Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №27, 2013

Люба Попова
Эротика тела в дизайне
Просмотров: 977

«KAMA, секс и дизайн» (Kama, Sex and Design). Triennale, Милан. 5 декабря 2012 — 10 марта 2013

 

Необычное, интригующее название, в котором КАМА — индийский бог любовного наслаждения, эквивалент Эроса, бога любви в древне­греческой мифологии, — принадлежит далеким от нас культурам, но стоит рядом со словом «дизайн» — то есть продуктом нашего времени. Слово «секс» в содержании выставки не имеет ничего общего с порно­графией, хотя вход на нее разрешен только посетителям старше 18 лет, чего никогда не бывало в миланском музее дизайна.

Само это название указывает на противоречие между мифологией, религией, человеческими примитивными инстинктами и рациональ­ным образом мышления, лежащим в основе дизайна. Показанные здесь предметы иногда символически, а иногда натуралистически пред­ставляют морфологию половых органов. Выставка «анализирует вза­имоотношение между сексом и проектом, отсылая к Каме. пытается разобраться с одним из самых сильных призраков, подверженных ис­ключению и цензуре в нашей современности, задает вопросы о дизай­не и инстинкте жизни — либидо, о котором писал Фрейд», — пишет Сильвана Анникьярико в пресс-коммюнике выставки.

Выставка организована как «анатомический атлас эротического тела, превращенного в предмет», и охватывает исторические, мифоло­гические и антропологические стороны темы, вплоть до наших дней. На ней представлено свыше 300 экспонатов: археологических находок, фотографий, рисунков, предметов обихода и произведений всемирно известных художников и дизайнеров. Выставка состоит из восьми раз­делов: «Архетипы», «Приап», «Происхождение мира», «Груди», «Ягодицы», «Каналы», «Совокупления», «Эротический дизайн пищи». Здесь выставлены и древние этрусские расписные вазы с человеческими фигурами, и амулеты в форме фаллоса древнеримских времен, и диван «Мей Уэст» Сальвадора Дали.

«Бывает иногда, что предметы говорят языком эроса. Это проис­ходит не так часто, как в Древней Греции или Древнем Риме, но при­зрак эроса в современном дизайне присутствует намного чаще, чем это признается приверженцами функционализма и модернистского рационализма. Выставка «КАМА, секс и дизайн» имеет целью вывести на свет этот забытый компонент истории дизайна. показать посетите­лю разные пути, по которым секс проникает в работу дизайнера. Зача­стую это происходит как вторжение органического в неорганическое, импульсного в рациональное, биологического в технологическое», — говорится в аннотации к выставке.

Опубликован каталог на итальянском и английском языках, в кото­ром дизайнеры и специалисты по истории дизайна анализируют отно­шения между Эросом и дизайном. Восемь всемирно известных архитек­торов и дизайнеров: Андреа Бранци, Начо Карбонель, Найгел Коатс, Матали Срассет, Лапо Лани, Нендо, Итало Рота и Бетони Вернон, — чьи инсталляции представлены на выставке, рассказывают о том, как они интерпретируют эту тему.

Его содержание очень интересно, поскольку в нем анализируется малоизученная тема эротики тела в дизайне. Почему взрослые мужи, великие архитекторы и дизайнеры рисуют непристойные картинки, подобные тем, что встречаются на стенах общественных туалетов, или ваяют, например, бронзовую подставку для колец в виде мужского си­луэта с большим фаллосом? Что побудило прославленную итальянскую марку Alessi производить уже 30 лет зажигалку для газовых конфо­рок в виде мужских половых атрибутов? (Кстати, название зажигалки Firebird, «жар-птица», двусмысленное, ведь «птица» — это шуточное название фаллоса в итальянском языке).

Первое, что приходит в голову как мотивация, — это ирония, инфан­тильная шалость или желание спровоцировать, шокировать публику, нарушить установленные правила, но при более глубоком рассмотрении обнаруживаются и интеллектуальные и исторические корни. В отли­чие от древнеримской культуры с ее прагматическим отношением к телу и к сексу или от индийской культуры, в которой эрос заключает в себе смысл жизни, является предметом ритуалов и темой искусства и литературы («Камасутра»), из нашей современной культуры секс исключен и считается непристойным, поскольку с ним связаны такие понятия, как вина и греховность.

Теме секса в предметах быта прошлого и сегодняшнего времени по­священа глава директора Музея дизайна «Триеннале» Сильваны Анникьярико под названием «Призрак секса в предметах повседневного быта». «В древнем классическом искусстве «изображение мужских по­ловых органов символизировало порождающую силу природы, магиче­скую силу, жизненную силу. Эта сила фаллоса превратила его в клас­сическом мире в предмет повседневного быта. В повседневной жизни греков и римлян фаллосы висели амулетами на шеях детей и знатных матрон, стояли скульптурами вдоль улиц и в домах», — пишет он. Исто­рики искусства долго спорили о смысле многочисленных эротических сюжетов классической древности, которые, вероятно, связаны с маги­ческими, оберегающими и даже религиозными назначениями. «Уди­вительно, что уже в Древнем Риме существовало протоиндустриальное производство сексуальных амулетов, брелоков и бубенчиков: прослав­ление фаллоса. свидетельствует о том, что общество не видело в сексе ничего фривольного, а скорее нечто священное: эти предметы обихода восхваляли тайну жизни, постоянно себя возрождающей. И считалось, что формы тела представляли собой матрицу или идеальный образец для создания форм предметов, включая и женское тело.»

Согласно автору, «уже лет тридцать мы живем в обществе широко распространенной порнографии. порнография стала частью попу­лярной культуры. Секс везде и всюду, в кино и в Интернете, в искусстве и в моде. Странно, что его нет именно там, где он всегда был: в пред­метах. Это последнее, истинное табу».

Это табу обусловлено рациональным подходом к созданию пред­метов дизайна: любой проект должен быть рациональным и, в первую очередь, функциональным, а такой подход и порвал связь с телесно­стью, «скрыл ее или свел вопрос связи с телом к эргономике: удобству держать в руках, минимальному усилию, как можно более рациональ­ному пользованию формами». Рациональный подход к предметам заставил забыть тело «в пользу аскетического и геометрического со­вершенства», присущего механике. Но, начиная с какого-то момента, «тело взбунтовало против попытки свести его к эргономическому ком­форту и потребовало присутствия в предметах в более символической, эмоциональной и даже генеалогической форме. И вместе с телом не­избежно вернулся и секс».

Решительная роль в этом протесте против господства модернизма и правил «хорошего дизайна» принадлежит некоторым великим ита­льянским дизайнерам, которые начали обращаться к эротике в своей работе, «к сексу, который рождает формы, сексу, который делает пред­меты желаемыми и чувственными».

Почему же архитекторы и дизайнеры стали противопоставлять ло­гике, математике и рациональности «животную» силу эроса? Капиталистическое производство не допускает разбазаривания энергии и чувствам противопоставляет утилитарность. Еще в 1971 году архи­тектор Этторе Соттсасс мечтал о «медитативной архитектуре», пред­назначенной не для «человека, который должен производить», а для сознательного человека, который работает и живет, «чтобы познавать телом, психикой и сексом».

«Секс — это, наверное, катализатор любого прогресса...», — заявил дизайнер Гаэтано Пеше в 2012 году.

Архитектору Алессандро Герриеро, основателю миланской Ака­демии «Домус», принадлежит глава «Алхимия», в которой он пишет: «Тело представляет собой бесконечный запас знаков, среди которых разные науки выбирают то, что больше подходит к структуре их ка­тегории. Отсюда происходит метаморфоза тела, которое от случая к случаю становится лечимым медициной организмом, нужной для экономики рабочей силой, для религии греховной плотью, которую надо искупать, подсознанием, нуждающимся в освобождении, для пси­хологии и носителем посылаемых знаков для семиологии. Мы — оби­татели этого тела и этого секса».

В заключении книги Андреа Бранци, корифей итальянского дизай­на, автор одной из инсталляций выставки, подводит итог: «Современ­ность ХХ века проигнорировала секс, смерть, святое, судьбу, таинствен­ное, оргазм; нерациональным и примитивным реальностям суждено было уступить место индустриальной цивилизации. Сегодня, когда глобализация переживает кризис, когда социализм и свободный ры­нок провалились, когда война между религиями уже началась, куль­тура дизайна осталась в одиночестве внутри системы мира, в котором нет стратегии прогресса, а есть лишь стратегия прироста. Необходи­мо преодолеть границы просто профессии и стать культурой, способ­ной дать ответ на главные вопросы, стоящие перед современным че­ловеком, возвращаясь к самым глубоким антропологическим корням... к темам, которые были исключены неправильным понятием современности».



Другие статьи автора: Попова Люба

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба