Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №2, 2019

Ольга Малюкова
Фейковые традиции и риторическая картина мира
Просмотров: 38

Малюкова Ольга Владимировна,

доктор философских наук,

ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический

университет (МГЮА) имени О.Е. Кутафина»,

профессор кафедры философии и социологии

 

Malyukova Olga V.

Moscow State Law University,

PhD, professor of the Department

«Philosophy and Sociology»

E-mail: o.maliukova@list.ru

УДК 165

 

Фейковые традиции и риторическая картина мира

 

Аннотация. В  статье описывается феномен «фейкньюс» как мощного средства аргументативного влияния. В настоящее время влияние фейковых новостей можно охарактеризовать как глобальное явление. Данная проблема не возникла в наше время; она сопровождает человечество на протяжении всего своего существования, с момента когнитивной революции люди обманывают друг друга, участвуют в мошенничестве и манипуляциях. Фейковость заложена в структуре классического риторического канона. Любая аргументационная практика ставит своей целью убеждение слушателя в своей правоте, дабы побудить его к нужным действиям. Это самая сложная процедура в аргументации, т.к. убеждение человека включает в себя некие иррациональные моменты, которые сложно преодолеть.  Современные компьютерные сети и СМИ пытаются решить именно эту задачу.  Решение этой проблемы не следует искать на пути стремления к честности или усилению ответственности за ложь. В последние десятилетия XX и XXI веков человечество успешно разрешило ряд проблем, которые ранее казались неразрешимыми. Проблема фейковых новостей также будет решена. Главное – осознание проблемы и попытка ее разрешения.

Ключевые слова:  фейковые новости, способы аргументации, риторический канон, пузырь фильтров, парадокс релевантности.

 

Abstract. The article describes the phenomenon of “FeukNews” as a powerful means of argumentative influence. Currently, the impact of fake news can be described as a global phenomenon. This problem did not arise in our time; it accompanies mankind throughout its existence, since the moment of the cognitive revolution, people have been deceiving each other, participating in fraud and manipulation. Fake is embedded in the structure of the classical rhetorical canon. Any argumentation practice aims to convince the listener in his own rightness, in order to induce him to take the necessary actions. This is the most difficult procedure in the argument, because a person’s conviction includes some irrational aspects that are difficult to overcome. Modern computer networks and media are trying to solve this particular problem. The solution to this problem should not be sought in the path of striving for honesty or increasing responsibility for lies. In the last decades of the 20th and 21st centuries, mankind has successfully solved a number of problems that previously seemed intractable. The fake news issue will also be resolved. The main thing – the awareness of the problem and an attempt to solve it.

Keywords:  fake news, ways of argumentation, rhetorical canon, filter bubble, paradox of relevance.

 

Современная общественная жизнь необычайно политизирована. Это обстоятельство вызвало практически из небытия (социального, но не научного) целый ряд терминов, которым стали придавать некое новое содержание. В первую очередь речь идет о терминах «риторика» и «аргументация». На всех общественно-политических площадках, ток-шоу, встречах политических лидеров разного уровня можно услышать выражения типа: агрессивная риторика, лживая риторика, воинственная риторика, слабая аргументация, недостойная аргументация, поверхностная аргументация и т.д. С одной стороны, это свидетельствует о повышении степени разнообразия политического процесса, о вовлечении в него все большего количества участников. С другой стороны, мы наблюдаем обогащение и расширение содержания терминов, описывающих риторическую и аргументационную практику. Можно предположить, что происходит концептуализация этих понятий. С вышеуказанными понятиями тесно связана тема конфликта. «Аргументация и конфликт, по мнению Лисанюк Е.Н., – два прочно связанных между собой явления социальной жизни: конфликт является социальной, когнитивной и динамической причиной для того, чтобы его стороны дали старт аргументации»[1]. Аргументация и конфликт чаще всего подразумевают победу любой ценой, в том числе и путем использования ложных аргументов.  Основное расширение современной риторики и теории аргументации происходит за счет модного ныне понятия – «фейковые новости». За фейковыми новостями последовали фейковые сущности, фейковые определения и даже фейковая церковь и фейковые выборы. Фейковые новости стали играть существенную роль в аргументационных практиках политической сферы общества. Понимание сущности фейка требует возврата к стандартным определениям риторики и аргументации.

Стандартное определение риторики связано с понятием риторической картины мира, одной из первых картин мира в истории человечества вообще и науки в частности, поскольку возникшая еще в античности риторика является, по-видимому, одной из немногих научных дисциплин, которые сохранили свой понятийный аппарат и методы описания реальности до наших дней практически без изменения. Сама возможность появления риторической картины мира связана с появлением естественного языка в жизни Homo sapiens’а. Поскольку сущность Homo sapiens’а можно считать решающей темой данного исследования, позволим себе довольно длинную цитату о предыстории и истории человечества замечательного автора Ю.Н. Харари:

«Примерно 13,5 миллиарда лет назад появились материя, энергия, время и пространство: произошел Большой взрыв. Историей этих фундаментальных явлений Вселенной занимается физика.

Через 300 тысяч лет от начала своего бытия, материя и энергия начали образовывать между собой сложные комплексы – атомы, а те стали комбинироваться в молекулы. Историей атомов, молекул и их взаимодействий занимается химия.

Примерно 3,8 миллиарда лет назад на планете Земля некие молекулы соединились в большие и сложные структуры – организмы. Историю органической жизни изучает биология.

Примерно 70 тысяч лет назад организмы, принадлежащие к виду Homo sapiens , породили нечто еще более изощренное – мы это называем культурой. И дальнейшей судьбой человеческих культур интересуется собственно наука история.

Ход человеческой истории определили три крупнейшие революции. Началось с когнитивной революции, 70 тысяч лет назад. Аграрная революция, произошедшая 12 тысяч лет назад, существенно ускорила процесс. Научная революция – ей всего-то 500 лет – вполне способна покончить с историей и положить начало чему-то иному, небывалому»[2]. Нетрудно догадаться, какое событие будет интересовать нас в этом перечне. Конечно, это когнитивная революция. Этим термином обозначается появление в период между 70 и 30 тысячами лет (от вторичного выхода человека из Африки до исчезновения последних неандертальцев) новых способностей думать и общаться с использованием естественного (словесного) языка нового типа. Этот язык позволил человеку не только получать, передавать и хранить информацию об окружающем мире с помощью небольшого количества звуков (т.н. гибкость языка), не только обсуждать сложные отношения в человеческом сообществе (т.н. теория сплетен, такой язык отсутствует у большинства приматов), но и обсуждать вещи гипотетические, противоречащие фактам, никогда не виденные или даже не существующие в природе (т.н. язык вымысла). Итак, способность обсуждать вымысел оказалась самой удивительной чертой человеческого языка нового типа. Именно в результате этого появились легенды, мифы о богах и героях, сами боги и религиозные верования. Язык вымысла стал новой человеческой игрой, и эта игра оказалась коллективной. Результатом этой игры стало появление коллективных мифологий, таких как, рождение мира из яйца, творения мира за семь дней, жизни Иисуса Христа, современных конструкций мифологического типа, расистских или националистических, мифов о конце света и страшном суде.

Когнитивная революция сделала человеку воистину царский подарок – умение говорить о вещах, существующих особым способом. Однако большинство физиологических и психологических черт человека сформировалось задолго до когнитивной революции. Традиционно сюда относят проблемы, связанные, например, с прямохождением – это соответствующие болезни и деторождение.  Все они хорошо известны и описаны. Многие из них объясняются тем обстоятельством, что человек (как и многие приматы) является коллективным животным. Человеческое сообщество до когнитивной революции чаще всего составляло группу из 30-50 человек, пределом группы являлось количество в 150 человек. Оказалось, что это не случайно. В ходе когнитивной революции люди стали объединяться в более крупные коллективы, наиболее известными из них являются родоплеменные объединения. И как только численность таких объединений перевалила за 150 человек, возникла необходимость в некоей иерархии и управлении, поскольку был преодолен критический порог человеческой коммуникации и самоуправления. Этот критический порог хорошо прослеживается в деятельности человеческих коллективов, стремящихся к самовозрастанию: семейный бизнес, воинские подразделения, команды различных типов, от корабельных до спортивных и предвыборных. Однако человечество в целом сумело перешагнуть через этот порог, уже в древности сумев породить такое явление, как мегамашина, и сумело оно это сделать с помощью языка вымысла, породившего общие мифы. Юваль Ной Харари красочно описывает этот процесс: «Любое широкомасштабное человеческое сотрудничество – от современного государства до средневековой церкви, античного города и древнего племени – вырастает из общих мифов, из того, что существует исключительно в воображении людей. Два католика, в жизни друг друга не видевшие, могут вместе отправиться в крестовый поход или собирать средства на строительство госпиталя, потому что оба верят, что Бог воплотился в человеке и позволил себя распять, чтобы искупить наши грехи. Государства опираются на национальные мифы. Два незнакомых серба понимают друг друга, поскольку оба верят в существование сербского народа, сербской отчизны и сербского флага. Корпорации выстраивают собственные экономические мифы. Два незнакомых друг с другом сотрудника Google эффективно работают вместе, потому что оба верят в существование Google, акций и долларов. Судебные системы живут за счет единых юридических мифов. Два незнакомых юриста найдут общий язык: они оба верят в существование законов, справедливости и прав человека. Но все это существует лишь внутри тех историй, которые люди придумывают и рассказывают друг другу. В реальности нет богов, наций и корпораций, нет денег, прав человека и законов, и справедливость живет лишь в коллективном воображении людей»[3]. Последнее утверждение может показаться очень сильным, однако нет сомнения в том, что перечисленные объекты существуют иным способом, отличным от бытия традиционных  пространственно-временных объектов. Хотя среди подобных объектов, особенно в сфере экономики, существуют продукты коллективного воображения, обладающие пространственно-временными параметрами (фабрики, заводы, различные учреждения, имеющие адреса и историю существования). Это т.н. «общества с ограниченной ответственностью». В нашей стране развитие предпринимательства было прервано революцией 1917 года, в то время банкротство предприятия означало разорение и самого предпринимателя, он лишался личной собственности и часто оставался нищим. После 1991 г. подобные ситуации случались достаточно часто, и тогда отечественные бизнесмены пошли по проторенному западному пути и стали создавать ООО. По закону такое общество (компания, корпорация, холдинг) отделено от людей, которые его основали, от людей, которые вложили в него средства, и от людей, которые им руководят. Экономическое законодательство в нашей стране часто корректируется, скомпрометированные термины заменяют на более нейтральные, вместо «ООО» стали писать «публичные общества», но суть не изменилась: разорение общества не приводит к разорению владельца, кроме того, владельца от такого общества отделяет ряд промежуточных инстанций. Такие компании или корпорации являются лидерами современной экономики. Законодательство признает их субъектами права, т.н. юридическими лицами, похожими на обычных людей из плоти и крови, которых закон определяет как физических лиц. Явления, аналогичные ООО, которые порождаются мифами, законами или иными сюжетами, принято называть социальными конструктами или воображаемыми реальностями. Такие воображаемые реальности не являются ложными (хотя некоторые черты лжи и присутствуют). В отличие от лжи, воображаемая реальность есть то, во что верят люди, и пока эта вера сохраняется, воображаемая реальность обладает вполне реальной силой. Мы верили в построение коммунизма, затем в построение социализма с человеческим лицом, в правовое государство, в помощь Запада, в благотворное влияние церкви и т.д. Мы часто верим в то, что в нашей стране нарушаются «права человека», хотя мало кто знает, что эти права есть плод нашего богатого воображения. Восприятие социального конструкта «права человека» в нашей стране приживалось с большим трудом. В качестве примера можно привести историю, рассказанную Б.А. Акуниным в книге «Между Европой и Азией. История Российского государства. Семнадцатый век». Некий француз Фуа де Невилль приехал в Москву с поручением от польского короля. Выполнив поручение, он обнаружил, что для выезда из России ему необходим специальный документ, за который принято давать дьяку (коррупция, в те времена именуемая кормлением) сто золотых. Дипломат пишет: «Я говорил с ним очень гордо и смело, подчеркивая все время, что права человека ущемлены в моем лице и что я вижу, что польский король был плохо осведомлен, когда уверял меня, давая мне это поручение, что московиты уже более не варвары, что мне настолько досадно находиться среди них, что я хотел бы, чтобы он позволил мне выкупить свою свободу за деньги». Упоминание о загадочных «правах человека» так сильно напугало дьяка, что он денег не взял, но и потребной бумаги не дал. Француз еле выбрался из Москвы – лишь после того, как дошел с этой пустой формальностью до самого верха[4]. Основным итогом когнитивной революции можно считать появление воображаемой реальности, в которой место вымысла (или лжи) стало существенным. В дальнейшем воображаемая реальность претерпевала различные изменения и дополнения. В эпоху аграрной революции (12 тысяч лет назад) произошел переход к оседлому земледелию и скотоводству, были одомашнены основные виды растений и животных: первыми – пшеница и козы, затем – горох и чечевица, олива, лошадь, виноград и т.д. В целом этот процесс закончился 5,5 тысяч лет тому назад.  В наше время, несмотря на развиты технологии, порядка 90% калорий человечество получает из тех растений, которые наши предки смогли одомашнить. Почему их так мало? Потому что оказалось, что большинство растений и животных невозможно приручить. За последние две тысячи лет человеку не удалось одомашнить ни одного растения или животного, способного существенно изменить пищевую корзину. В результате можно утверждать, что человек унаследовал кормовую базу от древних земледельцев, а мозг – от охотников-собирателей. Последствия аграрной революции оказались долговременными во многих отношениях. История древних царств, история античного мира, история средних веков – все это отдаленные следствия аграрной революции.  В ходе аграрной революции стали появляться города и государства, общества со сложными социальными связями. Усложнилась и воображаемая реальность. В ней появились принципы справедливости и социальной иерархии, а также прочие правила жизни в большом коллективе. Такой социальный уклад жизни обычно выводился из воли богов. Например, Декларация независимости США (1776 г.) утверждает: «Мы считаем самоочевидной истину, что все люди сотворены равными и Творец наделил их неотчуждаемыми правами на жизнь, свободу и стремление к счастью».  С точки зрения биологии, все эти утверждения сомнительны, однако они создают «воображаемый порядок»  в нашей воображаемой реальности. Сам воображаемый порядок не представляет собой злую волю или ложное знание, он основан на вере. Вера в социальный порядок  является единственным способом, с помощью которого могут взаимодействовать большие массы людей.

Воображаемая реальность и воображаемый порядок изображались (и изображаются) с помощью картины мира. Появление мифологической, религиозной, а затем и философской картины мира оказалось следствием аграрной революции. Мифологическая картина мира существовала и в доаграрных обществах, однако теперь она существует постоянно. Начиная с VI-V вв. до н.э. картина мира (мифологическая по содержанию) представлена в форме риторической картины мира. Риторическая картина мира представляет собой описание и объяснение мира способами, которые предлагает риторика. Что это за способы? Это описание с помощью естественного языка, а не с помощью образа (образ «первояйца» в орфической религии) или модели (модель маятниковых часов в механицизме). Для этого риторика использует методы описания, повествования и рассуждения. Риторическая трансформация предмета в слово предполагает целый ряд этапов.

Основной структурой традиционной риторики является классический риторический канон, состоящий из инвенции, диспозиции, элокуции, мемории и акции. Какие же из этих элементов канона могут стать местом для активизации фейка? Оказывается, что все. Инвенция представляет собой процедуру отбора информации для будущего сообщения. Инвенция ставит во главу угла предмет и обеспечивает доброкачественность именно предметного содержания. Основным мотивом отбора предметного содержания является субъективный интерес. На уровне инвенции работают топы, смысловые схемы-модели, которые помогают выделять из действительности различные предметы, явления и процессы, обычно применяют 12 видов топов.  Современная топика активно использует новую структуру «формат-контент», своего рода топ № 13. Требование доброкачественности предметного содержания обычно связано с тем, что кто-то что-то видел или слышал, т.е. был свидетелем события, либо получил информацию от непосредственного участника, свидетеля, очевидца. На этом этапе уже возникает возможность злоупотреблений по типу поговорки «лжет как очевидец». Очевидец облекает свое видение в слова. Возможны следующие конструкции: видел, что существует, видел, что не существует, не видел, что существует, не видел, что не существует; далее, рассказал (написал), что видел, что существует; прочитал то, что рассказал тот, кто видел, что существует, и так далее до бесконечности…  В результате, мы очень редко что-либо видели сами, а ссылаемся на длинную цепочку людей, самый первый из которых вроде бы что-то видел. Где-то в самом начале этой цепочки «появляются» фальшивые или фейковые новости.

Фальшивые или фейковые новости можно определить как информационную мистификацию или намеренное распространение дезинформации в социальных сетях и традиционных средствах массовой информации с целью введения пользователя в заблуждение. При этом ставится практическая задача получения финансовой, политической или иной формы выгоды.  Фейк (более употребительный термин, или фейкньюс) – это подделка (англ. fake) и переводится «поддельный, фальшивый».  Фейками сегодня называют:
1. Фотографии, подделанные в фотошопе, а иногда и видеоролики, смонтированные в видеоредакторе, либо снятые совсем в другое время и в другом месте.
2. Фальшивые новости, ранее – это были «газетные утки», ныне их именуют   «вбросы».
3. Страницы в социальных сетях, созданные от имени других (известных) людей.
4. Фейками могут называться также фальшивые аккаунты,  заведенные не теми людьми, от имени которых ведутся. Владельцы мошеннического сайта или аккаунта могут разместить на нем десятки фальшивых комментариев от несуществующих «пользователей» с восторженными «отзывами», с целью заманить наивных людей скачать вирус или отправить СМС на короткий номер стоимостью 300 рублей.

Фейковые новости специально сфабрикованы («фабрика фейков») и составлены из полуправдивой информации для заведомого обмана читателя. Цель таких новостей, как коммерческая, так и политическая. Фейки имеют некоторое сходство с сатирическими новостями, которые строятся на основе тропов преувеличения и развлечения, но цели обмануть читателя они не ставят, их задача –  привлечение внимания, развлечение, увеличение тиража, но никак не обман. Создание фейка имеет общие черты с приемами «желтой журналистики» и методами политической пропаганды.

Сфабрикованная фейковая новость нуждается в правильном расположении или диспозиции. Здесь могут быть задействованы все элементы этой структуры. Введение обеспечивает внимание к теме. Изложение дает возможность ознакомиться с обстоятельствами дела, поданными с определенной позиции. Аргументация выстраивает систему доводов, подтверждающих нужную точку зрения. Опровержение разбивает противоположные аргументы, при этом возможно использование любых приемов, вплоть до запрещенных, например, «аргумент к городовому» и т.д. Что нового появляется в этой сфере, благодаря фейкам. Это, без сомнения, изменение типов аргументации. В качестве свидетельств применяются различные ссылки на уже где-то опубликованные новости. Это репосты и перепосты различных новостей. Явление очень популярное и привычное. Число репостов фейковых новостей в социальных сетях Facebook и др. превышает число перепостов обычных новостей: фальшивки интереснее читателю, они лучше соответствуют его ожиданиям, они более захватывающи. Фальшивым новостям хорошо служат целые поддельные новостные сайты, которые борются за читателя и часто выдают себя за хорошо проверенные новостные источники. В некоторых случаях фейки, сфабрикованные на таких сайтах,  перекочевывают на традиционные новостные ленты,  ибо у них может оказаться один автор и один заказчик.

Правильно сфабрикованная и хорошо расположенная фейковая новость нуждается в придании ей товарного вида с помощью методов элокуции. К этим методам обычно относятся разнообразные тропы и фигуры, придающие новости более уверенный, более однозначный вид, такова функция метафор, метонимий, синекдох и пр. Для фейковых новостей есть и свои особые приемы. Это изобретение броских заголовков, которые не совсем точно отражают существо дела, но привлекают внимание. Иногда, заголовок – это единственное, что читают люди. Оформление фейка хорошо сопровождается вопросно-ответными практиками. Задается некоторый странный вопрос, но ответ на него никого не интересует, важен только сам вопрос, а точнее, его пресуппозиция. Существуют ситуации, в которых отвечающий на вопросы человек всегда остается в проигрыше. Как пример можно привести разговор врача с поэтом Бездомным из «Мастера и Маргариты», и это не уникальный случай. Странный вопрос – это отличная возможность озвучить и распространить самую непредсказуемую информацию.

Хорошо проработанная и даже заученная фейковая новость (этап запоминания можно опустить) готова к озвучиванию и выходу на публику. Традиционный способ или акция представляет собой по-прежнему хороший способ пустить новость в массы. Здесь по-прежнему важна личность оратора, но преобладают все-таки другие факторы: статус информационного канала, прайм-тайм или время выхода передачи, но главное – это сам факт попадания новости куда-нибудь, ибо даже правдивая новость может никуда не попасть, если она не будет соответствовать нужному тренду или формату.

Итак, классический риторический канон, сложившийся в античности, уже предоставлял великолепные возможности для встраивания фейковых сообщений в структуру воображаемой реальности. Сами воображаемые реальности сменяли одна другую: идея многобожия сменялась единобожием, а затем понятием естественного закона и механизма. Общей для всех реальностей была идея стремления к истинному знанию, а истина понималась как соответствие мыслей действительности. В результате ложность или фейковость считалась недостатком социальной конструкции, некоторой ее временной трудностью, необходимой для достижения цели. Когда папа Урбан II на Клермонском соборе в 1095 г. призывал к крестовым походам, то он описывал Святую землю так: «Земля та течет медом и молоком». Скорее всего, он знал, что это не так, но святая цель все оправдывала.

Ситуация с воображаемой реальностью существенно видоизменилась в ходе научной революции. Научная революция традиционно относится к XVI-XVII векам, иногда называют дату ее расцвета – 1687 г. – выход в свет произведения Исаака Ньютона «Математические начала натуральной философии». Основной характеристикой научной революции считается создание математизированного и экспериментального естествознания. Мы до сих пор живем в парадигме (симеозисе) научной революции, все последующие преобразования, как то: промышленная революция, научно-техническая революция и т.д., можно рассматривать как ее следствия. Например, именно нововременная парадигма концептуализировала технику как условие и механизм социальности. Научная революция породила современную науку.  «Современная наука, – по мнению Харари Ю.Н., – принципиально отличается от традиционного знания по трем параметрам»[5].  Во-первых, это готовность признать свое неведение. Современная наука исходит из предпосылки, что нам известно далеко не все. Более того, известное нам ныне знание может оказаться ложным в процессе обретения нового знания. Истинность не является окончательной  характеристикой знания. Любая теория может быть подвергнута критике и оказаться ложной. Во-вторых,  это ключевая роль наблюдений и вычислений. Современная наука должна стремиться к новому знанию, новое знание добывается путем специальных наблюдений и вычислений, которые могут привести к созданию непротиворечивой теории. В-третьих, это расширение возможностей науки за счет техники. Создание новых теорий дает новые возможности человечеству, в первую очередь, речь идет о создании и развитии новых технологий.  «Научная революция не была революцией знания, она была в первую очередь революцией невежества, Великое открытие, которое привело к научной революции, – мысль, что людям неизвестны ответы на самые важные вопросы»[6]. Итак, ложное знание в ходе научной революции обрело новый и весьма достойный статус. В чем это конкретно проявилось? Например, в появлении различных мистификаций. Если нам неизвестен ответ на некий вопрос, то можно предположить, каким мог бы быть этот ответ. XVIII, XIX, XX века стали временем появления самых разнообразных мистификаций. Наиболее известными стали литературно-исторические конструкции. К ним относят: «Песни Оссиана», опубликованные Джеймсом Макферсоном в 1761-1762 гг., представляющие собой ирландский (гэльский) эпос, якобы Макферсоном же найденный и переведенный. Сами первоисточники так никогда и не были обнаружены. «Песни Оссиана» хорошо известны российскому читателю, благодаря использованию этого термина в стихах А.С. Пушкина. Многие считают мистификацией «Повесть о полку Игоревом», удачно сгоревшую в московском пожаре 1812 года. «Велесова книга» – мифология древних славян, опубликованная русским эмигрантом Ю.П. Миролюбовым в середине ХХ века, который ее нашел, издал и, скорее всего, создал. Можно назвать и другие примеры. Все эти истории имеют сходный сценарий: после цикла преамбул, придающих истории шарм, публикуется сам документ, некоторое время его считают подлинным, искренне радуются его появлению … Затем к делу подключаются эксперты, документ признается фальшивкой, но это уже никого не интересует, ибо поверившая публика остается, а внимание прочих будет смещено на иные новости. Ведь век жизни новостей очень короток.

Научная революция, которая началась 500 лет назад, продолжается и в настоящее время. Информационная революция и информационные технологии, общество знания существенно изменили как сам мир, так и его восприятие. Классическая воображаемая реальность обогатилась новыми структурами – виртуальной реальностью, дополненной реальностью и т.д. Ситуация фейковости в новой реальности становится обыденной. Фейковая новость – это по-прежнему ложная информация или дезинформация, намеренно распространяемая в  социальных сетях и традиционных средствах массовой информации с целью введения пользователя в заблуждение. Как и мистификация, фейк специально создают, включая в него полуправдивую информацию. Является ли такой фейк истинным/ложным, или имеет некоторое иное истинностное значение? Ответ на этот вопрос пока не ясен. По мнению Е.Н. Лисанюк, автора многочисленных публикаций на подобные темы, дело обстоит следующим образом: современным «режимом истины», т.е. совокупностью социально-политических механизмов признания истины, является т.н. «пост-правда».  «Пост-правда характеризует три свойства сообщений, которыми обмениваются люди в ходе коммуникации, эти свойства можно условно назвать нео-риторическим, пост-классическим и пост-информационным. Ни одно из этих трех свойств само по себе не новое, разве что третье – оно заключается в пост-информационной инверсии первых двух.

Нео-риторическое свойство заключается в том, что пост-правдой называют не саму информацию, составляющую содержание сообщения, а ее положительную оценку на полюсе получателя сообщения.  Нео-риторическая инверсия состоит в том, что стирается граница между истиной/ правдой как получательской оценкой достоверности информации сообщения, т.е. субъективной оценкой конкретного агента, и истиной как ее полномасштабной оценкой, стремящейся к объективности, в результате чего получательская оценка признается достаточной.

Второе свойство пост-правды, пост-классическое – о нем говорит префикс пост-, указывает на критерии и механизмы, при помощи которых получатель производит оценку информации, предъявляемой адресату в качестве достоверной или кажущейся ему таковой. Пост-классическое свойство отражает характерные черты неклассических философских концепций истины, явно или неявно используемых получателем для оценки.  Особенность здесь состоит в том, что положительная оценка информации, а именно о положительной оценке только и идет речь в пост-правде, возникает у адресата в условиях, когда возможность удостовериться в истинности информации ограничена или отсутствует. Получатель принимает содержание сообщения за достоверное, потому что эмоционально расположен к нему, доволен полученным впечатлением, по прагматическим соображениям – в силу доверия к отправителю сообщения, к источнику информации, или по причине того, что содержание когерентно и согласуется с собственными привычными представлениями получателя. Пост-классическая инверсия нивелирует границу между разными подходами к оценке истинности содержания сообщения, так что любой из них считается достаточным»[7]. Пост-правда – это новое явление современного дискурса, когда информация признается достоверной на основании эмоциональных, психологических или практических соображений. Фактическая же проверка истинности сообщения оказалась  избыточной и чересчур трудоемкой, она перестала соответствовать возможностям и потребностям общества, как говорится, «берите, что дают». Современный человек загнал сам себя в ситуацию фейковости.

Классический риторический канон в ситуации фейковости должен быть дополнен еще одним элементом – максимально ожидаемым восприятием (МОВ). Любая аргументационная практика ставит своей целью убеждение слушателя в своей правоте, дабы побудить его к нужным действиям. Это самая сложная процедура в аргументации, т.к. убеждение человека включает в себя некие иррациональные моменты, которые сложно преодолеть. Итак, если у человека отсутствует убеждение, его надо сформировать, если у человека есть какие-то пристрастия, их надо превратить в убеждения, если человек уже обладает убеждением, необходимо их преобразовать. Современные компьютерные сети и СМИ пытаются решить именно эту задачу. В течение многих лет практикуется распространение фейковых новостей через электронную почту, такие письма обычно содержат разнообразные небылицы сенсационного содержания, подрывающие веру в любую информацию. Чаще всего, основная задача распространителя такой информации – это спровоцировать адресата перейти по ссылке, а потом заразить его компьютер вирусом.

Самым распространенным методом применения фальшивых новостей является т.н. «пузырь фильтров». Пузырь фильтров (англ. «Filter bubble») –  это новое  понятие, разработанное интернетактивистом Илаем Парайзером (англ. Eli Pariser) и описанное в его одноименной книге 2011 года[8]: негативная сторона персонализированного компьютерного  поиска. «Пузырь фильтров» представляет собой  явление, при котором веб-сайты сами определяют, какую информацию пользователь хотел бы увидеть, основываясь на информации о его месторасположении, прошлых нажатиях и перемещениях мыши, предпочтениях и истории поиска. В результате веб-сайты показывают только информацию, которая согласуется с прошлыми точками зрения данного пользователя. Вся иная информация, как правило, пользователю не выводится. Таким образом, два пользователя с противоположными точками зрения, воспользовавшись системой персонализированного поиска, получат различную информацию и, соответственно, сделают различные выводы.  Примером таких практик являются Google и другие поисковые системы с персонализированными результатами поиска, а также Facebook с персонализированной лентой новостей, которая с каждым действием пользователя наполняется все более и более персональными результатами. Представим себе, что  у человека есть два друга в социальных сетях: один делает посты с поддержкой президента, а другой с его критикой, и первый пользователь делится первыми постами, а вторые игнорирует. Со временем  постепенно в его ленте будут появляться посты со все более ярко выраженной высокой оценкой президента. Соответственно, он будет получать намного меньше информации, противоречащей его  зрения, и окажется интеллектуально изолированным в своем собственном информационном пузыре. По противоположной схеме будет развиваться ситуация со вторым другом, но в конце и его ждет собственный информационный пузырь. Эффект «пузыря» может иметь негативные последствия для формирования гражданского мнения. Оказывается, людям  сложно увидеть или приобрести что-то, что так или иначе не было под них подобрано поисковой системой. Кстати, источником  информации для поисковых систем может быть марка и тип персонального компьютера, операционная система, местоположение пользователя, возраст и язык пользователя,  история поисковых запросов, история просмотров сайтов, другие открытые вкладки в браузере. Каждый пользователь сталкивается с этим явлением.

Ведущим недостатком фильтрации поисковых запросов является то, что она закрывает человека от новых идей, предметов и важной информации и создает впечатление того, что его собственные интересы и есть все, что существует в мире. Это приносит потенциальный вред, как для личности, так и для общества в целом. Вредное воздействие от «пузыря фильтров» оказывает влияние на общество в целом, так как он может подрывать формирование общественного мнения и делать людей более уязвимыми к различным видам  пропаганды и манипуляций.

«Пузырь фильтров» не является единственным компьютерным методом корректировки общественного мнения. Аналогичным ему явлением выступает т.н. «парадокс релевантности».  Это понятие соответствует следующей ситуации. Люди и организации ищут некую информацию, которая изначально кажется им правильной или важной, но в результате  она оказывается практически бесполезной или малоэффективной, одновременно те же люди игнорируют  информацию, которая изначально  кажется или  воспринимается  ими как неправильная и несущественная, но в результате оказывается правильной и полезной. Проблема возникает потому, что реальная значимость конкретного факта в этих случаях становится  очевидной только после того, как этот факт стал известен. До этого идея его изучения была отклонена, потому что какой-либо факт был неправильно воспринят или интерпретирован. В итоге, человек, ищущий информацию,  попадает в контекстную ловушку, он  не может узнать то, что ему действительно нужно, и попадает  в некое информационное слепое пятно. Это явление и называется  «парадоксом релевантности», оно  часто встречается на протяжении всей человеческой истории  и является важной проблемой,  как  для науки, так и для   образования.

Следующее явление, схожее как с «пузырем фильтров», так и с «парадоксом релевантности» именуется «склонностью к подтверждению точки зрения». Так именуется  тенденция человека искать и воспринимать только такую информацию (отдавать предпочтение такой информации),  которая согласуется с его точкой зрения, убеждением или гипотезой.

Данное  явление является разновидностью когнитивного искажения реальности  и систематической ошибкой  индуктивных умозаключений. Оно часто наблюдается тогда, когда люди собирают или запоминают информацию селективным образом либо когда интерпретируют полученную информацию  предвзятым образом. Эффект проявляется сильнее в отношении эмоционально значимых вопросов и глубоко укоренившихся убеждений. Люди склонны интерпретировать разноплановые обстоятельства или  неоднозначные свидетельства таким образом, чтобы поддерживалась их точка зрения. Такое явление хорошо описывается высказыванием «я полностью согласен со своей женой». Когнитивное искажение реальности сопровождается предвзятым поиском информации, соответствующим истолкованием, специфическим запоминанием. В результате получают объяснение многие «странные» аргументационные результаты. К ним можно отнести:

– явление поляризации взглядов – имеющиеся разногласия становятся все сильнее, несмотря на то, что сторонам представляют одни и те же доказательства;

– явление стойкости убеждения – точка зрения сохраняется даже тогда, когда поддерживающие ее доказательства опровергаются;

– явление первичности – склонность отдавать предпочтение информации, полученной первой;

– явление ложной корреляции – склонность видеть связь ситуаций или процессов даже там, где ее нет и быть не может.

Люди склонны подтверждать имеющиеся у них убеждения:

– люди склонны  проверять свои гипотезы в предвзятом виде, фокусировать внимание только на одной возможности и игнорировать альтернативные;

– люди склонны принимать желаемое за действительное, ибо у человека существует  ограниченная способность человека перерабатывать информацию;

– люди скорее склонны взвешивать потери от признания своей неправоты, вместо того чтобы оценивать ситуацию в нейтральном научном стиле.

В некоторых ситуациях эти тенденции  могут существенно искажать выводы людей. Склонность к подтверждению влияет на излишнюю самоуверенность человека в собственных суждениях и может поддерживать и усиливать убеждения при получении доказательств обратного. Эти склонности или когнитивные искажения  находят свое  выражение в плохих решениях, принимаемых в политическом,  организационном или иных контекстах на различных уровнях принятия решений.

Истоки современного интереса к термину «фейковые новости»  связаны с проведением американских президентских выборов 2016 года. Хиллари Клинтон стала главной мишенью фейковых новостей во время  президентской избирательной кампании 2016 года, по мнению ряда аналитиков, распространение фальшивых дискредитирующих новостей стало одной из причин ее поражения на выборах. Существует и альтернативная точка зрения, согласно которой  фальшивые новости применялись в основном  против Дональда Трампа. Президент США Дональд Трамп в январе 2017 года отнес к категории фальшивых новостей сообщения канала CNN, описывающие его деятельность в новом статусе. В том же  2017 году президент США Дональд Трамп по отношению к журналистам, которые  сообщают фейковые новости, применил термин «враги народа».  Само расследование истории с американскими выборами 2016 года до сих пор не закончено. Исследование проблемы фейковых новостей также до сих пор не закончено, более того, оно находится в самом начале, нарастает интерес к этой теме, нарастает и количество публикаций, в том числе работы, написанные автором данной статьи[9].

В качестве заключения можно сделать вывод о том, что в наше время влияние фейковых новостей может быть охарактеризовано как глобальное явление. Ограниченность ресурсов и возможностей для фактической проверки информации является характерной особенностью современного пост-информационного общества. Кроме того, в настоящее время не существует изолированного процесса получения готового знания. Процесс коммуникации добавляет к нему некое познавательное содержание.  Интенсификация информационных потоков и стремление людей  к овладению ими стирает границы объективного и субъективного, истинного и ложного, делая обладание знанием самодостаточной ценностью.

 

 

Литература:

 

  1. Акунин Б.А. Между Европой и Азией. История Российского государства. Семнадцатый век. – М.: АСТ. – 2016. – 436 с.
  2. Лисанюк Е.Н. Аргументация и убеждение. – СПб.: Наука, 2015. – 398 с.
  3. Лисанюк Е.Н. Русский логос эры пост-правды и оценка аргументов (в романах Ф. Достоевского «Братья Карамазовы» и «Преступление и наказание») // Материалы Международной конференции «Русский Логос: Горизонты осмысления», 25-28.09.2017. С-Петербург, 2017, с. 407-412.
  4. Малюкова О. В. Фейк как явление современной риторики // Философский текст в современной текстовой культуре : материалы всероссийской конференции XIV Таврические философские чтения «Анахарсис» (Республика Крым, Судак, пос. Новый Свет, 18-20 сентября 2018 г.) // под ред.: О.В. Зарапин, Л.Т. Рыскельдиева, А.М. Тимохин, О.А. Шапиро, Е.Г. Шкорубская. – Симферополь : ИТ «АРИАЛ», 2018. – 276 с., с.167-169.
  5. Малюкова О.В. Современная фейковая риторика. Логико-философские штудии, том 16, № 1-2 (2018), с. 145-147.
  6. Харари Ю.Н. Sapiens. Краткая история человечества. – М.: Синдбад, 2018. – 520 с.
  7. Eli Pariser. The Filter Bubble: What the Internet Is Hiding from You. — New York: Penguin Press, 2011.

[1] Лисанюк Е.Н. Аргументация и убеждение. – СПб.: Наука, 2015. – 398 с., с.24.

[2] Харари Ю.Н. Sapiens. Краткая история человечества. – М.: Синдбад, 2018. – 520 с., с. 9-10.

[3]  Харари Ю.Н. Sapiens. Краткая история человечества. – М.: Синдбад, 2018. – 520 с., с. 36-37.

[4] Акунин Б.А. Между Европой и Азией. История Российского государства. Семнадцатый век. – М.: АСТ. – 2016. – 436 с., с. 352

[5]    Харари Ю.Н. Sapiens. Краткая история человечества. – М.: Синдбад, 2018. – 520 с., с. 305.

[6]    Харари Ю.Н. Sapiens. Краткая история человечества. – М.: Синдбад, 2018. – 520 с., с. 306.

[7] Лисанюк Е.Н. Русский логос эры пост-правды и оценка аргументов (в романах Ф. Достоевского «Братья Карамазовы» и «Преступление и наказание») // Материалы Международной конференции «Русский Логос: Горизонты осмысления», 25-28.09.2017. С-Петербург, 2017, с. 407-412.

[8] Eli Pariser. The Filter Bubble: What the Internet Is Hiding from You. — New York: Penguin Press, 2011.

[9]  Малюкова О. В. Фейк как явление современной риторики  // Философский текст в современной текстовой культуре : материалы всероссийской конференции XIV Таврические философские чтения «Анахарсис» (Республика Крым, Судак, пос. Новый Свет, 18-20 сентября 2018 г.) // под ред.: О.В. Зарапин, Л.Т. Рыскельдиева, А.М. Тимохин, О.А. Шапиро, Е.Г. Шкорубская. – Симферополь : ИТ «АРИАЛ», 2018. – 276 с., с.167-169;  Малюкова О.В. Современная фейковая риторика. Логико-философские штудии, том 16, № 1-2 (2018), с. 145-147.



Другие статьи автора: Малюкова Ольга

Архив журнала
№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба