Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №28, 2013

Вера Юдинцева
Сделай сам по-индонезийски
Просмотров: 638

Luvaas B. DIY style. Fashion, music and global digital cultures. London; N.Y.: Berg, 2012

 

Это небольшая монография Брента Лувааса, представляющая собой исследование глобальной культуры DIY (в основном моды и музыки) на материале конкретного этнографического примера — DIY в Ин­донезии. Но прежде чем перейти к объяснению термина DIY и соб­ственно к книге, стоит сказать несколько слов об авторе. Брент Луваас — молодой ан­трополог, ассистент профессора из Универ­ситета Дрекселя (Филадельфия), соредак­тор журнала Visual Anthropology Review, специализирующийся на цифровой куль­туре и общемировых тенденциях в совре­менной молодежной моде и музыке. Луваас уже много лет занимается именно Индоне­зией, в своих статьях и публикациях он ох­ватил огромное количество тем на матери­але индонезийской культуры: фэшн-блоги, мировые бренды, молодые инди-дизайнеры, поп-музыка и современ­ная танцевальная музыка.

Итак, что же такое DIY? Аббревиатура расшифровывается как do it yourself, то есть «сделай сам», и с конца 1980-х годов используется как название субкультуры (особенно в музыке, но не только), девиз кото­рой — быть максимально самостоятельными в создании и распростра­нении культурных продуктов: музыкальных альбомов, одежды, укра­шений, книг, журналов и т.д. Рождение DIY-стиля изначально было связано с панк-культурой, но затем он вышел далеко за эти рамки. Это направление частично пересекается с понятием инди-культуры (от слова independent — независимый), которая стремится к макси­мальной независимости — от корпораций, киностудий, брендов, го­сударства, коммерческих целей, стандартов мейнстрима, требований шоу-бизнеса, ожиданий массового слушателя/зрителя и т.д. Главной ценностной установкой и DIY, и инди является свобода самовыраже­ния. В наши дни, когда цифровые технологии, программное обеспе­чение и мощные устройства доступны практически всем, стать произ­водителем и дистрибутором инди-культуры — не только музыки, но и журналов, книг, блогов, одежды, аксессуаров и т.д. — может любой желающий, и это направление стало поистине глобальным и интерна­циональным. Книга «Стиль DIY» посвящена именно таким музыкан­там и дизайнерам — любителям, а также владельцам небольших мага­зинов и мастерских, которые заинтересованы в создании собственных произведений и самовыражении больше, чем в коммерческом успехе и массовой популярности.

С точки зрения автора, DIY — это больше чем метод, это филосо­фия, этос, основанные на принципах самовыражения, свободы творче­ской самореализации и развития. Главное — не навык, не умение, не то, как продукт будет продаваться и даже не его качество, а страсть и желание его создателя. Интересно, что автор замечает в художниках DIY отсутствие стремления к аутентичности, оригинальности, для них вполне допустимо, например, использование и обыгрывание готовых брендов (самый яркий пример — знаменитый крокодильчик Лакост, который повернут вверх ногами и ест название бренда).

Более того, DIY, по Луваасу, — это также инструмент индивидуаль­ного и коллективного усиления (empowerment) в современную эпоху чрезмерной специализации и готовых товаров и услуг, когда человек получает возможность состояться в чем-то, минуя существующие ин­станции, которые все делают за него.

Самым необычным в книге является выбор не темы, а материала — автор обратил внимание на огромный и совершенно неизвестный рынок DIY-культуры среди индонезийской молодежи. Основным ма­териалом для монографии стал опыт общения (разговоры, интервью) с представителями этой субкультуры. Автор собрал действительно впечатляющий материал о становлении и развитии этого движения в Индонезии и провел глубокий экономический, социологический и антропологический анализ феномена DIY-стиля в этой стране. Боль­ше всего Лувааса интересует, каким образом молодые индонезийцы используют DIY, чтобы завоевать себе место в быстро меняющемся обществе, бросить вызов существующим концепциям национальной и региональной идентичности и выйти на мировую сцену, играя «по собственным правилам», как они пытаются стать активными членами мирового сообщества, а не маргинальными представителями молоде­жи на периферии развитых стран.

Забавно, что DIY расшифровывается также как Daerah Istimewa Yogyakarta, особый округ Джокьякарта — один из двух районов Ин­донезии, где Луваас собирал материал (второй — Бандунг, провинция Западная Ява).

DIY — это огромный рынок и огромное разнообразие продукции. Автор выбрал именно моду и музыку — при этом не утверждая, что эти сферы самые важные. Однако они, по его мнению, наиболее ауди- ально и визуально выразительны. Выбор страны Луваас также обосно­вывает: именно эта страна является огромным рынком DIY, одним из самых значимых и при этом наименее известным и изученным. Спе­цифика Индонезии также в том, что она относительно недавно стала капиталистической страной, обществом потребления, поэтому она ил­люстрирует, каким сложным, иногда противоречивым образом этика DIY взаимодействует с капиталистической экономикой. И наконец, немаловажным является и то, что Индонезия — религиозная страна, однако в ней огромную силу набирают Интернет, социальные сети, поэтому она является уникальным примером взаимодействия новых технологий и традиционной культуры и религии.

Большинство англоязычных рецензентов отмечают оптимистиче­ский подход Лувааса к проблеме: создается впечатление, что имен­но это новое поколение художников, как в Индонезии, так и в других странах, способно в значительной степени преодолеть барьеры между развитыми и развивающимися странами, производством и потреблени­ем, всемирным рынком и местными рынками, а также создать альтер­нативный вариант развития всемирной капиталистической системы. Действительно, для автора одна из самых важных проблем — это отно­шения DIY и капитализма, и он не скрывает ни своей высокой оценки деятельности своих героев, ни надежд, которые он на них возлагает.

По его мнению, есть две крайние точки зрения, ни одна из которых не верна: DIY противостоит мировому капитализму и, напротив, DIY явля­ется слабой, неэффективной субкультурой, которая подчиняется уста­новленному экономическому и культурному порядку. На самом деле, Луваас уверен, что DIY является своеобразной альтернативной формой капитализма (нечто наподобие панк-капитализма), но все же капита­лизма, DIY раздвигает рамки капитализма и придает ему новые черты.

Сам автор признается, что во многом разделяет ценности своих геро­ев, любит и использует эту одежду, слушает музыку. Он надеется, что его книга будет способствовать тому, что усилия сотен и тысяч моло­дых людей, в том числе в Индонезии, сломят остатки колониализма и будут способствовать возникновению транснациональной и подлинно демократичной культуры.

Из всего вышесказанного становится ясно, что вопреки подзаголовку («Мода, музыка и глобальные цифровые культуры»), книгу, пожалуй, точнее будет назвать этнографическим и антропологическим очерком, чем исследованием в области теории моды. Это вполне увлекательное и целостное повествование со множеством интересных примеров и не­обычных историй, но все же постоянно кажется, что автор больше оча­рован страной, ее жителями и ее специфическими трендами, нежели изучением явления DIY как такового или тем более взаимосвязи моды и музыки внутри этого стиля. Последний вопрос вообще не очень за­нимает Лувааса — для него разные виды искусства становятся лишь проявлениями общего стиля и направления DIY, и их взаимоотноше­ния и взаимовлияние уходят на второй план.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что он сам полно­стью осознает это и, говоря о своей методологии, называет в качестве ключевого слова именно этнографию, подразумевая под этим попытку понять жизнь другой страны и культуры, используя самого себя как ин­струмент постижения. С этой точки зрения, признается автор, эта кни­га столько же говорит о нем самом, сколько о культуре DIY. Луваас ни в коей мере не претендует на объективность и полноту исследования.

Недостатком книги, с точки зрения аудитории «Теории моды», мож­но назвать тот факт, что автор немного внимания уделяет собственно проблемам моды (например, вопросам смены модных тенденций, вос­приятия моды, образов, брендов, взаимовлияния моды и других видов искусства, влияния современных технологий и ценностной установки на свободу самовыражения, на моду) — гораздо больше он говорит о влиянии Интернета, современных технологий, ряда экономических и социальных факторов на развитие DIY-субкультуры, на становление сообщества. Автора волнует переход от индустриального к постинду­стриальному производству в Индонезии и другие проблемы рынка, экономики и социологии.

Кроме того, для научной книги здесь заметно не хватает выводов, перспективы исследования, результатов анализа вместо красочного, полного описания и хронологического подхода. Даже в заключении книги очевидно нет обобщения и подведения итогов — все затмевает описание недели моды, которую посетил автор и на которой заметил большой скачок в развитии местной DIY-культуры.

Однако в целом можно сказать, что, несмотря на то что книга по­священа настолько узкому и специфическому вопросу, а материалом для нее является такая экзотическая и малоизвестная у нас страна, как Индонезия, все же она может показаться вполне любопытным чтением для широкой аудитории. Автор исследует общемировую тенденцию и говорит о многих знакомых и интересных для нас явлениях — инди-культуре, хипстерах, фэшн-блогерах, молодых самобытных дизайне­рах, — просто выбрав в качестве иллюстрации специфический индо­незийский рынок.



Другие статьи автора: Юдинцева Вера

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба