Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №3, 2012

Мария Наконечная
Помощь другому как раскрытие его субъектности

Nakonechnaya Maria

Helping to the other as an opening of his subjectivity

 

Summary: The article is devoted to the elucidation of the psychological content, structure and functions of helping the other as a means of personal development. Psychological contents of helping the other consists in promoting inclusion of the other into the position of subjectivity, what presupposes certain peculiarities of both subjects of interaction, namely, activeness, reflexivity, empathy and creativity, as well as a corresponding level of motivation. From the psychological perspective help is the special form of human interaction, which is aiming at, firstly, the relief of sufferings, and secondly, the opening of the capacities potential. Helping others is investigated as a specific kind of interpersonal interaction. The connections of helping others and altruism are analyzed. The helping deed is a creative one and has such characteristics as being instrumental, dialogical, intentional and comprehended. Three levels of helping are pointed out: recipient, object and subject.

 

Key words:helping the other, subjectivity, creativity, empathy, interaction, altruism.

 


Помощь другому как раскрытие его субъектности

 

Помощь – это аспект межличностного взаимодействия, включающий в себя элементы социальных когниций (социального познания), коммуникативных связей и совместно-распределенной деятельности. Помощь как акт взаимодействия предусматривает содействие раскрытию потенциала развития одного или нескольких из субъектов отношений.

Помощь другому – это взаимодействие с другим, осуществляющееся с целью: 1) облегчения его страданий; 2) содействия его развитию, раскрытию потенциала его способностей.

Помощь другому – это действие относительно конструктивного построения отношений, которое способствует раскрытию субъектности партнеров интеракции. Будучи таковым, это действие выступает психологическим средством развития личности.

С.В. Петрушин дает такое определение помощи: "Помощь – это активизация внутренних ресурсов человека для того, чтобы он сам мог справиться со своей проблемой” [8; с.11].

Следует различать понятие помощи другому, альтруистического поведения и просоциального поведения. Альтруистическим в психологии называют поведение, направленное на благо другого человека или социального объединения и не связанное с какими-то внешними поощрениями.

Просоциальное поведение является более общим понятием, охватывающим формы поведения, осуществляемые в интересах того или другого "социального объекта” (другого человека, группы, организации и тому подобное), в отличие от поведения, направленного на достижение личных целей.

Если при использовании понятий просоциального и помогающего поведения исследователи могут абстрагироваться от их мотивационной основы, фиксируя лишь внешние стороны (процессуальные и результативные аспекты), то понятие альтруистического поведения неотделимо от внутренней мотивации этой формы активности, ведь альтруистичемкими являются лишь бескорыстные помогающие действия, за которые субъект не получит никаких внешних наград и поощрений.

Таким образом, альтруистическое поведение является более узким понятием, чем помощь другому. Помощь другому может осуществляться вне границ альтруизма. Например, это акты помощи, которые реализуются как шаблонно-стереотипные проявления (культурные привычки, правила этикета), помощь в рамках нормы взаимности (услуга за услугу) и тому подобное.

Проблемами мотивации помогающего поведения занимались Ж. Аронфилд, Л.И. Божович, Б.И. Додонов, А.В. Запорожец, Э. Карыловский, Я.З. Неверович, Я. Рейковский, В.В. Субботский, Х. Хекхаузен, Ш. Шварц и др.

Среди внутренних мотивационных механизмов собственно альтруистичного характера исследователи различают два главных мотива – мотив моральной обязанности и мотив сочувствия.

Существуют два основных подхода к пониманию мотивационной природы альтруистичного поведения: личностно-нормативный (с точки зрения моральных норм и убеждений личности) и эмоциональный (с точки зрения анализа роли альтруистичных эмоций – эмпатии, сопереживания, сочувствия, симпатии в реализации помощи другому). Относительно эмоциональных механизмов следует различать ситуативное влияние альтруистических эмоциональных переживаний на помогающее поведение и стойкое эмоциональное отношение к ситуациям, когда другой нуждается в помощи, которая выступает как специфический, сформированный на эмоциональной основе мотив (сочувствие, сопереживание).

Наше исследование имеет целью выявление психологических особенностей помощи другому и ее опосредующего влияния на развитие личности. потому предметом анализа является субъект-субъектное взаимодействие, в ходе которого один индивид способствует оптимизации жизненной ситуации другого индивида, что приводит к личностному развитию одного или обоих участников интеракции. Оказывающий помощь индивид способствует вхождению другого человека в состояние субъектности, что обеспечивает эффективность помощи другому и является психологическим фактором развития личности.

Помогая другому, человек высвобождает развивающий потенциал своего отношения и своего действия. Основой для этого является внутренний опыт личности, ее аутентичное переживание. Тогда помощь осознается как личностное действие, в котором субъект строит развивающие отношения.

Н.В. Папуча считает, что "создать средство можно лишь благодаря высокому уровню интеллектуальной активности, творческого воображения” [7; с.190]. Можно гипотетически допустить, что именно этот фактор – высокий уровень интеллектуальной активности, творческого воображения – является решающим относительно развивающих возможностей действия помощи другому. Создавая средства помощи другому, личность параллельно получает средства интраиндивидуального, внутриличностного развития.

Одним из главных условий помощи другому как взаимодействия является диалогичность. "Полноценным общение может быть лишь в том случае, если люди вступили в диалог” [4; с.57]. Т.А. Флоренская [10] указывает на два источника диалогичности: «доминанта на собеседнике» (по А.А. Ухтомскому) и «вненаходимость» (по М.М. Бахтину).

Помощь другому возможна при условии взаимопонимания, лишь тогда она будет иметь развивающий характер.

Помогающее действие имеет такие основные характеристики: инструментальность, диалогичность, интенциональностьи осмысленность.

Развивающий потенциал помогающего действия связан с расширением зоны актуального развития субъектов взаимодействия – того, кому помогают, и того, кто помогает.

Жизнедеятельность личности предусматривает включенность ее в разнообразные формы деятельности и общения, некоторые из которых порождены особенной мотивацией – стремлениям помочь человеку, который попал в сложную ситуацию. Деятельность помощи – специфическая, и может иметь особенные последствия для обоих субъектов взаимодействия. Это зависит и от их готовности к предоставлению и получению помощи, и от определенных личностных характеристик, самой главной из которых является субъектность.

Как утверждает Р. Нельсон-Джоунс, "Консультирование можно рассматривать как особый вид отношений помощи, как некий репертуар возможных воздействий, как психологический процесс” [6; с.12]. Следовательно, консультирование выступает разновидностью отношений помощи, но, наверное, не любых отношений помощи, а тех, которые отвечают главным психологическим условиям. Эти условия объединяются по принципу содействия вхождению человека в состояние субъектности и включают, по мнению многих психотерапевтов, такие характеристики, как:

  • эмпатическое понимание;
  • уважительное отношение к потенциальной способности клиента самому строить свою жизнь;
  • конгруэнтность, искренность, подлинность отношений [6].

Следовательно, помощь другому охватывает широкий спектр актов взаимодействия между людьми, и одной из разновидностей этого взаимодействия есть психологическая помощь.

Поскольку определенные личностные качества являются средством предоставления помощи (инструментом психотерапии), то помощь является актом, который развивает личность, по крайней мере в определенных ее характеристиках.

Ответив на вопрос: "Как реализуется помощь другому?”, мы сможем глубже понять суть и механизмы процесса предоставления психологической помощи, которая является разновидностью помощи другому.

Основным в нашем исследовании является предположение о том, что психологически помощь личности являет собой особую систему коллективно-распределенных действий, которая основывается на специфической межфункциональной психологической системе, включающей в себя основные содержательные единицы зрелой личности. Реализация действия помощи представляет собой акт саморазвития личности, поскольку имеет необходимыми составляющими (и условиями) рефлексию, опредмечивание, активность, креативность.

Помощь другому – это особая деятельность сопереживания, рефлексивного выслушивания, эмпатической кооперации между двумя индивидами, один из которых находится в трудном положении и нуждается в помощи. Причем потребность в помощи может быть иногда и не осознана, и тогда нужна работа по интеграции личности до уровня осознания собственных потребностей и состояний. В рамках возникшей проблемной ситуации индивид, который помогает, является более гармоничной, зрелой, самоактуализированной личностью. В результате интерсубъектного взаимодействия личность, нуждавшаяся в помощи, становится более благополучной, помогающий субъект становится более зрелым, ответственным, полноценно функционирующим, а среда их жизнедеятельности становится более открытой и благоприятной для развития.

Для того, чтобы был достигнут подобный эффект, по нашему мнению, нужно соблюдение одного психологически целесообразного условия. Для конструктивности и эффективности помогающего действия нужно способствовать вхождения человека, которому помогают, в состояние субъектности. Для этого и помогающий индивид должен быть субъектным.

Субъектность – это особенное свойство индивида, которое позволяет ему самостоятельно принимать решение, быть ответственным, быть творцом собственной жизненной ситуации, иметь мужество изменяться и претворять окружающую действительность.

Субъектность может существовать как свойство и как состояние личности. Как свойство она присуща зрелой личности, как состояние может возникать у разных людей в разных ситуациях. Состояние субъектности присутствует в любой ситуации эффективного предоставления психологической помощи, ведь психолог решает вопрос об эффективности работы, в частности и учитывая способность клиента самостоятельно решать собственные проблемы, в более широком понимании – стать субъектным, быть творцом собственной жизненной ситуации. Для того, чтобы достичь этого, психолог должен быть субъектным и стимулировать возникновение состояний субъектности у другого человека.

Л.И. Анцыферова утверждает, что «Развитие личности – это прежде всего ее социальное развитие» [1; с.70]. При этом акцентируется единство социального и психического развития личности при доминировании социального развития. Отмечается, каким образом происходит развитие: "личность развивается через включение в системы общественных отношений” [1 ; с. 70]. Чем больше личность в процессе развития овладевает все более совершенными способами превращения окружающего мира, тем более она выступает не только как субъект собственного поведения, но и как субъект своего внутреннего мира, своей психической жизни. Основной характеристикой субъекта Л.И. Анциферова называет переживание человеком себя как суверенного источника активности, способного в определенных границах осуществлять превращение окружающего мира и самого себя [1].

С.Д. Максименко, рассматривая личность в ее генетическом развертывании и развитии, предлагает основным свойством личности считать ее целостность: "Личность живет, развивается, функционирует и формируется только как целостность” [5; с.12]. Целостность личности связана с её субъектностью.

Целостность – одна из характеристик личности, которая обеспечивает полную самоотдачу при предоставлении помощи другому и обеспечивает эффективность содействия выведению личности в состояние субъектности.

Психологическое содержание помощи другому заключается в содействии вхождению этого другого в состояние субъектности, что предусматривает определенные особенности обоих субъектов взаимодействия. Это такие личностные характеристики, как активность, рефлексивность, эмпатичность и креативность, а также соответствующий уровень мотивации.

Факт актуализации состояния субъектности подтверждает тезис о конструктивном характере действия помощи и ее связи с процессом самореализации, самоосуществления личности.

При рассмотрении вопроса о психологической природе помощи другому нельзя не считаться с тем, что она является деятельностью, а следовательно, имеет все атрибутивные характеристики деятельности. Но следует различать деятельность помощи другому и совместно-распределенную деятельность. Если последняя направлена на объект, то помощь другому – на другого человека, субъекта взаимодействия.

Будучи выражением отношения человека к действительности, деятельность помощи другому воплощает личностные тенденции альтруистичной направленности, социальной ориентации, значимости общего труда и общения.

С.Л. Рубинштейн отмечает: "Внутренние условия, складываясь и изменяясь в процессе развития, сами обусловливают тот специфический круг внешних воздействий, которым данное явление может подвергнуться ” [9; с.275]. Внешние влияния действуют опосредствовано через внутренние условия, в то время как внутренние условия, изменяясь в процессе развития, обусловливают специфический круг внешних влияний. Законы внешне обусловленного развития личности – это внутренние законы. С.Л. Рубинштейн пишет: «В силу того, что внешние причины действуют лишь через внутренние условия, внешняя обусловленность развития личности закономерно сочетается со "спонтанностью” ее развития» [9; с.275].

Личность формируется во взаимодействии человека с окружающим миром, в этом процессе задействованы как внешние влияния, так и внутренние условия. В индивидуальной истории развития человека складываются индивидуальные особенности личности. Помощь другому осуществляется в единстве внутренних условий (например, желание помочь) и внешних влияний и приводит к развитию личности.

Помогающее действие является креативным, поскольку предусматривает три основных момента. Во-первых, это свободное действие. Во-вторых, это действие предусматривает достраивание в воображении ситуации, которая будет в результате предоставления помощи. В-третьих, это момент целеполагания, который является показателем креативности.

А.А. Бодалев отмечает: "Способность с помощью воображения проникать в состояние другого человека формируется у человека постепенно, и развита она у разных людей неодинаково” [2; с.137]. Помощь другому с необходимостью предусматривает достаточно развитую способность понимать состояние другого человека и соответствующий уровень развития воображения, необходимый для этого.

Наиболее существенным, на наш взгляд, есть то, что помощь другому может получить статус психологического средства развития личности. Предварительный анализ генезиса личности свидетельствует, что для предоставления помощи необходимо уже быть личностью, субъектом. Поэтому помощь – средство саморазвития, а не формирования личности. Можно предположить гипотетически существование специфической личностной готовности к помощи (как к ее предоставлению, так и к получению), которая включает комплекс интрапсихических функций.

Помощь другому – это сложный процесс, в который вовлекаются разные личностные подструктуры. Личность опредмечивает свои смыслы во взаимодействии. Интерпсихическое становится интрапсихическим, личностные смыслы обогащаются новым содержанием, действие помощи интериоризуется и становится средством развития личности. Личностное развитие приводит к состоянию, когда помощь другому становится потребностью человека, и это является основой самореализации как конструктивного осуществления возможностей и способностей человека на протяжении жизни.

Помощь другому как акт взаимодействия предусматривает определенное соотношение психологических пространств обеих личностей – субъектов интеракции. В случае личностной незрелости субъекта близкие для него люди остаются вне психологического пространства и не включаются в зоны ответственности и контроля. Это обусловливает невозможность предоставления данным субъектом действительной помощи, которая предусматривает ответственность и субъектное отношение к другому.

Помощь другому как средство развития личности предусматривает такие основные моменты:

1) влияние на другого – осознание этого влияния – изменение себя;

2) направленность на развитие, самореализацию, самоэффективность и самодостаточность помогающего субъекта.

Научно-психологическое исследование помощи другому должно отвечать двум основным условиям:

1) иметь опору на реальность психического функционирования человека в социуме, в системе межличностных отношений (быть связанным с эмпирическими данными и возможностями осуществления эвристичных и практических выводов);

2) оперировать научно обоснованным аппаратом понятий, принципов, теоретических построений, логично четких и с опорой на философско-методологический подход (это дает возможность развития научно-психологических знаний и – что является специфическим для психологической науки – прогресса самопознания человечества).

Эти условия дают широкие возможности творческого научного поиска, одним из вариантов которого есть предлагаемая нами классификация уровней предоставления помощи.

Нами были выделены три основных уровня предоставления помощи.

Первый уровень – реципиентный. Данный уровень предусматривает, что люди нуждаются в самом необходимом, например, после стихийных бедствий, военных конфликтов, катастроф и др.

Реципиентний уровень допускает предоставление двух основных видов помощи:

1) материальная поддержка;

2) психологическая помощь, стабилизация эмоционального состояния, успокоение.

Второй уровень – предметный. Люди нуждаются в помощи при решении заданий, выполнении деятельности и тому подобное. Данный уровень предусматривает предоставление таких основных видов помощи:

1) техническая (дать алгоритм-средство в виде материального носителя или виртуально);

2) учебная (научить решать конкретные проблемы с учетом индивидуальных особенностей человека и ситуации).

Третий уровень – субъектный. Данный уровень связан с потребностью в экзистенциальной поддержке, кризисом межличностных отношений, поиском смысла и т. п. На данном уровне возможны такие виды помощи:

1) диалог (общение), сотрудничество (деятельность);

2) профессиональная психологическая помощь (психотерапия).

Приведенная классификация уровней предоставления помощи является одним из вариантов психологического изучения явления помощи другому. Последующая разработка данной проблематики связана с исследованием личностных переменных помогающих отношений и изучением помощи другому как действия в пространстве экспериментально-психологического познания.

Существует древняя притча о том, что не нужно кормить голодного человека, нужно научить его ловить рыбу. Именно такая коннотация должна быть у действительной помощи другому, которая не просто способствует удовлетворению потребностей другого человека, но учит росту компетентности, самоэффективности, зрелости. Лишь в таком контексте помощь будет средством развития личности, причем будут развиваться оба субъекта интеракции – как тот, кто помогает, так и тот, кому помогают.

В научной психологии по большей части обращаются к анализу явления психологической помощи, в то время как помощь в более широком смысле редко становилась предметом конкретных или теоретических исследований.

Житейская помощь соотносится с профессиональной психологической помощью не совсем так, как житейская психология с научной психологией. Рассмотрим эти различия более детально.

Ю.Б. Гиппенрейтер [3] описывает пять отличий житейской психологии от научной.

Во-первых, житейские психологические знания конкретны, связаны с определенными ситуациями, а научные – имеют тенденцию к обобщению, к использованию научных понятий. По моему мнению, психологическая помощь тоже пользуется определенными научными понятиями, схемами, алгоритмами, представлениями о неврозе и здоровье личности и тому подобное, но в то же время она всегда конкретна, привязана к конкретному случаю, к работе с клиентом. Житейская помощь не рефлексируется как отдельный вид деятельности субъектом предоставления помощи, то есть нет определенных концепций и теоретических представлений, но это не значит, что человек не будет стремиться в своем желании помочь опереться на научный фундамент, использовать известные ему научные понятия, подстраивая обобщенное знание под конкретный случай взаимодействия.

Во-вторых, житейские психологические знания интуитивны, а научные – осознанны и рациональны. И опять же относительно житейской и психологической помощи личности это различение не будет действовать, поскольку в обоих случаях действительно эффективная помощь другому будет совмещать в себе моменты рациональных решений, осознанных выводов и интуитивных озарений.

В-третьих, возможности и способы передачи знаний значительно ограничены у житейской психологии в сравнении с научной. Если говорить о передаче представлений о более эффективном, производительном предоставлении помощи другому, то действительно в сфере практической психологии и профессиональной психологической помощи значительно более выстроена система передачи знаний, тогда как у житейской помощи нет системы как такой и соответствующей системы передачи знаний. С другой стороны, житейская помощь может быть более "живая”, своевременная и непосредственная, чем предыдущие договоренности с психологом и встречи во время, когда кризисные переживания могут быть не особенно актуальными.

В-четвертых, житейская психология пользуется наблюдением и размышлениями в качестве метода познания, а у научной психологии есть эксперимент. Житейская помощь обычно использует "интуитивные” методики, а у психологической помощи есть разветвленная система профессиональных методов, приемов и техник, которым учат, которые описывают в учебниках и пособиях. В этом существенное преимущество психологической помощи личности.

В-пятых, научная психология владеет разнообразным и уникальным фактическим материалом, недоступным во всем объеме ни одному носителю житейской психологии. Профессиональная психологическая помощь имеет в своем распоряжении сотни описанных психологами и психотерапевтами клинических случаев, десятки обобщений и концепций. Житейская помощь, если ее субъект – не психолог и не психотерапевт, не опирается на такую солидную базу, и здесь уже все зависит от эрудиции, начитанности человека, который помогает, и его возможных вкусов в сфере научно-популярной психологической литературы; но все это не может сравниваться с объемом и качеством анализа материала научно-практической психологии.

Помощь другому может изучаться психологической наукой в двух основных аспектах: деятельностном и личностном. Психологические условия помощи другому концентрируются вокруг главного принципа – содействия вхождению в состояние субъектности. Развивающий потенциал помощи другому может быть проанализирован с позиций культурно-исторической психологии (в частности, в связи с зоной ближайшего развития). Помощь другому является психологическим средством развития личности.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Анцыферова Л.И. Психология формирования и развития личности / Анцыферова Л.И. // Особистість в психологічних дослідженнях. Тексти / Упорядники С.Д. Максименко, М.В. Папуча; За заг. ред. С.Д. Максименка. – Ніжин: Видавництво НДУ ім. М. Гоголя, 2005. – С.70-72.
  2. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком / Бодалев А.А. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. – 200 с.
  3. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию. – Москва: ЧеРо, 2000. – 336 с.
  4. Головаха Е.И. Психология человеческого взаимопонимания / Головаха Е.И., Панина Н.В. – К.: Политиздат Украины, 1989. – 189 с.
  5. Максименко С.Д. Генезис существования личности / Максименко С.Д. – К.: Издательство ООО "КММ”, 2006. – 240 с.
  6. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования / Нельсон-Джоунс Р. – СПб.: Питер, 2002. – 464 с.
  7. Папуча М.В. Опосередковуюча дія і генеза структур свідомості / Папуча М.В. // Наукові записки НДПУ ім. Миколи Гоголя. – Ніжин, 2000. – 214 с.
  8. Петрушин С.В. Мастерская психологического консультирования / Петрушин С.В. [2-е изд., испр. и доп.] – СПб.: Речь, 2006. – 184 с.
  9. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир / Рубинштейн С.Л. – СПб.: Питер, 2003. – 512 с.
  10. Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии: Наука о душе / Флоренская Т.А. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. – 208 с.


Другие статьи автора: Наконечная Мария

Архив журнала
№4, 2020№1, 2021кр№2, 2021кр№3, 2021№3, 2020№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба