Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №2, 2013

Хроника научной жизни
Просмотров: 1270

Всероссийская научная конференция «Михаил Пришвин и XXI век» в Ельце

14-16 февраля 2013 г. В Елецком государственном университете им. И.А. Бунина состоялась Всероссийская научная конференция «Михаил Пришвин и XXI век», на которую собрались более 50 деятелей культуры, профессионально занимающихся изучением творчества Пришвина: литературоведы, философы, лингвисты, музейные работники и учителя. Конференция стала этапным событием в современном пришвиноведении, прояснила ряд вопросов и путей развития пришвинских традиций в литературном процессе ХХ века, философско-мировоззренческих контекстов творчества, поэтики прозы, историко-этнографических и фольклорных мотивов, дневникового и краеведческого дискурса, лингвистических аспектов художественного наследия писателя.

Для Елецкого государственного университета, носящего имя лауреата Нобелевской премии Ивана Алексеевича Бунина, стало доброй традицией проведение научных конференций, посвященных изучению творческого наследия выдающихся земляков своего края. Среди них особое положение занимает Михаил Михайлович Пришвин, чье 140-летие со дня рождения отмечалось 4 февраля 2013 года. Замечательный писатель и оригинальный мыслитель, дарование которого созревало в Елецком крае, был кровно связан с отеческим черноземным пространством, где начиналась его творческая биография как выдающегося мастера художественного слова. Россия, Родина, русский мир для Михаила Пришвина начались с родительского имения в селе Хрущево, где он родился и провел первые годы жизни, а затем учился в мужской гимназии города Ельца. Преображенные силой щедрого таланта, родные места в творчестве писателя стали частью той страны, которая зовется вечностью. Здесь он стремился понять и художественно отобразить духовные истоки национального бытия, постичь диалектику и тайну русской души.

Организаторы конференции собрали более пятидесяти деятелей культуры, профессионально занимающихся изучением творчества Пришвина: литературоведов, философов, лингвистов, музейных работников и учителей, представляющих Москву, Санкт-Петербург, Иваново, Барнаул, Новосибирск, Ярославль, Переславль-Залесский, Орел, Воронеж, Липецк, Елец. Следует особо отметить представительство поклонников творчества писателя из исконно русской глубинки, с которой так тесно был связан художественный мир Пришвина: учителей русского языка и литературы из сел Берендеево и Купанское Переславского района Ярославской области, сотрудников Национального парка «Плещеево озеро» из Переславля-Залесского.

Для участников конференции было предложено пять основных направлений работы:

* Философско-мировоззренческие контексты творчества М. Пришвина.

* Пришвинские традиции в литературном процессе ХХ века.

* Поэтика прозы М. Пришвина.

* Творчество М. Пришвина: лингвистический аспект.

* Историко-этнографические и фольклорные мотивы в творчестве М. Пришвина.

Торжественное открытие конференции началось со вступительного слова ректора, доктора педагогических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы Кузовлева В.П., отметившего закономерность факта, что научные конференции, посвященные изучению творчества М.М. Пришвина, традиционно проходят именно в Елецком государственном университете им. И.А. Бунина. «С полным основанием можно заявить, – сказал профессор Кузовлев В.П., – что у нас сложилась елецкая школа пришвиноведения, [см.: http://www.elsu.ru/prishvin.html?do=static&page=prishvin], объединяющая усилия ученых всей России в деле изучения многообразного художественного, публицистического и дневникового наследия писателя».

С приветствием к участникам конференции обратились представители администрации Липецкой области и администрации г. Ельца.

На пленарном заседании были затронуты наиболее актуальные проблемы современного пришвиноведения. В докладе профессора Подоксенова А.М. (Елец) «Михаил Пришвин: философско-мировоззренческие контексты творчества» отмечалось, что творчество Пришвина принадлежит тому направлению русской литературы, для которого характерна близость с философско-мировоззренческими идеями своего времени. Правда, в пришвиноведении пока преобладают традиции филологического и литературоведческого анализа, но по мере переиздания публицистики революционного периода, выхода в свет задержанных из-за цензуры художественных произведений и особенно многотомного Дневника становится все более ясно, что перед нами оригинальный мыслитель с собственным философским взглядом на мир и место в нем человека. И хотя Пришвин не написал ни одного теоретического трактата, его Дневник и художественные произведения насыщены размышлениями над подлинно философскими вопросами – это темы историософии, антропологии, этики и эстетики, влияния религии на политические и идейные течения революционной эпохи, экологическая проблематика советского мироустройства.

Недавно защитившая докторскую диссертацию доцент Худенко Е.А. (Барнаул) в своем выступлении «М. Пришвин о М. Горьком: “несвоевременные мысли” в эпоху пролетарского искусства» проследила динамику взглядов Пришвина на фигуру и творчество Горького. Особое внимание уделялось периоду 1930-1940-х годов, когда оценки пришвинского отношения к «буревестнику революции» претерпели кардинальные изменения. Это касается как размышлений писателя о судьбах русской литературы при «живом» Горьком, так и после его смерти, а также непосредственная полемика с вождем пролетарского искусства в очерке о Беломоро-Балтийском канале «Отцы и дети». В итоге, выстраивается особая парадигма творческого диалога между двумя писателями, художественный и человеческий потенциал которого трудно переоценить.

Профессор Борисова Н.В. (Елец) в докладе «Женщины в судьбе и творчестве Михаила Пришвина» и заведующая Домом-музеем М.М. Пришвина Рязанова Л.А. (Москва) в докладе «”Я не помню ее земного лица...” (Новые сведения о Варе Измалковой)» затронули вечно актуальную для искусства тему Музы, вдохновляющей художника на творчество. Как известно, в жизни Пришвина были две главные женщины: «звезда утренняя» – роковая невеста Варвара Измалкова, выведенная в автобиографическом романе «Кащеева цепь» под именем Инны Ростовцевой, и «звезда вечерняя» – Валерия Дмитриевна Лебедева (в девичестве Лиорко), ставшая не просто женой писателя, но и секретарем, архивариусом, неизменной помощницей во всем, публикатором художественных произведений и Дневников Пришвина после его кончины. Были сообщены новые, ранее неизвестные факты о жизни и судьбе В.П. Измалковой.

Профессор Гордович К.Д. (Санкт-Петербург) посвятила свой научный доклад теме «Дневники М. Пришвина как художественный текст», в котором подчеркнула, что уникальность дневниковой части наследия Пришвина не только в активном использовании художественно-выразительных средств. Для Пришвина Дневники – его Главная книга, в которой воплощаются представления писателя о художественном творчестве. Книга эта создавалась на протяжении десятилетий. Она структурирована по годам, а не по темам. Стержневой мотив – образ времени. Центральный герой – сам писатель, его «я» во всех ипостасях – и в бытовой жизни, и в чувственной составляющей, и в мировоззренческой. Особенности повествования – в сочетании разных стилей, в характерном для эссеистики отсутствии сюжета.

Гришина Я.З. (Москва), заведующая сектором Дома-музея М.М. Пришвина, выступила с докладом «Любовь и война. Дневник Михаила Пришвина 1940-1945 гг.», в котором отмечалось, что пришвинский дневник военных лет полон размышлений о грядущей судьбе России и мира, о смысле Второй мировой войны. Писатель сознает, что победа в войне подвела черту под прошлым России и парадоксальным образом сделала социализм реальностью, а также понимает, что мир оказался перед лицом новых вызовов, связанных с появлением атомной бомбы. В эти годы Пришвин чувствует острую необходимость глубокого переосмысления культуры.

Доцент Тагильцева Л.Е. (Новосибирск) в докладе «Принцип симфонизма в очерках М. Пришвина “Черный араб”» рассказала, что данный цикл очерков существует в трех редакциях (1910, 1925, 1948). Если в первой и второй редакциях главенствует этнографическое начало, то в третьей редакции предметом познания становится ищущая человеческая душа и ее лирическое начало. Здесь писатель, на взгляд докладчика, приближается к сакральной связи слова и «музыкального вещества», когда достигается непрерывность музыкального сознания, когда ни один элемент не мыслится и не воспринимается как независимый среди множества остальных, что и есть воплощение принципа симфонизма.

Оживленно и плодотворно проходили секционные заседания, на которых участники конференции обсуждали разнообразный спектр тем и проблем современного пришвиноведения.

На секции «Философско-мировоззренческие контексты творчества М. Пришвина» профессор Подоксенов А.М. познакомил участников заседания с основными идеями профессора Иваненкова С.П. (Санкт-Петербург), представившего на конференцию статью «Принципы экзистенциальной антропологии М. Пришвина». Особое внимание здесь обращается на важность исследования философского аспекта творчества писателя, к осознанию значимости которого автор статьи приложил немало сил, еще в 1997 году одним из первых заговорив о Пришвине как мыслителе (статья С.П. Иваненкова «М.М. Пришвин: бремя мира и личности» в журнале «Credo»). Получив довольно-таки большой отклик в философской аудитории, статья была передана П.В. Алексееву, который тогда готовил 4-е издание «Философы России ХIX-XX столетий» и это обстоятельство сыграло существенную роль в том, что Пришвин был инкорпорирован в философское сообщество как самостоятельный мыслитель.

В выступлении доктора филологических наук, доцента Урюпина И.С. (Елец) «Библейский миф об Адаме и Еве в романе М. Пришвина “Кащеева цепь”» рассматривалась мифопоэтическая и философско-онтологическая структура автобиографической прозы писателя. В своем романе Пришвин, художественно трансформируя и переосмысляя библейский миф о первочеловеке, представляет в самых разных вариантах историю «первого» и «второго Адама», интерпретируя ее как в житейски-бытовом, так и бытийно-метафизическом значении. Докладчик разбирает внутреннее, духовно-интеллектуальное пространство главного героя – Михаила Алпатова, в образе которого автор художественно исследует путь своего самосознания через ветхозаветный миф об Адаме и Еве, содержащий в аллегорически свернутом виде сущность человеческого бытия на земле, открывает окружающий мир во всей его не только отвлеченно-символической, но и реально-политической сложности.

Проблеме логики художественной мысли писателя был посвящен доклад профессора Холодовой З.Я. (Иваново) «Дневник как творческая лаборатория (М. Пришвин в работе над очерком-поэмой “Черный араб”)». «Киргизский» дневник Пришвина помогает раскрыть особенности мастерства писателя на первоначальном этапе его работы над произведением и до окончательного оформления художественного замысла. На основе анализа записей планов и творческих заданий Пришвина самому себе, характеристик героев и образов природы становятся более понятны поиски способов превращения жизненного материала в художественный сюжет, или, по словам писателя, того, «как возвыситься от формы дневника и записок до художественной формы».

В докладе кандидата физико-математических наук, старшего научного сотрудника Дроздова М.С. (Москва) «Кто Вы, “отец Спиридон” (М.М. Пришвин и А.П. Устьинский)» привлечено внимание к пришвинским дневникам и рассказам так называемого «новгородского цикла». Докладчик ознакомил с ранее неизвестными публикациями местной прессы и документами Государственного архива Новгородской области, в которых сообщалось о жизни и деятельности в Новгороде М.М. Пришвина и священника А.П. Устьинского («отца Спиридона»), ставшего главным героем ряда произведений писателя. Приводились адреса, по которым жили в древнем городе Пришвин и «отец Спиридон», рассказывалось о наиболее ярких городских событиях 1911-12 гг. с их участием.

Главный вопрос, который интересовал соискателя Константинову Е.Ю. (Москва), выступившую с докладом «Философия творческой личности в дневниках и художественных произведениях М. Пришвина 1920-х годов (религиозно-философский контекст)», религиозный аспект мировоззрения и творчества Пришвина в 1920-е годы. Большевистскому государству с его тоталитарной идеологией писатель противопоставляет творческую личность, преодолевающую давление враждебной среды путем преображения своего духовного «я» и мира вокруг. По мнению докладчика, концепция творческой личности Пришвина сближает его с христианским персонализмом философов-космистов 1920-х гг. (А. Мейер, А. Горский, Н. Сетницкий), с их представлением о творчестве как ответственном поступке личности, преодолевающем «зрение войны» – видение врага как лица «другого», выявляя тем самым модель со-пространственного мира, искомого Китежа, Царствия Божия.

В центре внимания старшего преподавателя Соловьевой М.А. (Ярославль) была тема «О важном, нужном, дорогом в дневниковых записях 1930 года М. Пришвина». Особый акцент был сделан на проблеме философско-мировоззренческие выбора, являющейся традиционной для русской литературы. На примере анализа ассоциативной связи художественных образов в произведениях Лескова Н.С. и Пришвина М.М. выявляются пути и способы решения проблемы смысложизненного выбора как для самого писателя, так и для читателей разных поколений.

С интересными докладами на секции выступили: профессор Крикунов А.Е. (Елец) «”Ясное распределение всего хаоса”: парадоксы Н. Лосского в зеркале М. Пришвина»; доцент Ковалюк И.Н. (Липецк) «Отношение М. Пришвина к православию (на материале дневников писателя 1920-1922 годов)».

На секции «Пришвинские традиции в литературном процессе ХХ века» с интересным докладом «Творчество А.Н. Стрижева и пришвинские традиции» выступила доцент Моклецова И.В. (Москва). В ряду русских писателей ХХ века, для которых русская природа явилась средством и местом для ухода от идеологической заданности и духовного гнета, можно назвать нашего замечательного современника А.Н. Стрижева. Его творчество систематического изучения пока не получило, но несомненным достоинством наследия писателя является его соотнесенность с предшествующей реалистической традицией русской литературы, в том числе и с произведениями М.М. Пришвина.

Внимание привлек доклад «Своеобразие “сказочного” мира М. Пришвина» кандидата культурологии Васильевой И.В. (Москва), отметившей, что творчество Пришвина является важнейшим звеном  русской прозы XX века. В процессе формирования основных творческих жанровых принципов Пришвин погружается в первозданный, загадочный и сказочный мир русской природы, ставший одной из первооснов его мировосприятия. Черты жанра сказки можно заметить уже в названиях произведений Пришвина: «За волшебным колобком», «Черный араб», «Кащеева цепь», «Берендеева чаща», «У стен града невидимого», «Кладовая солнца» и др. Благородство и справедливость бытия сказочного мира для Пришвина – это волшебное прошлое и желаемое будущее его родины.

С интересом был принят стендовый доклад профессора Иванова Н.Н. (Ярославль) «М. Пришвин – читатель И.В. Гете», целью которого являлась задача прояснить роль Гете в духовной эволюции Пришвина. По мнению докладчика, писатель не только откликнулся на пантеизм Гете, но и активно использовал его типажи и идеи (Фауст, Мефистофель). Если Фауст пытался преодолеть Духа Земли, то человек Пришвина – «Муж Земли», творец «чудес и радостей её» – посвятил себя не просто преодолению, но совершенствованию жизни в сотворчестве с природой («Жень-Шень», «Календарь природы»). Отказ великих (Гете) от личного начала в себе ради жертвы во имя социальных обязанностей перед людьми Пришвин представил как трагедию на фоне усложненного понимания Бога и самоопределения человека в новых исторических условиях.

Старший преподаватель Беляева Л.И. (Орел) в докладе «Путь постижения “мира в себе”» отметила тот положительный факт, что сегодня школа вновь обращается к воспитанию как неотъемлемой составляющей образования. Подведя итоги постперестроечного поиска, государство вновь озаботилось духовно-нравственным состоянием общества. Воспитание – это передача традиций, которые нельзя придумать, но можно обнаружить «родственным вниманием», приникая к миру. Литературная сокровищница Пришвина – кладовая мудрости, щедрый дар учителю.

С докладами на секции выступили: доцент Ковыршина О.А. (Липецк) «Тема Первой мировой войны в творчестве М. Пришвина и А. Барбюса»; доцент Ломакина С.А. (Елец) «М. Пришвин и Г. Успенский: к проблеме нравственно-этических исканий»; доцент Зайцева Н.В. (Елец) «Идея всеобъемлющего гуманизма в произведениях М. Пришвина для детей»; учитель Наумова И.А. (Липецк) «Пространственные архетипы в сновидческом хронотопе М. Пришвина (в дневниках 1914-1931 годов)»; аспирант Морозова М.Х. (Елец) «Симфония водной стихии в романе М. Пришвина “Осударева дорога”».

На секции «Поэтика прозы М. Пришвина» с большим интересом был выслушан доклад доктора технических наук Устинова В.А. (Москва) «М.М. Пришвин – автолюбитель». Как известно, одним из примечательных аспектов многогранности творчества и характера Пришвина было автолюбительство – еще одна страсть, захватившая его в последние два десятилетия его жизни. Интерес писателя к сложным техническим новинкам, появляющимся в СССР, находил реализацию в их приобретении и детальном изучении особенностей их конструкции и эксплуатации. Опираясь на дневниковые записи и на воспоминания знавших Пришвина людей, докладчик провел серьезный анализ философско-мировоззренческих взглядов писателя в контексте получения новых технических возможностей для более полного единения с природой.

Доцент Кульчицкая Н.Н. (Орел) в докладе «Свободное слово М. Пришвина» остановилась проблеме анализа особенностей авторского языка, проявляющейся с наибольшей силой в художественном тексте. Докладчик убежден, что связь русского слова с физической природой и природой идеальных пространств помогает человеку – и герою, и читателю – ориентироваться в многомерном пространстве не только литературного произведения, но и в пространстве мироздания. Пришвинские тексты, их языковой материал демонстрируют высокий нравственный потенциал слова. Глубокое понимание слова художественного текста требует от человека духовного напряжения, чтобы возвысить свою природу.

В докладе доцента Меркурьевой Н.А. (Орел) «”Я” сотворенное: идея жизнетворчества М. Пришвина» отмечалось, что характерной особенностью творчества писателя была его способность с помощью силы родственного внимания не просто постигать, но вживаться в живое бытие мира. Все это давало возможность Пришвину органично переводить свои жизненные впечатления не только в художественно-эстетический, но и в нравственно-философский план. Художник и природа, действуя в сотворчестве, созидают новое небывалое бытие, то есть тот мир, сакральным центром которого является человек.

Внимание участников секции также привлекли доклады:  профессора Звездовой Г.В. и кандидата филологических наук Фроловой Л.В. (Липецк) «Чернозем: полюсы народного миропонимания (концептуальные наблюдения на материале романа М. Пришвина “Кащеева цепь”)»; доцента Трубициной Н.А. (Елец) «Образ Норвегии в книге очерков М. Пришвина “За волшебным колобком”»; доцента Угловой Н.В. (Липецк) «Обретение гармонии мироздания в творческом наследии М. Пришвина (“Повесть нашего времени”)»; доцента Бочаевой Н.Г. (Елец) «Жанр сказки в литературном наследии М. Пришвина»; кандидата филологических наук Лишовой Н.И. (Елец) «”Можжевеловая тайна” в художественном дискурсе М. Пришвина (на примере романа “Кащеева цепь”)»; учителя Ролдугиной О.Ю. (Елец) «Лирические миниатюры М. Пришвина в школьном изучении»; учителя Пальчиковой Т.С. (Елец) «Тематическое разнообразие картины мира в дневниках М. Пришвина».

Участники секции «Творчество М. Пришвина: лингвистический аспект» активно и заинтересованно обсуждали проблемы языкового своеобразия творческого наследия писателя.

Доклад профессора Свиридовой Т.М. (Елец) «Языковые средства со значением согласия/несогласия и их использование в романе М. Пришвина “Осударева дорога”» был посвящен анализу речевых актов согласия и несогласия как особого текстообразующего компонента. Картина внутреннего мира человека, его отношение к действительности посредством реакций согласия и несогласия передаются в диалоге и монологе. По заключению докладчика, в романе преобладают диалоги, в которых достигается взаимопонимание, согласие. Речевые акты согласия и несогласия информативно наполнены, коммуникативно значимы.

Профессор Попова Е.А. (Липецк) представила доклад «Метаязыковой портрет М. Пришвина», в котором рассматриваются высказывания Пришвина о русском языке, русском слове и народной речи, являющиеся слагаемыми его метаязыкового портрета. Для анализа взяты Дневники писателя, произведения «Кащеева цепь», «Охота за счастьем», «Незабудки», «Родное слово», «Мои тетрадки» и др. Докладчик подчеркнула, что любовь, уважительное отношение, постоянное внимание к русскому языку, мастерское владение им − один из главных секретов творческого поведения русского художника слова Михаила Михайловича Пришвина.

С интересным сообщением выступила профессор Мещерякова О.А. (Елец) «О некоторых особенностях языкового обозначения категории времени и пространства в художественном тексте М. Пришвина». Исследуя заглавную конструкцию кладовая солнца и два фрагмента повести, где она употребляется, можно устанавить такие черты пришвинского хронотопа, как оценочность, утилитарность, деятельностность, софийность, эволюционность. Пространственно-временной фрагмент языковой картины мира писателя не копирует подобный фрагмент национальной языковой картины, но соотносится с ним, актуализируя значимые для писателя смыслы. Большую роль в их объективации играет предъявленная в названии повести метафора, которая отражает феномен авторского познания и авторский поиск нестандартного видения привычных предметов.

Свои доклады на секции представили: профессор Ковалёв Г.Ф. (Воронеж) «”Нижний” уровень русского языка в творчестве М.М. Пришвина, И.А. Бунина и А. Платонова»; кандидат филологических наук, учитель Саввина Ю.Ю. (Елец) «Фитоним “волчье лыко” в сказке-были М. Пришвина “Кладовая солнца”»; доцент Телкова В.А. «На урок – с М. Пришвиным (Изучение безличных конструкций на материале произведений М. Пришвина)»; кандидат филологических наук Бутримова И.В. (Орел) «Восприятие прозы М. Пришвина младшими школьниками»; аспирант Логвиненко С.В. (Елец) «Семантика женских образов в художественном дискурсе М. Пришвина»; учитель Белоусова Г.А. (Елец) «Изучение творческого наследия М. Пришвина на уроках гуманитарного цикла».

Наибольшее количество участников собрала секция «Историко-этнографические и фольклорные мотивы в творчестве М. Пришвина», на которой рассматривались особенности народной жизни той исторической эпохи, в которую жил писатель – доцент Краснова Т.В. (Елец) «Пришвинское Хрущево и его окружение. Историческая справка»; приводились записи фольклорно-краеведческих экспедиций 1970-1990 годов ХХ века – доцент Сионова С.А. (Елец) «Фольклорная стихия пришвинского края»; анализировалось топонимическое пространство детства и отрочества писателя – аспирант Страхов И.И. (Воронеж) «Топонимическое пространство детства и отрочества М. Пришвина (на материале романа “Кащеева цепь”)».

Интересные подробности жизни Пришвина в Ярославском крае в 1920-1940-х годах сообщили учитель Соколова И.Г. (Ярославская область Переславский район, с. Купанское) – доклад «Усолье в жизни и произведениях М. Пришвина. Прототипы “Кладовой солнца”»; сотрудник Национального парка «Плещеево озеро»  Воробьева Л.В. и сотрудник Центра социальной защиты «Надежда» Дорофеева М.А. (Переславль-Залесский) – доклад «Тропами Михаила Пришвина»; учитель Финошина А.П. (Ярославская область, Переславский район, с. Берендеево) – доклад «М. Пришвин в Ярославском крае».

С интересными сообщениями выступили: доцент Чистякова Н.А. (Елец) «Народные традиции в творчестве М. Пришвина и Б. Шергина»; учитель Решетникова Е.В. (Елец) «Пришвинский Елец»; учитель Воробьева С.В. (Елец) «Город Елец в изображении М. Пришвина (на материале романа “Кощеева цепь”)»; учитель Равнист О.В. (Елец) «Дневниковый и краеведческий дискурс в творческом наследии М. Пришвина»; учителя Болотова Г.Н. и Аникеева Е.А. (Елец) «Опыт межвозрастного взаимодействия при текстоориентированном подходе к анализу лирических миниатюр М. Пришвина».

По окончании конференции проведен «круглый стол», где были подведены итоги и сделаны выводы. Участники «круглого стола» отметили, что конференция стала этапным событием в современном пришвиноведении, прояснила ряд вопросов и путей развития пришвинских традиций в литературном процессе ХХ века, философско-мировоззренческих контекстов творчества, поэтики прозы, историко-этнографических и фольклорных мотивов, дневникового и краеведческого дискурса, лингвистических аспектов художественного наследия писателя.

Участники конференции выразили признательность профессору Холодовой З.Я. (Иваново) и профессору Борисовой Н.В. (Елец), представившим книгу: Михаил Михайлович Пришвин: Библиографический указатель / Сост. Н.В. Борисова, З.Я. Холодова. – Иваново: ЛИСТОС, 2013. – 175 с., а также профессору Подоксенову А.М. (Елец), представившего книги: Подоксенов А.М. Михаил Пришвин и Василий Розанов: мировоззренческий контекст творческого диалога. Монография. – Елец: ЕГУ им. И.А.Бунина; Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2010. – 395 с.; Подоксенов А.М. Художественный мир Михаила Пришвина в контексте мировоззренческого дискурса русской культуры ХХ века. Монография. – Елец: ЕГУ им. И.А.Бунина; Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2012. –  334 с.

 

Подоксенов Александр Модестович

Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина

доктор философских наук, профессор кафедры

историко-культурного наследия

Архив журнала
№4, 2019к№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба