Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №2, 2013

Ольга Малюкова
Время и его представление в виде темпоральной шкалы
Просмотров: 1547

Малюкова Ольга Владимировна

 

Московская государственная юридическая академия

имени О.Е.Кутафина,

 

доктор философских наук

 

Malyukova Olga Vladimirovna

 

Moscow State Law Academy

PhD

E-mail: o.maliukova@list.ru

УДК 115

 

Время и его представление в виде темпоральной шкалы

 

В статье рассмотрена проблема представления времени в виде шкалы, что означает существование раз-личных видов временных шкал,  отличающихся друг от друга выделенными значениями и плотностью из-меряемых или фиксируемых событий. Описаны шкалы физического, логического и исторического времени.

Ключевые слова: время, темпоральная проблематика, необратимость времени, изме-рение времени, шкала времени, альтернативный мир.

 

Time and its representation in the form of temporal scale

 

In article is considered the problem of representation of time in the form of a scale that means existence of dif-ferent types of the temporary scales differing by from each other marked-out values and density of measured or fixed events. Describes the scales of physical, logical and historical time.

Key words: time, the temporal problematic, irreversibility of time, measuring of time, a time scale, the alternative world.

 

Понятие времени является одной из самых фундаментальных категорий науки и фило-софии. Первоначально, начиная с античности, проблема времени разрабатывалась в фило-софии, но с XVII-XVIII веков она становится достоянием науки. Научный подход к про-блеме времени был осуществлён самой передовой дисциплиной того времени – физикой. Авторитет физики был настолько велик, что возобладала точка зрения, согласно которой всякое претендующее на научность исследование времени должно либо проводиться ме-тодами физики, либо основываться на имеющихся физических теориях времени. Успехи теории относительности в XX в. только закрепили сложившееся положение дел. Отныне иные, не физические, подходы к проблеме времени стали достоянием гуманитарного по-знания, неизбежно субъективного в своих основаниях, и потому воспринимаемого как ненаучное или, в лучшем случае, полу научное занятие. Исключением из этого правила являлась лишь психология восприятия времени, занимающая промежуточное положение между естественными и гуманитарными науками. Но психология, с её установкой на изу-чение психической деятельности людей, по самой своей природе также отдаёт приоритет субъективности. Поэтому проводилось и проводится разграничение между исследованием объективных свойств времени (физика), и свойств восприятия времени (психология), между которыми отнюдь не должно было быть полного согласия. Наоборот, всякая нестыковка между психологическими данными и физическими теориями времени однозначно истолковывалась как имеющая субъективную природу. Например, нашему переживанию времени неизменно сопутствует представление о его течении. Между тем, анализ физических теорий показывает, что в них нет ничего, что напоминало бы о течении времени. Отсюда вывод: течение времени (или становление) имеет субъективное происхождение и не присуще объективному времени как таковому.

На самом деле имеется ещё одна достаточно широкая область исследований времени, в которой получают результаты, несовместимые с некоторыми выводами физики. Речь идёт о науках, изучающих прошлое: геологии, гражданской истории, палеонтологии. Так, топология шкалы геологического времени отлична от топологии принимаемых в физике темпоральных шкал. Но несомненная продуктивность физических методов установления времени возникновения пород, ведущая к абсолютным значениям их возраста, выгодно отличается от результатов описательной геологии. В итоге стихийно складывается пред-ставление о достаточности и даже о превосходстве физической концепции времени над её геологическим аналогом. В последние годы получила широкое распространение идея множественности времён, которая основана на теории Эверетта и семантике возможных миров. Однако отечественные авторы по традиции просто связывают  разные формы дви-жения материи (физическая, химическая, геологическая, биологическая, социальная и т.п.) с некоторыми особенностями пространственной организации и протекания времени в этих областях и постулированием, на этом основании, разных видов времени.  В результате возникает упрощённый прямолинейный подход, который сопоставляет каждой предметной области своё пространство и своё время. Однако идея множественности времен имеет свое рациональное основание, в качестве которого выступает шкала времени.

Идея о том, что время или точнее, шкала времени, создается  или определяется челове-ком, не является новой в истории изучения времени. Подобная идея высказывалась в рус-ской философии, которая в целом характеризуется практической направленностью на бы-тие человека. Один из зачинателей русской философии П.Я.Чаадаев в третьем «Филосо-фическом письме», давая как в учебнике характеристику основных философских катего-рий, написал о времени следующее:

«Время и пространство – вот пределы человеческой жизни, какова она ныне. Но прежде всего, кто может мне запретить вырваться из удушающих объятий времени? От-куда почерпнул я самую идею времени? – Из памяти о прошедших событиях. Но что же такое воспоминание? – Не что иное, как действие воли: это видно из того, что мы помним не более того, что желаем вспомнить; иначе весь ряд событий, сменявшихся на протяжении моей жизни, оставался бы постоянно в моей памяти, теснился бы без перерыва у меня в голове; а между тем, наоборот, даже в то время, когда я даю полную свободу своим мыслям я воспринимаю лишь реминисценции, соответствующие данному состоянию моей души, волнующему меня чувству, занимающей меня мысли. Мы строим образы прошлого точно так же, как и образы будущего. Что же мешает мне отбросить призрак прошлого, неподвижно стоящий позади меня, подобно тому, как я могу по желанию уничтожить колеблющееся видение будущего, парящее впереди, и выйти из того промежуточного момента, называемого настоящим, момента столь краткого, что его уже нет в то самое мгновение, когда я произношу выражающее его слово? Все времена мы создаем себе сами, в этом нет сомнения; Бог времени не создал; он дозволил его создать человеку. Но в таком случае, куда делось бы время, эта пагубная мысль, обступающая и гнетущая меня отовсюду? Не исчезнет ли оно совершенно из моего сознания, не рассеется ли без остатка мнимая его реальность, столь жестко меня подавляющая? Моему существованию нет более предела; нет преград видению безграничного; мой взор погружается в вечность; земной горизонт исчез; небесный свод не упирается в землю на краях безграничной равнины, стелющейся перед моими глазами; я вижу себя в беспредельном пребывании, не разделенном на дни, на часы, на мимолетные мгновения, но в пребывании вечно едином, без движения и без перемен, где все отдельные существа исчезли друг в друге, словом, где все пребывает вечно. Всякий раз, как дух наш успевает сбросить с себя оковы, которые он сам же себе и выковал, ему доступен этот род времени, точно так, как и тот, в котором он ныне пребывает. Зачем устремляется он постоянно за пределы непосредственной смены вещей, измеряемой монотонными колебаниями маятника? Зачем кидается он беспрестанно в иной мир, где не слышен роковой бой часов? Дело и том, что беспредельность есть естественная оболочка мысли; в ней-то и есть единственное, истинное время, а другое – мы создаем себе сами, а для чего – не знаю» .

Итак, время «мы создаем себе сами», при этом имеется в виду не ньютоновское мате-матическое время, а времена, связанные с человеческим существованием. Количество та-ких времен ничем не ограничено:  в качестве примеров можно привести время жрече-ского мира, время воинского мира, множественные времена миров художественного творчества, а еще существуют времена виртуального общения и виртуального мира, психологическое время (и не одно) каждой личности. Все эти времена имеют четко фиксированные отличия от т.н. реального времени.  Большинство людей на протяжении своей жизни неоднократно переходят из одного мира в другой и, тем самым, увеличивают фактологическую, событийную продолжительность жизни, реализуют на практике установку на то, что жизнь надо наполнять событиями и тогда будет некогда думать о конечности своего существования. На самом деле можно предположить, что переходы из мира в мир увеличивают не только событийную продолжительность жизни, но и ее реальную длительность. Во многом это связано с обретением цели, ради которой стоит жить. Не случайно, отсутствие достойных целей ведет к сокращению продолжительности жизни. Такие ситуации обычно фиксируются с помощью языковых выражений типа: «его время не пришло», «он жил не в свое время», «он пережил свое время» и т.д. На первый взгляд, эти языковые выражения бессмысленны, точнее, бессодержательны, ибо время не имеет остенсивного определения, не является объектом или процессом, за которым можно наблюдать. Однако устойчивое, на протяжении веков, существующее на многих языках, указанное языковое явление позволяет предположить, что за этим нечто скрывается, нечто, похожее на время и отличное от него. В качестве такого явления выступает шкала времени.

Развернутое рассмотрение такого объекта, как шкала времени, в первую очередь за-ставляет посмотреть на то, что такое шкала вообще. Шкалой обычно называют конечное линейно упорядоченное множество значений измеряемой величины. В данной работе этому термину придаётся более широкое значение. Шкалой будем называть четвёрку <U, R, Г, D>, где U – непустое множество, R – непустое отношение частичного порядка на U, Г – множество (возможно пустое) имён некоторых элементов из U и D – множество (возможно пустое) имён некоторых связанных подмножеств U. Подмножество V множества U связанно, если

xyz((x  V & y  V & x R y & x R z & z R y)  z  V).

R есть отношение частичного порядка, если оно антирефлексивно и транзитивно, т.е.

x(x R x) и xyz((x R y & y R z)  x R z).

Зачастую отношение частичного порядка определяют иначе, сохраняя аксиому транзи-тивности, но вместо антирефлексивности принимая аксиомы рефлексивности и антисим-метричности:

x(x R x) и xy((x R y & y R x)  x = y).

По сути, это равноценные определения. Но есть и различия. Так, требование непусто-ты отношения R на синглетоне (одноэлементном множестве) U = {a} в первом случае вы-полнить невозможно, тогда как во втором случае окажется R = {<a, a>}, т.е.  R .

Вряд ли шкала может представлять собой одноэлементное множество. Для осуществ-ления акта измерения на шкале должно иметься, как минимум, два значения. Ведь шкала призвана обеспечивать возможность что-то различать. Поэтому первое определение час-тичного порядка более естественно для наших целей.

В повседневной жизни человек достаточно часто сталкивается с различными шка-лами. Самым распространенным примером  применяемой шкалы является шкала для из-мерения температуры. Таких шкал, как минимум, две. Первая шкала представляет собой температурную шкалу, применимую ко всему живому: ее численные границы простира-ются от температурного нуля, при котором все живое замерзает, т.е. умирает, до темпера-турного максимума, при котором происходит сворачивание белка. Именно наличие этой шкалы предупреждает человека о невозможности «полететь прямо на Солнце» или выйти в открытое пространство космоса без скафандра. Второй шкалой является шкала медицинского термометра, измеряющего температуру тела человека. Множество U этой шкалы состоит из 81 элемента. Элементы линейно упорядочены отношением R. В качестве Г берётся набор цифр {34, 34.1, 34.2, ..., 41.9, 42}. При измерении в подмышечной впадине множество D = {субнормальная температура (ниже 36.4), нормальная (36.4 – 36.8), субфебрильная (37 – 38), умеренно повышенная (38 – 39), высокая (39 – 40), чрезмерно высокая (выше 40), гиперпиретическая (выше 41)} . У каждого вида живых организмов существует своя температурная шкала этого типа, у людей также существуют реально фиксируемые температурные различия.

На практике человек может использовать различные типы шкал, описывающие одно и то же явление. В качестве такого явления выступает и время, которое может по-разному материализовываться с помощью шкал времени. Например, в настоящее время человече-ство в своей практической жизни пользуется двумя типами шкал времени – светским и церковным календарями, различия между которыми достаточно существенны.

В некоторых сферах человеческой деятельности существуют и другие шкалы, иногда они бывают крайне необычного свойства. Например, некоторые виды художественного творчества организованы по принципу шкалы. Это касается такого вида устного народного творчества, каким является сказка. Отечественным лингвистом Проппом В.Я еще в 1928 г. было доказано, что все сказки представляют собой, по сути дела, одну сказку, шкала развития событий которой состоит из 31 параметра-действия. На эту тему существует обширная литература . Можно усмотреть шкалы и в некоторых других литературных жанрах: так, басня, будучи апологией status quo, состоит из трех временных компонентов – исходного позитивного состояния, неумных и неловких попыток его изменить и возвращения к изначальному состоянию. Лингвисты выделяют инвариантную шкалу рассказов М.М.Зощенко – первоначальная идиллия, затем множественные испытания и обретение ухудшенного состояния покоя – для того, чтобы убедиться в наличии такой шкалы, достаточно перечитать рассказы «Аристократка» и «Больница». Шкала как таковая представляет собой конкретизацию понятия меры. Мера, согласно определению данному Гегелем, есть единство качества и количества. Выход за границы меры означает разрушение данного качества. Шкала указывает точные количественные характеристики этих качественных состояний, выход за пределы шкалы или «зашкаливание» как раз и означает разрушение качества объекта. Термин «зашкаливание» широко используется в технических науках и технической практике при описании работы технических устройств. Кстати, описание работы любого технического устройства обязательно предполагает наличие рабочей шкалы. Паспорт любого технического агрегата содержит информацию о шкале электрического тока, при которой агрегат может использоваться.

Итак, время материализуется или реализуется с помощью шкал. Применительно ко времени используются шкалы разных типов. Широкое распространение получила шкала, в которой U есть множество действительных чисел, а R – линейный порядок на этом мно-жестве. Часто к этой шкале добавляют Г, которое содержит цифры: это имена целых и ра-циональных, а также некоторых, но не всех, иррациональных чисел (p, е и т.д.) из U. Это и есть шкала математизированного, ньютоновского времени, которую использует физика. Особенностью этой шкалы является то, что в ней  никакие события не выступают в каче-стве элементов множества D, которое поэтому остается  пустым (время есть пустое вме-стилище процессов). На практике время измеряют с помощью приборов. При этом оказы-вается, что не все приборы, измеряющие время, имеют шкалу. Так циферблат часов шка-лой не является, т.к. его элементы расположены по окружности и, тем самым, не образуют отношения линейного порядка.  С пониманием времени как шкалы хорошо соотносятся представления о связи времени и информации. «Представим себе шкалы, на которую нанесены в хронологической последовательности моменты времени. Одной из особенностей этой шкалы является следующее: ни один момент времени не повторяется, различных моментов времени всегда бесконечное множество» . Отсюда можно сделать вывод, что время является таким множеством отдельных событий и шкал, информационная емкость которых сопоставима с общей шкалой времени. Само понятие информационной емкости времени и его составляющих есть существенная часть программы создания «негеометрического образа времени» .

Материализация времени в виде шкалы означает существование различных видов вре-менных шкал, которые отличаются друг от друга выделенными значениями и плотностью измеряемых или фиксируемых событий. Например, парадоксы Зенона «Ахиллес и черепаха» и «Дихотомия» основаны на континуальном представлении о времени, шкала которого (если ее построение вообще возможно) не совместима со шкалой нашего повсе-дневного времени. Различные миры и способы человеческого существования основаны на использовании различных временных шкал. При переходе человека из одного мира в другой (из мира детства в мир отрочества, например) прежде всего, меняется тип временной шкалы. Сама история человеческого общества есть история различных шкал времени. Языковые выражения типа: «его время не пришло», «он жил не в свое время», «он пережил свое время» и т.д. как раз и обозначают ситуацию, когда человек живет не в адекватной для него временной шкале.   На протяжении своей жизни человек неоднократно перемещается из одного мира или острова культуры в другие, при этом каждый раз меняется тип временной шкалы. Определенное количество таких миров создано человеком искусственно.

Такие миры или острова культуры оказываются своеобразной реализацией недостижимой мечты человечества о путешествиях во времени. Современная физика еще раз подтвердила малую вероятность путешествий в будущее и невозможность путешествий в прошлое. Ибо, что такое прошлое? Прошлое представляет собой материализацию в настоящем в виде знаков. Прошлое представлено в знаковой форме.  Тексты, созданные в прошлом, обретают вечное в некотором смысле существование в настоящем . Расшифровка, восстановление утраченных смысла и значения древних языков есть важнейшая задача исторической или диахронической лингвистики. Такая деятельность самими лингвистами характеризуется как «путешествие во времени», ибо язык сохраняет и воспроизводит реалии своего времени, представляя собой грамматическую или языковую картину мира. Понятие языковая картина мира появилось недавно и может быть определено как «представление о действительности, отраженное в языковых знаках и их значениях – языковое членение мира, языковое упорядочение предметов и значений, заложенная в системных значениях слов информация о мире» . Языковая картина мира является конкретизацией в знаковой форме более общей структуры, каковой считается категориальная картина мира, иными словами, естественная система категориальных определений мира .  Успешная деятельность лингвистов по расшифровке «мертвых» языков, сравнительный анализ текстов с целью выявления родства и различия в происхождении языков привели к убеждению, что естественный язык есть орудие воссоздания утраченных реальностей прошлого. Отечест-венный лингвист В.М.Иллич-Свитыч, автор гипотезы ностратических языков, попытался воссоздать этот древний праязык и написал на нем стихотворение-завещание на тему, ко-торая, по его мнению, волнует не только нас, но волновала и наших далеких предков:

«Язык – это брод через реку времени, он ведёт нас к жилищу умерших;

Но туда не сможет дойти тот, кто боится глубокой воды» .

Данный текст можно воспринимать в качестве смыслового инварианта философских, а точнее, мировоззренческих текстов по проблеме времени, инварианта, который существует на всем протяжении человеческой истории. Руководствуясь данным инвариантом, можно составить шкалу представленности  времени в человеческой культуре. Периоды такой шкалы будут выглядеть следующим образом: время как изменение или движение; историческое и психологическое время; математизированное время; необратимость как основное свойство времени; время как деятельность по улучшению качества жизни человека и достижения будущего. В соответствии с этим, каждый период ориентируется на свой модус времени: прошлое есть основной модус и эталон для древности, включая античность; настоящее – единственный модус средневековья и Нового времени, ибо прошлого уже нет, а будущее грозит Апокалипсисом и прекращением времени; будущее для современной цивилизации, ибо «будущее временит настоящее», будущее определяет настоящее, будущее состоится в любом случае, каким бы ни было настоящее. Приоритет будущего в настоящем четко отражен в экологической программе устойчивого развития, согласно которой современные поколения должны предоставить будущим поколениям возможность адекватно устраивать свое существование. Итак, «история изучает не прошлое, а время, точнее – социальное время и исторические явления, их возникновение, жизнь и смерть. Но что есть социальная (историческая) реальность? Это особая смысловая реальность, элементами которой являются события. Социальное время – это смена событий.

Но событие не существует вне, независимо от человека-наблюдателя. Событие – это опреде-ленный смысловой комплекс, означающий соотносительное акту наблюдения единство (свершение в пространстве и времени)» . Исторические науки работают со значениями таких знаков прошлого в настоящем. Большинство проблем исторических наук связано с отсутствием общепринятых значений и смыслов у знаков прошлого. История есть осмыс-ление (интерпретация) знаков прошлого. В любом случае, такое прошлое вряд ли можно посетить. Следовательно, реальной человеческой возможностью путешествий во времени является перемещение из одного мира, из одного острова культуры в другой и т.д. Приня-тие такого утверждения в качестве гипотезы влечет практически реализуемые действия. Все они связаны с той предметной областью, которая называется экология человека. Это создание человеком и для человека адекватных условий существования, главным из кото-рых могут быть признаны мероприятия по увеличению конкретной продолжительности жизни. Увеличение сроков жизни позволит человеку воспользоваться реальными, а не вымышленными возможностями путешествия во времени по мирам с различными типами временных шкал. Решение проблемы будущего – основная задача экологии человека.  «Соответственно определяющим модусом времени становится не настоящее…, а будущее – то, чего нет» , но что может осуществиться в процессе решения общей эко-логической проблематики. Экология человека является составной частью более широкого поля исследования – экологии вообще, или современной экологической парадигмы. В рамках предложенного подхода экология может быть определена как система знаний, ста-вящая своей целью теоретическое обоснование и практическое сохранение пространст-венно-временного многообразия биосферы планеты.

Итак, существуют разные шкалы времени, которые по-разному реализуют или мате-риализуют время. Все эти шкалы могут быть разделены на два типа. Первый тип шкалы отражает такие существенные атрибуты времени, как прошлое, настоящее и будущее. Второй тип шкалы представляет из себя прямую и бесконечную в обе стороны линию, которая напоминает  о пространстве, но не несёт никакой специфически темпоральной информации. Временные понятия привязываются к такой шкале внешним образом. Конечно, первая шкала также пространственна, но это система весьма специфических отрезков, которые никакого самостоятельного значения (в отличие от понятия прямой линии) в геометрии не имеют. Именно первая шкала указывает на существование  негеометрических представлений о времени.

Как соотносятся временные шкалы и реальность, какая из двух типов шкал времени точнее описывает характеристики действительного темпорального универсума? Большинство людей, занимающихся научной и технической проблематикой,  однозначно отдают пальму первенства шкалам физического времени. Существование шкал исторического времени до сих пор не является общепризнанным, хотя человек в своей практике пользуется именно такими шкалами. На самом деле, шкалы исторического времени являются итоговым результатом опытных научных исследований, в них нет ни грана от психологии восприятия времени или от характеристик сознания. Шкалы исторического времени полностью объективны, и  нет никаких весомых оснований сомневаться в их истинности: они в целом верно воспроизводят темпоральные особенности действительного мира, обусловленные существованием неповторимых уникальных событий.

В  линейных временных шкалах физики, которые не имеют особых точек, нет разли-чия и между направлениями  в прошлое и будущее. Отсутствие такой разницы породило проблему нахождения в обратимых законах физики необратимости . Такая необрати-мость напрямую связана с отказом от линейного времени, характерного для физических шкал.  Ветвящиеся в будущее и линейные в прошлое шкалы времени в логике, в отличие от физических временных шкал, отлично улавливают разницу между направлениями в прошлое и в будущее, а также устанавливают границу между прошлым и будущим. В этом смысле логические временные шкалы представляют собой третий тип шкал. Шкалы исторического времени хорошо различают прошлое, настоящее и будущее, однако их осо-бенностью или  недостатком является то обстоятельство, что в них никак не представлено будущее. Между тем, будущее в определённом смысле всё же существует, но не так как настоящее и прошлое. Опыт исследования окружающей реальности позволяет заключить, что будущее – это некоторая совокупность альтернативных сценариев развития. От мо-мента настоящего начинается ветвление времени в будущее, где каждая ветвь представля-ет возможный вариант будущего положения дел. В науке всегда имели место попытки заглянуть «за» настоящее в близкое или отдалённое будущее. И всё чаще и чаще проявляет себя осознание того, что будущее не вытекает однозначно из настоящего, что будущее есть ветвящееся от настоящего времени множество возможностей, которые, в свою очередь, ведут к последующим ветвлениям. 

Список литературы

1.  Анисов А.М. Темпоральный универсум и его познание. – М.: ИФРАН - 2000. – 208 с.

2.  Балашов Л.Е. Мир глазами философа. (Категориальная картина мира). М.:.ACADEMIA, 1997. – 293 с.

3.  Гайденко П.П. Время. Длительность. Вечность. Проблема времени в европейской философии и науке. – М.: Прогресс-Традиция, 2007. – 464 с.

4.  Демина Л.А. Осмысление времени как фактора формирования ноо- и техносферы современной цивилизации// Социогуманитарные проблемы строительного комплекса. Т.1 – М.: МГСУ, 2010. – 348 с., с.16-17.

5.  Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков (семито-хамитский, картвельский, индоевропейский, уральский, дравидийский, алтайский): Сравнительный словарь. М.: Либроком.  2009 – 408 с.

6.  Любинская Л.Н., Лепилин С.В. Философские проблемы времени в контексте меж-дисциплинарных исследований. – М.: Прогресс-Традиция, 2002. – 304 с.

7.  Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. – Воронеж, Изд-во: Истоки, 2001. – 190 с.

8.  Пригожин И. От существующего к возникающему. М.: Наука. - 1985. – 327 с.

9.  Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс. - 1986. – 432 с.

10. Пропп В. Я. «Исторические корни волшебной сказки» - Л. Изд-во ЛГУ, 1986 -364 с.

11. Пропп В. Я. «Фольклор и действительность» - М.: Наука,1989. – 233 с.

12. Пропедевтика внутренних болезней. Под ред. В. X. Василенко, А. Л. Гребенева. - 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Медицина, 1982. – 618 с.

13. Хайтун С.Д. Механика и необратимость. – М.: Янус, 1996.- 448 с.

14. Чаадаев П.Я. Философические письма. Письмо третье. // Статьи и письма. – М.: Современник, 1989. – 623 с.

 


 

 

  1. Чаадаев П.Я. Философические письма. Письмо третье. // Статьи и письма. – М.: Современник, 1989. – 623 с.,  с.74-75.
  2. Пропедевтика внутренних болезней. Под ред. В. X. Василенко, А. Л. Гребенева. - 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Медицина, 1982. – 618 с., с. 60-65.
  3. Пропп В. Я. «Исторические корни волшебной сказки» - Л. Изд-во ЛГУ, 1986 -364 с.
  4. Пропп В. Я. «Фольклор и действительность» - М.: Наука, 1989. - 233с.
  5. Любинская Л.Н., Лепилин С.В. Философские проблемы времени в контексте междисциплинарных иссле-дований. – М.: Прогресс-Традиция, 2002. – 304 с., с.169.
  6. Анисов А.М. Время и компьютер. Негеометрический образ времени. – М.: Наука, 1991, 152 с.
  7. Анисов А.М. Темпоральный универсум и его познание. – М.: ИФРАН,  2000. – 208 с., с.144-153.
  8. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. – Воронеж, Истоки, 2001. – 190 с., с.68.
  9. Балашов Л.Е. Мир глазами философа. (Категориальная картина мира). М.:.ACADEMIA, 1997. – 293 с.
  10. Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков (семито-хамитский, картвельский, индоевро-пейский, уральский, дравидийский, алтайский): Сравнительный словарь. М.: Либроком, 2009. – 408 с.
  11. Демина Л.А. Осмысление времени как фактора формирования ноо- и техносферы современной цивилиза-ции// Социогуманитарные проблемы строительного комплекса. Т.1 – М.: МГСУ, 2010. – 348 с., с.16-17.
  12. Гайденко П.П. Время. Длительность. Вечность. Проблема времени в европейской философии и науке. – М.: Прогресс-Традиция, 2007. – 464 с., с.18.
  13. Анисов А.М. О понятиях направленности и необратимости времени // В сб.: Синергетика времени. Меж-дисциплинарный подход. М.: Наука, 2007. – 203 с.
  14. Пригожин И. От существующего к возникающему. М.: Наука, 1985. – 327 с.; Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс, 1986. – 432 с.;  Хайтун С.Д. Механика и необратимость. – М.: Янус, 1996. – 448 с.


Другие статьи автора: Малюкова Ольга

Архив журнала
№4, 2019к№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба