Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Век глобализации » №3, 2017

Дмитрий Савеленко
Экономический потенциал трудовой миграции в развитии стран Таможенного союза
Просмотров: 137


Экономический потенциал трудовой миграции
в развитии стран Таможенного союза

Савеленко Д. В.*

В данной статье рассматривается возможная экономическая выгода для Российской Федерации от вступления страны – донора трудовой миграции, в частности Республики Кыргызстан, в зону Единого экономического пространства, в котором существует единый рынок труда. Показана экономико-демографическая обоснованность привлечения трудовой миграции на рынок труда Российской Федерации.

Kлючевые слова: трудовая миграция, единое экономическое пространство, рынок труда.

The article is devoted to the economic benefits Russia will probably have after the labor migration donor-country, like the Republic of Kyrgyzstan, joins the Common Economic Space with its united labor market. The author shows the economic and demographic benefits the Russian Federation’s labor market can gain from migrants.

Keywords:labor migration, Common Economic Space, labor market.

Мобильность населения является неизбежной составляющей нашего все более глобализированного мира, и Россия не является исключением. За последние 50 лет произошли значительные изменения в региональном распределении международных мигрантов. Если в 1960 г. большая часть международных мигрантов (57,2 %) находилась в развивающихся регионах, то в настоящее время более 60 % международных мигрантов приходится на развитые регионы мира. В настоящее время регионом с наибольшей численностью международных мигрантов является Европа (более 64 млн человек), за ней следуют Азия (53,3 млн человек), Северная Америка (44,5 млн человек) и Африка (17,1 млн человек). Таким образом, международные миграционные потоки превратились в глобальное явление, оказывающее воздействие на все стороны жизни мирового сообщества. Международные миграционные потоки складываются под влиянием разнообразных причин, среди которых преобладающими являются экономические. В свою очередь, развитие экономической (и прежде всего трудовой) миграции имеет характер наиболее длительной и устойчивой тенденции международной миграции.

Согласно глобальным оценкам, более 200 млн человек являются международными мигрантами (против 3,2 млн человек в 1960 г.). Обычно миграционные «коридоры» формируются между странами въезда и странами назначения. Это отчетливо видно на просторах стран СНГ, где основной страной назначения является Россия, а также (в меньшей степени) Казахстан. Так, более 90 % мигрантов на территории Российской Федерации являются выходцами из бывших советских республик Центральной Азии, Закавказья и Восточной Европы, которых привлекают возможности трудоустройства, возникающие благодаря экономическому росту России, а подталкивают к отъезду ограниченные возможности найти работу дома. В настоящее время потоки трудовой миграции играют значительную роль в социально-экономическом развитии стран СНГ. Через механизм международной трудовой миграции происходит взаимное восполнение дефицита факторов производства: Россия и Казахстан получают дополнительную рабочую силу, то есть труд, без которого их экономике сложно будет обойтись, а страны – доноры трудовых мигрантов через денежные переводы получают дополнительный капитал, который стимулирует развитие их экономики. Следовательно, миграционное взаимодействие государств попадает в миграционную взаимозависимость тогда, когда миграция становится необходимым, во многом безальтернативным ресурсом, обеспечивающим экономическое развитие как принимающих стран, так и стран происхождения.

На наш взгляд, исходя из стратегических интересов России, государственная миграционная политика не должна препятствовать переселению русскоязычного населения из бывших союзных республик. Однако, несмотря на почти десятилетние дискуссии на эту тему, концепция миграционной политики Российской Федерации не принята до сих пор, как нет и стратегического мышления в этой области, и пример «шарахания» от одной крайности в виде вынужденной миграции к другой – нелегальной миграции – наглядное тому подтверждение. Более того, среди государственных мужей в настоящее время преобладающей продолжает оставаться точка зрения, что иммиграция является негативной тенденцией и несет угрозу национальной безопасности Российской Федерации. Хотя, по нашему мнению, самой действенной мерой, противодействующей росту нелегальной иммиграции, является поощрение ее легальных форм.

Сейчас наблюдается качественный перелом в оценке роли миграции в развитии региона и формирования нового подхода к управлению миграционными процессами – более активного, целеполагающего и стимулирующего. Это реальный шаг к созданию общего регионального рынка труда. Этот шаг был сделан в 2010 г., когда были подписаны соглашения в рамках Единого экономического пространства стран Таможенного союза (Российская Федерация, Республика Казахстан и Республика Беларусь) – соглашения о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей, о сотрудничестве по противодействию нелегальной трудовой миграции из третьих стран. Данным нормативно-правовым документам был присвоен статус Федерального закона в России и Национального закона в Казахстане и Беларуси. Эти соглашения способны перевести на новый качественный уровень интеграционные процессы в регионе, а также создать новую динамику по организации нового рынка труда на постсоветском пространстве.

В 2014 г. ведутся активные межгосударственные переговоры о вступлении Кыргызстана – одного из главных экспортеров трудовых мигрантов в Россию и Казахстан – в зону Евразийского экономического пространства. Это экономическое и социальное межгосударственное объединение, где уже сейчас действует принцип «четырех свобод», одним из которых является свобода передвижения человеческого капитала.

Что касается экономической ситуации в рассматриваемых странах, то здесь также складываются два полюса экономического развития: с одной стороны,
в России и Казахстане имеет место экономический рост, который становится важным фактором привлечения иностранных рабочих; с другой стороны, в Кыргызстане и Таджикистане наблюдается экономическая стагнация, что приводит к оттоку трудоспособного населения. Промежуточную позицию занимает Беларусь, которая выступает одновременно и поставщиком своей рабочей силы (преимущественно в Россию и Казахстан), и реципиентом.

Экономическая и демографическая ситуация в этих странах определяет особенности развития рынка труда. Россия и Казахстан испытывают острую потребность в дополнительной рабочей силе (особенно квалифицированной),
в то время как на рынках труда Кыргызстана и Таджикистана складывается уникальная ситуация, обусловленная избытком рабочей силы в целом по стране и ее дефицитом в сельской местности. В то же время неконтролируемая миграция между анализируемыми странами приводит к развитию неформального, «теневого» рынка труда.

Для оценки экономических последствий совместными усилиями Евразийского банка развития и экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова была разработана математическая модель, которая позволяет на базе денежных переводов сделать оценку численности нелегальных мигрантов, также были использованы известные эконометрические и другие методы анализа[1].

В настоящий момент в Кыргызстане денежные переводы – серьезный фактор снижения бедности, что играет положительную социально-политическую роль, влияя на стабильность в стране в целом. Достаточно только привести такой факт, что, по данным Всемирного торгового банка, 30 % ВВП Кыргызстана составляют денежные переводы мигрантов. В Кыргызстане переводы в 2,4 раза больше объема официальной помощи, поступающей в страну из зарубежных источников
(см. рис. на с. 93). В Таджикистане и Кыргызстане объем поступающих денежных переводов существенно превышает масштаб прямых иностранных инвестиций и программ международной помощи. Согласно данным Всемирного банка, Кыргызстан и Таджикистан входят в десятку стран мира с наибольшей долей денежных переводов мигрантов в структуре ВВП [Migration… 2011].

Анализируя потоки трудовой миграции и перспективы вовлечения денежных переводов в экономику страны, эксперты пришли к выводу, что в настоящий момент в Кыргызстане в процессы внешней трудовой миграции вовлечено (в зависимости от различных оценок масштабов трудовых потоков) от 12 до 26 % экономически активного населения. Кроме того, сейчас в России в лучшем случае работает более 240 тысяч кыргызских трудовых мигрантов, причем более 50 % из них – нелегально, в худшем – более 520 тысяч, из них 80 % нелегально. Так как нелегально работающие мигранты не платят налогов, то бюджет РФ недополучает от 5 до 17 млрд рублей в год только от налога на доходы физических лиц[2]. Также к издержкам нелегальной миграции можно отнести расходы на внутренний контроль, усиление границ и санкции против нарушителей (в том числе против работодателей мигрантов).

За последние десять лет трудовая миграция из Кыргызстана не только набрала силу, но и продемонстрировала устойчивость процесса даже на фоне мирового финансового кризиса. Проведенное ОБСЕ исследование «Влияние мирового финансового кризиса на трудовую миграцию из Кыргызстана в Россию» (2009 г.) показало, что, несмотря на проблемы, связанные с сокращением рабочих мест, ужесточением процедур легализации в странах приема и, как следствие, ухудшением положения мигрантов, в Кыргызстане отсутствует реальная альтернатива трудовой миграции. Даже в самый пик кризиса возврат мигрантов составил не более 10 %. Это позволяет сделать вывод, что в ближайшие годы при прочих равных условиях количество нелегально работающих мигрантов из Кыргызстана должно возрасти.

 

Рис. Динамика денежных переводов мигрантов, в долларах США, 2001–2010 гг.

Источники: URL: www.gks.ru, www.cir.ru, www.belstat.gov.by,www.stat.kz,www. stat.kg,www.stat.tj.

Хотелось бы отдельно подчеркнуть, что данные методики существуют и активно используются в мировой практике в качестве мультипликативных и косвенных методов оценки численности нелегальных мигрантов[3]..

Что же касается России, то эксперты считают, что мигранты производят не менее 8–10 % ВВП РФ, и при этом наблюдается устойчивая тенденция углубления экономической интеграции, что является весьма существенным вкладом
в экономическое развитие Российской Федерации и других стран Таможенного союза.


Таблица 1

Численность иностранной рабочей силы по странам приезда,
занятой в отраслях экономики России в 2010 г., человек, %

Отрасль экономики
России

Численность легальных трудовых мигрантов
в отрасли, чел. %

Казахстан

Кыргызстан

Таджикистан

Сельское хозяйство

467 (12,7 %)

5689 (12 %)

15 764 (11,4%)

Лесное хозяйство

25 (0,7 %)

485 (1 %)

1283 (0,9 %)

Рыболовство

30 (0,8 %)

184 (0,4 %)

247 (0,2 %)

Добыча полезных ископаемых

627 (17 %)

1650 (3,5 %)

4671 (3,4 %)

Обрабатывающая промышленность и машиностроение

870 (23,6 %)

16 140 (34,1 %)

42 347 (30,5 %)

Транспорт

581 (5,8 %)

5924 (12,5 %)

14 605 (10,5 %)

Оптовая торговля

1085 (29,4 %)

17 199 (36,5 %)

59 762 (43,1 %)

Источник: Федеральная служба по труду и занятости.

Кроме того, по данным Федеральной службы по труду и занятости, можно предположить, что новые мигранты из Кыргызстана будут востребованы в сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности[4].

Из табл. 1 и 2 видно, что в 2010 г. в отраслях экономики, которые испытывают нужду в рабочей силе, уже занято некоторое количество мигрантов. Это позволяет предположить, что после вступления в силу ЕЭП и присоединения к нему Таджикистана и Кыргызстана эти места будут заняты мигрантами.

Потребность данных областей экономики сейчас составляет более 600 тысяч человек, что с легкостью трудоустроит на благо конкурентоспособности экономики России мигрантов из Кыргызстана даже по самым пессимистическим расчетам.

Таблица 2

Потребность отраслей экономики России в рабочей силе,
тыс. человек, 2010 г.

Отрасль экономики России

Потребность в рабочей силе, тыс. чел.

Сельское хозяйство

170

Лесное хозяйство

220

Рыболовство

150

Добыча полезных ископаемых

250

Обрабатывающая промышленность

и машиностроение

430

Транспорт

60

Оптовая торговля

20

Итого

1300

Источник: Федеральная служба по труду и занятости.

Если это случится, то доходы бюджета РФ могут возрасти в среднем на
16 млрд рублей за счет налогов, что полностью покроет потери бюджета от нелегальной миграции, а также произойдет снижение дефицита рабочих рук и средней заработной платы, что в свою очередь приведет к росту ВВП. Также будут уменьшены издержки по сдерживанию нелегальной миграции, так как сама величина нелегальной миграции сократится из-за отмены большинства барьеров, мешающих легальной работе иностранцев, и перехода большинства мигрантов из категории нелегальных в категорию легальных.

Оценка влияния Соглашений на нелегальную миграцию на территории ЕЭП, произведенная на основе модели экономической оценки нелегальной миграции, позволяет сделать вывод о том, что ратификация данных соглашений позволит государствам сократить равновесный уровень нелегальной миграции по следующим причинам:

1. Создание рынка свободного передвижения труда и капитала поможет странам ЕЭП поднять планку уровня жизни в своих странах, повлияет на функцию предложения нелегального мигранта (предложение сократится).

2. Упрощенная процедура трудоустройства эффективно скажется на легализации труда, что выведет из теневого сектора экономики дополнительные средства для государственного бюджета, кроме того, сократит величину предложения нелегального труда.

3. Государство сможет уменьшить издержки на поиск и депортацию нелегальных мигрантов, что сэкономит значительные средства в бюджете Российской Федерации.

Напомним, что одно из рассматриваемых соглашений напрямую нацелено на борьбу с нелегальной миграцией и предлагает ряд новых механизмов противодействия незаконному трудоустройству. Кроме того, само по себе создание в перспективе упрощенных и понятных процедур трудоустройства на территории всех стран, которые стали (и еще станут) участниками ЕЭП, является важным средством борьбы с нелегальной миграцией. Это показывают многочисленные обследования среди нелегальных мигрантов, легальное пребывание и легальное трудоустройство по трудовому договору предпочло бы подавляющее большинство из них. В настоящее время официальное трудоустройство во многом ограничено теневыми посредническими схемами, заниженными квотами и т. д. Формирование режима беспрепятственного движения рабочей силы в регионе и создание адекватной миграционной инфраструктуры разрушило бы эти лазейки для коррупции, что, в свою очередь, неизбежно приведет к существенному уменьшению масштабов незаконного трудоустройства.

Таким образом, экономическая интеграция Кыргызстана в Евразийское экономическое пространство несет в себе дополнительные возможности экономического развития каждого участника интеграционного процесса и региона в целом, что принципиально важно для достижения социально-политической стабильности, устойчивых темпов экономического роста, развития экспортных отраслей производства, укрепления внеэкономической связи со странами-партнерами. Это создаст условия для того, чтобы появился инвестиционный потенциал денежных переводов, нашли применение полученный опыт за рубежом и квалификация мигрантов, получил развитие трансграничный предпринимательский потенциал диаспор. Только в этом случае позитивный потенциал международной трудовой миграции в общем и в частности из Кыргызстана в Россию и Казахстан сможет реализоваться в важный дополнительный ресурс этих стран, как это имеет место в новых индустриальных странах Восточной Азии, которым удалось за счет реструктурирования экономики, привлечения иностранных инвестиций и реформирования системы подготовки кадров оптимизировать формы своего участия в мировом рынке труда.

 

Литература

Fasani F., Dustmann C., Speciale B. Remittance Behaviour of Undocumented Migrants. 2nd International Conference on Migration and Development. World Bank 10.11. September 2008.

Jandl M., Vogel D., Iglicka K. Report on Methodological Issues for CLANDESTINO / Ed. by A. Kraler, D. Vogel. N. p., 2008.

Krigman Е. Number of Illegal Immigrants in U.S. May be Closer to 20 Million. 2008.

Migration and Remittances Factbook. 2011 [Электронный ресурс]. URL: http://sitere sources.worldbank.org/ INTLAC/Resources/Fact book2011-Ebook.pdf.

Page J., Plaza S. Migration Remittances and Development: A Review of Global Evidence. The World Bank. Journal of African Economies. 2005. Vol. 00, AERC supplement 2.

Schuler Ch., Wahba J. Illegal Migration, Wages, and Remittances: Semi-Parametric Estimation of Illegality Effects. IZA Discussion Paper No. 4527. 2009.

 



* Савеленко Дмитрий Владимирович – аспирант кафедры народонаселения экономического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. E-mail: dvsavelenko@econ. msu.ru.

[1] В силу ограниченности объемов проводимого исследования в итоговый отчет не были включены все математические модели, которые можно применить к анализу миграционных потоков.

[2] Оценка величины потерь российского бюджета получена на основе данных о численности нелегально занятых мигрантов, среднероссийской величины заработной платы и действующих ставок налога на доходы физических лиц в России.

[3] В качестве последних примеров можно привести следующие международные публикации: Fasani
etal. 2008; Jandl etal. 2008; Krigman 2008; Page, Plaza 2005; Schuler, Wahba 2009.

[4] См. данные о заявленной работодателями потребности в работниках на 15 ноября 2011 г. по регионам России и данные о потребности отраслей экономики России в рабочей силе, а также данные о численности иностранной рабочей силы по странам приезда, занятой в отраслях экономики России за 2010 г.



Другие статьи автора: Савеленко Дмитрий

Архив журнала
№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№1-2, 2016№2, 2015№1, 2015№2, 2014№1, 2014№2, 2013№1, 2013№2, 2012№1, 2012№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба