Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №22, 2011-2012

Ольга Аннанурова
У истоков современного журнального дизайна
Просмотров: 1070

Бродович: от Дягилева до Harner's Bazaar.
Центр современной культуры «Гараж», Москва. 26 октября – 25 ноября 2011.

 

Имя Алексея Бродовича — фотографа, дизайнера, определившего на долгое время образ современного модного журнала, несмотря на то что он родился в России, больше известно в Европе и США, где он провел большую часть жизни. Выставка «Бродович: от Дягилева до Harper's Bazaar» — первая ретроспектива в России, кураторы выставки — Ири­на Меглинская и Роджер Ремингтон.

Экспозиция занимает один небольшой зал, при первом взгляде на который становится ясно, что заявленная история «от и до» здесь вряд ли поместилась. Кроме того, сами кураторы отмечают недостаточное

Бродович: от Дягилева количество материала и скорее обозначают ключевые моменты профессиональной деятельности Алексея Бродовича. На стенах по периметру зала висят напечатанные в увеличенном формате развороты и обложки отдельных номеров Harper's Bazaar, в центре — отгороженное пространство, с внешней стороны которого небольшую часть занимает витрина с архивными фотографиями, а все оставшееся место — это глухая деревянная стена, на которой разместили текст—высказывания об Алексее Бродовиче его учеников и коллег. Внутри в затемненном выставочном пространстве представлена серия «Балет» — фотографии Бродовича середины 1930-х годов.

Алексею Бродовичу посвящено несколько публикаций (см., напри­мер: Purcell 2002; Bauret 1998), которые в целом дают представление о его профессиональном пути до того, как он стал арт-директором Harper's Bazaar. В 1920-е годы в Париже Бродович работал декорато­ром в антрепризе Сергея Дягилева и фотографировал артистов балета за кулисами во время репетиций и съемок. По замыслу выставки это начальная точка экспозиции, но собственно документации, представ­ляющей этот период, нет. В это же время Бродович работал в журналах Arts et Metiers graphiques и Cahiers d'art, оформлял интерьер и меню ресторана Prunier, был автором множества афиш, отвечал за рекла­му, оформление витрин и интерьеров парижского магазина Les Trois Quartiers. В 1924 году выиграл конкурс на разработку плаката для бала художников Bal Banal — это была его первая работа в качестве неза­висимого дизайнера.

В 1930 году Пенсильванская школа промышленного дизайна пригла­сила Бродовича в Филадельфию для организации отделения реклам­ного дизайна. В дальнейшем он организовал целую сеть дизайнерских лабораторий, через его школу прошли почти все крупнейшие амери­канские фотографы и дизайнеры: Ричард Аведон, Ирвинг Пенн, Хиро, Марвин Израэль, Бен Дэвидсон и многие другие. В программе были заявлены такие новые дисциплины, как макетирование, дизайн, жур­нальное оформление, репортаж.

На выставке мы прежде всего встречаемся уже с более поздней, но, пожалуй, самой известной работой Бродовича — журналом Harper's Bazaar. Арт-директором Harper's Bazaar Бродович становит­ся в 1934 году, полностью изменив его стиль и определив образец со­временного модного журнала на многие десятилетия вперед. Для по­нимания революционности его идей в экспозиции не хватает хотя бы одного-двух разворотов более ранних выпусков журнала, которые могли бы дать представление, как выглядело издание до появления в нем Бродовича. Выставка предлагает уже привычный для современно­го зрителя канон, в то время как для своего времени изменения были радикальны.

Из нового журнала полностью исчезает стиль ар-деко, появляются рисунки художников, с которыми Бродович был знаком, — Жана Кокто, Марка Шагала, Сальвадора Дали, Миро. Но на первый план выходит фотография, причем обращение к новому типу изображения полно­стью поддержали редактор Кармел Сноу и фотограф Мартин Мункачи, которые пришли в журнал чуть раньше. Вскоре на страницах Harper's Bazaar появляются фотографии Ман Рея, Эрвина Блюменфельда, Тони Фриссел, Луизы Даль-Вульф; до того менее престижная, чем «Мода», рубрика «Красота» получает таких фотографов, как Лесли Гил, Эрнст Бидл и Герберт Маттер. Одним из самых частых авторов становится уче­ник Бродовича Ричард Аведон. В журнале также публикуются фото­графы, которых, при всей условности жанровых определений, приня­то считать мастерами репортажа: Анри Картье-Брессон, Билл Брандт, Андре Кертес, Лизетта Модел, Брассай. В результате фотография да­леко выходит за рамки иллюстрации, это уже не изображение, которое призвано демонстрировать одежду.

Кроме того, Бродович меняет само представление о том, как может выглядеть разворот журнала. Он работает с пространством печатного листа целиком, учитывая все ключевые элементы: фотографию, текст, белизну страницы. Изображение больше не ограничивается рамка­ми одной страницы, журнальный разворот становится единым про­странством, изображение печатается навылет, без полей, текст вклю­чен в изображение как составная часть, его визуальная организация подчинена требованиям изображения. Значение имеет все: шрифт — Bodoni постепенно замещает все остальные, расположение — впер­вые в модном журнале текст выстраивается по диагонали или любым другим способом, среди многих образцов, которые Бродович с легко­стью комбинировал, безусловно, были работы русского и европейского авангарда. Тексты заказывались авторам в том размере, который был нужен Бродовичу в соответствии с его замыслом полосы. Частый при­ем — умножение, повторение параллельных изображений. Бродович без колебаний изменял фотографии: обрезал, переворачивал, просил фотографов переснять.

В книге, посвященной работе Бродовича, Габриель Боре напоминает, что одно из значений слова «bazaar» — смешение жанров, в новом жур­нале это значение реализуется полностью. К тому же Harper's Bazaar расширяет тематические границы, в журнале появляется информация о текущих событиях в художественной жизни, литературе.

Из пространства журнального разворота зритель попадает в вы­ставочное пространство, где представлена серия фотографий самого Бродовича. Серия «Балет» — это фотографии 1935-1937 годов, сделан­ные во время гастролей «Русского балета Монте-Карло» в Нью-Йорке и на спектаклях американских балетных трупп. Серия отсылает к от­сутствующим снимкам, сделанным Бродовичем еще во время работы в Париже. «Балет» буквально образует выставку внутри выставки, фо­тографии помещены в белые рамы, в то время как изначально серия была выпущена в 1945 году в виде книги и стала легендарной — отча­сти из-за маленького тиража, но в основном благодаря радикальности исполнения.

В серию «Балет» входят фотографии, которые Бродович снимал как во время представлений, так и на репетициях. Он использовал 35- миллиметровую камеру Contax, снимал с рук при том освещении, ко­торое было доступно, устанавливая довольно длительную выдержку в 5 секунд и более. В результате мы видим размытые контуры изображе­ний, силуэты танцоров, снимки достаточно контрастны, светлые части изображения часто пересвечены из-за яркого сценического освещения, благодаря чему заметна зернистость негатива, а темные части стано­вятся однородными черными пятнами, без деталей. Таким образом, эти изображения полностью нарушали все принятые конвенции тех­нически хороших снимков, которые требовали резкости изображения и мягких, равномерных тональных переходов. Бродович был далек от того, чтобы сглаживать эти недостатки, он, напротив, подчеркивает и преувеличивает их, печатая на высококонтрастной бумаге, укрупняя небольшие фрагменты целого снимка, что делает зернистость еще бо­лее видимой. Популярным этот прием стал значительно позже, в 1950­1960-е годы.

Структура книги была не менее радикальной, чем сами изображе­ния. Книга поделена на 11 фрагментов — по количеству балетных по­становок. При подготовке издания сказался опыт работы Бродовича в журнале. Каждое изображение напечатано навылет, без полей, та­ким образом, что разворот может быть прочитан как одна панорама, а каждый фрагмент — как раскадровка фильма. Авторы издания Pho- tobook называют «Балет» одной из самых успешных попыток передать движение в фотографии, и одной из самых кинематографических и динамичных фотокниг, которые когда-либо были выпущены (Parr & Badger 2004).

Таким образом, вместо последовательного рассказа выставка фоку­сирует внимание на двух ключевых сферах работы Алексея Бродовича в качестве фотографа и дизайнера. Такое сопоставление Harper's Bazaar и балетной серии могло бы проявить главное — метод работы, радикальность приемов и при всем видимом различии указать точку пересечения. Снимая танец, Бродович приспосабливался к данным условиям, манипулируя только камерой, делая журнал — напротив, изменял все до последнего, но в обоих случаях для него было важно внимание к изображению в целом, внешнему виду печатного листа, вне зависимости от того, образуется изображение сочетанием черно- белых фактур или фотографией и текстом. Но выбранный на выставке способ представления до конца не позволяет работать такому взаимо­действию: превратившись в отдельную выставку, серия «Балет» ока­зывается изолированной. Буквальную связку на уровне изображений выполняют развороты Harper's Bazaar августа 1959 года (Гьен Мили. Джазовый мюзикл «The Nervous Set») и апреля 1950 года (Бен Роуз. Гимнастические упражнения), но они лишь отчасти отсылают к фото­серии Бродовича, не собирая выставку в целое.

Еще одна часть выставки — снимки, где в кадр попадает сам Бродович. Это портреты, сделанные Ричардом Аведоном, Девидом Атти и другими его учениками. Принцип раскадровки на снимках Жоржа Турджмана, Марка Кацмарена или двойной портрет Арнольда Нью­мена напоминают о приемах повторения, которые использовал сам Бродович. Но и здесь способ экспонирования отчасти мешает оживить эту связь: фотографии претерпевают двойное экспонирование, они в рамах и к тому же помещены в витрину, что отделяет их от основного пространства, закрепляя за ними статус архива. В результате как пер­сонаж Бродович помещен под стекло, музеефицирован, в то время как результат его работы продолжает оставаться живым и подвижным. Этот результат — страницы журнала, которые выдерживают перевод в уве­личенный формат, обретая в пространстве выставки новое значение, а также продолжающий издаваться Harper's Bazaar и многие другие модные журналы, для которых дизайнерские решения Бродовича до сих пор остаются образцом.

По иронии параллельно с выставкой Бродовича в Москве выходит специальный номер Vogue, главного конкурента Harper's Bazaar, по­священный открытию после реконструкции Большого театра. Основ­ная его тема — танец, среди авторов снимков — Ричард Аведон, Ир­винг Пенн, Анни Лейбовиц и многие другие. В результате современный журнальный разворот Vogue с напечатанными под обрез, без полей балетными фотографиями напоминает о Бродовиче не меньше, чем выставка в «Гараже».

 

Литература

Bauret 1998 — Bauret G. Alexey Brodovitch. Paris, 1998.

Parr & Badger 2004 — Parr M., Badger G. The Photobook: A History. Lon­don, 2004. Vol. 1.

Purcell 2002 — Purcell K.W. Alexey Brodovitch. London, 2002.



Другие статьи автора: Аннанурова Ольга

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба