Имя:
Пароль:

Библиотека журнала "ИНТЕЛРОС", №125, 2019
На печать

Ольга Здравомыслова
В контексте сопротивления: феминистская повестка для нового поколения
Просмотров: 91

 

[стр. 35—38 бумажной версии номера]


Гендерное неравенство, распространение насилия на гендерной почве и противостоящее им стремление к безопасности и свободе относятся к числу фундаментальных проблем во всех современных обществах. Есть много свидетельств, что молодые поколения, девушки и юноши XXI века, все более чувствительны к ним — и восприимчивы к феминизму, для которого эти проблемы являются центральными. В свою очередь современные исследования девичества (Girlhood Studies), как и гендерные исследования, исходят из общего понимания, что объединение ученых и активистов из разных частей мира, налаживание постоянного внутрикультурного и межкультурного диалога — это реальная основа противодействия тем силам, которые пытаются представить современный феминистский и гендерный дискурс в качестве способа навязать разным обществам чуждые им ценности и внедрить воззрения, разрушительные для семейной, гендерной и сексуальной культуры.

 

Исследовательницы, работающие на феминистском поле в Швеции, Южной Африке и России, чьи статьи представлены в этом номере «Неприкосновенного запаса», раскрывают различные аспекты взаимосвязанных явлений: с одной стороны, гендерного неравенства и гендерного насилия, а с другой, — личного и общественного сопротивления им.

Шведские авторы Ангелика Шёштед Ланден и Катарина Гиритли-Нигрен в статье «Как создать сети солидарности в условиях “режимов угнетения”?» раскрывают роль солидарности, использования и усиления значимости феминистских альянсов поверх географических и политических границ. Они исходят из того, что в эпоху доминирования неолиберального дискурса и резкого подъема консервативной, антифеминистской реакции возникли новые барьеры на пути утверждения гендерных исследований как университетской и академической дисциплины и даже появились признаки их маргинализации. Этим тенденциям противостоит идея «феминизма без границ», которую сформулировала Чандра Талпад Моханти. Осознание, что сети солидарности необходимы, отражает понимание реальных проблем, которые возникают в ходе интернационализации феминистских исследований. Они неминуемо вступают в конфликт с «режимами угнетения» или «режимами неравенства», базирующимися на разных основаниях — экономических, гендерных, расовых, национальных. Свои «режимы угнетения» существуют во всех без исключения обществах, в том числе и в тех, которые, как Швеция, считаются эталоном гендерного равенства. Поэтому создание сетей феминистской солидарности основывается на распознавании и критике «режимов угнетения», а формирование феминистских альянсов или политика солидарности, разрабатываемая в постколониальных исследованиях, составляют важнейшую составляющую критики неолиберального капитализма. Шведские исследовательницы подчеркивают, что перед лицом новых вызовов национализма и социального консерватизма исторически ключевое для феминизма понятие «солидарность» раскрывает свое непреходящее значение для современных стратегий сопротивления «режимам угнетения».

Одна из таких стратегий детально описана в статье исследовательницы из Южной Африки Надин де Ланж «“Воительницы”: девушки в борьбе с гендерным неравенством в ЮАР». Она использует в своем исследовании один из ключевых методов Girlhood Studies — совместное визуальное участие. Этот метод предполагает глубокое погружение самих девушек — в данном случае студенток университета, представительниц коренного населения — в процесс осознания ими факта гендерного неравенства и переосмысления себя в качестве «девушек-воительниц», способных противостоять гендерному насилию и бороться за реальное, а не декларативное гендерное равенство. Де Ланж опирается на идею Рейвин Коннелл о том, что движение к равноправному обществу предполагает глубокие институциональные изменения и не менее значимые перемены в повседневном поведении. Исследовательница использует теоретическую модель Отто Шармера, описывающую взаимосвязанность изменений личности и трансформаций в социуме. Де Ланж показывает, что совместное визуальное участие девушек в исследовании собственного травматического опыта позволило им не только достичь понимания себя через столкновение с гендерным неравенством и насилием, но и обрести силу для борьбы с ними в университетской среде и в других сообществах.

В статье «Между подчинением и сопротивлением: российские девушки и юноши о “правильном” теле» Елена Онегина обобщает материалы глубинных интервью с молодыми людьми в возрасте 15—20 лет, живущими в Санкт-Петербурге. Результаты показывают, насколько сложным оказывается выстраивание отношений с нормативными образами тела, агрессивно навязываемыми массовой культурой и традиционными представлениями. В возрасте 15—20 лет формирование позитивного или негативного отношения к своему телу выступает важнейшей стороной становления «Я» как для девушек, так и для юношей. Именно в это время гендерное неравенство в полной мере дает о себе знать, поскольку к мужским и женским телам предъявляются разные требования. Исследовательница показывает, что требования к женской телесности оказываются особенно жесткими и противоречивыми. Однако это не значит, что юноши, в отличие от девушек, имеют право на «такое тело, какое хочется». Хотя нормативные образы мужских и женских тел, заданные культурой, различаются в зависимости от исторического времени и конкретного общества, они в любую эпоху устанавливают одну из самых жестких гендерных границ между мужественностью и женственностью, «отбраковывая» и стигматизируя обладателя/обладательницу «ненормального» тела.

В беседе с Анной Ривиной речь идет о том, как современное российское общество и власть реагируют на проблему гендерного насилия; о феминизме и неудачах так пока и не принятого закона против домашнего насилия; о «консервативном повороте» и непрекращающихся попытках запретить в России аборты; о стратегиях активисток кризисных центров на примере Центра «Насилию.нет», учредительницей которого является Ривина. Ситуация, которую она описывает, крайне противоречива. С одной стороны, живя в открытом мире и получив, благодаря Интернету, неограниченный доступ к информации, нынешние российские девушки и юноши имеют возможность достаточно глубоко вникать в глобальную повестку, в том числе в те ее аспекты, которые связаны с гендерным равенством. С другой стороны, женская повестка, которую продвигают отечественные феминистки и кризисные центры, с большими трудностями достигает российских регионов, где ее, как правило, некому развивать. И хотя в России есть ресурс женской солидарности, ее защитницам еще долго, как говорит Ривина, придется жить «в контексте сопротивления». Впрочем, в этом скорее состоит сходство России с другими регионами мира, со странами «глобального Севера» и «глобального Юга»: повсюду выстраивание женской и феминистской солидарности остается первоочередной задачей — и везде ее реализация наталкивается на сопротивление. Тем не менее этим сложным, но небезнадежным делом нужно заниматься — именно такую мысль и пытаются обосновать авторы этого тематического блока.



Другие статьи автора: Здравомыслова Ольга