организаций, в которых трудятся более 100 тысяч турецких граждан — квалифициро­ванные рабочие, техники, инженеры, управленцы. Кроме того, свыше 300 компаний имеют представительства в Москве. Все это свидетельствует о благоприятных условиях, созданных на российском рынке для предприни­мателей из Турции, которые уже ведут ряд строительных проектов для про­ведения Олимпийских игр в Сочи.

В свою очередь, российских стро­ительных подрядных организаций в Турции гораздо меньше, а общий объем выполненных ими работ оце­нивается примерно в 400 миллионов долларов. Однако сегодня сторона­ми разрабатываются новые проекты, чтобы исправить эту ситуацию.

Привлечь взаимные инвестиции

Турецкий собеседник также отме­тил инвестиционное партнерство как одно из наиболее динамично разви­вающихся направлений двусторон­них внешнеэкономических связей.

1Примечательно, что если до не­давних пор российские инвестиции направлялись главным образом в уставный капитал малых и средних предприятий сферы услуг, то в на­стоящее время наметилась тенден­ция расширения направлений ин­вестиционного сотрудничества с Турцией — появились такие области сотрудничества, как мобильная связь, топливно-энергетическая сфера и черная металлургия. Тем не менее Россия, вложив в турецкую экономи­ку прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в размере 28,7 миллиона дол­ларов по итогам 2009 года4, пока усту­пает Западу по объему инвестирова­ния в турецкую экономику.

Основная доля притока ПИИ посту­пает в Турцию из Европейского Союза и Северной Америки. Особенно заме­тен был рост ПИИ с 2005-го до 2008 год, поскольку в этот период показа­тель ПИИ утроился, достигнув почти 12 миллиардов долларов. Для сравне­ния: в последующие три года суммар­ный показатель ПИИ не превышал этой отметки. По данным Централь­ного банка Турции, ПИИ в экономику Турции в 2012 году сократились на 37,9 процента по сравнению с 2011 годом, составив 9,9 миллиарда долла-ров5. Соответственно в 2011 году ПИИ равнялись 15,9 миллиарда долларов, что является доказательством расту­щей инвестиционной привлекатель­ности турецкого рынка. Еще одним подтверждением той же тенденции стал следующий факт: в соответствии с индексом инвестиционного дове­рия «AT Kearney», в 2012 году Турция заняла 13-е место в мировом рейтин­ге благоприятных экономик для осу­ществления ПИИ6.

В последние годы Турция сбавила объем ПИИ, так как наравне с дру­гими игроками ощутила на себе не­гативные кризисные последствия. В 2008 году темпы роста турецкого ВВП снизились по сравнению с пре­дыдущими годами и с поправкой на инфляцию составили лишь 1,13 про­цента к 2007 году. Падение ВВП в пер­вых трех кварталах 2009 года в сред­нем составило около 8,3 процента. Помимо этого, возросли инфляция и безработица, а также наблюдалось ослабление курса турецкой лиры к мировым резервным валютам — дол­лару и евро.

Тем не менее государство не стало сбрасывать со счетов Россию и до сих пор является одним из ее наиболее ак­тивных инвестиционных партнеров, причем не только по объему ПИИ, но и совокупному показателю капи­таловложений. По данным Торгового представительства Турции в Моск­ве, между странами растут взаимные прямые иностранные инвестиции, объем которых на начало 2012 года оценивался в размере 14 миллиардов долларов. При этом практически не поддаются учету инвестиции во мно­гие совместные предприятия и пред­приятия, взятые турками в долгосроч­ную аренду, поскольку инвестиции, направленные на модернизацию и улучшение работы этих структур, осуществляются путем приобретения оборудования и материалов на рос­сийском рынке7.

Накопленными и поступившими инвестициями Турция демонстри­рует определенное доверие к рос­сийской экономике в целом и к ее отдельным регионам в частности. На­пример, по объему накопленных ин­вестиций во Владимирской области Турция занимает 2-е место после Гер­мании. По итогам 2010, 2011 и 2012 годов Турция заняла 1-е место среди прочих стран по объему инвестиций, вложенных в хозяйство названного субъекта России (в 2010 году — 224,4 миллиона долларов, или 29,3 процен­та общего объема иностранных ин­вестиций; в 2011-м — 121,4 миллиона долларов, или 23,4 процента; в 2012 году — 198 миллионов долларов, или 26,3 процента)8.

Наиболее активными инвесторами в российскую экономику являются такие турецкие компании, как «Па-шабахче», «Анадолу Джям Санаи — Русджям», «Эфес Пилсен», «Энка», «Вестель», «Беко», «Эста Групп», «Ежа Серель», «Эвяп», «Витра» и др.

В свою очередь, в 2006—2010 годах суммарные российские инвестиции, вложенные в турецкую экономику, были не столь высоки, но следует ожи­дать их значительного роста в бли­жайшие годы. Как представляется, отмена в 2011 году визовых ограни­чений между двумя государствами станет катализатором обоюдного развития как туристического, так и торгово-инвестиционного направле­ний. Активизация российской сторо­ны будет вызвана ее участием в реали­зации масштабных инвестиционных проектов на территории Турции.

Сырьевая ориентация

Основным направлением взаимо­действия является сотрудничество в сфере топливно-энергетического комплекса (ТЭК).

Можно выделить ряд развиваю­щихся и перспективных направлений сотрудничества между двумя страна­ми в названной области:

— торговля энергоносителями;

— торговля электроэнергией;

— выполнение подрядов на соору­жение энергетических объектов (по­ставка оборудования и услуг);

— взаимные инвестиции в энерге­тические секторы обеих стран;

— сотрудничество российских и турецких компаний в реализации энергетических проектов в третьих странах9.

Наряду с продолжением поставок энергоносителей (газ, нефть и не­фтепродукты, уголь) рассматрива­ются перспективы реализации ряда совместных проектов по транспорти­ровке российского «голубого топли­ва» через Турцию на мировые рынки. Ведется работа над проектом стро­ительства газопровода «Южный по­ток». Сторонам удалось договориться о прохождении трассы газопровода в исключительной экономической зоне Турции, но турецкое участие в строительстве магистрали не плани-руется10.

Кроме того, продолжается изуче­ние возможности расширения вза­имодействия «Газпрома» и турецких компаний по развитию газотранс­портной инфраструктуры Турции, включая перспективы реализации проекта «Голубой поток-2», который предусматривает строительство но­вой нитки газопровода параллельно с «Голубым потоком».

Стоит напомнить, что «Голубой по­ток» был построен после достижения договоренности с турецкой стороной об объеме и стоимости поставок сы­рья в течение 25 лет. Однако затем в процессе реализации проекта, пере­оценив потребности собственного рынка в природном газе, турки в од­ностороннем порядке снизили закон­трактованные импортные объемы и соответственно выплаты российской стороне, что серьезно увеличило сроки окупаемости столь капитало­емкого проекта. Несмотря на то, что магистраль загружена лишь на 60 про­центов, Турция проявляет интерес к строительству ее второй ветки.

Продолжая рассуждения о транс­портных сетях для поставок углево­дородов, стоит напомнить о разно­гласиях, наметившихся в отношении нефтепровода Самсун — Джейхан, соглашение о строительстве которо­го было подписано сторонами в 2009 году.

Согласно заявлению министра энергетики России Александра Нова-ка, реализация этого проекта до сих пор находится в подвешенном со­стоянии, так как российские компа­нии в 2011 году направили турецкой стороне соответствующие предложе­ния по улучшению строительства не­фтепровода протяженностью 550 ки­лометров, но ответа не получили11. Министр подчеркнул, что существует разногласие между сторонами о та­рифе на транспортировку сырья: в российских расчетах использовалась стоимость около 55 долларов за тон­ну, а в турецких — примерно 77 дол­ларов за тонну.

По мнению автора, «молчание» ту­рецкой стороны обусловлено вовсе не отсутствием понимания высокой экономической значимости этой ма­гистрали для реализации давней идеи создания в Турции некоего нефтега­зового хаба — пункта распределения углеводородных потоков для всей Европы, а скорее политическими со­ображениями. В частности, Анкара не разделяет позицию Москвы от­носительно ситуации в Сирии, а как известно, сирийский фактор (прежде всего вопрос курдов) традиционно является одним из приоритетных направлений турецкой внешней по­литики.

Сегодня нет и толики сомнения в серьезной нацеленности Турции «подмять под себя» многие действую­щие и перспективные энергетические проекты в регионе Ближнего Востока, став буквально монопольным тран-зитером и регулятором поставок уг­леводородного сырья в европейские страны. Существуют по меньшей мере два направления, по которым Турция пытается занять ключевую позицию: экспорт/поставка нефти на междуна­родный рынок, а также обеспечение ЕС ближневосточным и каспийско-центральноазиатским природным газом.

Сегодня в Турции крупные сред­ства вкладываются в усиление нефте­перерабатывающих мощностей. Так, в планах турецких властей через не­сколько лет качественно повысить те­кущие возможности в обозначенной области, увеличив мощность нефте­перерабатывающего завода (НПЗ) в Джейхане, что позволит ему обеспе­чить, согласно некоторым подсчетам, около 5,5 процента транспортировки всей мировой нефти.

Похоже, что Анкара действитель­но настроена действовать по при­нципу «ни шагу назад». В 2008 году внешнеполитическое ведомство Тур­ции посвятило национальной энер­гетической стратегии целый доклад, в котором отчетливо заявлено, что посредством превращения страны в международный энергетический узел ее власти стремятся обеспечить долж­ное присутствие Анкары в глобаль­ном механизме принятия решений.

Надо сказать, что благоприятная почва и серьезные предпосылки для этого есть: нефтепровод Баку—Тби-лиси—Джейхан и газопроводы Баку— Тбилиси—Эрзурум и Турция—Греция прежде всего призваны обслуживать международные проекты. Более того, существуют факторы, позволяющие в перспективе ожидать усиления роли Турции в качестве государства-по­средника. Во многом эти перспекти­вы связаны с газовой отраслью.

Несмотря на то, что газопровод Тебриз—Анкара, ежегодно обеспечи­вающий турецкую сторону в среднем 7,5 миллиарда кубометров иранского топлива, функционирует с 2001 года, сегодня ведутся переговоры по во­просу строительства нового ирано-турецкого газопровода. По заявлению Анкары, она готова вложить около 12 миллиардов долларов в добычу газа на 22-м, 23-м и 24-м участках круп­нейшего иранского месторождения «Южный Парс» и строительство га­зопровода, соединяющего иранский порт Асалуе с турецким населенным пунктом Базарган, протяженностью 1,85 тысячи километров.

Каковы же другие перспективные проекты Анкары?

Действующий с 2007 года газоп­ровод Турция—Греция, ежегодно пропускающий 11,5 миллиарда кубо­метров сырья, предусмотрено превра­тить в газопровод Турция—Греция— Италия. Турция планирует построить в своих портах Измир и Джейхан по меньшей мере три терминала по по­лучению сжиженного природного газа, которые смогут получать топли­во отовсюду, в том числе из Катара12. К примеру, терминал в Измире еже­годно готов принимать из Египта бо­лее 7,5 миллиарда кубометров газа.

Из-за непростой ситуации на Южном Кавказе и в результате «га­зовой войны» России с Украиной государства ЕС все более серьез­но рассматривают идею получения ближневосточных, каспийских и центральноазиатских энергоноси­телей через территории Турции. Ев­ропейская сторона убеждена, что по­ставлять «голубое топливо» в страны Старого Света, кроме России, могут Алжир, Турция и Ливия (учитывая то обстоятельство, что последняя вновь впустила на свой рынок западные компании, ливийское направление считается по большей части перспек­тивным). Что касается варианта по­ставок сжиженного природного газа, который даст возможность без газо­магистралей импортировать сырье из любой точки земного шара, то этот вариант вполне реален не только для западной, но и для восточной части ЕС, в основном зависящей от россий­ского газа. В частности, в Польше идет строительство приемного терминала, который, как ожидается, будет введен в эксплуатацию в 2014 году.

Конечно, Турция, имея весьма со­лидные собственные запасы сырья, действительно обладает таким выгод­ным географическим положением, что способна снабдить Европу в гораз­до большей степени, чем, например, Алжир. Однако без участия других ак­торов, среди которых особо выделя­ются Россия, США и страны Ближнего и Среднего Востока, туркам не обой­тись. Тем не менее Анкара не потеряла надежду выступить не просто транзи-тером, но и продавцом энергоноси­телей. Несколько лет назад после про­должительного обсуждения острой ценовой проблемы было подписано соглашение между Азербайджаном и Турцией, позволяющее последней закупать газ с крупнейшего азербай­джанского месторождения «Шах-Де-низ-2» для последующей перепрода­жи на европейских рынках.

Таким образом, проанализировав истоки нынешних амбициозных пла­нов Турции сосредоточить в своих ру­ках не только функции крупнейшего в регионе транзитера, но и экспорте­ра нефтегазового сырья, а также пер­спективные планы для достижения этого, можно прийти к выводу, что с учетом сегодняшней политической конъюнктуры и расстановки сил на международной арене турецкой стоной диверсификации собственного экспорта в Россию. Это подтверждает тот факт, что в экспортной стратегии Турции, рассчитанной до 2023 года, Россия стала единственным государ­ством, рынок которого определен в качестве целевого для сбыта всех групп турецких товаров. На пути к ин­тенсификации своего экспорта в Рос­сию Турция активно ведет работу над упрощением таможенного режима для ввоза своих товаров, а также для легализации в России турецкой рабо­чей силы. 

Расширение нормативной базы

Российско-турецкое сотрудниче­ство развивается на основе широкой договорно-правовой базы, которая включает ряд значимых актов: меж­правительственные соглашения о по­ощрении и взаимной защите капита­ловложений; об избежании двойного налогообложения, а также совместную декларацию об укреплении дружбы и многопланового партнерства. Эти нор­мативные договоры свидетельствуют о том, что государства действуют в рам­ках международного права и создают благоприятные условия для дальней­шего развития взаимных связей.

Кроме того, 30 ноября 2012 года в Стамбуле состоялось подписание меморандума о взаимопонимании между Турецкой ассоциацией про­мышленников и предпринимателей (ТАПП) и Петербургским междуна­родным экономическим форумом в лице Фонда ПМЭФ. В документе подчеркивается готовность сторон к взаимовыгодному сотрудничеству в продвижении и организации ме­роприятий по линии названных ор­ганизаций. Глава ТАПП Умит Бойнер отметила огромное значение этого партнерства, поскольку оно позволит бизнес-сообществам обеих стран вый­ти на новый уровень сотрудничества14.

Действительно, оба государства на­целены на действенное укрепление юридических договоренностей. Так, весной этого года в Стамбуле состоя­лась совместная сессия ПМЭФ и ТАПП под названием «Россия и Турция — экономическая интеграция как фак­тор регионального развития». В ходе мероприятия обсуждались возмож­ности дальнейшего углубления дву­сторонних торговых и инвестицион­ных отношений, а также их влияние на экономическую модернизацию региона.

Примечательно, что по итогам прошлогоднего визита российского президента в Турцию были подпи­саны весьма важные двусторонние документы. В частности, компании «Роснефть» и «Чалык» заключили со­глашение о сотрудничестве по со­зданию совместного предприятия в области маркетинга и дистрибьюции. Сбербанк подписал два меморандума о взаимопонимании с экспортно-кре­дитным банком Турции и Агентством по поддержке и привлечению инвес­тиций в Турцию. Государственная кор­порация «Росатом» и Министерство энергетики и природных ресурсов Турции подписали совместное заяв­ление по проекту АЭС «Аккую».

Особый интерес представляет «Среднесрочная программа торго­во-экономического и научно-техни­ческого сотрудничества между пра­вительствами обоих государств на 2012—2015 годы». Документ носит индикативный характер и является своего рода отраслевой «дорожной картой», определяющей направле­ния двустороннего взаимодействия на перспективу в таких отраслях, как энергетика, промышленность, сельское хозяйство, туризм, регио­нальное сотрудничество, транспорт и транспортное строительство, фи­нансово-банковское сотрудничест­во. Кроме того, программа призвана способствовать дальнейшему совер­шенствованию договорно-правовой базы двустороннего экономического сотрудничества и созданию благо­приятных условий для реализации потенциала делового партнерства Москвы и Анкары.

Появление в 2012 году этой про­граммы, а также других названных документов, положительно скажет­ся на развитии двусторонних связей, но тем не менее все же оставляет не­решенными некоторые важные проб­лемы.

Прогноз развития экономических отношений

Интерес России к турецкому рынку ограничивается лишь масштабными проектами, дивиденды от которых могут быть получены лишь в долго­срочной перспективе (например, строительство атомной электростан­ции «Аккую» и прокладка углеводо­родных магистралей через турецкую территорию). Может создаться ситу­ация, при которой Москва вообще не получит ожидаемой отдачи. Ведь Ан­кара вполне способна переориенти­роваться с одного проекта на другой, исходя из собственных геополити­ческих и экономических интересов.

Достаточно вспомнить историю с газопроводом «Набукко», который был не чем иным, как визави «Южно­му потоку». В российских интересах значилось развитие последней магис­трали, а первая была важна Европе и США, которые на протяжении долго­го времени пытаются ослабить мощь российских «энергетических мышц». Первоначально Турция, выступая на стороне Запада, активно лоббировала продвижение «Набукко», что всерьез настораживало Москву. Однако через некоторое время, поняв крайне низ­кую рентабельность этого некогда одного из самых популярных проек­тов последних лет, перешла на сторо­ну России и присоединилась к друго­му проекту

Так, в декабре 2011 года в Москве было подписано соглашение, разре­шающее прокладку «Южного потока» через исключительную экономиче­скую зону Турции в Черном море. В свою очередь Россия снизила цены на природный газ, который покупает Турция в рамках контрактов «бери или плати». Например, в 2013 году Анкара приобретет дополнительно 3 милли­арда невостребованного сырья из уже существующего газопровода15.

По договору с Россией турецкая сторона обязуется или покупать уста­новленный объем «голубого топлива» к определенному сроку, или выплачи­вать его стоимость, если даже она не нуждается в нем к этому сроку. Пер­воначально данные условия устраи­вали турок, но с расширением других источников поступления газа, а также понижением спроса на него внутри страны такого рода сделки стали не­выгодными для Анкары.

Таким образом, заключив выше­упомянутое соглашение с Россией, Турция прежде всего позаботилась о собственных интересах. С одной сто­роны, она улучшила свои перспекти­вы стать важным транзитным узлом Европы и Азии, а с другой — смогла обеспечить более благоприятные ус­ловия выплаты своих задолженностей по природному газу. Становится по­нятным, что развитие двусторонних отношений в энергетической сфере будет строиться на основе страте­гических планов государств в кон­кретный период времени. При этом уповать на достигнутые ранее дого­воренности не стоит, поскольку, как показывает практика, они вполне мо­гут корректироваться в соответствии с повесткой дня. Ситуация с «Южным потоком» и «Набукко» — яркое тому доказательство.

Еще одним острым углом эконо­мических отношений в обозримой перспективе останется российский экспорт в Турцию. Дело в том, что закрепиться на турецком рынке спо­собны лишь крупные отечественные компании, особенно в энергетиче­ской сфере, а мелкий и средний биз­нес часто остается не у дел.

Основная проблема кроется в том, что российское государство лобби­рует лишь интересы «тяжеловесов», рассчитывая на солидные доходы от их деятельности. Для существенной активизации торговых показателей российской стороне необходимо разработать долгосрочную экспорт­ную стратегию, ориентированную на турецкий рынок. Причем, такая стра­тегия есть у Анкары, что является ее существенным преимуществом, так как с помощью этой государственной программы можно кратно увеличить отдачу от взаимной торговли.

Пока Россия будет делать ставку лишь на масштабные проекты с турец­кой стороной и ожидать возвращения крупных инвестиций, забывая о мел­ких и средних (например, подрядных или субподрядных) фирмах, которые могли бы проявить себя на турецком рынке, полноценного результата от взаимных связей не будет. Ведь дву­сторонние или многосторонние сы­рьевые сделки вполне могут остаться нереализованными, поскольку напря­мую зависят от политической конъ­юнктуры, которая может стремитель­но меняться. В свою очередь, мелкое и среднее предпринимательство не так зависит от внешнеполитической си­туации, поскольку в нем преобладает частный капитал, но определенная государственная поддержка ему все-таки не помешает.

Вообще, декларированное страте­гическое партнерство обеих стран будет еще более прочным, если сторо­ны примут во внимание имеющиеся проблемы и постараются их нивели­ровать. Как представляется, несмотря на подписанную программу совмест­ного сотрудничества до 2015 года, фактическое российское участие на турецком рынке вряд ли будет расши­рено за счет поставок альтернативной углеводородам продукции, поскольку «сырьевое проклятие» все еще сильно опутывает российское хозяйство. Это, естественно, не самым лучшим об­разом сказывается на разнообразии и диверсификации внешнеэкономи­ческих предложений. В свою очередь, турецкая сторона постарается выжать максимум из этого документа, чтобы создать хороший задел для успешной реализации своей долгосрочной эк­спортной стратегии на российском векторе, который является для Анка­ры приоритетным.

Скорее всего Турция продолжит вести взвешенную внешнюю полити­ку, которая будет тесно переплетена с прагматичными экономическими интересами. Это необходимо учиты­вать российской стороне, особенно в вопросах, имеющих важное значе­ние для ее собственного развития. Было бы не лишним внимательно сле­дить за тем, как меняется тональность тех или иных заявлений, а также по­ведение Турции на международном и региональном треках, чтобы по­пытаться предугадать ее возможные шаги в адрес России.

Москва, по всей видимости, будет и дальше оставаться для Турции од­новременно и визави (речь об энер­гетическом авторитете), и торговым партнером, но при политико-эконо­мических катаклизмах баланс этих ро­лей может быть нарушен в ту или иную сторону. Остановиться на каком-либо одном варианте развития отношений двух государств, а остальные проиг­норировать, было бы ошибочным и рискованным, ведь сегодня ситуация в Европе и Азии мало прогнозируема на длительный промежуток времени.

Анализ состояния и перспектив российско-турецких торговых и фи­нансовых связей позволяет прийти к следующим основным выводам.

Экономическое сотрудничество обоих государств в целом можно назвать эффективным и взаимовы­годным, а в отдельных случаях — и стратегически важным. Речь идет об энергетических отношениях, кото­рые составляют остов двустороннего партнерства.

Довольно отчетливо наметились, но пока не получили практической реализации, новые направления эко­номического сотрудничества, причем не только в отношении совместной торговли, а и в сфере инвестирова­ния. Во многом этому способствова­ла принятая в Турции долгосрочная государственная программа по серь­езному увеличению экспорта, в ко­торой российскому рынку отводится важнейшая роль.

Следует ожидать резкого увеличе­ния российских капиталовложений в турецкое хозяйство после начала реализации крупных инвестицион­ных проектов на турецкой террито­рии. Прежде всего, это касается стро­ительства АЭС в Турции.

Имеющиеся на сегодня полити­ческие разногласия между Москвой и Анкарой будут и дальше выступать неким ингибитором их экономи­ческого взаимодействия, но, судя по высокой степени значимости обеих экономик друг для друга, не следует ожидать наступления патовой ситу­ации для этого партнерства в обо­зримой перспективе. Слишком много поставлено на кон. К тому же амби­циозный показатель товарооборота в 100 миллиардов долларов побуж­дает государства вынести за скобки внешнеполитические дела и сосре­доточиться на развитии хозяйствен­ных связей.

Экономикам обоих государств уда­лось пережить глобальный финансо­вый кризис и при этом сохранить вы­сокий уровень взаимной кооперации, которая в последнее время вышла на качественно новый уровень. Это позволяет прогнозировать, что в бу­дущем, благодаря активным усилиям сторон, на богатой экономической палитре российско-турецкого со­трудничества непременно появятся новые яркие краски. 



Другие статьи автора: Касаев Эльдар

Архив журнала
№6, 2017№1, 2018№5, 2017№6, 2016№5, 2016№4, 2016№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№11-12, 2012№9-10, 2012№7-8, 2012№5-6, 2012№3-4, 2012№1-2, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба