Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №2, 2009

К.Г. Шерьязданова
Правовая природа дипломатической деятельности
Просмотров: 5325

Существование и развитие государства как субъекта международного права и международных отношений не может происходить без внешних связей с другими субъектами международного права. Необходимость   внешних связей требует  их организации и  регулирования   международным правом.
Формой дипломатической деятельности субъектов международного права являются непосредственные переговоры, подготовка и заключение международных договоров и соглашений, дипломатическая переписка, повседневное представительство, участие в международных организациях, освещение позиции правительства в печати, публикация официальной информации, официальное издание международных актов и документов.
С развитием отношений между субъектами международного права могут возникать новые формы дипломатической деятельности, а как ее результат новые нормы, регулирующие эту деятельность.
По мнению Г. Никольсона, дипломатическое право появилось  еще до возникновения государства, когда сложился  определенный обычай, позже приведший  к созданию  института неприкосновенности посла. С образованием государства  стали складываться отдельные обычаи, которые находили выражение и в договорах, регулирующих официальные сношения между государствами, отдельными суверенами. При этом следует отметить, что образовывающиеся обычаи определяли режим  посла и его действий как временного представителя суверена.
Особый интерес вызывает  индийский памятник первого тысячелетия до н. э. - Законы Ману, который вместе с такими произведениями древнейшего индийского эпоса, как "Рамаяна", дает представление о задачах и положении послов древней Индии. В Законах Ману говорится о том, что дипломатическое искусство состоит в умении предотвращать войну и укреплять мир. В разделе "Царь" записано, что "мир и его противоположность (война) зависят от послов, ибо только они создают мир и ссорят. В их власти находятся те, из-за которых происходят мир или война».  «Поднимающий руку на посла идет к гибели и уничтожению" - гласили Законы Ману, так как посол находился под покровительством божества. Под покровительством божества находились также и помещения посольства.
В Древней Греции развитие внешних отношений приводит к появлению особых лиц, уполномоченных  для ведения внешних сношений: "вестников"  и "старейшин", которых снабжали соответствующими грамотами (дипломами). Следует заметить, что институт "старейшин" возник позже и носил светский характер, в то время как институт "вестников" - это институт особых жрецов, которые вначале занимались всеми вопросами внешних отношений, затем сопровождали светское посольство, скрепляли клятвой договоры и занимались вопросами выдачи преступников.
С. Филипсон пишет, что в Греции послы со священной миссией были всегда и везде неприкосновенными, послы светского характера были неприкосновенны постольку, поскольку они выполняли посольские функции. Все они считались под покровительством Гермеса и в мирное время, и во время войны. Анализируя международно-правовые нормы Рима, С. Филипсон приходит к выводу, что помещения послов не пользовались иммунитетом, но вместе с тем они не могли служить убежищем для преступников [1]. 
В Древнем Риме появляется юридическое понятие святости посольства и договоров (jus et sacra legationis). Создаются специальные органы внешних сношений - особая жреческая комиссия - фециалы. Посольства назначаются специальными постановлениями сената. Посольство состояло, как правило, из нескольких послов, причем один из них был главой (princepes legationis). В дипломатической практике Рима различались послы (legati caduceatores), ораторы (oratores) и вестники (nuntii).
Так сказать, верительной грамотой, удостоверяющей качество посла, был особого вида золотой перстень, наличие которого давало право на льготы и привилегии. Послы должны были отчитываться перед сенатом в своей деятельности. Существовал особый церемониал приема иностранных послов дружественных и враждебных держав, причем послы последних ставились в худшие условия.
Международные отношения эпохи феодализма так же, как и в древности, не носили всеобъемлющего характера. Дипломатические отношения в основном ограничивались определенными районами (Европа, Ближний Восток и Северная Африка, Средний, Дальний Восток), хотя в это время можно говорить об отдельных связях между дальними районами. Лишь в императорскую эпоху создается особый аппарат, занимающийся внешними сношениями и подчиненный императору. Послы также  назначались императором.
Особенностью дипломатической деятельности того времени являются созданные институты постоянного посольства и так называемая привилегия квартала. Городские кварталы были изъяты из юрисдикции государства пребывания в пользу иностранных послов. Это было главным образом в тех государствах, где  имели место частые мятежи и смуты (например, в Риме, Мадриде, Лиссабоне, Генуе, Венеции и во Франкфурте-на-Майне). Однако в течение первой половины XVII в. "привилегия посольского квартала" была отменена по всей Западной Европе, кроме Мадрида (считается отмененной в 1684 г.) и Рима (считается отмененной в 1693 г., когда Людовик XIV формально отказался от этой привилегии). К 70-м годам XIX в. в Европе запретили  предоставлять убежище в помещении дипломатического представительства. Некоторое время это сохранялось только в Испании и очень длительное время в ряде стран Востока, например,  в Китае [2].
В этот же период складывается принцип полного изъятия дипломатического представителя из уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания.
Дипломатическое право возникло и развивалось, прежде всего, как посольское право, как совокупность норм, определявших положение посла. Только к началу XX в. можно  говорить о процессе превращения посольского права в дипломатическое,  в совокупность норм,  регулирующих все официальные сношения государств. Дипломатическое право первоначально  охватывало вопросы иммунитета, выделяя личный и представительский, и рангов глав представительств (Венский протокол от 7 марта 1915 г. и Аахенский протокол от 21 ноября 1918 г.).
Параллельно с формированием внутригосударственного правопорядка шло формирование международного правопорядка, складывались нормы и принципы междугосударственного общения, в частности, формировалось дипломатическое и консульское право, оказывающее большое влияние на организацию дипломатической и консульской служб. Нормы и принципы дипломатического права,  касающиеся таких вопросов, как, например, правового положения дипломатических и консульских представительств, их функций, привилегий и иммунитетов, не могли не быть учтены каждым государством, участвующим в международном общении, при организации своих внешних сношений, своих дипломатических и консульских служб.
Новым моментом развивающегося дипломатического права следует считать образование и развитие международных организаций, комиссий, международных ассамблей, периодически или ежегодно созываемых, появляется новая категория дипломатов (международные должностные лица) и определяется их режим.
Исходя из вышеизложенного, дипломатическое право следует определить следующим образом: дипломатическое право - это совокупность устанавливаемых в результате соглашения и обеспечиваемых субъектами международного права норм, которые выражают волю народа, господствующих классов субъектов международного права, участвующих в международном общении, и регулируют положение и деятельность (статус и функции) официальных органов внешних сношений этих субъектов в целях поддержания и упрочения мира и мирного сосуществования [3].
Дипломатическим правом регулируются вопросы официальной деятельности субъектов международного права в области внешних сношений. К таким вопросам относятся вопросы регламентации внешних сношений государств, формы их представительства за границей, формы ведения переговоров, организация дипломатической службы (центральной, зарубежной), вопросы дипломатического этикета, подготовки и создания дипломатических актов, их классификация, подготовка дипломатических кадров и ряд вопросов гражданско-правового характера.
Предметом дипломатического права является дипломатическая деятельность, деятельность официальных органов внешних сношений, правовое регулирование которой охватывает как область международных отношений, так и область внутригосударственных отношений.
В советской литературе  появился термин "право внешних сношений", которым авторы определяли область правового регулирования дипломатической и консульской деятельности,  а конкретные институты этого права как подотрасли права внешних сношений - дипломатическое право, консульское право, право специальных миссий, дипломатическое право международных организаций [4].  
 По-иному определяют дипломатическое право зарубежные юристы, считая, что  "право дипломатии не есть часть международного права" [5]. А такие авторы, как   П. Корбетт, Шварценбергер, Г. Моргентау утверждают, что  дипломатия действует в пределах международного права, но может перейти за эти пределы и разорвать их, когда это выгодно [6-8]. 
Источниками дипломатического права являются международно-правовые нормы, содержащиеся в международных обычаях и договорах (политических, торговых, консульских и др.), регламентах и постановлениях международных конференций и организаций.
Когда в практике государств в настоящее время встают вопросы правового положения дипломатического представительства, представительства при международных организациях, делегаций на международные встречи и конференции и других зарубежных органов внешних сношений, прав и обязанностей их персонала, то обращаются, прежде всего, к действующим конвенциям многостороннего характера, которые определили их режим.
Комиссия международного права ООН на своей первой сессии в 1949 г. в числе ряда вопросов, подлежащих кодификации, назвала вопросы дипломатических и консульских сношений. В 1958 г. был составлен проект конвенции о дипломатических сношениях и иммунитетах, который лег в основу Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., принятой в Вене, а в 1961 г.-  проект конвенции о консульских сношениях и иммунитетах, который лег в основу конвенции, сформулированной на конференции в Вене в 1963 г. Далее комиссия международного права ООН рекомендовала международному сообществу Конвенцию о правовом положении специальных миссий и Конвенцию о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера, которые были приняты соответственно в 1969 и в 1975 гг. Следует отметить также Конвенцию о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой 1973 г.
Конвенциями универсального характера, оказывающими влияние на договорную практику государства по этому вопросу, являются Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. и Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г.
К действующим многосторонним конвенциям, регулирующим вопросы дипломатической и консульской деятельности, кроме Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., прежде всего, относятся: Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках 1928 г., Каракасская конвенция о консульских функциях 1911 г., Гаванская конвенция о консульских чиновниках 1928 г., Общая конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г., Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 г., регламенты международных встреч и конференций. В качестве примера конвенции регионального характера можно привести конвенции о правоспособности, привилегиях и иммунитетах СЭВ 1985 г. [9].
Кроме этого, нормы, посвященные вопросам дипломатического права, содержатся в двусторонних договорах, прежде всего,  в многочисленных консульских конвенциях, торговых договорах, соглашениях об установлении дипломатических или консульских отношений, регламентах международных организаций и конференций.
В настоящее время Венская конвенция является основным международным правовым документом, определяющим статус и функции дипломатического представительства при главаре государств. Конвенция состоит из преамбулы и 53 статей.
Преамбула  конвенции констатирует, что конвенция способствует развитию дружеских отношений между государствами независимо от различий в их государственном и общественном строе, то есть  формулирует принцип мирного сосуществования. Далее в преамбуле специально подчеркивается соответствие данной конвенции целям и принципам Устава ООН в отношении суверенного равенства государств, поддержания международного мира и безопасности и содействия развитию дружественных отношений между государствами. Наконец, преамбула утверждает теорию функциональной необходимости привилегий и иммунитетов, поскольку здесь прямо говорится, что они предоставляются не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления функций.
Гаванская конвенция о дипломатических чиновниках и Гаванская конвенция о дипломатическом убежище 1928 г., а также Конвенция о дипломатических чиновниках от 20 февраля 1928 г. отражает обычаи и практику многих государств, содержит, как говорится в преамбуле, "принципы, в общем принятые всеми нациями".
Участниками Конвенции на 1988 г. являлись следующие государства: Бразилия (1929), Мексика (1929), Панама (1929), Никарагуа (1930), Венесуэла (1932), Доминиканская Республика (1932-с оговорками), Коста-Рика (1933), Куба (1933), Уругвай (1933), Колумбия (1936), Эквадор (1936), Чили (1939-с оговорками), Гаити (1941), Перу (1941), Сальвадор (1956). Особенность действия этой конвенции  заключается в том, что многие латиноамериканские государства - участники данной конвенции являются одновременно участниками общей конвенции о дипломатических сношениях и иммунитетах, выработанной в Вене в 1961 г. [10].  
Следует  отметить, что ряд положений этих конвенций аналогичны, ряд положений дополняют друг друга, а несколько положений отличаются друг от друга. 
Многосторонние соглашения о режиме дипломатической деятельности основываются на общепризнанных принципах современного международного права: суверенное равенство, уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела, взаимность и ответственность за нарушение международного права.
В заключении хотелось бы отметить, что особенностью  современных международных отношений является   взаимозависимость государств перед лицом глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество и от решения которых зависит его выживание. Их решение возможно только на путях взаимной безопасности, на путях сотрудничества государств. Решать общечеловеческие глобальные проблемы силами одного государства или группы государств невозможно. Необходимо сотрудничество в общемировом масштабе, тесное конструктивное взаимодействие большинства стран. Сотрудничество на основе полного равноправия, уважения суверенитета каждого, на основе добросовестного выполнения принятых обязательств, норм международного права - таково категорическое требование времени, в котором мы живем.

Использованная литература.

1. Phillipson С. The International law and Custom Ancient in Greece and Rome. – London, 1991. – P. 337.
2. Genet K. Traite de diplomatic et de droit diplomatigue. – Paris, 1931. –  Vol. 1. – P. 16.
3. Сандровский К. К. Право внешних сношений. – Киев, 1986.
4. Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике. – М., 1961. –  Гл. XIX. – С.56.
5. Pradier-Fodere P. Cours de droit diplomatigue. – Vol. 1. – P. 4.
6. Corbett P. Law in Diplomacy. – Princeton, 1959. – P. 272.
7. Schwarzenberger G. A manual of International law. – 1952. – P. 4.
8. Morgentau H. Politics in the XX-th Century. – Chicago, 1962. – V. III.
9. Thayer Ch. The Diplomat. – N. Y., 1959. – P. 161.
10.  Блищенко И. П. Дипломатическое и консульское права в практике стран Латинской Америки / /Международное право и Латинская Америка. – М., 1962.

Архив журнала
к№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба