Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №21, 2011

Белла Нейман
Александр Маккуин. Первозданная красота
Просмотров: 1108

«Александр Маккуин. Первозданная красота» (Alexander McQueen: Savage Beauty). Музей «Метрополитен», Нью-Йорк. 4 мая – 7 августа 2011

 

Проходя по залам музея «Метрополитен», где размещалась выставка Александра Маккуина «Первозданная красота», посетитель обнару­живал, что неожиданно попал в другой мир — мир, который Ли Алек­сандр Маккуин создавал для себя. Универсум Маккуина, сотканный из прекрасного и абсурдного, ошеломляет и завораживает: ведь гротеск нередко соседствует с красотой. Очевидно, что это творение, созданное бурным воображением английского дизайнера, оказалось слишком ве­лико для того, чтобы уместиться в пределах отдельного человеческо­го разума. Попав в этот мир, посетители пытаются впитать в себя все, что доступно взгляду, но охватить его весь очень трудно: когти, перья, пайетки, кружева, оленьи рога, вышивка, двустворчатые раковины моллюсков. И здесь же высказывание самого мастера: «Красота иногда происходит из самых неожиданных мест, а порой из мест отвратительных». Выставка «Первозданная красо­та» не только дает возможность понять и оценить произведения этого блистательного и одержимого гения, но и почувствовать, что никогда в жизни вы не видели ничего более прекрасного.

По мнению куратора выставки Эндрю Болтона, талант Маккуина, как и его способность остро чувствовать, ставят его в один ряд с «ху­дожниками и писателями романтической эпохи, для которых безгра­ничная чувствительность означала способность понимать красоту». По задумке Болтона экспозиция выстроена не в хронологическом, а в тематическом порядке в соответствии с такими характерными для романтизма чертами, как индивидуализм, историзм, национальное са­мосознание, увлечение экзотикой, примитивизм и любовь к природе. В итоге выставка становится прекрасным и проникновенным гимном одному из самых нестандартных гениев в мире моды.

При всем своем новаторстве Маккуин был дизайнером, прошедшим классическую подготовку, и прошлое для него всегда было ключом к будущему. Как он сам однажды заметил: «Правила необходимо знать для того, чтобы можно было нарушать их. Свою задачу я вижу в том, чтобы разрушать нормы, но сохранять традицию». В возрасте 16 лет Маккуин начал обучаться у лучших лондонских портных с Сэвил-Роу, где заказывают одежду особы такого высокого ранга, как представите­ли британского королевского дома. Здесь он проработал несколько лет, после чего перешел в весьма уважаемую фирму, специализировавшую­ся на пошиве военной формы. В 20 лет он начал работать в компании, которая занималась созданием костюмов для театральных постановок, например для «Отверженных». Через некоторое время эта работа пе­рестала интересовать его. Тогда Маккуин переехал в Милан и работал у Ромео Джильи. Вернувшись в Лондон, он поступил в Центральный колледж искусства и дизайна Сен-Мартинс. Его знаменитая выпуск­ная работа — коллекция 1992 года под названием «Джек Потрошитель подстерегает своих жертв» — после просмотра была целиком куплена Изабеллой Блоу, женщиной, которая стала его покровительницей и му­зой. Значительная часть упомянутой коллекции была представлена на выставке «Первозданная красота», что позволило посетителям оценить работы английского дизайнера с самых первых его шагов. Известно, что Маккуин уделял особое внимание созданию силуэтов и использо­вал созданное в каждой последующей коллекции, поэтому начало его творческого пути имеет такое же большое значение, как середина и, как это ни печально, конец. Например, метод, который Маккуин при­менил при создании своего знаменитого пальто «Оригами», исполь­зовался им и в дальнейшем. Это был оригинальный способ добиться узнаваемости своих работ. Сам Маккуин однажды заметил: «Я провел немало времени, изучая методы конструирования одежды, и этому очень важно было научиться до того, как я стал, наоборот, расчленять одежду на отдельные детали». По словам Болтона, «его методы кройки и конструирования одежды были не просто новаторскими, а револю­ционными». Одним из особых талантов Маккуина была способность создавать объемные силуэты, иными словами, умение конструировать костюм непосредственно на модели, не прибегая к бумаге.

В1996 году Маккуин получил предложение от Бернара Арно, пред­седателя правления LVMH, занять место главного дизайнера Дома моды Givenchy, сменив на этой должности Джона Гальяно. Он при­нял это предложение и работал в Givenchy на протяжении четырех с половиной лет. Для английского дизайнера эта работа оказалась стар­товой площадкой, позволившей ему не только укрепить свою репута­цию «пророка» среди молодых дизайнеров, но и заработать деньги, которые он инвестировал в собственную торговую марку. В конечном итоге в декабре 2000 года Gucci Group, принадлежащая PPR, купила у Маккуина долю в его компании в размере 51 %.

Все коллекции Маккуина получили широкую известность. Суще­ствует огромное количество публикаций, рассказывающих о них. Каж­дая коллекция активно обсуждалась в прессе и становилась достояни­ем историков моды, благодаря чему на представленной экспозиции Маккуин продолжал говорить о своей работе даже после смерти: его цитаты, размещенные на стенах выставочных помещений, помогают лучше понять мир его замысловатых творений.

На выставке представлены знаменитые брюки-бамстеры (bumster), впервые появившиеся в коллекции 1995-1996 года «Насилие в высоко­горной Шотландии». Особенностью этих брюк являлась очень сильно заниженная линия талии, в результате чего обнажались ягодицы. Показ вызвал повальное увлечение брюками такого покроя. Однако выстав­ка наглядно продемонстрировала, что Маккуин был не просто шоуменом, занимавшимся коммерческой модой, а художником, каждая из коллекций которого представляет собой высказывание. Он черпал вдохновение из различных источников, таких как историческое про­шлое, национальные традиции, экзотизм, живопись, кино и природа. Каждая из его удивительных коллекций задумывалась как отдельная история. Маккуин-англичанин часто обращался к прошлому Брита­нии, так как был убежден, что в истории его страны есть много инте­ресного, о чем стоит рассказать. Коллекция «Насилие в высокогорной Шотландии» отсылает нас к событиям XVIII-XIX веков — восстаниям якобитов и депортации шотландских горцев, известной в британской историографии под названием «зачистки Шотландского высокогорья» (Highland Clearances). Идущие по подиуму полуобнаженные модели были облачены в порванные и запятнанные кровью платья из шот­ландки. Другая коллекция «Вдовы Каллодена» (осень-зима 2006-2007), названная по месту последнего якобитского восстания, выглядела бо­лее романтичной: на этот раз платья из шотландки были украшены аппликациями из черного кружева.

Болтон отмечает, что, подобно творцам эпохи романтизма, Маккуин нередко черпал вдохновение из природы. Стремясь донести свою идею до публики, он часто использовал в своих работах природные матери­алы вместо обычных тканей. На выставке можно найти немало пораз­ительных примеров такого рода: наряд телесного цвета из шелковой органзы, с отделкой из шелковых и живых цветов, которые осыпались с платья идущей по подиуму модели («Сарабанда», весна-лето 2007); платье, сделанное из перьев фазана («Вдовы Каллодена», осень-зима 2006-2007). Сюда же можно отнести платье из перьев черной утки («Рог изобилия», осень-зима 2009-2010), а также нижнее платье из раковин устриц («Восс», весна-лето 2001).

Понимая, что к нему приковано внимание модного сообщества, Мак­куин придерживался правила делать только значимые высказывания. Он делал это неоднократно. Одним из самых знаменитых примеров мо­жет служить коллекция «Восс» (весна-лето 2001), которая представляет собой комментарии к всеобщей одержимости внешним видом. В цен­тре выставочного пространства был помещен огромный зеркальный куб, внутри которого находилась обнаженная тучная женщина, куль­товая писательница Мишель Оллей. Сам Маккуин объяснял, что его идея заключалась в том, чтобы «уловить что-то такое, что не соответст­вует общепринятому пониманию красоты, показывая таким образом, что красота идет изнутри». С той же целью он пригласил участвовать в показе своей коллекции под названием «No. 13» (весна-лето 1999) паралимпийскую чемпионку Эйми Маллинз, которая в младенчестве пе­ренесла операцию по ампутации обеих ног ниже колена. На показе она появилась на деревянных протезах, сделанных из вяза и украшенных цветочной резьбой. Редакторы многих изданий и покупатели даже не подозревали, что Эйми Маллинз была в протезах, и хотели приобрести такие «сапожки». Цель Маккуина заключалась в том, чтобы Маллинз выступила на дефиле наравне с другими моделями.

Одежда, представленная на выставке «Первозданная красота» безу­словно приковывала всеобщее внимание. Однако нетрудно было заме­тить и театральность в оформлении выставки. Этот подход как нельзя лучше характеризует дизайнера, который никогда не довольствовался обычным дефиле моделей на подиуме. По словам Болтона, композиция выставки была навеяна волшебными сказками, собранными в XIX веке братьями Гримм. Каждый зал предстает перед зрителем как новая гла­ва из мрачной сказки в духе эпохи романтизма.

На выставке можно было увидеть не только работы знаменитого ан­глийского дизайнера, но и работы авторов, с которыми он сотрудни­чал. Маккуин всегда стремился создать законченный образ. В галерее, которая носит название «Комната диковинок», оригинально представ­лены шляпы Филиппа Трейси и ювелирные украшения от Шона Лина. Кураторы постарались передать атмосферу модных показов Маккуи­на, поместив сюда такие объекты, как гигантский зеркальный куб, ис­пользовавшийся при показе коллекции «Восс» (весна-лето 2001) и голографическое изображение Кейт Мосс из показа «Вдовы Каллодена» (осень-зима 2006-2007). Все эти объекты были предоставлены Архивом Александра Маккуина в Лондоне.

Маккуин однажды сказал: «Меня никогда не вдохновляли конкрет­ные женщины. Со мной не случалось такого, чтобы я увидел красивую женщину и она стала моей музой. Для меня гораздо важнее образы жен­щин прошлого, таких как Екатерина Великая или Мария-Антуанетта. Обреченных. Таких, как Жанна д'Арк или Колетт. Выдающихся жен­щин». К сожалению, и сам Маккуин оказался обреченным человеком. Он ушел из жизни в возрасте 40 лет, совершив самоубийство 11 фев­раля 2010 года. Мы уже не узнаем его новую историю, и поэтому нам будет его очень не хватать.

Перевод с английского Марины Михайловой



Другие статьи автора: Нейман Белла

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба