Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » кр№2, 2020

Петр Смирнов
РУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ФАКТОР ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ УКРЕПЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Просмотров: 95

Смирнов Петр Иванович

доктор философских наук,

профессор           

Smirnov Petr Ivanovich             Professor

E-Mail: smirnovpi@mail.ru

УДК – 3.30.31.316

 

РУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ФАКТОР ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ УКРЕПЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

 

АННОТАЦИЯ. В статье отмечается значение русской национальной идентичности как важного фактора победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. Описано влияние природных и социальных условий на формирование черт идентичности, присущих русскому народу. Показана роль крестьянской семьи, русской сельской общины, служебно-домашней цивилизации, государства-учреждения, а также русского языка, православия и коммунистической идеологии в формировании русской национальной идентичности. Описаны проблемы  ее сохранения и укрепления   в условиях слома прежних социальных и духовных основ ее формирования.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, русская национальная идентичность, национальный характер, национальный менталитет, ценности, национальный интерес, национальная идеология.

 

RUSSIAN NATIONAL IDENTITY AS A FACTOR OF VICTORY IN THE GREAT PATRIOTIC WAR AND THE PROBLEMS OF ITS STRENGTHENING IN MODERN RUSSIA

Summary. This article stresses the significance of Russian national identity as important factor of Soviet Union’s victory in the Great Patriotic War.  It describes the influence of natural and social conditions on shaping identity features which are inherent for the Russian people. The article shows the role of peasant family, Russian rural community, service-home civilization, state-institution as well as Russian language, orthodoxy and communist ideology for shaping Russian national identity. Its saving and strengthening challenges are described – under circumstances of its previous shaping social and spiritual bases destruction.

Key-words: Great Patriotic War, Russian national identity, national character, national mentality, values, national interest, national ideology.

 

Введение. Величайшая готовность к сопротивлению, проявленная народами Советского Союза, была важнейшим фактором победы над фашистской Германией. В начале войны, потеряв густонаселенные и наиболее развитые области страны, СССР по своему военно-экономическому потенциалу оказался в разы слабее Германии, поставившей на службу своей агрессии всю экономическую мощь покоренной Европы. Переброска тысяч предприятий на восток, налаживание на них выпуска военной продукции, подчинение нуждам обороны всей жизни страны потребовали колоссальных трудовых и организационных усилий, а также времени, выиграть которое удалось ценой тяжелых человеческих потерь и благодаря мужеству и героизму советских солдат. Удивительная трудоспособность, изумительная изобретательность, редчайшая готовность к лишениям и жертвам работников тыла позволили воплотить в жизнь в лозунг: «Все для Фронта, все для Победы!».

Все народы Советского Союза внесли свой вклад в достижение Победы, но не случайно И.В. Сталин 24 мая 1945 года на приеме в Кремле провозгласил свой последний тост за здоровье русского народа, отметив его выдающуюся роль в войне, а также ясный ум, стойкий характер, терпение, готовность к жертвам. Он подчеркнул доверие русского народа к Советскому правительству как решающей силы, обеспечившей разгром фашизма [8].

Признание высоких качеств русского народа как важнейшего фактора Победы приводит к вопросам, имеющим историко-исследовательский и актуально-практический интерес: 1) каковы объективные предпосылки формирования таких качеств?  и 2) каковы основы сохранения и укрепления русской идентичности в современной России?

В статье, исходя из представлений о национальной идентичности как целостной совокупности свойств нации, даны авторские ответы на оба поставленных вопроса, а также рассмотрены отдельные важнейшие качества русского народа, проявленные во время Великой Отечественной войны.

Основное содержание статьи.

         Общая гипотеза. Национальная идентичность призвана обеспечить достойное существование любого народа. Она складывается под влиянием природных и социальных факторов, определяющих жизнедеятельность нации, и включает в себя две взаимосвязанные стороны: национальный характер и национальный менталитет.

Национальный характер есть зримое проявление идентичности. Он состоит из норм, возникающих на основе национальных потребностей, интересов и ценностей и формирующихся под влиянием объективно-необходимой деятельности, определяемой совокупностью природных и социальных условий существования нации.

Природные условия (в доиндустриальное время) определяют сезонные ритм и напряженность объективно-необходимой деятельности, оценку вероятности в достижении целей конкретной работы, периоды отдыха и досуга и др. На этой основе складываются нормы хозяйственного и бытового поведения народа. Социальные условия определяются особенностями социальных организмов (семья, трудовой коллектив, тип общества и государства), которые свойственны данной нации. На этой основе, по преимуществу, складываются нормы политико-гражданского поведения, переплетающиеся и сращивающиеся с хозяйственно-бытовыми нормами.

Национальный менталитет является скрытой (латентной) стороной, в которой суммируется субъективное запечатление членами группы ее интересов, задач и функций, а также своего членства в группе. Менталитет включает в себя мировоззрение, миропонимание и мироощущение. Его определяющие факторы суть язык, религия (или идеология), историческая память и национальные интересы, постоянные и ситуативные [18. С.144-163].

Сложившаяся идентичность оказывает обратное влияние на существование нации двумя способами: 1) через черты, широко распространенные среди представителей нации, 2) через деятельность входящих в элиту социальных типов личности, являющихся носителями устойчивых комплексов отдельных качеств [19. С.136-150]. Ниже рассмотрен лишь способ влияния русской идентичности на ход войны через ее широко распространенные черты.

Формирование русской национальной идентичности: внешние факторы.

Природные и социально-политические условия, в которых столетиями формировалась русская идентичность, можно оценить как крайне суровые, неустойчивые, а временами смертельно опасные для существования русского народа. Бедные почвы, холодный и засушливый климат, резкая смена годовых сезонов, короткое лето, постоянные нашествия извне требовали от русских особых психофизиологических качеств, особых трудовых навыков и человеческих взаимоотношений.

В краткий перечень свойств, сформировавшихся под влиянием природных условий, можно включить удивительную трудоспособность, терпение и стойкость, смекалку, изобретательность, готовность к возможным потерям результатов труда и др.

Отмечено, что ни один народ в Европе не способен к периодическому напряжению в труде, какое может развить великоросс [10, с.279]. Наличие у русского народа больших способностей и изобретательности, обусловивших его высокие достижения, выдающийся уровень знания и одаренности у значительной части русских военнопленных признавали (в разгар геббельсовской пропаганды о славянах как низшей расе!) офицеры немецкой армии, воевавшие на Восточном фронте [25, с.184-185].

Неуверенность в результатах конкретной деятельности из-за погодных условий, стихийных бедствий, вражеских нашествий, междоусобиц  приучали русского человека к работе в разных направлениях, в надежде на удачу в каком-то деле. Славянский бог удачи Авось (отчасти подобный греческой Тюхе и римской Фортуне) сохранился у великоросса в устойчивых выражениях, отражающих эти неуверенность и надежду на удачу: «Авось – вся надежда наша», «Авось Бог поможет», «На авось мужик и хлеб сеет». Потери же нажитого в результате разного рода бедствий вырабатывали у русского народа стойкость, готовность вновь и вновь восстанавливать или переделывать разрушенное или погибшее.

Широта и разносторонность деятельности, определяемая разнообразием природных условий и вызываемая стихийными и социальными бедствиями, частая нехватка привычных орудий труда и материалов вырабатывали у русских сметку, способность широко и творчески взглянуть на мир, развивали разнообразие трудовых навыков. Известно, «голь на выдумки хитра» и «нужда всему научит». Поэтому русский часто бывал «и швец, и жнец, и на дуде игрец».

Подобные трудовые и иные качества русского человека отражены в русской литературе и отмечены иностранными наблюдателями. Высокая духовная и физическая красота русского человека описана А. Толстым в рассказе «Русский характер». Пушкинский Балда и мужик Салтыкова-Щедрина, прокормивший «двух генералов», готовы решить любую задачу. Необычайную ловкость и искусность русского крестьянина, превращающегося в волшебника с топором в лесной чаще, способного в мгновение ока починить экипаж, заменив сломанное колесо срубленным деревом, и за несколько часов устроить в лесу уютный ночлег, описывает А. де Кюстин. Вообще, этот французский путешественник, не любивший Россию как государство, называет русский народ «цветом человеческой расы» [14, с. 220].

Объективная деятельность, обусловленная суровыми внешними условиями, сформировала в русском человеке психофизиологические и трудовые качества, позволившие ему справиться с тяжестью войны. Бой требует высшего напряжения физических и духовных сил человека, но и будничная фронтовая и тыловая работа нуждается в терпении, постоянном преодолении усталости и присущих человеку слабостей[1]. Русские люди оказались к этому готовы.

Основные социальные факторы складывания русской  идентичности: большая семья, русская сельская община, служебно-домашняя цивилизация и государство-учреждение. Помимо общих внешних условий, преломленных через призму объективно-необходимой деятельности, на складывание русской идентичности повлияли особенности жизни русского народа в социальных организмах, сопряженных своими основами.

Большая крестьянская семья, в которой на протяжении веков вырастало большинство русских людей, не всегда заметный, но в некотором смысле ключевой фактор формирования русской национальной идентичности. Особенно важно, что самоидентификация человека со своей семьей повышала возможность его самоидентификации со всем народом (как большой семьей). Мировоззрение одинокого человека не способствует его признанию своей идентичности с другими («какое мне дело до всех до вас, а вам до меня»?). Наличие же нескольких братьев и сестер заметно смягчают или даже устраняют чувство одиночества, заброшенности в этом мире (я – не один, я – с ними). Восприятие родных людей облегчает переход к образу «Мы», к восприятию в качестве своих всех людей своего народа. Жизнь в большой семье препятствует развитию индивидуализма, способствуя развитию чувства коллективизма. У члена такой семьи повышается ответственность за ее благополучие, укрепляется готовность жертвовать собой для ее блага[2].

Русская сельская община и служебно-домашняя цивилизация сыграли определяющую роль в складывании служебно-общинной (в советское время, служебно-коллективистской) русской национальной идентичности. Сельская община известна со времен Киевской Руси. Претерпев ряд видоизменений, она к концу существования Российской империи обрела форму передельной общины, которая в советское время превратилась в колхоз. Служебно-домашняя цивилизация постепенно складывалась в Московском государстве, стала доминирующей в царской России и обрела гипертрофированный вид в Советском Союзе.

Оба социальных организма имеют сопряженные деятельностно-ценностные основы. Им свойственно доминирование ценности «общество» над ценностью «личность», что влечет господство служебной деятельности (на благо государства или господина) над эгодеятельностью (деятельностью для себя). У них сходны ведущие ценности, через которые человек утверждал себя в обществе, в частности, святость и слава, но менее доступны богатство, хозяйство, мастерство в материальной сфере. Отчасти сходны главные инструментальные ценности – долг и дисциплина в служебно-домашней цивилизации, а в русской общине – природные и духовные качества и трудолюбие, которые существенно отличаются от инструментальных ценностей западной, рыночной, цивилизации – свободы и права.

Тождественна в общине и российской цивилизация ведущая процедура социального признания – личная экспертиза, обеспечивающая доступ к названным ценностям по решению правомочных экспертов. Она  принципиально отличается от безличной экспертизы (акта купли-продажи), главенствующей в рыночной цивилизации.

Российской цивилизации и сельской общине свойственен один и тот же тип хозяйства. В обоих случаях это домашнее хозяйство, направленное на непосредственное удовлетворение потребностей производителей, хотя, признак домашности относился к разным хозяйствующим субъектам. В первом случае таким субъектом выступало российское общество, олицетворенное государством, во втором им являлась крестьянская семья.

Присущая общине и служебно-домашней цивилизации в России консервативность и их опора на землю как главный производственный ресурс определяли их оборонительное по преимуществу отношение с соседями.

Сходство названных и других признаков вело к естественному симбиозу обоих социальных организмов, определяя складывание социальной стороны общероссийской национальной идентичности, названной выше служебно-общинной.

В советское время гипертрофия служебно-домашней цивилизации в СССР обусловила закономерное превращение общины в колхоз, своеобразно воплотив мечту Хомякова о превращении общины правящей в хозяйственную [23, с.465]. Ряд социальных процессов стимулировал сближение признаков этой цивилизации и измененной общины. Колхозы повсеместно заменялись совхозами, а колхозники превращались в рабочих. Усиливался контроль над их хозяйственной деятельностью со стороны партийных и государственных органов, все большую роль в сельском хозяйстве играло планирование и т.д. В результате заметно сблизились признаки российско-советской цивилизации и колхоза: служебная деятельность стала полностью доминирующей, был ограничен доступ к богатству и личному хозяйству и пр. На этой основе укреплялся общий тип служебно-общинной идентичности в России, но уже в виде служебно-коллективистской [20, с.420-424 и др.].

Государство-учреждение, черты которого в течение столетий укреплялись в Руси-России за счет ослабления и замены черт государства-корпорации, было мощным фактором, сопряженным со служебно-домашней цивилизацией, повлиявшим на складывание национальной русской идентичности. Черты государства-корпорации, присущие Новгородской вечевой Республике и естественно сраставшиеся в ней с основами рыночной (западной) цивилизации, ослабели уже в Киевской Руси. В Московском же государстве черты государства-учреждения стали господствующими.

Свойства государства, как носителя и хранителя права, резко  отличаются в зависимости от того, построено или оно по типу корпорации или по типу учреждения.

Корпорация основана на свободном волеизъявлении равноправных участников, объединенных общим интересом, для удовлетворения которого они избирают и упраздняют голосованием необходимые органы, принимают и отменяют устав, наделяют полномочиями отдельных членов ее и т.д.

Учреждение строится сверху вниз по принципу опеки над заинтересованными в нем лицами, которые удовлетворяют с его помощью свой интерес, но не формулируют его сами. Опекаемые не могут строить учреждение, не входят в его состав. Учреждение само решает, на каких условиях они допускаются в него. Учреждение имеет права и обязанности, устав, руководящие органы, но все это получает не от опекаемых  Оно не отчитывается перед ними, органы его не выбираются, а назначаются.

В реальных государствах сочетаются в разной пропорции элементы корпорации (выборы, референдумы, соборы и пр.) и элементы учреждения (защита государством жизни и безопасности граждан, требования с его стороны уплаты налогов, прохождения воинской службы, законопослушания и т.д.). Большинство людей получают гражданство независимо от своей воли [5, с.86-87].

Процесс резкого укрепления черт государства-учреждения в России в период складывания Московского государства был обусловлен постоянной внешней опасностью с запад и юго-востока. Эта опасность вызвала в России «боевой строй государства», ибо «Московское государство – это вооруженная Великороссия, боровшаяся на два фронта … за свое существование». Его особенностью стал «тягловой, неправовой характер внутреннего управления и общественного состава с резко обособлявшимися сословиями. … Сословия различались не правами, а повинностями…. Каждый обязан был или оборонять государство, или работать на государство, т.е. кормить тех, кто его обороняет. Были командиры, солдаты и работники, не было граждан, т.е., гражданин превратился в солдата или работника, чтобы под руководством командира оборонять отечество или на него работать» [11, с.124].

Черты государства-учреждения еще более укрепились в советское время, когда добросовестный труд стал обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина СССР. Уклонение от общественно полезного труда было признано несовместимым с принципами социалистического общества [12, статья 60]. Тем самым, в советском праве был окончательно утвержден примат ценности «общество над ценностью «личность» и господство служебной деятельности над эгодеятельностью, что имплицитно присуще служебно-домашней цивилизации и государству-учреждению.

 Духовные факторы формирования русской национальной идентичности: русский язык, православие и коммунистическая идеология. Вкупе с особенностями социальных организмов эти факторы укрепляли духовно-нравственные качества, повышавшие способность русского народа к сопротивлению фашистской агрессии.

Доверие русского народа к советской власти, отмеченное Сталиным как главный фактор Победы, выросло на присущей русским доверчивости. На эту черту прямо или косвенно указывали внимательные наблюдатели.

Отмечалось, что русского «движет… чувство глубокого доверия к сущности вещей» [24, с.11], и «его преобладающее чувство –  изначальное доверие» [24, с.87]. Указывалось также, что спокойствие, царящее в России в период, предшествующий отмене крепостного права, основано « на… доверии народа к власти – вере в ее благожелательность и действительность намерений этой власти в пользу народа» [22, с.319].

Доверие к миру и доверие к власти согласно работают на складывание общей доверчивости русских, хотя корни обоих  видов доверия  различны.

Повышенное доверие к миру у русских по сравнению с европейцами, особенно, с англосаксами, можно объяснить особенностями русского языка, который накладывает незримую и неизгладимую печать на весь духовный склад русского человека, определяя едва ли не в решающей степени мировоззрение русских (как языки других народов определяют их мировоззрение).

Все языки можно условно разделить по шкале «субъективности – объективности». Субъективные языки это естественно складывающиеся и

развивающиеся языки. Они сохраняют способность не только объективно описывать мир, но и морфологически выражать субъективное отношение человека к явлениям и событиям окружающего мира. Носителям такой языковой культуры мир предстает живым, эмоционально окрашенным, состоящим из «существ», к которым можно относиться «по-человечески».

Объективные языки (например, английский), возникающие, по-видимому, при напряженном смешении естественных языков, когда у их носителей возникает особая нужда точно описывать действительность, теряют способность строением слов передавать субъективное отношение человека к миру. У этих языков категория рода слабо выражена, падежей минимальное число, слабо представлены или отсутствуют приставки суффиксы, отражающие отношение человека к явлениям окружающего мира.

Русский язык – субъективный язык. В нем три рода имен существительных (мужской, женский и средний), имеется несколько падежей, ласкательно-уменьшительные и устрашающе-увеличительные суффиксы существительных и прилагательных. Эти средства позволяют выразить субъективное отношение русского человека к происходящему, передать его чувства, наполнить живую речь метафорами.

Опираясь на категорию рода, русские могут создавать лирические стихотворения и песни о женской и мужской судьбе, построенные на образах деревьев. В песне, выражающей трогательную женскую мечту о счастье, «тонкая рябина» символизирует женщину, а «дуб высокий» – мужчину. Для создания поэтического образа можно использовать и явления неживой природы («ночевала тучка золотая на груди утеса-великана»).

Люди, воспитанные в культуре субъективного языка, склонны доверять миру, поскольку чувствуют свое родство с ним. Они могут быть ситуативно жестоки под влиянием чувств гнева или ярости, вызванных конкретными действиями своих противников, но почти не в состоянии долго «держать зло» на них. Они «отходчивы». Ощущение живой связи с миром делает для многих русских интуитивно отвратительной ветхозаветную идею о сотворении человека из праха, уподобляющей человека кукле или механизму.

Носители языков объективного типа склонны воспринимать мир как совокупность мертвых вещей, с которыми можно делать все что угодно. Они боятся мира и не доверяют ему. Поэтому они стараются изучить ход событий в мире и обеспечить свою безопасность в нем. Отсюда их успехи в аналитических науках, расчленяющих вещи, и в технических устройствах, обеспечивающих комфорт. Не потому ли англосаксам близка ветхозаветная идея о сотворении Адама из глины, ставшая семенем современного трансгуманизма?

Повышенное доверие русских к верховной власти отражено в пословицах, поговорках и в стихотворных строчках («начальству виднее», «про то ведает Бог и Великий государь», «вот приедет барин, барин нас рассудит» и т.п.). Его наличие обусловлено, во-первых, доминированием служебной деятельности в России, нормальное течение которой невозможно без доверия подчиненного руководителю. В противном случае, начинается саботаж или даже бунт. Во-вторых, оно обусловлено господством личной экспертизы как процедуры социального признания, посредством которой оценивается вклад каждого человека в общее дело. Эту экспертизу выполняет различного рода «начальство», возглавляемое носителем «высшей справедливости» (государь или вождь). Сомневаться в справедливости их решений нельзя. В противном случае, также возникают разного рода «крамолы», нарушающие нормальный ход событий.

Таким образом, естественная доверчивость русских получает мощное социальное подкрепление со стороны служебно-домашней цивилизации и государства-учреждения. В ситуации внешней опасности доверие народа к власти особенно важно, что и отметил И.В. Сталин.

Массовый и индивидуальный героизм, проявленный русскими во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., был им свойственен  с давних пор. Его нельзя объяснить лишь личной храбростью, свойственной отдельным людям. Жертвенный героизм обусловлен особенностями жизни человека в России: 1) прочно усвоенным (сознательно и бессознательно) принципом примата ценности «общество» над ценностью «личность»; 2) длившейся веками и ставшей привычной служебной деятельностью, часто направленной на благо отечества; 3) связанными с этой деятельностью инструментальными ценностями – долгом и дисциплиной.

В крестьянской среде преобладание общины над отдельной личностью известно по выражению «пострадать за мир» (т.е. общину). Страдание состояло в том, что человек, добровольно, но и по общему решению, принимал на себя некий грех, вплоть до убийства «злого барина», и шел на каторгу.

В российском обществе этот принцип поведения находил отражение в высказываниях писателей и мыслителей. Утверждалось, что русский человек обязан прежде «служить земле своей, а не себе» [2, с.99], а «русский гражданин повинен своему отечеству служением и жертвенностью» [6, с.74]. В советское время тот же принцип выражен в популярной песне: «Забота у нас простая, … жила бы страна родная, и нету других забот!».

Выдающийся российский государь, Петр I, своей жизнью также утверждал примат общего над личным. У Петра «всегда были наготове две основы его образа мыслей и действий…:  это неослабное чувство долга и вечно напряженная мысль об общем благе Отечества, в служении которому и состоит этот долг. На этих основах и держался его взгляд на свою царскую власть …» [9, с.4]. Его жизнь была образцом «самоотверженного» и даже «жертвенного»  служения, которое должно быть присуще русскому государю [7, с.212, 221]. Крупные русские военачальники и государственные деятели – Суворов, Столыпин, Жуков и др. – также показывали пример беззаветного служения Отечеству.

Долг и дисциплина были приняты массовым и индивидуальным сознанием в качестве очень высоких ценностей в служебно-домашней цивилизации и государстве-учреждении в России. Это обусловлено преобладанием ценности «общество» над ценностью «личность» и ведущей ролью служебной деятельности.

Старшее поколение советских людей хорошо помнит выражение: «Раз надо, значит надо!». На фронте действие этого принципа сказывалось в том, что всегда находились добровольцы для любого опасного задания, а в тылу – в массовом добровольном сверхурочном труде.

У наблюдательных европейцев также вызывал уважение «талант повиновения», благодаря которому Россия первенствует и который дает ей мощь, далеко превышающую другие страны, «талант, необходимый всем нациям, всем существам и беспощадно требуемый от всех под опасением наказания» [1. Т.2, с.440-441].

О принятости тех или иных ценностей массовым сознанием можно судить по их отражению в популярной детской литературе. Поведение русского мальчика-часового (рассказ Л. Пантелеева «Честное слово»), не ушедшего с поста без приказа старшего по званию, находится в полном контрасте с поведением американского мальчишки (Тома Сойера), превратившего неприятное для него крашение забора в источник выгоды. У советских ребят поведение маленького часового вызывало уважение, восхищение и желание подражать (как в послевоенные годы подражали Тимуру с его командой). Поведение маленького американца оценивалось как забавная озорная проделка, не более.

Готовность к служению и жертвенность поведения русского человека подкреплялись православием и коммунистической идеологией, выполнявшими в обществе аналогичные функции.

Православие, наряду с языком, долгое время служило средством самоотождествления русского человека со своим народом. Быть русским и быть православным фактически означало одно и то же. Оно объединяло русских по признаку «свой – чужой». Кроме того, православие просвещало в религиозном отношении народ, формируя мировоззрение, придавало русским людям духовные силы, укрепляло волю и приносило утешение. Оно хранило основы народной нравственности, уча различать добро и зло, что является самым важным, но и самым трудным в жизни человека и народа. Не случаен чрезвычайно сильный подъем религиозной жизни в период татарщины, когда русские метались, ища точку опоры [21, с.162]. Не случайно и Сталин в сентябре 1943 года коренным образом изменил политику в отношении русской церкви, вернув ей основные права для осуществления религиозной деятельности.

В функции коммунистической идеологи также входило просвещение (в атеистическом духе) народа, утешение (обещанием лучшей жизни если не сейчас для себя, то для потомков), придание сил (маня мечтой о построении самого справедливого общества на земле и обольщая гордой ролью первопроходцев). В ней обосновывались основы коммунистической нравственности, главной ценностью которой, по Ленину, была «борьба за укрепление и завершение коммунизма» [15, с.313].

Оба духовных течения придавали человеку смысл существования, что укрепляет его способность переносить лишения и трудности («человек может выдержать любое «Как», если у него есть «Зачем»). Не столь важно, что обоснование идеалов служения и жертвенного поведения в религии и идеологи было принципиально отличным. В православии служение Богу – путь личного спасения души, подкрепляемой надеждой на вечную жизнь. В коммунистической идеологии служение обществу обосновывалось  стремлением к справедливости и крепилось надеждой на счастливую земную жизнь.

Ломка прежней русской идентичности и основы ее укрепления в современной России. В советское время свойства русской идентичности отчасти менялись в связи с переходом значительной части населения к городскому образу жизни и превращению многодетной семьи в малодетную. Но социальные основы идентичности принципиально не изменились в царское и в советское время. Поэтому существенно не изменилась и национальная идентичность русского народа, превращаясь из служебно-общинной в служебно-коллективистскую.

После «радикальных реформ», точнее, революции «сверху», прежние факторы складывания идентичности кардинально изменились. В связи с переходом страны в лоно рыночной цивилизации доминирующее положение в ней постепенно занимает эгодеятельность рыночного типа, главными ценностями, через которые человек самореализуется в обществе, оказываются богатство и хозяйство, ведущей процедурой социального признания становится безличная экспертиза (акт купли-продажи) и т.д. В массовое сознание внедряется либеральная идеология, провозглашающая высшей ценностью личность и пр. Остро встает задача найти факторы, способствующие сохранению должной меры национальной идентичности. Это необходимо, чтобы русские остались хозяевами в своей стране, а страна сохранила целостность.

Учитывая полиэтнический состав России, русская идентичность должна, в известной мере, складываться как общероссийская национальная идентичность. Для российского общества бесперспективен путь создания общенациональной идентичности как чисто этнической. Яркий пример бесперспективности этого пути показывает Украина. Попытка следования украинским путем почти неизбежно приведет к разрушению российской государственности с катастрофическими последствиями для всех народов, входящих в состав России.

Факторы укрепления и формирования общероссийской национальной идентичности: деятельностное единство страны, национальные интересы, национальная идея и национально-ориентированная идеология.

Деятельностное единство страны (на основе общероссийского рынка) должно стать объективной предпосылкой формирования общенациональной российской идентичности. Особенно важен этот фактор для формирования идентичности у складывающегося класса хозяев-собственников. Взаимосвязанность деятельности отдельных предприятий и лиц обусловит общность, переплетение и неразрывность их интересов, что послужит основой их общей идентичности.

Подлинные национальные интересы являются основой и фактором упрочения идентичности граждан России. Они находятся в неразрывной связи с высшими ценностями национального государства. Осознание, понимание и воплощение интересов, а также защита ценностей необходимы в любых, но особенно в кризисных ситуациях. В высшей степени это важно при смене общественного строя в современной России.

Осознание и защиту интересов и ценностей должны обеспечить четко сформулированная национальная идеология, правовая система государства и последовательно проводимая внешняя и внутренняя политика. Для этого интересы и ценности должны быть отражены в Конституции государства, а национальная система образования –  обеспечить их ясное понимание каждым гражданином.

Основной национальный интерес и высшие ценности  национального государства определяются общими задачами любого государства,  призванного обеспечить «членам его покровительство личности и имущества», а также «жизнь, честь и свободу национальную» [3, с.186]. Таким образом, высшими ценностями государства являются его гражданин и нация, а национальный интерес состоит в  достойной жизни каждого гражданина и всей нации в целом. Национальная идея, о которой до сих пор спорят обществоведы и политики, есть правильно сформулированный основной национальный интерес.

Дальнейшее уточнение формулировки основного национального интереса возможно при опоре на концепцию общего блага, изложенную идеологами пиночетовского переворота[3], а также с учетом сложности человеческой природы.

Всеобщее благо, являющееся целью государства, «не есть благо государства. Но оно не есть также и благо большинства или, тем более, меньшинства. … Это совокупность условий, позволяющих всем членам общества и каждому в отдельности достичь своего подлинного индивидуального блага» [4, с. Б12].

Природу человека можно рассматривать в трех ипостасях: природно-биологической, социальной и духовной. Значит, основной национальный интерес в РФ должен пониматься как совокупность условий, обеспечивающих надлежащее природное, социальное и духовное развитие каждого гражданина России и всей полиэтнической российской нации. Соблюдение этого интереса есть национальная идея России на весь обозримый исторический период.

Национально-ориентированная идеология, в которой закреплены национальные ценности и интересы, является непременным условием длительного и устойчивого существования любого государства и общество. Трудно оспорить утверждение, что «разруха начинается в головах» (Булгаков, видимо, перевел на общеупотребительный язык мысль О. Конта об анархии умов как предпосылке и следствии Французской революции, а также связанных с нею ужасах).  При этом идеологию нужно считать «системой утверждений относительно ценностей и фактов» [17, с.35], а не «совокупностью разнородных более или менее упорядоченных иллюзорных идей, концепций, мифов» и т.д. [16, с.352].

Без наличия национальной идеологии вся правовая система страны, равно как и ее внешняя и внутренняя политика, может представлять собой лишь более или менее осмысленный набор правовых актов и практических действий. Любая конституция должна строиться на основе определенной идеологии, критерием отбора которой является способность защищать коренные интересы и высшие ценности граждан страны.

Реальной государственной идеологией РФ ныне стала либеральная идеология, показавшая свою полнейшую неспособность защищать эти интересы и ценности. Вторая статья действующей Конституции РФ гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» [13]. А человек с его правами и свободами – основная ценность этой идеологии. Поэтому следует признать лживым второй пункт статьи 13 Конституции РФ, утверждающий, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Государственную идеологию не обязательно заявлять в документе, подобном «Манифесту Коммунистической партии» или «Декларации прав человека и гражданина». Достаточно заложить некие ценности и интересы в основу правовой системы государства и обязать государство их защищать.

С учетом сказанного об основном национальном интересе и национальной идее, статья, аналогичная статье 2 Конституции РФ, может быть сформулирована следующим образом: «Высшими ценностями в Российской Федерации признаются гражданин России (его жизнь, достоинство, права и свободы) и вся полиэтническая российская нация (ее честь, свобода, самостоятельное развитие, суверенные права). Государство обязано создавать и защищать условия, обеспечивающие надлежащее природное, социальное и духовное развитие каждого гражданина России и всей российской нации в целом».

В ближайшее время россиянам предстоит голосование о внесении поправок в действующую Конституцию. Многие поправки, выработанные коллективным разумом, полезны. Отчасти они отражают основной национальный интерес. Но их недостаточной для создания прочной ценностной основы правовой системы России. Конституция РФ остро нуждается в изменении ценностей, защищаемых государством, а также в очистке от лживых утверждений, содержащихся в ней. Приходится выразить несогласие с Президентом РФ В.В. Путиным, утверждавшим на встрече с журналистами 14 декабря 2019 г. и в Послании Федеральному Собранию от 15 января 2020 г., что первую часть Конституции трогать не надо, что она не исчерпала свой потенциал. Именно ее и следует изменить.

Заключение. Русская идентичность складывалась в суровых природных и социально-политических условиях, которые воспитывали в русских людях работоспособность и смекалку, терпение и стойкость, готовность к лишениям и т.д. Особую роль в  формировании идентичности сыграли социальные организмы: большая крестьянская семья, русская сельская община, служебно-домашняя цивилизация, государство-учреждение. В предвоенное время сохранились в измененном виде их основы: примат ценности «общество» над ценностью «личность», господство служебной деятельности и др. Духовными факторами, подкреплявшими действие объективных условий, были русский язык, православная вера, коммунистическая идеология. Под совместным действием названных факторов русские усваивали ценности «долг» и «дисциплина», привыкали доверять власти, обретали готовность к повиновению и жертвенному служению. Русская (советская) идентичность стала важнейшим фактором победы в Великой Отечественной войне.

На протяжении последних 25-30 лет идет ломка прежних социальных и духовных основ русской национальной идентичности. Условиями ее сохранения и укрепления (как общероссийской) должно стать деятельностное единство страны, закрепление в Конституции РФ высших национальных ценностей, ясное понимание гражданами России подлинных национальных интересов, знание истории страны. Прочная общероссийская национальная идентичность – залог благополучия всех народов России.

 

Литература

  1. Герцен А.И. Былое и думы / А.И. Герцен // БВЛ.  Т.1-2.  – М. 1969. Т.1. – 925 с. Т.2. – 614 с.
  2. Гоголь Н.В. Выбранные места из переписки с друзьями / Н.В. Гоголь. – М.: Патриот. 1993. – 399 с.
  3. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – СПб.: Изд.: “Глаголь”; Изд.: СПбГУ, 1995. – 552 с.
  4. Декларация принципов военного вмешательства / Московские новости. 1993 г. 21 февраля.
  5. Ильин И.А. Что есть государство – корпорация или учреждение? / И.А. Ильин // Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг. В 2-х т. – М.: МП «Рарог», 1992. Т.1. –М.: МП «Рарог», 1992. С.84-89.
  6. Ильин И.А. Кое-что об основных законах будущей России / И.А. Ильин // Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг. В 2-х т. – М.: МП «Рарог», 1992. Т.2. –М.: МП «Рарог», 1992. С.72-75.
  7. Ильин И.А. О государе / И.А. Ильин // Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг. В 2-х т. – М.: МП «Рарог», 1992. Т.2. –М.: МП «Рарог», 1992. С.209-221.
  8. История.РФ, https://histrf.ru/lichnosti/speeches/b/tost-za-russkii-narod / Обращение на сайт 15.03.2020. Доступ свободный.
  9. Ключевский В.О. Петр Великий среди своих сотрудников / В.О. Ключевский. – СПб. 1902. – 43 с.
  • Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. / В.О. Ключевский. – М.: Мысль. 1995. – 427 с.
  • Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 2. / В.О. Ключевский. – М.: Мысль. 1995. – 584, [2] с.
  • Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик (принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 г.).
  • Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.).
  • Кюстин А. де (маркиз). Николаевская Россия / А. Кюстин де. – М.: Терра. 1990. – 288 с.
  • Ленин В.И. Задачи союзов молодежи. Речь на Всероссийском съезде российского коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 / В.И. Ленин // ПСС. Т.41. С.298-318.
  • Овчаренко В.И., Грицанов А.А. Идеология / В.И. Овчаренко, А.А. Грицанов // Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов и др. – Мн: Книжный дом. 2001. С.352-354.
  • Смелзер Н. Социология / Н. Смелзер. – М.: Феникс. 1994. – 688 с.
  • Смирнов. Национальная идентичность, национальный характер и национальный менталитет: понятия и факторы формирования // Теоретический журнал Credo new. № 4.  С.144-163.
  • Смирнов. Влияние черт русской национальной идентичности на ход событий в стране // Теоретический журнал Credo new. № 1. С.136-150.
  • Смирнов П.И. Постижение России: взгляд социолога / П.И. Смирнов. – СПб.: Алетейя. 2020. – 574 с.
  • Трубецкой Н. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока / Н. Трубецкой // Классика Геополитики, ХХ век: Сб. / Сост. К. Королев. – М.: ООО «Издательство АСТ». 2003. С.144-226.
  • Тютчев Ф.И. Письмо к Э.Ф. Тютчевой. Петербург. 5 июня 1858 / Ф.И. Тютчев // Стихотворения. – М., 1935. С.319-321.
  • Хомяков А.С. О сельской общине. Ответное письмо приятелю / А.С. Хомяков // Полн. Собр. Соч. 4-е изд. Т.3. – М.: Типолитогр. т-ва И.Н. Кушнарев и К. 1914. С.459-468.
  • Шубарт В. Европа и душа Востока / В. Шубарт. – М.: Русская идея. 1997. – 446 с.
  • Штрик-Штрикфельдт В. Русский человек / В. Штрик-Штрикфельд // Немцы о русских: Сборник / Сост. В. Дробышев.- Н50 М.: Столица. 1995. – 190 [2] с.

 

[1] Приходят на память строчки Твардовского: «Суп досыта, чай до пота,- Жизнь как жизнь. И опять война – работа: – Становись!» и «Пусть померзнет немец-барин…. Русский стерпит – он мужик.

 

[2] Братья Степана Тимофеевича Калашникова отвечают ему перед боем с Кирибеевичем: «Ты наш старший брат, нам второй отец. Делай сам как знаешь, как ведаешь, а уж мы тебя, родного, не выдадим!».

[3] Возможно, некоторым читателям старшего поколения и либеральным защитникам «прав человека» опора на  их точку зрения покажется не вполне политкорректной. Но принципиально верные мысли могут высказываться людьми сомнительной нравственности и преступного поведения, отчего сами мысли не утрачивают своей истинности и значения.



Другие статьи автора: Смирнов Петр

Архив журнала
кр№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба