ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №3, 2016

Петр Смирнов
Национальный интерес и национальная идеология как факторы укрепления общероссийской национальной идентичности
Просмотров: 450

 Смирнов Петр Иванович

Санкт-Петербургский государственный университет

профессор кафедры теории и истории и социологии

Smirnov Petr Ivanovich Saint-Petersburg State University

Professor of the Chair of Theory and History of Sociology

E-Mail: smirnovpi@mail.ru

УДК – 3.30.31.316

 

Национальный интерес и национальная идеология как факторы укрепления общероссийской национальной идентичности

 

Аннотация. Определенная мера национальной идентичности необходима для устойчивого существования любого общества. В стабильных условиях эта идентичность обеспечивается исторической памятью, языком, религией, идеологией и др. В кризисные времена фактором сохранения и  формирования национальной идентичности является основной национальный интерес, который должен быть отражен в национальной идеологии. В российском обществе этим  интересом является совокупность условий, обеспечивающих надлежащее природное, социальное и духовное развитие каждого гражданина России и всей полиэтнической российской нации. Национальный интерес должен быть  закреплен в Конституции России.

 

Ключевые слова: идентичность, национальный интерес, национальная идеология, национальная идея, Конституция РФ.

 

Abstract. A certain degree of nation identity is necessary for stable existence of any society. Under stable conditions, this identity is provided by historical memory, language, religion, ideology, etc. In times of crisis the main factor in the preservation and the formation of national identity is a basic national interest, which should be reflected in the national ideology. In Russian society this interest is a set of conditions that ensure appropriate natural, social and spiritual development of every citizen of Russia and of the entire Russian multi-ethnic nation. National interest should be fixed in the Russian Constitution.

 

 

Key-words: identity, national interest, national ideology, national idea, Constitution of Russia.

 

Национальный интерес и национальная идеология как факторы укрепления общероссийской национальной идентичности

 

 

Введение. Факторы сохранения и укрепления групповой (в том числе, национальной) идентичности в общем виде уже рассматривались ранее [15, с.141-143]. В настоящей статье рассматриваются национальный интерес и национальная идеология как факторы  формирования и укрепления общероссийской национальной идентичности, имеющие особое значение в полиэтническом российском обществе. Дана конкретная формулировка основного национального интереса. Обосновывается необходимость внесения в Конституцию РФ статей, отражающих национальные интерес и идеологию. Предлагается изменение ряда ключевых статей в действующей ныне Конституции РФ.

Основное содержание статьи.

Значение слова «нация». Это слово употребляется в двух основных значениях: 1) для обозначения политической общности граждан определенного государства (этатистский подход) и 2) как этнической общности с единым языком и самосознанием [17, с.619]. Второе значение слова «нация» практически равно значению предложенного автором выражения «цивилизованное сообщество», групповая идентичность в котором создается на основе общей памяти (исторической или мифической), языка, религиозного культа, учителя нравственности). Очевидно, что в полиэтническом российском обществе имеет смысл говорить об общероссийской национальной идентичности только при понимании слова «нация» как политической общности граждан.

Проблемы формирования общероссийской идентичности. Российское общество состоит из множества групп, отличающихся по признакам, свойственных цивилизованным сообществам. Они различаются по языку, вероисповедованию, своеобразием исторической памяти, символическими фигурами, имеющими нравственное значение, правилами бытового поведения и пр. В целом, это определяет своеобразие их группового самосознания. Это своеобразие можно рассматривать как культурное богатство, умелое использование которого будет полезно всем народам России. Но оно же таит в себе серьезную опасность межэтнических раздоров, грозящих целостности российского общества.

Межэтнические конфликты, выразителями которых были национальные элиты, сформировавшиеся  в советский период, в немалой степени способствовали распаду СССР. Их разрушительная сила особенно проявилась после отказа от коммунистической идеологии, служившей основой единства советского общества. Нынешнее российское общество (и государство) оказалась в ситуации, напоминающей ситуацию позднего СССР. Ему (им) жизненно необходимо внести в многообразные этнические группы нечто такое, что могло бы их объединить на длительный период, обеспечив им совместное мирное и благополучное существование.

Заметим, России нельзя пойти по пути, по которому пошли многое бывшие советские республики. Многие из них после разрушения советского общества, когда провалилась попытка создания цивилизованного сообщества под общим названием «советский народ» на основе марксистской идеологии и совместной работы по созиданию «светлого будущего всего человечества», предприняли попытку укрепить свою национальную идентичность как этническую идентичность. Отсюда успех в них радикальной националистической идеологии с явными признаками фашизма и проявлениями русофобии, отсюда же отказ от славных совместных свершений, от общей исторической памяти и пр.

Для российского общества подобный путь создания общенациональной идентичности бесперспективен. Кстати, он бесперспективен и для многих нынешних «суверенных» государств, вставших на него, поскольку их вхождение в другие государственные объединения потребует формирования в них иной групповой идентичности, скажем, общеевропейской. Пример тому Украина. Нынешняя украинская власть поставила перед собой неразрешимую задачу: на основе ложной идеологии, утверждающей комплекс превосходства украинцев над другими народами, построить моноэтническое государство и одновременно войти в Европейский Союз. Разрушительные последствия решения неразрешимой задачи очевидны. Едва ли нашей стране  стоит повторять печальный опыт СССР (и Украины). Попытка следования указанным путем практически неизбежно приведет к разрушению российской государственности с катастрофическими последствиями для всех народов, входящих в состав России.

Помимо бесперспективности для России попытки сформировать общероссийскую идентичность на основе какой-либо отдельной этнической идентичности  следует учитывать также дополнительные факторы, осложняющие формирование общенациональной российской идентичности:

  • разрушение объективной компоненты прежней советской идентичности, т.е. совокупности социальных норм (характера) вследствие перехода российского общества к иному типу социального устройства (переход от общества с признаками служебно-домашней цивилизации к обществу с признаками цивилизации рыночной). Поэтому в настоящее время идет смена служебно-коллективистского советского характера на индивидуалистско-рыночный характер, свойственный представителям западного общества, иначе говоря, прежние нормы поведения заменяются индивидуалистско-рыночными нормами;
  • эрозия мировоззренческих основ менталитетов русского и других народов России. Засоряется язык (языки), размывается и искажается коллективная память, формируется чрезмерный мировоззренческий «плюрализм».

С учетом сказанного, в ближайшей перспективе для формирования и укрепления общероссийской национальной идентичности нельзя делать ставку на сформированные в прошлом социальные нормы (характер) и мировоззренческие структуры, свойственные общему менталитету, сложившемуся в советском обществе (хотя следует использовать позитивный опыт совместного проживания в нем разных народов).

Итак, общую идентичность в российском обществе нельзя сформировать ни на пути к моноэтничности, ни на основе прежнего опыта, закрепленного в менталитете и характере народов России. Следовательно, возникает проблема выявления и принятия основы, способной сформировать и укрепить общероссийскую идентичность. Но в чем же, конкретно, может состоять эта основа? Что сможет объединить  граждан России в союз, способный обеспечить им достойное существование в крайне сложных современных условиях?

Национальный интерес как основа идентичности. Представляется, что основой упрочения идентичности должно стать ясное понимание подлинных национальных интересов каждым гражданином России. Коренные национальные интересы должны быть отражены в национальной идее, положены в основу национальной идеологии, а также национального права и последовательно проводимой национальной политики. Поэтому эти интересы необходимо внести в Конституцию РФ, в которой должны быть также ясно сформулированы высшие ценности, защищаемые государством. В чем же состоит основной интерес России как национального светского государства, и каковы ценности, которые она призвана защищать?

При ответе на эти вопросы необходимо рассмотреть, по крайней мере, четыре взаимосвязанные теоретические проблемы: 1) проблему национальной идеи, 2) проблему общих принципов существования любого государства, 3) проблему основного национального интереса, 4) проблему высших ценностей, защищаемых государством. Рассмотрим их поочередно.

Любая страна нуждается в  национальной идее в качестве ориентира развития и проведения внутренней и внешней политики, имеющей целью обеспечить благополучие собственных граждан. России в этом смысле не представляет исключения. Однако в настоящее время среди российских обществоведов нет согласия относительно конкретного содержания этой идеи. На конференциях, посвященных проблемам  гражданского общества, высказывалась мысль, что нашей национальной идеей должна стать  идея построения упомянутого общества в пореформенной России. В СМИ звучало утверждение, что национальная идея может воплотиться в «образе успешного человека», достигающего своих целей в новых условиях. Предлагалась в качестве упомянутой идеи возможная миссия России как своеобразного моста, соединяющего культуры Европы и Азией. В Интернет писали также об «укреплении международного престижа», «сохранении территориальной целостности» и пр. [18].

Насколько приемлемы вышеприведенные формулировки национальной идеи с точки зрения отражения в них национального интереса, а также высших государственных ценностей?

Следует ли, скажем, класть в основу национальной идеи построение гражданского общества в России? Вероятно, построить гражданское общество – действительно полезно с точки зрения национальных российских интересов. Но с учетом нашего недавнего опыта строительства «самого справедливого общества на земле» (коммунизма), «перестройки», «гласности» и «радикальных экономических реформ», «строительства правового государства» подобное совмещение национальной идеи и национального интереса вызывает оправданный скепсис. Во-первых, можно ли в реальности поставить знак равенства между «национальным интересом» и «гражданским обществом»? Может быть, между ними столь же мало общего, как между «национальным интересом» и «строительством коммунизма»? Во-вторых, не является ли идея о гражданском обществе очередным отвлекающим объектом, призванным «занять» внимание людей и направить их энергию в нужное для кого-то, но бесплодное для нации русло? В-третьих, действительно ли люди, проповедующие идею строительства гражданского общества, хотят того, о чем якобы хлопочут? В-четвертых, и теоретически это самое главное возражение, не происходит ли здесь подмена цели (конечной ценности) средством (инструментальной ценностью)? Почему, например, в конкретных условиях и временно для обеспечения национального интереса нельзя использовать диктатуру? Ведь пользовались же этим средством римляне, народ, в высшей степени одаренный здравым политическим смыслом.

Вызывает возражение в качестве формулировки основного национального интереса и утверждение, согласно которому «главным и всеобъемлющим императивом» нашего времени является «выживание и процветание России» [16, с.18]. Казалось бы, с этой формулировкой можно согласиться, ибо нельзя всерьез возражать против «выживания и процветания России». Однако еще из работ Г.Лебона известно, что привлекательные абстракции («свобода», «общечеловеческие ценности», «права человека», «демократия», «суверенитет», «рыночные реформы» и пр.) вполне могут использоваться для ориентации общественного  мнения в нужную сторону и для сокрытия истинных целей людей, пускающих их в оборот.

Нужно весьма осторожно подходить к подобным абстракциям, особенно когда они высказаны или отредактированы идеологами наших недавних «реформ». Но если даже не ставить под сомнение искренность и добрые намерения лиц, ратующих за «выживание и процветание России», вполне законны и необходимы вопросы по существу: о какой и чьей процветающей России идет речь? О России как процветающей колонии США? О России, принадлежащей кучке олигархов? О России, управляемой привилегированным меньшинством «прогрессивно мыслящих интеллигентных людей» или «новых русских»? Ведь после Петра I, Россия «выживала» и даже временами «процветала», но в чьих интересах? Разве не были США в свое время весьма «процветающей колонией» Англии? Почему же они отказались от этого статуса? Что уж говорить о Германии, которая, несомненно, «расцвела» при Гитлере? Поэтому без дальнейшей конкретизации словосочетание «процветающая Россия» не может быть признано в качестве формулировки национальной идее, отражающей основной национальный интерес.

Аналогичные соображения можно высказать и относительно формулировок, касающихся «международного престижа», «территориальной целостности» и т.п. В них отражены весьма важные и нужные ценности, но сомнительно, чтобы их защита могла обрести статус национальной идеи.

Крайне важно и то, что нет согласия и относительно пути, следуя которым можно обрести названную идею. Утверждалось, например, что национальную идею «придумать невозможно», ее нельзя «заказать команде образованных чиновников», а что «она должна родиться» [7, с.4]. Нет также более или менее ясного представления о механизме и возможных препятствиях воплощения ее  в реальность, о ее возможных носителях и противниках и т.д.

Можно согласиться, что национальную идею нельзя «придумать» (как некую абстрактную теоретическую конструкцию) и заказать (в качестве практических рекомендаций). Но едва ли следует надеяться, что она «может родиться» сама собой. Неужели этому послужит счастливая случайность? Из какого лона национальная идея явится свет божий и по чьей воле она осенит разом все общество?

Упование на самозарождение национальной идеи подобно надежде на чудо, но едва ли  обществоведам следует надеяться на чудеса. Поэтому долг обществоведческого сообщества, состоит, во-первых, в том, чтобы попытаться выявить содержание национальной идеи исформулировать ее. Вторая задача обществоведов –  донести содержание идеи до широкого общественного мнения и законодательных органов. Наконец, долг законодателей ввести конкретную формулировку национальной идеи  в качестве основополагающего принципа в Конституцию страны, а далее внести необходимые поправки во все разделы законодательства, попадающие под влияние этого принципа.

Таким образом, выявление, формулирование, введение в массовое сознание и закрепление в законодательстве  национальной идеи – совокупность взаимосвязанных процессов. Они должны протекать на основе понимания общих принципов существования государства, с учетом реальной ситуации, в которой оказалась страна (а нашем случае, Россия), в также правильно понятого национального интереса.

Общие принципы существования национального государства. Эти принципы ясно высказаны Н.Я.Данилевским, опиравшимся на идеи И.Бентама и других европейских мыслителей.

Во-первых, согласно Данилевскому, поскольку «государство и народ суть явления преходящие, существующие только во времени, … только на требовании этого их временного существования могут основываться законы их деятельности… Тут нет места закону любви и самопожертвования» [2, с.27]. Иначе говоря, государство и народ не обязаны иметь какую-то идею, не связанную с принципом собственной «здраво понятой пользы», не обязаны нести некую миссию (быть «передовым отрядом в строительстве самого справедливого общества», «мостом между Европой и Азией» и т.п.).

Во-вторых, «государство есть …такое состояние общества, которое обеспечивает членам его покровительство личности и имущества», а также «жизнь, честь и свободу национальную» [2, с.186].

По сути, Данилевский сформулировал национальную идею, заключающуюся в заботе государства о собственном благополучном существовании, указал высшие ценности  (гражданин и нация) и определил национальный интерес, состоящий в достойной жизни каждого гражданина и всей нации в целом. Но его слова относительно национального интереса нуждаются в дополнительном прояснении и конкретизации, чтобы этот интерес мог быть отражен в Конституции страны (а далее и в других законодательных актах) и понимался всеми практически однозначно.

Уточнить понимание и формулировку основного национального интереса позволяет принципиально верное и более конкретное (по сравнению с Данилевским) понимание национального интереса, высказанное идеологами пиночетовского переворота*.

Упомянутые идеологи, оправдывая необходимость переворота, заявили, что  «цель государства – всеобщее благо,  которое правительственная хунта определила как «совокупность условий,  позволяющих всем чилийцам и каждому в отдельности реализовать себя как личность». …. Общее благо не есть благо государства. Но оно не есть также и благо большинства или, тем более, меньшинства.  … Это совокупность условий, позволяющих всем членам общества и каждому в отдельности достичь своего подлинного индивидуального блага (курсив мой – П.С.). … Общее благо – это цель, достичь которой полностью никогда не удастся. … Тем не менее, государство по мере своих возможностей должно всячески стремиться к ней» [3, с. Б12].

Важным уточнением национального интереса в приведенном заявлении оказывается толкование общего блага как совокупности условий, позволяющих всем чилийцам и каждому в отдельности реализовать себя как личность. Поэтому в первом приближении основной национальный интересможно определить как совокупность условий, обеспечивающих самореализацию каждого представителя нации (уточним, в этой формулировке речь идет пока только об одной ценности – представителе нации или гражданине государства). При этом отдельное государство не обязаносоздавать и обеспечивать условия для развития любого человека, жителя планеты. Оно обязано делать это только по отношению к своим гражданам. По отношению же к гражданам других стран оно обязано делать это лишь на основе взаимности, в рамках международного права или по соглашению с другим государством (хотя, конечно, может делать добрые дела по соображениям гуманности). Правильным шагом в этом направлении явилось принятие Государственной Думой Конституционного Закона, утверждающего верховенство Конституции РФ по отношению к решениям европейского суда по правам человека » [10].

Дополнительная конкретизация основного национального интереса  возникает на основе простейшего представления о человеческой природе. Человек –  сложное существо, микрокосм, как его называли греки, и его можно рассматривать в трех основных ипостасях: природной, социальной и духовной (человек природное, социальное и духовное существо). Поэтому в частичной формулировке, опять-таки, учитывающей одну ценность, основной национальный интерес – это совокупность условий, обеспечивающих самореализацию каждого гражданина как природного, социального и духовного существа.

Более полная формулировка основного национального интереса должна также учитывать вторую ценность (нацию) о которой писал Данилевский и которая явно и недвусмысленно не заявлена в нынешней Конституции. Так, в третьем пункте ее статьи 4 говорится, что « Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории» [4].Но нет аналогичного заявления о защите всеми силами и средствами российского населения, которое, несомненно, нуждается в защите. Следовательно, полная формулировка основного национального интереса, учитывающая обе высшие ценности, должна звучать примерно так: основной национальный интерес Росси — это совокупность условий, обеспечивающих надлежащее природное, социальное и духовное развитие каждого гражданина России и всей полиэтнической российской нации.

Национальный интерес и нынешняя Конституция РФ. Принятие этой формулировки в качестве национальной идеи, отражающий основной национальный интерес, с необходимостью приводит к выводу, что Конституции  РФ от1993 года, по которой мы ныне живем, требуются серьезные изменения. В свое время, ее составители утверждали, что цель принятия новой Конституции состояла в возможно быстром переходе от «тоталитарного общества» к «современному», от «патерналистско-криминогенного  квази-государства» к «правовому» [16, с.12-14 и др.]. Но цель Конституции не может состоять в переходе от одного государственного устройства к другому. Цель Конституции – обеспечить устойчивое состояние и функционирование государства на основе ясно заявленных и общепринятых ценностей и принципов взаимодействия между гражданином и государством.

Однако в Конституции РФ от 1993 года не заявлены со всей ясностью две высшие ценности, а именно, гражданин и нация, которые, по логике здравого смысла, обязано защищать государство. Высшей ценностью в ней провозглашен некий абстрактный человек с его правами и столь же абстрактный гражданин. В ее второй, основополагающей, статье утверждается: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» [4].

Статья эта явно носит демагогический характер, хотя кое-кто считает ее «самым конструктивным демократическим элементом» конституционного строя современной России [16, с.25]. Демагогичность статьи заключается в том, что из текста ее неясно, права и свободы какого человека и гражданина должна защищать РФ. Формально (и согласно тексту) ими могут быть права и свободы любогожителя планеты (гражданина США Барака Обамы, покойного ныне террориста Уссамы бен Ладена или нынешнего президента Турции Эрдогана).** Возможно, в упомянутой статье «подразумевается», что речь идет о гражданине России и человеке, как жителе страны, но в законодательных актах, тем более в Конституции, не должно быть неких «фигур умолчания», когда смысл того или иного положения «подразумевается».

В любом случае, эта статья  не защитила по факту права и свободы основной массы российских граждан, которых ельцинский режим лишил денежных сбережений, собственности на средства производства, и которым годами не выплачивал зарплату, пенсии и пособия, сокращая продолжительность их жизни. Известно (из личного опыта автора) что в период «радикальных реформ» в шахтерском городе Инте детей нередко кормили кашей, сваренной из комбикорма для скота. В СМИ отмечались случаи смерти от голода и даже людоедства в годы «радикальных реформ». Подобные странные, если не сказать «дикие», вещи возможны в немалой степени потому, что ясно и недвусмысленно ни одна из двух главных ценностей, которые обязано защищать государство, в  Конституции РФ от 1993 года не указаны. Что касается второй высшей ценности – нации, то отношение к ней «реформаторов» красноречивее всего выразил Гайдар своей «исторической» фразой относительно результата реформ для населения: «Большинство выживет».

Сомнительность заявленной в Конституции РФ ценности – основная причина необходимости внесения в нее изменений. Но есть и дополнительные причины, требующие того же самого.

Отмечалось, в частности, что она «несет на себе печать метаний из одной крайности в другую российской верховной власти» [16, с.23]. И поэтому нужно, сглаживая следы подобных метаний, придать главному документу страны логически стройный вид. Опираясь, конечно, на четко заявленные ценности и правильно сформулированный национальный интерес.

Кроме того, ее легитимность сама по себе весьма сомнительна. Ее принятие сопровождалось грубейшими нарушениями даже установленных Ельциным «правил проведения референдума», незаконных самих по себе [5].***

Наконец, нынешняя Конституция РФ содержит скрытую ложь. Ценность «человек» с его правами и свободами – главная ценность либеральной идеологии, декларирован в ней. Эта идеология фактически  является в РФ государственной, если, конечно, считать идеологию «системой утверждений относительно ценностей и фактов» [11, с.35], а не «совокупностью разнородных более или менее упорядоченных иллюзорных идей, концепций, мифов» и т.д. [8, с.352]. Однако второй пункт статьи 13 Конституции РФ гласит, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Лживость (или, в лучшем случае, недостаток ясности мысли) авторов Конституции состоит в том, заявленная ими свобода от официальной идеологии нарушена вводом в официальный документ высшей ценности, которую призвано защищать государство. То, что эта ценность (пресловутый человек с его правами) мало подходит в качестве нравственной основы правовой системы национального государства, не отменяет самого факта наличия в Конституции официальной идеологии. Неужели составители Конституции всерьез полагали, что для наличия официально принятой идеологии непременно нужен документ, составленный по образцу «Манифеста Коммунистической партии»?

Вредность указанного пункта Конституции заключается в том, что у большинства людей она создает иллюзию (а у авторов нынешней Конституции  вполне могли быть подобные цели), что государства и общества могут длительно существовать и устойчиво развиваться без принятия той или иной идеологии. Факты свидетельствуют об обратном. Известно, «разруха начинается в головах» (Булгаков, вероятно, перевел на общеупотребительный язык мысль О.Конта об анархии умов как  предпосылке и следствии Французской революции, а также связанных с нею ужасах). Сказано также намного раньше, что «если царство разделиться в самом себе, не может устоять царство то; и если дом разделиться сам в себе, не может устоять дом тот» [6. 3. 24-25].

Без наличия национальной идеологии вся правовая система (равно как и практическая политика руководства страны) может представлять собой лишь более или менее осмысленный набор правовых актов (и практических действий во внешней и внутренней политике). Поэтому любая конституция должна строиться на основе определенной идеологии,

Таким образом, проблема состоит не в том, чтобы иметь или не иметь государственную идеологию: ее наличие обязательно для существования государства. Проблема состоит лишь в выборе конкретной идеологии из массы возможных. Причем выбирать идеологию следует на основе тех ценностей и интересов, которые она провозглашает и призвана защищать. Критерием отбора идеологии национального государства является ее способность защищать коренные интересы и высшие ценности граждан той или иной страны.

Соответственно, статья 2 Конституции (или аналогичная) должна была бы звучать примерно так: «Высшей ценностью в Российской Федерации признается гражданин России (ее гражданин), его жизнь, достоинство, права и свободы. Государство обязано создавать и защищать условия, позволяющие каждому своему гражданину  реализовать себя как природное, социальное и духовное существо». Можно было бы дополнить ее положением (или сформулировать дополнительную статью), где говорилось бы о защите всего населения страны, охране его здоровья и пр.

Следствия, вытекающие из принятия государством национальной идеологии. Выполнение государством обязанностей в соответствии с идеологией, сформированной на основе приоритетных национальных интересов  (с соответствующими изменениями Конституции), могло бы привести к вполне очевидным результатам.

Важнейшим из них стало бы формирование общероссийской национальной идентичности. Понимание каждым  гражданином России целей функционирования Российской Федерации, которые отвечали бы его жизненным интересом, послужило бы предпосылкой их духовного сплочения и единства практических действий. Представители всех этнических групп равно заинтересованы в благоприятных условиях для их природного, социального и духовного развития. Кроме того, практическая деятельность государства по созданию этих условий имела бы и дополнительные конкретные следствия.

В частности, создание условий для самореализации каждого гражданина как природного существа (и охране здоровья населения) должно привести к укреплению биопотенциала населения России и его расширенному воспроизводству. В первую очередь, это касается русского народа, без сохранения и, отчасти, оздоровления которого невозможна целостность РФ. А к чему приводит разрушение целостности государств хорошо известно из печального опыта развала СССР и Югославии. Современная демографическая политика российского государства в этой связи отчасти заслуживает поддержки, хотя упор на материальные стимулы явно недостаточен. Коренное население, так называемых, «развитых, европейских стран неуклонно сокращается, хотя материальные условия жизни в них пока намного выше российских. Требуются меры духовного плана, которые частично будут затронуты ниже.

Самореализация человека в социальной сфере должна иметь результатом мощный средний класс и более справедливое распределение собственности  на средства производства. Лишь наличие этого класса способно обеспечить необходимый минимум общественного согласия. Численность его должна быть доведена до 60-70% от общей численности населения, тогда как ныне по оптимальным  (не фантастическим) подсчетам доля среднего класса не превышает 25%, а по трезвым оценкам – 12-15% [11].

Необходимо выработать долговременную политику, направленную на изменение результатов пресловутой «приватизации». Собственность в России действительно должна стать доступной для каждого ее гражданина. Конкретные меры по осуществлению этой политики требуют специального обсуждения. Однако должны подвергнуться нравственному осуждению и общественному остракизму как идеологи приватизации, так и наиболее успешные «прихватизаторы». На людях определенного сорта всегда должна «гореть шапка» (да и на их потомках тоже, если они пользуются плодами преступлений своих родителей).

Создание мощного среднего слоя («хозяев») – первейшая задача модернизации российского общества. Ныне эта задача  начинает пониматься власть имущими более отчетливо, поскольку все чаще в политических заявлениях ведущих лиц государства говорится о необходимость развития и поддержки малого и среднего бизнеса. Предпосылкой значимости для страны эксперимента в Сколково, вне зависимости от его научно-технических результатов, является модернизация социальной структуры России, где найдутся люди, «жаждущие» научно-технических достижений и «впитывающие» их. Без реальных хозяев технологическая модернизации «зависнет» как программа в компьютере. Правда, эту социальную модернизацию, которая призвана воспроизвести социальную структуру западного общества следует считать лишь тактической задачей. Длительной существование рыночной цивилизации, признаки которой доминируют в западном обществе, сомнительно. В ближайшей перспективе ему потребуется собственная перестройка [13, с.136-167].

Очевидно также, что только наличие слоя хозяев-собственников способно обеспечить необходимый минимум общественного согласия. Заметим попутно, что объективной предпосылкой формирования общенациональной российской идентичности у класса хозяев должно стать деятельностное единство страны на основе складывания мощного общероссийского рынка. Деятельность отдельных предприятий и лиц во все большей мере должна быть взаимоувязана, чтобы их интересы были переплетены и стали неразрывны. Сознательно или бессознательно, но этим путем долгое время шла Европа, лидеры которой пытались создать общее европейское экономическое, правовое и культурное пространство.

Сохранение мыслящего духа как особая миссия России. В глобализирующемся обществе для сохранения разумной жизни на Земле  необходимо общепланетное движение в сторону духовно-игровой цивилизации, которое могло бы помочь решить основные проблемы человечества: самореализации человека в мире без вреда для окружающей среды и свободного времени [14, с.247-259]. Сомнительно, однако, что страны рыночной цивилизации найдут в себе внутренние ресурсы, чтобы двинуться в этом направлении. Тогда России придется в одиночку (или в союзе с Китаем) попытаться заложить в своем обществе предпосылки движения к духовно-игровой цивилизации.

Забота о сохранении мыслящего духа  (разумной жизни) как высшей общечеловеческой ценности могла бы стать национальной идеей страны, понимаемой как особая миссия, взятая добровольно во имя служения всему человечеству как носителю мыслящего духа. Принятие этой миссии стало бы предпосылкой формирования общечеловеческой идентичности, т.е. тождественности всех людей на Земле как носителей Духа. Таким образом, российское государство, существуя ради потребностей жизни, далее могло бы существовать «ради достижения благой жизни» [1, с.377-378] не только для себя, но и для других.

Однако возможное служение человечеству как носителю разумной жизни должно принципиально отличаться от практики строительства коммунистического общества. Оно ни в коем случае не должно противоречить первоначальному национальному интересу, заключающемуся в создании максимально благоприятных условий для  природного, социального и духовного развития каждого гражданина и всего населения России. Никаких жертв ради других! Сама привлекательность высоко духовной жизни в России, обеспеченная достойными человека средствами существования, должна служить силой притяжения для других стран.

Дополнительные предпосылки формирования духовной жизни в России. Духовная жизнь в России возможна при реализации взаимосвязанных условий духовного и социального плана. В частности, тесно связаны воспитание стойкого чувства патриотизма у граждан России  и формирование мощного слоя хозяев-собственников.

Обычному человеку, чтобы стать подлинным гражданином, хозяином страны, необходимы не только формальные права, отраженные в законодательных актах. Ему мало также исторической памяти и любви к родной природе и собственному народу. Таких чисто духовных качеств достаточно разве что подвижнику, почти святому, подобному пушкинскому Пимену («Борис Годунов»). Рядовому же гражданину необходима некая мера «своего», «кровного», которое необходимо защищать. Это непременное условие возникновения в нем стойкого «хозяйственно-патриотического» чувства. В противном случае, многие попытаются, действуя по известной пословице, поискать место «где лучше».

Всем нужно знать, что слово «Родина» несет в себе не только нравственно-эмоциональное содержание, связанное с историей народа и милыми с детства картинами природы. Оно заключает в себе практически-правовой смысл, согласно которому Родина – это место на Земле, где человек является хозяином по праву рождения. При рождении он получает оплаченное кровью предков право «решать судьбу народа и державы» и, если хочет прожить достойную жизнь, обязан защитить его и передать  потомкам.

Естественно, духовное развитие граждан России предполагает также опору на тысячелетние традиции национальных культур всех российских народов, укрепление общей исторической памяти, возрождение национальной идентичности. Только в этом случае возможны: 1) принятие каждым гражданином личной ответственности за происходящие в стране события, и 2) формирование духовного единства страны. В этой связи настоятельно требуется изменение статьи 43 Конституции РФ, где гарантируется лишь основное общее (9 классное) образование [4]. Эта статья недостойна современного общества. Необходимо вернуться к норме советской Конституции, в которой гарантировалось бесплатное получение полного среднего (11-ти классного) образования.

Заключение. Создание благоприятных условий для природного, социального и духовного развития гражданина России и всей полиэтнической российской нации является национальным интересом страны на все времена. Его соблюдение и закрепление в Основном Законе призвано стать непреходящей  национальной идеей России, основой национальной идеологии и духовного единства страны, а также надежной опорой формирования общероссийской национальной идентичности. Все мы (граждане России) «находимся в одной лодке», а сточки зрения Запада все мы – «русские». Защита нашего общего интереса – наше общее кровное дело и основа нашего единства. Ясное признание национального интереса позволит проводить осмысленную внутреннюю и внешнюю политику, а духовное единство страны станет надежной базой для неуклонного движения из ситуации катастрофы, в которой страна оказалась в конце XX -го начале XXI.-го вв. [7, с.19; 9, с.126-130; и др.]. Полноценное природное, социальное и духовное развитие полиэтнической российской нации даст возможность России взять на себе лидерство в сохранении разумной жизни на Земле.

Примечания.

* Возможно, некоторым читателям старшего поколения и либеральным защитникам «прав человека» опора на их точку зрения покажется не вполне политкорректной, учитывая преступления пиночетовской хунты. Но принципиально верные мысли могут высказываться людьми с сомнительной нравственностью, отчего сами мысли не утрачивают своей истинности и значения.

** Демагогичность статьи поневоле заставляет вспомнить старый советский анекдот, в котором рассказывается встрече представителя некой малой народности, вернувшегося из Москвы после очередного съезда, с земляками. Земляки спросили его: «Правда ли, что у нас «все делается во имя человека, для блага человека?». – «Правда, — отвечает вернувшийся. — И я видел этого человека!».

*** Правда, легитимность какого-либо установления может укрепляться в результате многократного практического применения (тогда возникает некая аналогия с принципами действия обычного права).

 

Литература

  1. Аристотель. Политика / Соч. в 4-х т. Т.4. – М.: Мысль, 1983.
  2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные  и политические отношения славянского мира к романо-германскому. Изд.6. –  СПб: Издательство «Глаголь», издательство С.-Петербургского университета. 1995.
  3. Декларация принципов военного вмешательства / Московские новости, 1993 г. 21 февраля.
  4. Конституция Российской федерации.
  5. Лукьянова Е. Из истории беззакония (К 15-летию Российской конституции / http://www.specletter.com/elections/2008-12-12/print/iz-istorii-bezzakonija-k-15-letiju-rossiiskoi-konstitutsii.html
  6. Мк. 3. 24-25.
  7. Моисеев Н.Н. Есть ли у России будущее? Попытка системного анализа проблемы выбора. –  М.: Изд-во «Апрель-85». 1996.
  8. Овчаренко В.И., Грицанов А.А. Идеология /  Социология: Энциклопедия / Сост. А.А.Грицанов и др. – Мн: Книжный дом, 2001.
  9. Осипов Г.В. Российская социология в XXI веке. Приложение 5. – М., 2003.
  10. Президент Путин подписал закон, дающий право Конституционному суду не исполнять решения международных инстанций по защите прав человека / http://www.ntv.ru/novosti/1583904/ вход 3 января 2016 года.
  11. Привалов А. Сколько граждан России относится к среднему классу / www.4p.ru
  12. Смелзер Н. Социология: пер с англ. – М: Феникс, 1994.
  13. Смирнов П.И. Социология личности. Учебное пособие.2-е изд.  – СПб.: СПбГИПСР, 2007.
  14. Смирнов П.И. Управление эволюцией общества: необходимость, средства, ориентир. — Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing. 2012.
  15. Смирнов П.И. Национальная идентичность, национальный характер,  национальный менталитет: понятия и факторы формирования / Credo New, 2015.№ 4.
  16. Становление новой российской государственности: реальность и перспективы (открытый доклад) / Отв. ред. Г.Бурбулис. – М.: Изд-во УРСС, 1996.
  17. Терешкович П.В. Нация /Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Гришанов и др. – Мн.: Книжный дом, 2003. – 1312 с. – (Мир энциклопедий).
  18. ФОМ > Национальные интересы России / http://bd.fom.ru/report/cat/pow_exa/of011401


Другие статьи автора: Смирнов Петр

Архив журнала
№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Журналы клуба